«Люди хотят на сцене видеть справедливость»