САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Генерал и водка. Грезы Руслана Хомчака

27.05.2019
Генерал и водка. Грезы Руслана Хомчака Крым еще с XVIII века – российский. Но украинские силовики книжек не читают…

Мятеж канцеляристов

23.05.2019
Мятеж канцеляристов Что происходит с Русским ПЕН-центром? Кто обрушил сайт организации и рассылает подметные письма? Кто на самом деле воюет с ПЕНом?

Волны демографического ненастья

20.05.2019
Волны демографического ненастья Профессор Анатолий АНТОНОВ полагает, что коренное население будет заменено мигрантами.

Мальчик хочет в Тамбов

26.05.2019
Мальчик хочет в Тамбов 17-летний Сергей РОМАНОВ повествует о том, что случается с начинающими сочинителями в Литинституте.

Ветреные пейзажи

19.05.2019
Ветреные пейзажи Андрея КОРОВИНА давно не нужно представлять любителям поэзии и читателям «Литературки».

Что такое война...

13.05.2019
Что такое война... Фронтовику Якову ГРИНУ почти 95 лет; он ослеп и оглох, но продолжает писать стихи...

Главред «ЛГ» Максим Замшев в гостях у радио Mediametrics

Смотреть все...

Клипмейкер

24.05.2019
Клипмейкер Притча Елены КАЗЕННОВОЙ показывает нам, почему роман Пушкина актуален во все времена.

Парень с рабочей окраины

18.05.2019
Парень с рабочей окраины О поэтическом сборнике Максима ЖУКОВА «Как полный…» размышляет Игорь ПАНИН.

Когда деревья были большими

12.05.2019
Когда деревья были большими Владимир СПЕКТОР о ностальгической книге Владимира КАЗАКОВА «Воскрешение на Патриарших».
  1. Нужны ли в современной России толстые литературные журналы?

Лауреаты Патриаршей премии говорят о любви к Родине

25.05.2019
Лауреаты Патриаршей премии говорят о любви к Родине Митрополит Калужский и Боровский КЛИМЕНТ анализирует творчество победителей.

Химия музыки и слов

21.05.2019
Химия музыки и слов В этом году российского зрителя ждут сразу три новых мюзикла Карена КАВАЛЕРЯНА.

Фантастика как прием

17.05.2019
Фантастика как прием Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ о книгах, жанрах и «премиальной истории» в литературе.

Синдром пленительной звезды

Синдром пленительной звезды

Сибирь, консерватор Пушкин и «братья по разуму»


Духовно-нравственные кризисы общества чаще всего приводят к различным абсурдным идеям, одна из которых в её современном виде — так называемый «православный социализм». Сегодня его сторонники пытаются реанимировать практику советского равенства и братства, забывая при этом отечественную историю с её жгучими донельзя страницами.


Синдром пленительной звезды.jpg

Во что этот странный прожект может вылиться, хорошо видно на примере тех выдающихся соотечественников, которые лишь в молодости воспевали свободу, равенство и братство, а потом у них естественным образом наступало прозрение:


«В сущности, неравенство есть закон природы. Ввиду разнообразия талантов, даже физических способностей, в человеческой массе нет единообразия; следовательно, нет и равенства. Все перемены к добру или худу затевало меньшинство; толпа шла по стопам его, как панургово стадо…»


Речь, конечно, об Александре Сергеевиче Пушкине, который высказал эти сокровенные мысли в беседе с «музой русской литературы» — влиятельной фрейлиной императорского двора Александрой Смирновой-Россет. Столь неожиданное признание стало для нашего национального гения своего рода отречением от грехов либеральной молодости — пресловутых идей мартинизма, чрезвычайно популярных для «дней Александровых прекрасного начала».


Откровение дневника


В данном случае для классика русской литературы уже как будто и не существовало дневниковой записи, сделанной им в 1821 году: «4 мая был я принят в масоны». Скрывать этот факт биографии тогда не имело смысла: тайные общества ещё не запретили (какой-то год с гаком оставался), и по России-матушке их и впрямь набралось бы немало. Что характерно, и отец, и дядя Александра Сергеевича состояли в вольных каменщиках более высокой степени членства (не какие-то там ученики, как дражайший сын и любимый племянник).


А конкретно с поэтом всё ритуальное случилось в Кишинёве: начальственный генерал-лейтенант Иван Инзов, наместник Бессарабской области, а также прочие члены масонской ложи хорошо подсуетились, чтобы завлечь в расставленные сети столичного чиновника-стихотворца, угодившего за вольнодумство в южную ссылку (а грозила даже Сибирь).


Кишинёвская ложа «Овидий» во многом была формальной, временной, она вскоре прихлопнулась, зато последующая дружба с Василием Давыдовым и приезды Пушкина в Каменку (фамильное имение декабриста под Черкассами) ничего хорошего в перспективе не обещали. Правда, сами заговорщики из «Союза благоденствия», а потом и Южного тайного общества рассматривали Пушкина скорее как литературный антураж их конспиративных встреч…


В декабре 1825 года, за два дня до восстания, поэт на свой страх и риск засобирался из сельца Михайловского в Санкт-Петербург и оказался бы на Сенатской площади (не вопрос), но по счастливой случайности путь ему вдруг преградил выскочивший из лесочка заяц. Судьбоносный такой зверёк из русских народных сказок, хоть и порядком трусоватый.


Теперь, с учётом «вновь открывшихся обстоятельств» по декабризму и косвенному участию в нём поэта, программное (для школ, разумеется) «Послание в Сибирь» выглядит уже совершенно по-другому — как масонское воззвание со всей сопутствующей атрибутикой. Ещё бы, ведь … «темницы рухнут — и свобода вас примет радостно у входа, и братья меч вам отдадут»!


На мече и Библии вольные каменщики, устремлённые в Храм Премудрости, клялись вершить справедливость, а хладный клинок, вынутый из ножен, выступал как знак непрестанной борьбы — за будущую власть над миром, прежде всего. На рукояти этого оружия красовалась пятиконечная пламенеющая звезда — эмблема масонства, миссия которого на бескрайних просторах Российской империи заключалась в мистической трансформации православия с последующей его заменой на новую всемирную «религию братства» (Михаил Филин). В начале XX века масонский журнал «Акация», выходивший во Франции, открыто утверждал, что масонство есть антицерковь, церковь ереси, и это была по сути своей настоящая самореклама: ересь, как и всякий дурной пример, весьма заразительна. Но масонам даже и не снилось, что их пятиконечный символ уже вскоре возьмут на службу прагматичные большевики и партию верных марксистов-ленинцев создадут по такому же принципу подпольной, хорошо законспирированной организации людей избранных.  


Сколько же, оказывается, потаённого смысла заключалось в той самой «звезде пленительного счастья», которая воспета советским кинематографом (на определённом жизненном этапе в неё почти безоговорочно верилось и Пушкину-поэту)! Да и мы, благодарные зрители, тоже ведь клюнули на эту приманку, очарованные прекрасным подбором актёров и романтическим сюжетом кинокартины режиссёра Владимира Мотыля.


Разумеется, пушкинское послание было чисто умозрительным, поскольку сам поэт о реальных деталях даже представления не имел. Как убеждает нас сегодня писатель-историк Валерий Шамбаров, условия труда для вчерашней элиты были в далёкой Сибири во многом щадящими. На читинских рудниках, к примеру, декабристы трудились не более трёх часов. Всё остальное время непрерывно «перевоспитывались», читая по вечерам «политическую тайнопись», скрытно дошедшую в «каторжные норы» от первого поэта империи.


Наказание за отступничество


Считается, что «Послание в Сибирь», написанное в конце 1826 года, — это зашифрованный намёк на грядущие послабления для декабристов. Поэт уже встречался с императором Николаем Павловичем, имел с ним долгую и доверительную беседу, но всё же принял желаемое за действительное: для «братьев по разуму», как именовали друг друга масоны, никакой политической амнистии не предвиделось. Выходит, поэт всё ещё плыл по течению?


Но дневниковые записи Пушкина свидетельствуют: модной болезнью молодости он уже не страдал, выработав к организованному русскому бунту стойкий иммунитет. Особенно это чувствуется после создания «Истории Пугачёва». Новый самозванец, как известно, ещё в турецком плену, в Дубоссарах, был сподвигнут на «цветную» революцию в России, а ведь Пушкин дотошно трудился над архивными документами и не мог не знать о роковых последствиях французского инструктажа.


Исследуя хитросплетения людских поступков, Александр Сергеевич умозаключал в своём дневнике:


«Человек по природе своей склонен более к осуждению, нежели к похвале (говорит Макиавелли, великий знаток природы человеческой). Глупость осуждения не столь заметна, как глупая хвала».


Пушкин солидарен с великим итальянцем: чисто психологически в обществе потенциально больше оппозиционеров, чем охранителей, тех, кто способен петь дифирамбы власть предержащим. Вот почему критиковать верхи всегда легко, даже при условии, что злонамеренный бузотёр не отличается какими-то особенными умственными задатками.


Есть в дневниках поэта довольно любопытный афоризм: «Зависть — сестра соревнования, следственно, из хорошего роду». Представляю, как тут могут ухватиться за оставленную гением соломинку наши поклонники постмодернизма, кто шагу в творчестве не сделает без малейшей иронии. Но у великого Пушкина «низкие истины остаются на страницах записных книжек», о чём заметил русский философ-эмигрант Георгий Федотов («Певец империи и свободы», Париж, 1937). А на листы завершённых произведений недостойные мысли не выплёскивается, как бы со временем ни менялось мировосприятие поэта.


Контуры этой мировоззренческой эволюции, считал парижский мыслитель, обрисованы с помощью ближайшего друга Пушкина (Петра Вяземского, конечно). Именно князь Пётр назвал политическое направление поэта зрелых лет не иначе, как «свободный консерватизм».


«Никогда, ни единым словом он не предал друзей своей юности — декабристов — как не отрёкся от А. Шенье и от Байрона, — особо подчёркивал Федотов. — Никогда сознательно Пушкин не переходил в стан врагов свободы и не становился певцом реакции».


В таком случае становится понятен поступок князя Петра Вяземского и поэта Василия Жуковского: это они положили в гроб «уснувшего» товарища пару белых масонских перчаток. Сделали всё тайно и уже после православного обряда отпевания.


Тем самым «клятвопреступник» Пушкин был не только наказан масонами (явное подстрекательство к дуэли на Чёрной речке члена французской ложи Луи Геккерна), но и прощён ими после смерти. Вопреки собственной воле он был всё-таки возвращён в лоно всесильной секты! На словах воспевая свободу, равенство и братство, вселенская тайная организация пыталась не просто подменить церковь — вольная братия выступала как самая настоящая инквизиция, наказывая отступников безжалостным образом, вплоть до физического уничтожения.


Уж не прообраз ли небезызвестных тайных лож видится у нас тем новоявленным идеологам, которые столь рьяно отстаивают идеи православного социализма, подкреплённые верой в единственно правильные действия вождя и его ближайших сподвижников по партии?


Дорогой товарищ Сталин, мы это в нашей стране уже проходили и, чем всё закончилось, хорошо знаем…


Николай ЮРЛОВ,

КРАСНОЯРСК




Новости
27.05.2019

«Ковчег» Андрея Геласимова

Лауреат «Национального бестселлера» представит в МДК Арбат новый книжный проект.
27.05.2019

Бунимовичу – 65

27 мая известный поэт отмечает юбилей.
26.05.2019

Иногда они возвращаются

Российские программисты «оживили» портрет Достоевского.
25.05.2019

Библия Гутенберга: начало нового времени

В РГБ проходит выставка, посвященная Библии, изданной в середине XV века Иоганном Гутенбергом.
25.05.2019

Длинный список «Ясной поляны»

Объявлен лонг-лист номинантов престижной литературной премии.

Все новости

Книга недели
Маяковский и Шенгели

Маяковский и Шенгели

Забытое имя Георгия Шенгели
Колумнисты ЛГ
Попов Валерий

Торг здесь неуместен

Знаменитая будка Ахматовой уплывает на аукцион, вместе с такими же домиками, окр...

Неменский Олег

Не смешно...

Проголосовав за Зеленского, русскоязычное население подписало себе приговор, пре...

Крашенинникова Вероника

За кого пропаганда?

Нацистский Третий рейх был разгромлен 74 года назад. Но идеология фашизма как ин...

Попов Валерий

Озорные экскурсии

И вдруг рябой светлый зайчик со скоростью, недоступной материальным предметам, п...

Минаков Станислав

Он из Харькова

Уроженец Славянска (теперь – символическое место в связи с войной в Донбассе...