И красный воротник его потрёпанной шинели