Как жаль,  что Толстой  не арбуз.