2. СССР и М. ГОРЬКИЙ ГЛАЗАМИ ИНОСТРАНЦЕВ — 80 лет назад.

2. СССР и М. ГОРЬКИЙ ГЛАЗАМИ ИНОСТРАНЦЕВ — 80 лет назад.

D15FFF16-10F2-48E3-8CC3-CEE5AB68EDDC.jpeg

1

Третья хорошая новость - нашёл книгу «СССР ГЛАЗАМИ ИНОСТРАНЦЕВ. 1917-1932 гг.». Давно искал ее в интернете. Она была издана в 1932 г. — до Первого съезда советских писателей, проведённого в августе 1934 г.

В ней собраны отрывки из произведений свыше ста иностранных писателей разной политической ориентации, выходцев из различных классов. И все они признали, что Великий Октябрь стал тем историческим рубежом, с коротого начинается движение человечества к новой НЕкапиталистической цивилизации.

66838F09-E66E-438C-867B-8FA491AB04D8.jpeg

Об изменениях, происшедших в Советской России за 15 лет, писали не сталинские «соколы» и «инженеры человеческих душ», а иностранные писатели, критически оценившие увиденные своими глазами перемены, происшедшие  в стране, в которой власть перешла в руки рабочих и крестьян. В стране, в которой продолжалась острейшая классовая война с остатками паразитических классов помещиков, кулаков, купцов, белых офицеров и интеллигентов. Теми самыми, которых за их подрывную деятельность против большевистского режима законно карал так называемый «красный террор», и которых сегодня очень жалеют их дети и внуки, делающих удивлённый вид,  будто не понимают законов классовой борьбы буржуазии с пролетариатом, победившим в жестокой битве двух классов.

   Даже те писатели, которые не всегда правильно оценивали завоевания Октября, отмечали, что СССР — единственная страна, где «рождается новый человек, где куется новое будущее». Даже они, как и все остальные авторы, заявляли, что «в момент решительной схватки строящегося социализма с загни­вающим капитализмом подавляющее большинство станет на за­щиту страны пролетарской диктатуры». (с. 685)

2

Привожу несколько отрывков из этого сборника. Многие писатели и их произведения, из включённых в сборник составителями, сегодня поливаются липкой грязью, покрываются гадкой ложью, только ради того, чтобы молодые россияне не смели читать их книг, и верить в их правду о  молодом по возрасту 15-летнем СССР.

То, что видели иностранцы, видел и М. Горький, лечившийся в Италии и навещавший Россию с 1928 г. и видевший те же огромные перемены в жизни тех босяков, которых он описывал в молодые годы, рабочих— в романе «Мать». Рабочие и крестьяне встречали своего родного пролетарского писателя, самого известного в мире из всех русских писателей, с восторгом толпами всюду, где он только появлялся.

    Поэтому все враньё о том, что Сталин «вызвал» М. Горького, чтобы заставить его писать о «вожде» книгу, а затем убрать писателя в мир иной, есть не что иное как вонючая ложь буржуазных нечистоплотных на руку литературоведов. Ложь сознательная, пропагандируемая по всем каналам теми, кто работает в системе, описанной английской исследовательницей Френсис Стонор Сондерс в книге «ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны» (1999, в США - 2000, русский перевод - 2013 г.)

    Сталин любил и уважал М. Горького, русского писателя, чьи книги он читал с огромным удовольствием, и на чью помощь он надеялся не только в организации советской творческой интеллигенции, но и в организации движения прогрессивной интеллигенции на международном уровне для борьбы с фашизмом и гниющим империализмом. Почитайте выступления Сталина и других руководителей компартии о международном положении на XVIII и XIX съездах ВКП(б)!

ТЕОДОР ДРАЙЗЕР

  • (Теодор Драйзер (1871-1945) — один из крупнейших современных американских писателей. Его перу принадлежит ряд романов, в которых он показывает быт и нравы современно­го американского буржуазного и мелкобуржуазного общества  «Сестра Керри», «Финансист», «Гений», «Американская траге­дия» и другие романы Драйзера получили мировую известность. В 1928 г. Драйзер посетил Советский союз и в течение 11 не­дель объехал крупнейшие центры страны. Он выпустил книгу «Драйзер смотрит на Россию». В ней немало ошибочного, по­скольку в тот период Драйзер не сумел понять и уяснить себе все происходящее в стране строящегося социализма, но в то же время он увидел, что зто единственная страна, где куется новая жизнь на новых основах и взаимоотношениях. Поездка в СССР была поворотным пунктом в творчестве Драйзера. С одной сто­роны, она вызвала бешеные нападки на него со стороны всей американской и мировой буржуазной печати. С другой сторо­ны, столкнувшись с первыми явлениями мирового кризиса, он стал все отчетливее понимать, что только пример СССР указы­вает выход из тупика, в который завел страну капитализм. Его публицистические статьи за последние два года, его последняя книга «Трагическая Америка», противопоставленная им самим его «Американской трагедии», говорят о тех сдвигах, которые произошли в авторе за последние годы.)

ЧТО Я УВИДЕЛ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ?

«....Я пришел к выводу, что Россия, по всей вероятности,

превратится в одну из самых мощных экономических сил, какие когда-либо существовали в мировой истории. Вот некоторые из самых важных, с моей точки зрения, положительных черт советского строя.

«Первая. Руководители советского государства, как

практики, так и теоретики, отлично понимают, что труд в той или иной его форме, умственный или физический— наилучшее занятие для всех людей, тогда как наихуд­шее — безделье как вынужденное, так и добровольное. Осознав это, руководители советского государства взяли на себя распределение работы среди населения и искоренение безделья. Это я одобряю.

«Вторая. Они понимают, что количество труда, которое каждыйдолженпроизводить, не должно превышать той нормы, которая необходима, чтобы все могли пользоваться преимуществами и удобствами, предоставляе­мыми населению государством, высоко развитым в экономическом, художественном, интеллектуальном и социаль­ном отношениях. Остальным своим временем индивидуум может располагать, как он хочет.

«Третья. На меня произвело глубочайшее впечатление ... то, что я наконец увидал правительство, которое сознает,

каковы великие творческие возможности человеческого разума. Оно полно энтузиазма перед этим разумом и ждет, когда он, сбросив с себя гнет догматов и освободив­шись от рабства, поведет человечество от невежества и горя к знанию и счастью. Советское правительство на­ столько воодушевлено этой идеей, что его работа, направ­ленная к освобождению и воспитанию человеческого ра­зума, проникнута пафосом....

     О советской системе образования.

«Здесь я, кстати, должен заметить, что система воспита­ния детей, проводимая в России, является одной из наилучших, какую мне когда-либо приходилось наблюдать. Система эта действительно замечательная, и у меня неволь­но возникает мысль, не приведет ли она с течением времени к созданию нового человека и, как следствие, к созданию самого идеального государства, какое когда-либо сущест­вовало. Я, во всяком случае, надеюсь, что так будет.»

     О богатствах.

«В условиях Советской России невозможно никакое индивидуальное накопление богатства. На мой взгляд, это одно из наиболее ценных достижений советской власти. Правительство руководствуется тем положением, что индивидуальное обогащение одних может повести к бедности и нужде других, а этого оно не хочет и не может допус­тить. Чтобы предупредить такое нежелательное явление, правительство образует своего рода сверхгосударственный или общегосударственный трест. Этому общегосударст­венному тресту принадлежит все, и он все контролирует. Организация его общеизвестна.... Существование же его оправдывается все возрастающим благосостоянием населения. Всем, кто не верит, что благосостояние населения растет, советую поехать в Россию, самим посмотреть и лично убедиться в этом.

     О труде

«.... Если труд в той или иной его форме является общим уделом всего населения, надо стремить­ся, чтобы условия, в которых работает каждый трудя­щийся, были наиболее удобными и приятными. Уже стро­ятся, а в дальнейшем будут строиться в еще большем ко­личестве, наиболее практичные и одновременно наиболее приятные типы фабрик, контор и жилищ. Все помещения, где трудящиеся проводят свою жизнь, будут настолько привлекательными или по крайней мере комфортабельны­ми, насколько в человеческих силах сделать их такими.

«Достигнуто значительное — по мнению некоторых лиц, чуть ли не фантастическое — улучшение условий жизни и труда в России. Такое улучшение проводится по­ всюду, нередко при наличии самых обескураживающих препятствий, например: сурового климата, невежества масс и т.д. Куда ни взглянешь,— будь то Кузнецкий бас­сейн в далекой Сибири, с его угольными копями, стале­литейными заводами и силовыми станциями; будь то До­нецкий бассейн на юге Европейской России, богатый угольными, соляными, железными, марганцевыми и свин­цовыми залежами; будь то Одесса, Ленинград, Киев, Нижний-Новгород или Ташкент,— повсюду видишь, как прово­дится в жизнь одна и та же идея, видишь, как она проявляется в самой структуре и технике всего, что там делается. Например, на рудниках в Сибири и в Донецком бассейне (боже, как суровы и ветрены эти места!) вы найдете все условия, наиболее гарантирующие безопасность и удобство работы: безопасные лампы для шахтеров, систему усиленной вентиляции под землей, электрическое осве­ щение, электрические буры, противогазы и т. п. Шахтер одет в специальную одежду, выдаваемую ему государством»....

        «Не менее искренно я восхищаюсь системой образования, принятой в Советской России. Социальный подход к зна­нию так интересен, так прост и ясен и так умен, что более умного, мне кажется, я никогда не видел. Больше того, — я желаю, чтобы систему образования, принятую у нас в Америке, заменили этой новой, такой необычайно ясной, обеспечивающей усвоение знаний и уменье мыслить. Даже при самом поверхностном наблюдении над результатами, которых достигли наши американские школы, насколько

о них можно судить по уровню умственного развития со­тен тысяч юношей и девушек, ежегодно оканчивающих их, приходится признать, что наша молодежь меньше всего приобретает от школы «уменья мыслить». Увлекаясь расширением программы и усовершенствованием курсов раз­личных наук в наших учебных заведениях, мы утеряли из виду неоценимо полезное свойство человеческого ума— уменье и необходимость сосредоточиваться и самостоятельно мыслить...

«И вот в России проводится система образования, кото­рая приучает ребенка к самостоятельному мышлению. Уже одно это, не говоря о других превосходнейших ее сторонах, настолько ценно, что она вызывает во мне ис­кренний энтузиазм, и я надеюсь дожить до того дня, ко­гда эта система будет введена в наших школах.

СТЕФАН ЦВЕЙГ

  • (Стефан Цвейг (1881-1942) — известный австрий­ский писатель, автор ряда художественных новелл, нескольких драм, многих стихов, как оригинальных, так и переводных (в частности Верлена и Бодлера), ряда интереснейших моногра­фий. В 1929 г. приехал в Россию на толстовские торжества, побывал в Москве, Ленинграде и Ясной Поляне. Вы­пустил небольшую книжку «Поездка в Россию», отрывки из которой мы печатаем в нашем сборнике.)

ОБ УЛИЦАХ И МУЗЕЯХ

«Забавно: каждого возвращающегося из России первым делом спрашивают, видел ли он новое государство нэпманов, людей, выигравших от революции. Может быть, я был особенно несчастлив,— но мне не довелось встретить ни одного. Единственно, кто действительно использовал русскую революцию, — это музеи: в них поступают конфискованные предметы искусства, принад­лежавшие раньше частным лицам — князьям и магна­там. Дворцы, бесчисленные монастыри были очищены одним ударом, и самые богатые из них превращены в музеи; благодаря этому число музеев возросло же менее чем в четыре раза, вернее— в десять раз.

«Старые большие галлереи переполнены до отказа вследствие этого неожи­данного притока. Они требуют расширения, требуют новых зданий и до сих пор не знают, что делать с этим внезапным изобилием. Повсюду еще что-то приколачи­вают, считают, перевешивают, инвентаризируют; директора извиняются, говоря, что они могли развесить лишь небольшую часть, ведут в боковые комнаты и по­казывают еще не разобранные сокровища, которые ждут, когда их выставят. Сейчас, спустя десять лет, еще нельзя осмотреть целиком богатства, которыми одарил музеи коммунизм.

«Радоваться или огорчаться по поводу этой реквизации

предметов искусства, находившихся в частном владении и теперь переданных всему народу, — дело политиче­ских взглядов. Во всяком случае сейчас всякий иностра­нец и любитель искусства наслаждается результатом этой реквизации как беспримерным достижением. Дело не только в том, что каждый может наслаждаться созер­цанием этпх сокровищ, которые раньше были скрыты в княжеских покоях и монастырях,— история искусства еще в течение ряда десятилетий будет многим обязана этой концентрации предметов искусства.

«Один из резуль­татов уже общепризнан: произошел полный переворот во взглядах на икону, и вместе с тем были пересмотрены установки в вопросе развития русского искусства. Все эти иконы, рассеянные раньше по тысячам недоступных церквей и монастырей, усыпанные драгоценными камнями, завешенные цветочными гирляндами, закопченные и за­капанные воском горевших перед ними свечей, казались до сих пор живописью, выдержанной исключительно в темных тонах: черные богоматери, темные святые— безрадостное искусство, почти не уступающее по мрач­ности испанскому. Теперь тысячи икон собраны в истори­ческих музеях. Некоторые из них почистили. К своему великому удивлению, реставраторы убедились, что в своем первоначальном виде иконы были выдержаны в светлых и радостных тонах и по пестроте красок походили на платки русских крестьянок, а по чистоте— на небо над Босфором, под которым, впрочем, они и родились.

«Вместе с коркой грязи, которую теперь сняли, вместе с этой столетней копотью уничтожен и годами поддержи­вавшийся ошибочный взгляд на русскую икону.И если (это уже начали делать) будут реставрировать, первона­чальные краски древних базилик и темным фрескам будут возвращены их искренняя непосредственность и радостная гармония красок,— тогда, быть может, изум­ленная Европа окажется перед лицом совершенно нового, феноменального открытия в искусстве; она будет пора­жена не менее, чем когда было установлено, что грече­ская скульптура была полихромна, что храмы их не были холодными беломраморными святилищами, а пред­ставляли собой вакханалию ярких красок. Таких откры­тий будет сделано еще немало благодаря концентрации предметов искусства и объединению их на однородных выставках.

«Но больше всего поражает иностранцев факт, о котором мы и не подозревали,— что нигде, кроме Парижа, нельзя найти такую полноценную коллекцию француз­ских импрессионистов, как в Москве. Это произошло благодаря конфискации обеих знаменитых частных рус­ских галлерей — Морозова и Щукина. У них было трид­цать Ван-Гогов, по нескольку великолепных работ Мане, Курбе и Гогена и всей примыкающей к ним модернист­ской школы до 1914 года.

Для того чтобы составить себе хотя бы поверхностное представление о богатствах сорока или пятидесяти московских музеев, нужно потратить недели и месяцы, — так они наполнены, даже переполнены. Ничто, как искус­ство, не подтверждает с такой очевидностью марксист­ский тезис: все должно принадлежать всем.

«Сознание, что все эти сокровища пришли к ним из чу­ждого и незнакомого, стоявшего раньше над ними мира и теперь принадлежат им, — это сознание рождает в массах положительно религиозное отношение к музеям.

Музеи всегда наводнены посетителями— красноармей­цами, крестьянами, женщинами, которые десять.лет тому назад даже не знали, что такое музей. Все они бродят большими задумчивыми группами по залам. Трогательно видеть, как осторожно и даже почтительно ступают они своими тяжелыми сапогами по паркету, как внима­тельно и жадно слушают они добровольцев-руководителей, останавливаясь перед отдельными произведениями.

Предмет велпчайшей гордости заведующих музеями, руководителей и всего народа— это то, что русская революция (не в пример французской, которая разгра­била и разгромила, то есть отняла у себя самой неслыханные сокровища) не лишила себя и всего мира ни одного значительного произведения искусства. А ведь русская революция была и более беспощадной и более радикальной, чем французская.

ЭПТОН СИНКЛЕР

  • Эптон Синклер (1878-1946)— один из наиболее популярных американских писателей. Его перу принадлежит ряд романов, в которых он изобличает капиталистическое об­щество, показывает изнанку страны «процветания», рисует поло­жение пролетариата в этой стране («Джунгли», «Деньги», «Са­муэль-искатель», «Король-уголь», «Нефть»), В романе «Джим­ми Хиггинс» выступает как противник войны и защитник Со­ветской России. В одном из последних романов «Бостон» он изобличает капиталистическое правосудие: тема романа—дело Сакко и Ванцетти. Но изобличая капитализм, Синклер не доходит до революционных выводов и остается на позициях этического со­циализма. Помещаемая статья Синклера является его ответом Р. Фюлопп Мюллеру, выпустившему роскошно изданную, но гнуснейшую по содержанию книгу о Советском союзе «Дух и лицо большевизма». Эптон Синклер один иэ горячих защитников и друзей Советского союза. В 1931 г. выступил с рядом ста­тей в защиту СССР.)

«Я считаю, что советское правительство завершает одно из величайших достижений человеческой истории, и каж­дый, кто верит в прогресс, должен защищать его в слу­чае, если капиталистический мир выступит против со­ ветского правительства.»

БЕЛА ИЛЛЕШ

  • Бела Иллеш (1895-1974) — один из талантливей­ших современных венгерских писателей. Написал ряд расска­зов из жизни венгерской эмиграции в Австрии и из жизни и борьбы прикарпатских крестьян, несколько повестей («Николай Шугай», «Ковер Степана Разина»), пьесу («Купите револьвер»). Особую популярность получил его роман-трилогия «Тисса горит». В первой части он дает яркое отображение пролетар­ской диктатуры Венгрии. Во второй части — революционные события Прикарпатской Руси в 1920 г. В третьей — еще не вы­шедшей части — террор венгерской буржуазии во главе с пала­чом Хорти после свержения советской власти, а также подполь­ную работу коммунистов. Произведения Бела Иллеш переведены на много языков.)

     

«Я отчетливо припоминаю, как 7 ноября 1927 года Панаит Истрати с полными слез глазами наблюдал на Красной площади торжественный парад Красной армии. «БАЛКАНСКИЙ  ГОРЬКИЙ» плакал от радости.

«Я припоминаю также отчетливо, как он в одном рабочем клубе накануне отъезда из Москвы дрожащим от волнения голосом восклицал: «Да здравствует Советский союз!”

  «Теперь, когда я перелистываю антисоветские книги и статьи, я приобретаю новое понимание о неограни­ченных возможностях с человеческой подлости и о том, ка­кой смысл может порой иметь термин «революционный писатель».

Недавно я провел несколько дней в Берлине. Я жил у Иоганнеса Р. Бехера. Иоганнес никогда не забывал утром, когда прибывала почта, бросить стереотипный вопрос: «Сколько?» Вопрос этот означал следующее: «Сколько повесток получено из полиции?» До того не про­ходило ни одного дня, когда почта не приносила бы одной или двух полицейских повесток. Но в защиту германской демократии я должен громко заявить, что за четыре дня моего пребывания у Иоганнеса Бехера только один раз случилось, что явилась полиция, зато сразу пять цергпбельских шуцманов. Так живет западноевро­пейский пролетарский писатель. Ничего удивитель­ного, если Толлеры, Истрати, Леонарды Франки, Максы Бартели предпочли отказаться от подобной жизни.

«Когда читаешь немецкие буржуазные газеты, узнаешь изумительные новости о Советском союзе. Так, я узнаю нз «Берлинер тагеблатт», что из колоколов, снятых с церквей', сделаны клетки для обезьян; из одной дрезденской га­зеты я узнал, что на Красной площади на глазах опья­ненной толпы ежедневно казнят сорок-пятьдесят попов. Чтобы охарактеризовать действие, которое производят такие и подобные сообщения, достаточно указать на следующую мелочь: в санатории, в которой я отдыхал по­сле своей тяжелой болезни и в которой живут преимущественно добротные немецкие обыватели, никто реши­тельно не садился за мой стол, так как в книге записей жильцов я в график относительно подданства большими буквами написал: «СССР».

МАЙКЛ ГОЛД

  • (Майкл Голд (1894-1967)—американский поэт, новеллист и драматург. Стихи его агитационны, лирика сме­ няется в них политическими мотивами. Рассказы посвящены жизни пролетариев. В первых рассказах М. Голда звучала без­ надежность, последние стали решительнее в своих выводах, увереннее в тоне. Выпустил в 1928 г. сборник «120 миллионов», а в 1930 г.—фоман «Евреи без денег», в котором рисует жизнь Нью-Йоркского квартала еврейской бедноты — Ист-Сайда. Ак­тивный участник американского революционного движения. Член компартии. Редактор ежемесячника «Новые массы».)

     

«Как вы поступите в случае, если империалисты объя­вят войну Советскому союзу?» — С таким вопросом обратилось недавно Международное бюро пролетарской литературы к европейским и американским писателям.

Ответы были различны. Пролетарские писатели отве­чали, что вступят в Красную армию на защиту социалис­этического отечества. Некоторые буржуазные писатели преподнесли ряд благородных и ничего не значащих па­цифистских общих мест. Бернард Шоу воспользовался случаем для остроты:«В прошлую войну меня освистали, а в эту меня повесят».

Один либеральный американский журнал («Нейшен», «Нью рипаблик» или «Нью-Фриман»?) обрушился на советских авторов и объявил, что самый вопрос — глу­пость.

«Откуда вы знаете, что предстоит новая мировая вой­на? Откуда может знать человек заранее, что он будет делать в таком-то конкретном и сложном положении? Зачем заранее бить тревогу? Почему бы не подождать, покуда не начнется эта маловероятная война? Чего плакать, прежде чем тебя ударили? Достой­но ли это? Тактично ли это? То ли это? Сё ли это? Откуда вы знаете? Откуда вы знаете? Вы так решительны — откуда вы знаете об этом наверняка? Откуда вы знаете? ... Ну, да, ясно, завтра солнце подымется на западе, и пойдет дож­дик из селедки и вареной картошки.

«...Откуда вы знаете хоть что-нибудь? Вот сущность «либеральной» позиции,— бессильный скептицизм, попытка убежать от безжалостных реальностей мира. Либерализм по существу является только современной формой неврастении. Это философия мелкой буржуазии, социального слоя, который выбит из своих мелких лавочек крупными делами, универмагами, быстрой трестификацией капи­талистического мира.

«Еще Д. Г. Лоуренс жаловался, что пропасть лежит между верхними и нижними жерновами— между мощным огромным капитализмом и мощным огромным коммунизмом. Они не могут притти к соглашению о том, какое из­брать будущее для мира: перед каждым совсем иная жизнь. Эти колебания, зта истерическая неспособность вы­брать разукрашиваются в политику «Откуда вы знаете?» Немалo либералов, интеллигентов и т.д., когда их прижмут к стенке, присоединяются к фашистскому ла­герю. Им трудно забыть, что когда-то они стояли «выше» рабочих, и поэтому они с надеждой смотрят на всякое движение, которое дает хоть мнимую уверенность, что они навсегда останутся выше.»

РОМЕН РОЛЛАН

  • (1866-1944) приветствовал Февр. революцию 1917 (статья «Привет свободной и несущей свободу России»). Октябрьскую революцию он воспринял как событие громадного междунар. значения, но долго оставался противником диктатуры пролетариата, отвергал революц. насилие как метод борьбы с эксплуататорами. В 1919 опубл. «Манифест независимости духа» («Déclaration d’indépendance de l’esprit»), под к-рым подписались деятели культуры разных стран; этот документ содержал призыв к интеллигенции — помогать прогрессу человечества силой мысли и слова, не вмешиваясь непосредственно в политич. жизнь. Именно такой позиции придерживался сам Р. в 20-е гг. Его пьесы о Великой франц. революции — «Игра любви и смерти» (1925), «Вербное воскресенье» (1926), «Леониды» (1927) — утверждали в конечном счете необходимость и благотворность революц. переворота, но снова выдвигали на первый план человеч. трагедии и жертвы, неизбежно возникающие в ходе острой политич. борьбы. В поисках новых, свободных от кровопролития форм историч. деятельности Р. обратился к опыту индийского народа и его религ.-нравств. учениям («Махатма Ганди» — «Mahatma Gandhi», 1923; труды о Рамакришне и Вивекананде, 1929—30). Вместе с тем он продолжал внимательно следить за ходом обществ. и культурного развития СССР, неоднократно выступая против антисов. кампаний и воен. приготовлений реакц. буржуазии. В 20-е гг. окрепла дружба Р. с Горьким, с к-рым он начал переписываться в 1917; более тесным стал дружеский контакт с А. В. Луначарским, с к-рым Р. познакомился в годы 1-й мировой войны. В ст. «Прощание с прошлым» (1931) он критически пересматривает концепцию «независимости духа» и утверждает историч. значение рус. революции; в ст. «Ленин, искусство и действие» («Lénine, l’art et l’action», 1934), вошедшей в сб. статей «Спутники» (1936), он анализирует обществ. назначение писателя, художника в свете идей, высказанных В. И. Лениным в статьях о Л. Н. Толстом. Вместе с А. Барбюсом Р. участвовал в подготовке конгрессов против войны и фашизма, стал одним из идейных вдохновителей междунар. антифаш. фронта. Идейная эволюция Р., его публицистич. деятельность отражена в сб-ках статей «Пятнадцать лет борьбы» («Quinze ans de combat», 1935) и «Мир через революцию» («Par la révolution la paix», 1935). Абзац взят мною из Краткой энциклопедии на сайте http://feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/default.asp

ДЕРЖИТЕ УБИЙЦ

“Во имя подвергающегося нападению Китая, во имя СССР, которому угрожает опасность, во имя народов всего мара, во имя великой человеческой надежды, кото­рую вызывают и поддерживают в нас пробуждение наро­дов порабощенной Азии и героическое строительство пролетарской России, я взываю: «На помощь! Держите убийц!»

«Я разоблачаю перед лицом всего мира гнусную ложь правительств Европы и Америки, и в первую очередь Франции, этой кучки авантюристов на службе у постав­щиков вооружений, которые по всей земле протягивают свои хищные руки и пользуются японским империализмом как секирой палача, чтобы рубить головы революции.

“Я разоблачаю предательство той интеллигенции, кото­рая некогда была караульным на носу корабля и вела его в бурю, но которая теперь покупает себе спокойствие и уют позорной ценой своего молчания, своей лакейской лести и служит интересам и мстительности хозяев золота и почестей.

«Я разоблачаю женевскую ярмарку, паясничанье Лиги наций.

«Я взываю к дремлющему сознанию лучших сил Европы я Америки.

«Я призываю не осознавшие еще себя колоссальные силы народов всего мира разорвать петлю, которую плуто­ кратический и военный фашизм собирается завтра наки­нуть для того, чтобы убить в зародыше революцию.

Я призываю все силы скрепить союз рабочих масс всех освобожденных народов.»

АНРИ БАРБЮС

  • (Анри Барбюс (1874-1935) — французский писатель, приобревший мировую известность благодаря своему роману «В огне», являющемуся непревзойденным до сих пор антимилитаристическим романом по убедительности изображения и по яркости протеста против войны. Барбюс начал писать еще в конце прошлого века, но прочное место в литературе занял после опубликования этого романа. За последние годы им напи­саны ряд произведений — «Палачи», «Звенья цепи», «Иисус», «Насилие», «Что было, то будет» и др. Барбюс не раз приезжал в Советский союз. В первый раз в десятилетнюю годовщину Ок­тябрьской революции, когда выступил с докладом на конгрессе друзей СССР и на первой конференции пролетарских писате­лей. Барбюс написал две книга о СССР: первая — «Что сделано в Грузии», и вторая — «Россия». Мы помещаем один из очерков из первой книги. Анри Барбюс широко популярен не только во Франции, но и за пределами ее; его роман «В огне» переведен на двенадцать языков. На русский язык переведены почти все послевоенные произведения Барбюса. В последнее время, в связи с усилившейся военной угрозой, Барбюс неоднократно выступал на защиту Советского Союза. В 1932 году он выступил в «Юманите» со статьей «Защищайте Советский Союз», которую мы приводим в этом сборнике. В июле этого года он поместил в этой же газете большую статью в связи с процессом Горгулова, убийцы французского президента Думера; в этой статье он резко разоблачает антисоветские интриги французских империалистов. Барбюс принимал активное участие в подготовке антивоенного конгресса 1931 г.)

РАЗОБЛАЧАЙТЕ ПОДЖИГАТЕЛЕЙ ВОЙНЫ

«Мое отношение к войне вообще и в частности к подготовляемой международной бойне и к нападению на СССР является отношением революционера и коммуниста.

До войны 1914 года я был пацифистом и верил в арбит­раж между нациями и в возможность избежания конфлик­тов с помощью мероприятий и соглашений между «на­циями». События дали мне белее отчетливое представление о действительности, и я считаю сегодня эту искусствен­ную концепцию не только ложной и опасной, но и убий­ственной.

Все прокламации и все меры, исходящие от великих держав, находящихся в руках «деловых людей», имеют целью обман масс. Капитализм, основанный на конкуренции и неэкономической войне, не может жить иначе, как согласно антагонистическим принципам; по­следние рано или поздно приводят к вооруженному столкновению. Колониальные экспан­сии и другие формы империалистических захватов все больше и больше нуждаются в вооружениях. Вооружение необходимо в одинаковой степени и для защиты буржуазной власти против наступления эксплуатируемого и угнетенного рабочего класса.»

***

Читаю и не могу начитаться. Настолько интересен для искателя народной правды собранный в книге материал — особенно мнения крупных прогрессивных интеллигентов об эпохе, в которой им пришлось жить сто лет назад.

Стал ли мир добрее и прогрессивнее после разрушения СССР? Мешала ли наша держава человечеству жить и развиваться?

Человечеству не мешала. Кому она мешала? Не понятно?

Разве даже память о великой сверхдержаве под названием СССР, о великих деятелях - ЛЕНИНЕ и СТАЛИНЕ - может кому-то помешать на свете?

————————

                                                                                                           

*Краткие биографические данные взяты из сборника. Даты смерти вписаны мною.


Новости
22.10.2018

ЧТО ЖДЕТ ЛИТЕРАТУРУ И ЧТЕНИЕ В ЦИФРОВОМ МИРЕ?

Трансформацию чтения и книжной политики в XXI веке обсудят на VII Санкт-Петербургском международном культурном форуме.
19.10.2018

«Книги России» в Сербии

Россия принимает участие в 63-й Международной Белградской книжной ярмарке.

Все новости

Книга недели
Расул Гамзатов.

Расул Гамзатов.

Шапи Казиев. Расул Гамзатов. –
М.: Молодая гвардия, 2018. –
447 с.: ил. – 2000 экз. – (Жизнь замечательных людей).
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Неменский Олег

Новый диктат

Словосочетание «гибридная война» ныне на слуху. Впервые же понятие появилось в в...