От гусиного пера – к мыслящей машине