Александр ЛАПИН: «Самое болезненное последствие перестройки»