САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Мятеж канцеляристов

23.05.2019
Мятеж канцеляристов Что происходит с Русским ПЕН-центром? Кто обрушил сайт организации и рассылает подметные письма? Кто на самом деле воюет с ПЕНом?

Волны демографического ненастья

20.05.2019
Волны демографического ненастья Профессор Анатолий АНТОНОВ полагает, что коренное население будет заменено мигрантами.

Учить и лечить

14.05.2019
Учить и лечить Медколледж Российской академии медицинских наук отпраздновал 60-летний юбилей.

Мальчик хочет в Тамбов

26.05.2019
Мальчик хочет в Тамбов 17-летний Сергей РОМАНОВ повествует о том, что случается с начинающими сочинителями в Литинституте.

Ветреные пейзажи

19.05.2019
Ветреные пейзажи Андрея КОРОВИНА давно не нужно представлять любителям поэзии и читателям «Литературки».

Что такое война...

13.05.2019
Что такое война... Фронтовику Якову ГРИНУ почти 95 лет; он ослеп и оглох, но продолжает писать стихи...

Главред «ЛГ» Максим Замшев в гостях у радио Mediametrics

Смотреть все...

Клипмейкер

24.05.2019
Клипмейкер Притча Елены КАЗЕННОВОЙ показывает нам, почему роман Пушкина актуален во все времена.

Парень с рабочей окраины

18.05.2019
Парень с рабочей окраины О поэтическом сборнике Максима ЖУКОВА «Как полный…» размышляет Игорь ПАНИН.

Когда деревья были большими

12.05.2019
Когда деревья были большими Владимир СПЕКТОР о ностальгической книге Владимира КАЗАКОВА «Воскрешение на Патриарших».
  1. Нужны ли в современной России толстые литературные журналы?

Лауреаты Патриаршей премии говорят о любви к Родине

25.05.2019
Лауреаты Патриаршей премии говорят о любви к Родине Митрополит Калужский и Боровский КЛИМЕНТ анализирует творчество победителей.

Химия музыки и слов

21.05.2019
Химия музыки и слов В этом году российского зрителя ждут сразу три новых мюзикла Карена КАВАЛЕРЯНА.

Фантастика как прием

17.05.2019
Фантастика как прием Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ о книгах, жанрах и «премиальной истории» в литературе.

Последние сообщения блогов

8. САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ РУССКАЯ АРИСТОКРАТКА XIX ВЕКА. 8. Е.Б. Блаватская и русские писатели — Всеволод Соловьев. Ч. 1

Тему «Е.П. БЛАВАТСКАЯ и БРАТЬЯ СОЛОВЬЕВЫ» нельзя признать достаточно изученной в России. Несколько исследований, посвященных книге романиста Всеволода Соловьева (1849-1903), «Современная жрица Изида» о Блаватской и теософах, опубликованы на Западе. Большинство исследователей независимо друг от друга пришли к выводу о том, что данная книга русского автора является клеветнической. В свое время она наделала немало шума в России и в Европе.

Пройти мимо этой темы невозможно. В ней, как в зеркале, отразились многие проблемы развития не только теософского учения, но и всей русской религиозной философии, одним из самых ярких представителей которой был брат Всеволода – Владимир Соловьев, известный русский философ, писатель и публицист.

Оба брата принадлежат к семье выдающегося русского историка Сергея Михайловича Соловьева (1820-1879), оставившего богатое научное исследование, включающее 29 томов истории России. Сергей Михайлович был не очень высокого мнения  о таланте Всеволода. Он шутил иногда, говоря: «Я пишу историю, а мой сын ее искажает». Будь он жив, что сказал бы он о скандальной книге сына о Блаватской, признанной клеветнической? Опять исказил… теперь образ нашей великой соотечественницы?!

Мало кто знает также о том, что в 1896 году братья Соловьевы поссорились между собой из-за того, что Всеволод опубликовал фрагменты отцовских записок, весьма тенденциозно и односторонне характеризующих отца. Так что от Всеволода можно было ожидать чего угодно, раз он не побоялся оболгать отца родного. Но ни Блаватская, ни другие теософы не знали об этих чертах характера романиста.

1

Его если и вспоминают Всеволода Соловьева теософы, рериховцы и оккультисты сегодня, то только бранным словом и только в связи с его скандальной книгой о Блаватской. Всеми другим своими писаниями он не интересен.

Многие читатели воспринимает эту книгу как искреннее и правдивое описание реальных событий – знакомства романиста с Праматерью современной теософии. На самом деле это далеко не так. Если точнее определить ее жанр, то, на мой взгляд, это обыкновенное художественное произведение, вымышленное с начала до конца автором, с вкраплением кусочков из реально существовавших писем. Короче говоря, это обыкновенный роман, один из многих, написанных Вс. Соловьевым.

В нем почти все выдумано, присочинено. Реальные события деформированы, герои искусственны. Реальные факты вырваны из жизни известных деятелей международного теософского движения, переплетены с выдуманными писателем диалогами, письмами, феноменами. События, показанные в книге как действительно имевшие место, шиты черными нитками. Автор излагает события от первого лица и выступает в роли активного участника описываемых событий.

Публикуя свой пасквильный роман, после кончины Блаватской, писатель знал, что никто не привлечет его к судебной ответственности за клевету. Блаватской уже не было на этом свете, об ее соратниках он предусмотрительно никакого компромата в романе не дал. Да он их и не боялся. За его спиной стояли мощные силы: высшее православное духовенство в России, католическое на Западе, христианские фанатики повсюду, а также предводители Лондонского Общества психических исследований (ОПИ), манипулировавшие общественным мнением по вопросам исследования парапсихологических феноменов в странах Запада в 1880-е годы.

Короче говоря, Вс. Соловьевым выбрал удачный момент для возведения клеветы на теософов – самый разгар драматического разбирательства агентами ОПИ обвинений Блаватской в мошенничестве и шпионаже в пользу России, сфабрикованных экономкой штаб-квартиры Теософского общества в Адъяре и мадрасскими католическими миссионерами.

2

Правда, что в эти годы Вс. Соловьев увлекался столоверчением и спиритуализмом. Правда, что он написал несколько очерков о необъяснимом и о сверхъестественных феноменах. Правда и то, что он был знаком с Блаватской и другими деятелями международного теософского движения.

Дело было так. В 1884 году он приехал в Париж работать в библиотеке и собрать материалы для нового исторического романа. Приехал не один – с любовницей. Из газет узнал о приезде Блаватской. Он читал ее очерки об Индии. Он знал о скандале, развязанным против нее в Индии ее бывшей экономкой. Судьба подбросила ему шанс написать роман, которого он не собирался писать. Он решает использовать представившийся шанс познакомиться с Блаватской. Они знакомятся. Он вступает в парижскую теософскую ложу, становится членом ОПИ в Лондоне. Готовый сюжет для романа на актуальную тему.

Вс. Соловьев умел нравиться людям, умел добиваться расположения и доверия к себе со стороны людей, которые его интересовали. В книге он преувеличивает свои дружеские, якобы даже доверительные отношения с Блаватской. Соловьев дивился чудесам, совершаемым Примадонной Теософии. Особенно звуковым и световым феноменам Блаватской. Увиденные чудеса он описывал в своих письмах-очерках, публиковавшиеся в российском журнале «Ребус». Это был единственный журнал в России, в котором печатались статьи о спиритуализме и парапсихологии в 1880-е годы. В них он не скрывал, что был поклонником Блаватской, и предрекал ей великую славу.

Он просил Блаватскую посвятить его в тайны оккультизма и познакомить с Махатмами. Блаватская согласилась и вроде бы начала его посвящать в некоторые оккультные тайны. По крайней мере, так он пишет в своем сочинении. Когда на нее посыпались грязные обвинения со стороны деятелей ОПИ, он принимает ее сторону. Он разгневан беспочвенными обвинениями в ее адрес со стороны коллег по Лондонскому обществу и направляет заявление руководству о выходе из Общества психических исследований, членом которого он стал незадолго до скандала в знак протеста против надуманных обвинений.

Однако в ходе оккультных занятий он якобы замечает, что Блаватской не всегда, как ему кажется, удается продемонстрировать свои экстрасенсорные способности. Он якобы разоблачает ее попытки ввести его в заблуждение. Со временем, как он пишет в своем сочинении, он убеждается, что обвинения в ее адрес прозвучали в Лондоне и в Мадрасе не напрасно.

64B10749-4809-40FE-8C45-CFF7CCB40291.jpeg

Он сначала верит в существование Махатм, затем отказывается признавать их и воспринимает встречу с одним из них как галлюцинацию. Разочаровавшись в теософии и в оккультных способностях Блаватской, он выходит из Теософской ложи, отзывает свое заявление об отставке из ОПИ к радости руководства Общества и заявляет о своей солидарности с ним. Такова интрига, такова сюжетная линия сочиненного им романа.

3

В 1895 году его роман о Блаватской (кстати, единственный из всех им написанных) переводят на английский язык. Причем именно ОПИ выступает спонсором перевода. Лондонское общество торжествует еще одну пиррову победу.

Хотя роман является выдуманным и клеветническим от начала до конца, он до сих пор продолжает играть немалую роль в идеологической борьбе против теософского учения, особенно в России. Он отпугивает людей от теософии, отТеософского общества, от книг Блаватской и ее соратников. Он подрывает авторитет выдающейся русской оккультистки. Люди, читавшие эту книгу, наивно верят русскому клеветнику и Иуде.

Я не вижу ничего удивительного в этом явлении. Ложь всегда сопровождает великие учения. Всегда находятся защитники устаревшего учения и ниспровергатели нового. Везде и всегда обнаруживаются Иуды, предающие пророков. Так устроено человеческое общество. Зависть и тщеславие не дает покоя людям без чести и совести.

Почему роман Вс. Соловьева вызывал и вызывает доверие читателей? Во-первых, он легко написан, легко читается. Читается как художественное произведение. Образы получились яркими, герои – правдивыми. Во-вторых, он воспринимается как дневник писателя, рассказывающего о подлинных событиях, участником которых он неожиданно становится. Описание подлинных событий и собственных наблюдений сопровождается публикацией подлинных писем своих, Блаватской и ее сестры Веры Петровны Желиховской. Письма публикуются не целиком, как должно было бы быть в документальном исследовании, а в сокращенном виде. Это делается романистом для того, чтобы не сообщать читателю некоторых существенных подробностей о своей жизни. Эти подробности были известны многим в 1880-е годы, в том числе Блаватской, ее родственникам, французским теософам, Синнетту и Олькотту.

Какие подробности? Те, которые бы могли его скомпрометировать, будь они честно им сообщены в сочинении. Например, он приехал в Париж не с женой, а с ее младшей сестрой, которую он обесчестил, когда ей было 13 лет, и прижитым с ней ребенком. Об этом узнали парижские теософы. По этой причине его не принимали в светском обществе. Да и Блаватская принимала его, только потому что он русский по национальности.

Он умалчивает так же о том, что у него с Блаватской состоялось всего несколько встреч, как удалось установить исследователям, хотя из его описаний следует, что два месяца изо дня в день, Елена Петровна занималась только его обучением основам оккультизма. Из его сочинения следует, что ради него Елена Петровна забросила работу и над «Тайной Доктриной», и над очерками об Индии, и над статьями для теософских журналов; что она так его «полюбила» (правда, неизвестно за что), что не хотела расставаться с ним ни на минуту. В действительности этого не было и быть не могло. Из достоверных источников известно, что она не только в это время усиленно работала над своими сочинениями, но и постоянно встречалась со своими родственниками, приехавшими к ней в гости в то самое время, когда изредка в доме Блаватской появлялся и романист.

Он также скрывает от читателя то, что надеялся с помощью Блаватской выбиться в ведущие теософы, если не в Европе, то хотя бы в России. Уж лучше быть известным теософом, чем малоизвестным романистом, – видимо, рассуждал он.

О скрываемых романистом подробностях его жизни можно прочитать в опубликованных письмах Блаватской А.П. Синнетту. О них подробно пишет также и Биатрис Хастингс (1879-1943), известная английская журналистка в брошюре «Мошенничество Соловьева. Критический разбор книги «Современная жрица Изида». Она была опубликована  в журнале “Canadian Theosophist” («Канадский теософ») в 1943 году, позже она вышла отдельной брошюрой.

К сожалению, труд английской журналистки не переведен до сих пор на русский язык. О ней мало кто из россиян знает. В то же время клеветническая книга третьесортного писателя переиздавалась несколько раз в дореволюционной России. Ныне, когда переиздаются многие дореволюционные романы, не публиковавшиеся в советское время, ни один из исторических романов Соловьева не заинтересовал читателей. Они не интересны и потому не востребованы. Переиздается только его клеветническая книга о Блаватской. Кому-то это выгодно сегодня, а не только сто лет тому назад. Кому?

В первую очередь, христианским священникам и теологам – тех, кого Блаватская относила к сословию церковников, развращенному богатством и привилегиями. В том числе и православным. Они не могли смириться с ее суровой критикой, звучавшей и звучащей сегодня публично в адрес церковного христианства и его проповедников в ее трудах (но не в адрес учения Христа). Православная церковь отлучила от церкви в 1994 году (!) Рерихов и Блаватскую от церкви посмертно. С Блаватской получился конфуз, ведь в 1880 году она приняла, как известно, буддистскую веру и тем самым сама себя отлучила от церкви. Отлучать их посмертно церкви надо было только по идеологическим соображениям: чтобы лишний раз отпугнуть россиян от теософского учения.

Во вторую очередь, следователям (а не исследователям) и судьям из Лондонского ОПИ, российским и европейским философам и ученым – не всем, а только тем из них, о чьих трудах весьма критично отзывалась Блаватская в своих статьях и книгах. Всем участникам, задействованным в скандальной операции Британских спецслужб, проведенной в Индии и Англии в период с 1879 по 1886 год по выдворению Блаватской из Индии. Соловьев был причастен к этой операции. Об этом свидетельствует его предложение Блаватской работать на российскую разведку. Он шантажировал ее, заявив, что видел в Тайном отделении документы, в которых она якобы «предлагала себя в качестве шпионки российскому правительству».

(Продолжение следует)

См. мои блоги на.    razumei.ru.   и на   publicist.ru

Фото:

"Литературный маяк" - март 2019

Вышел мартовский номер «Литературного маяка».

https://vk.com/doc320010262_496799940?hash=fcdb610d863a86c85c&dl=5cfe921305a9747696

Открывается он поздравлением с 95-летием живого классика русской литературы Юрия Васильевича Бондарева. Читателям предлагается вспомнить некоторые из «Мгновений» писателя-фронтовика.

На второй странице – воспоминания, впечатления детства и молодости  Валентины Никитиной и Надежды Батыгиной. Объединяет их то, что оба автора родом из Высокова Вологодского района, оба давно покинули малую родину, но помнят и любят её.

На странице творчества детей и для детей «Фонарик» в этом номере рассказы вологжанки Светланы Чернышёвой. Автору рассказов удаётся глядеть на мир глазами детей, рассказывать свои истории простым и весёлым языком.

Последняя полоса «Литературного маяка» посвящена памяти Сергея Дмитриева – барда, коллекционера, исследователи жизни и творчества Николая Рубцова и других вологодских писателей. В марте Сергею Дмитриеву исполнилось бы 70 лет, но, к сожалению, он ушёл из жизни в декабре прошлого года. Своими воспоминаниями  о нём делятся Дмитрий Ермаков и Леонид Вересов. Публикуется стихотворения Александра Пошехонова памяти Сергея Дмитриева.

КТО РАЗВАЛИЛ СССР и МИРОВУЮ СИСТЕМУ СОЦИАЛИЗМА? Неужели миллионы простых и честных коммунистов? Ч. 1.

Давайте вспомним хотя бы в самых общих чертах теорию социализма, которую нынешние «друзья народа» и литературные холопы хрущевско-троцкистской закалки завалили соровскими глыбами лжи. А ведь эта теория проста для адекватно воспринимающего мир человека...

Пролетарии вместе с беднейшим крестьянством становятся при социализме господами в своем государстве и хозяевами всего его хозяйства. Они образуют союз двух классов трудящихся. Создают добровольный многонациональный союз всех народов в своём государстве.

В нем они живут и трудятся без эксплуатации и угнетения кучкой паразитов.

В нем они создают новую коллективистскую мораль, искусство и литературу соцреализма.

В нем население России, на 85-процентов безграмотное при Никалашке «кровавом», за 20 лет после 1917 года превратили в страну сплошной грамотности, а после победы в войны с нашествием еврофашизма — самой читающей публикой в мире.

1

В этих условиях, когда элементы буржуазной культуры теряли свою ценность, а теория новой социалистическо-реалистической культуры и литературы еще только разрабатывались, единственной реальной ценностью стал новый герой в истории и мировой литературе — РЕВОЛЮЦИОНЕР, как разрушитель старого буржуазного и феодального прошлого, и одновременно как СОЗИДАТЕЛЬ нового общества, основанного на общенародной собственности и коллективном управлении своим рабоче-крестьянским государством.

Гражданская война с паразитами, пытавшихся сохранить собственность, нажитую эксплуатацией крестьян и пролетариев; коллективизация бедных крестьян и середняков; борьба с кулаками, спекулировавших хлебом; культурная революция — это методы классовой борьбы трудящихся и их детей за свое право на лучшую жизнь.

За первые 20 лет в результате проведённых социальной, политической и культурной революций, вся страна  покрылась учебными заведениями для рабочей и крестьянской молодежи, — вузами, военными и ремесленными училищами, общеобразовательными школами, домами культуры, библиотеками, театрами, кинотеатрами, дворцами офицеров, дворцами пионеров, музыкальными и спортивными школами. Открывались новые музеи и картинные галлереи. Шла подготовка журналистов, писателей, художников, артистов из рабочих и колхозников. Такого всенародного приобщения к культуре, литературе и науке не видывал частнособственнический мир за всю свою многотысячную историю. Эти колоссальные перемены в России ох! как не нравились белогвардейской эмиграции и черносотенцам, врагам народа русского!

    Всестороннее развития человеческих способностей всех людей, а не только аристократии и буржуазии и других паразитических классов — вот главная цель Великой Октябрьской Социалистической революции.

303B3702-E4FB-4888-90B3-E3B165EF96A5.jpeg

    В СССР формировался новый человек новой цивилизации. У трудящихся менялась психология. От закона «человек человеку волк» они переходили к жизни в соответсвии с другим законом — «человек человеку друг».

Следует добавить, что на этот процесс преобразования психологии человека требуются огромный срок — столетия, если не тысячелетие. 50-70-летний период с войнами — гражданскими, империалистическими, мировыми, этническими, локальными — срок чрезвычайно малый. Это одна из причин контрреволюции, названной лукавыми перестройщиками «НОВЫМ ПОЛИТИЧЕСКИМ МыШЛЕНИЕМ».

2

До Маркса и Энгельса в мире господствовала одна правда: правда рабовладельца, правда короля/царя и феодала, правда буржуев и других аристократических сословий. Cо времени Парижской коммуны (1871 год) в мире людей поселились две правды — богатая правда буржуйская и бедная правда народная.

С 1917 года эти две ПРАВДЫ уровняли свои армии. Их стали величать по-другому — социалистическая и империалистическая. В настоящее время их называют проще и понятнее — СОВЕТСКАЯ и АНТИСОВЕТСКАЯ.

Есть две ИДЕОЛОГИИ в мире — коммунистическая и антикоммунистическая.

Есть две ЛИТЕРАТУРЫ — социалистического реализма, помогающая человеку подняться выше среднего мещанско-обывательского уровня; и модернистская буржуазная, опускающая человека в мир набоковских Лолит, развлекухи, мистики, насилия земного и космического.

Есть два ИСКУССТВА — социалистическое, прославляющее человека труженика и изображающего его в жизни и борьбе за создание нового светлого мира на земле; и искусство псевдореалистическое, абстрактное для оболванивания человека. Одурманенным ложью населением легче управлять.

Есть две КУЛЬТУРЫ — культура социалистическая предназначена для формирования грамотных и образованных членов общества; и культура буржуазная. В капиталистическом государстве культура имеет два этажа: второй этаж предназначен для ВЫСОКОЙ аристократической культуры паразитического слоя населения капиталистического мира; и первый — для  МАССОВОЙ культуры, превращающая пропагандой простого человека, развлечением и зрелищностью в послушного робота. Ибо он предназначен для безропотного исполнения воли хозяина-эксплуататора.

Есть две СВОБОДЫ: одна для народа и другая для миллиардеров. Последняя — это свобода эксплуатации и ограбления народов.

Разработаны естественно два комплекса средств массовой пропаганды и агитации: буржуазный — безграничный для бессовестного искажения событий и обмана трудящихся; и социалистический — весьма ограниченный границами, ныне существующий на задворках информационного поля, придавленный тяжелой тушей империалистической прессы, телешоу и радио.

В этом мире двух правд, точнее — ПРАВДЫ класса трудящихся и НЕПРАВДЫ класса эксплуататоров — мы и живём сегодня.

И пока на земле существуют два антагонистических класса, будет две правды. Пока существует две идеологии, будет продолжаться идеологическая борьба. Пока мир разделён на две системы — капиталистическую и социалистическую — есть опасность новой империалистической войны, которую развяжут неофашисты. А вот погибать в этой войне придётся пролетариям, беднякам, которых в первый день войны кровавые стратеги забреют в армию и превратят в пушечное мясо.

Только глупцы не понимают этой простой истины.

3

А теперь вернёмся в наши дни.

Коммунистическое движение продолжает существовать. Оно развивается в весьма неблагоприятных условиях. И всё-таки реакционным империалистическим кругам не удаётся его подавить. И не удастся пока существует эксплуатации человеком человека. Она продолжается во всех капиталистических странах. Что происходит во Франции и Венесуэле мы смотрим по ТВ каждый день. А сколько тайных выступлений трудящихся против хозяев скрывается под толщей антикоммунистической неправды.

В самых тяжелых условиях живет и трудится ныне менее организованный пролетариат в бывших колониях империалистических гигантов. Да и в России ему, почти уничтоженному при закрытии десятков тысяч заводов и фабрик, при ликвидации колхозов ДЕМОКРАТАМИ из поколения, выросшего во времена «оттепели», живется не слаще.

ВРЕМЕННЫЙ, но НЕ ФАТАЛЬНЫЙ КРИЗИС переживает Коммунистическое движение. В бывшие социалистические страны к власти вернулся капиталист и крупнейшие корпорации нашли с ним общий язык. Совместными и хорошо продуманными действиями они, во-первых, занялись искоренением идеологических корней коммунизма. Во-вторых, они уничтожают всеми правдами и неправдами социалистическую культуру, искусство и литературу. В-третьих, они насаждают свою буржуазную мораль потребителя и индивидуалиста, мечтая вытравить коллективизм и жажду справедливости из сознания наций, которым посчастливилось жить при социализме. В-четвёртых, огромные средства выделяются для искоренения людской памяти о достижениях социализма во всех областях культуры, науки и техники.

Однако время идёт, и за три десятилетия империалистическим кругам не удалось ни стереть Мавзолея Ленина с Красной площади, ни потревожить могилы Сталина и других большевиков-ленинцев. Приходится шарманщикам-либералам в праздничные дни закрывать Мавзолей тряпками и ширмами. А сколько памятников Ленину разрушили неофашисты в бывших советских республиках — не сосчитать?!

И несмотря на миллионы предательств, нет сомнения в том, что в будущем ВОЗРОЖДЕНИИ и СТРОИТЕЛЬСТВЕ социалистической ЦИВИЛИЗАЦИИ на земле появится больше памятников Ленину, Сталину и воинам-освободителям Европы от фашистского рабства, чем их было до 1991 года.

BEA0633C-30BF-4C97-AAAE-AD7531875833.jpeg

4

Контрреволюции в социалистических странах произошли не столько потому, что империализм оказался хитрее, ловчее и мощнее, сколько потому, что внутри этих социалистических государств ожили недобитые враги народа, появилась новая бюрократия, сохранившая страсть к накопительству богатств и НЕ избавившаяся от своих мещанских, мелкобуржуазных, кулацких привычек.

Опыт временного поражения в продолжающейся социалистической революции сегодня внимательно изучается коммунистическими теоретиками. Они ищут пути восстановления утраченного социализма и пути перехода к социалистической цивилизации в новой обстановке, складывающейся в мире в XXI веке.

Данный процесс смены КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ общественно-экономической формации, последней в ряду частнособственнических формаций, на новую, более совершенную — СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ происходит потому, что новая цивилизация открывает перед человечеством новые, невиданные ранее возможности и пути совершенствования «человека коллективного» на путях освоения им всего интеллектуального, культурного и технического богатства, накопленного человечеством за прожитые тысячелетия. Это возможно только в обществе, в котором правит бал НЕ тонкая прослойка богатых банкиров и корпорократов, живущих за счёт эксплуатации трудящихся, наживающихся на войнах и грабеже зависимых от них более слабых во всех отношениях государств, а ПРАВИТ БАЛ сам трудящийся человек — пролетарий, фермер, служащий и интеллигент.

(Продолжение следует)

См. мои блоги на.    razumei.ru.   и на   publicist.ru

Писатели и толкователи

(О сновидениях нашей жизни)

Литературные критики мало чем отличаются от медиумов — толкователей снов. Одни пробуют объяснить бессознательное, а другие пытаются постичь тайны творчества, навязывая читателю то, чего в сочинении даже близко нет. При этом у толкователей хорошо получается дурачить не только публику, но и озадачивать всех, кто сражён Морфеем или подсел на Пегаса.  


И всё-таки как заманчиво самому оказаться в одной из этих ролей, а то и двух сразу, как это произошло в случае с Ремизовым, который одним из первых начал доказывать связь русской литературы с характером сновидений и толковать их в творчестве наших классиков. И потом долго, до конца жизни, остался верным столь необычному хобби, отводя в «дневниках мыслей» им, ночным видениям, страницу за страницей. И даже в самую трудную пору, в период немецкой оккупации Парижа и страшной нищеты в жизни писателя, находил возможность отметить между воздушными тревогами («алертами», как у автора) наступление нового и трудного этапа в творчестве, когда «что-то снится, но не помнится».


Пожалуй, это и была настоящая драма престарелого эмигранта, который уже определённо был готов захлопнуть дверь, ведущую к культурным тайнам блистательного века.


У меня на данном жизненном этапе тоже со сновидениями не слишком густо. Но вот приснилась тут как-то лиса: она тёрлась возле ног, ластилась как преданная собака и как пёс неистово залаяла, точно предупреждая о чём-то. А предостерегала рыжая бестия от обмана — это я и без сонника понял, куда давно уже дал себе зарок не заглядывать, чтобы не тешить проклятую нечистую силу, дабы она (перефразирую несколько Ремизова) моим конституционным строением не завладела.


И ведь точно: в тот же самый день меня пытались обмануть по-крупному, имущественно (на то он и рынок, чтобы обводить вокруг пальца всяких там окололитературных лохов!), но не поддался я.


Так что есть нам польза от игривой лисы-лисоньки, приходящей порой в сновидениях, и «взвихрённого» (укладка локонов такая!) кудесника русского слова Алексея Михайловича Ремизова!

Николай ЮРЛОВ,

КРАСНОЯРСК

7. САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ РУССКАЯ АРИСТОКРАТКА XIX ВЕКА. 7. Е. П. Блаватская и русские востоковеды. Продолжение.

Такого глубокого востоковеда и оккультиста, какой была Блаватская до Ольдероге и Щербатского, не знали ни Россия, ни Запад. Как признают историки востоковедения, во времена Блаватской российские и западные востоковеды еще слабо представляли себе суть религиозных психотехник, философских доктрин, буддистскую картину мира. Блаватская же чувствовала себя, как рыба в воде, в бездонном океане восточной мудрости тогда, когда Европа еще топталась на его берегах.

4

Блаватская могла читать также книгу монголиста Ковалевского О.М. (1801-1878) «Буддистская космология» (1835-1837). Публикация этого произведения во многом стимулировала изучение религиозной буддистской картины мира деятелями Русской православной церкви, заинтересованными в укреплении миссионерского служения в буддистских регионах Российской империи.

E081C367-7DCB-48CF-870D-AD636077609F.jpeg

Хочу подчеркнуть, что в России, как и в других европейских странах, изучение азиатских религий имело чисто практическую идеологическую цель – доказать преимущества христианского вероисповедания, разработать методику христианско-миссионерской работы для каждой страны, для каждого региона. В подобных исследованиях нередко «отсутствовали научно-исторические представления, и не соблюдалось требование объективности».

Могла, но едва ли Блаватская читала книгу Позднеева А.М. (1851-1920) «Очерки быта буддийских монастырей и буддийского духовенства в Монголии в связи с отношениями сего последнего к народу» (1887). Объектом исследования была жизнедеятельность монастырей монахов. Позднеев не ставил перед собой задачи проникнуть в смысл духовных практик, используемых монахами. Его цель заключалась в том, чтобы  помочь российским чиновникам принимать правильные решения политико-административного характера, правильно строить свои отношения с ламами.

Императорское русское географическое общество удостоило «Очерки быта...» Константиновской медали, а Нидерландское географическое общество в Амстердаме избрало Позднеева А.М. своим почетным членом после выхода в свет этой книги. В 1881 г. его избрали по конкурсу ответственным редактором изданий Великобританского и иностранного библейского общества на монгольском, китайском и маньчжурском языках. Вот что интересовало академическую науку в те времена. Вот за что присваивались медали, награды, выдавались премии. Подобные описания ценились превыше всего. Эзотерическая культура человечества не интересовала академическую науку ни во времена Блаватской, ни в наши дни.

Примерно в то же время Блаватская доказывала в своих трудах, что европоцентризм мешает научному изучению религиозно-философских и эзотерических исследований. Она пошла дальше Минаева и Позднеева. Если российские востоковеды во второй половине ХIХ века пытались оказать помощь православным миссионерам, изыскать благоприятные возможности для крещения и русификации буддистских народов Сибири, то Блаватская в резких тонах осуждала реакционную деятельность христианских миссионеров в Азии и доказывала, что христианство не имеет никаких преимуществ перед другими восточными религиями. Ни один из российских востоковедов не выступил с публичным осуждением против крещения сибирских народов. А когда калмыки, принявшие было православие, стали выходить из христианской веры, в 1911 году Позднеев А.М. был направлен царской администрацией для выяснения причин массового перехода калмыков в ламаизм. Он сумел понять и объяснить причины неудач православных миссионеров.

Как видим, российские востоковеды подошли вплотную к проблемам, которые одновременно с ними, проживая в Индии и в европейских странах, изучала Блаватская. Она написала множество статей об архаической науке, о энеблаговидной деятельности христианских миссионеров, об опасности европоцентризма в науке, а колониализма и расизма в отношениях со странами Азии, Африки и Латинской Америки.

Блаватская была блестящим востоковедом мирового класса, но российские востоковеды не спешили причислять ее к своему клану только потому, что она занималась исследованием тайных, сокровенных, духовных учений Востока в то время, когда они были еще далеки, как и в наши дни, от «сердца Азии» – от тайных знаний Востока.

6  

Востоковеды интересовались Тибетом, его монастырями, культурой, литературой религиозного, научного и философского содержания. Вопрос о пребывании Блаватской в Тибете требует дополнительного исследования. Дело в том, что проникнуть в эту страну европейцу, тем более женщине, да еще и русской было в то время чрезвычайно трудно. Из российских исследователей до конца ХIХ века никому не удалось там побывать. Когда же Российская академия наук приняла решение направить в Тибет своих исследователей, были специально подготовлены к выполнению этой миссии два молодых бурята-буддиста.

Первый – Цыбиков Г.Ц. (1873-1930) – был направлен в качестве паломника с группой сибирских паломников. Такие группы отправлялись в Лхасу каждый год. Он добрался до столицы «страны снегов» и собрал весьма интересные материалы для Академии.

Второй – Барадаийи Б.Б. (1878-1937) должен был по договоренности с Далай Ламой, возвращающимся из Монголии на Родину, уехать в Лхасу в его свите. Однако отъезд откладывался, и молодого исследователя направили в монастырь Лавран, расположенный на северо-востоке Тибета. Оба российских востоковеда опубликовали множество трудов о своих путешествиях после кончины Блаватской. Оба внесли определенный вклад в изучение буддизма.

Во времена Блаватской безуспешно пытались пробраться в Тибет, закрытый сначала англичанами, затем Китаем, российский исследователь Н.М. Пржевальский, американец В Рокхаль, француз Г. Бонвало, швед С. Гедин, а француз де Рэнс поплатился за свою попытку жизнью в 1893 году. Сумели пробраться в Тибет ученые-востоковеды в самом конце XIX века.

Почему Блаватская не написала книги о Тибете?

Во-первых, потому что правдивых книг, профессионально написанных специалистами о «стране снегов», как видим, при ее жизни еще не существовало. В своих очерках ей пришлось бы описать, каким образом ей удалось пробраться в эту страну, в которую россиян не пускали английские власти, а так же то, чем она там занималась. Подобные сведения она, как оккультист, хранила в тайне всю жизнь.

Во-вторых, потому что цели ее пребывания в этой стране ограничивались изучением эзотерического философского наследия тибетских мыслителей и ученых. Ее очерки об Индии буквально пронизаны этой эзотерической культурой.

69BEB72B-8576-4BD0-BC51-876DEFD7B2CA.jpeg

В-третьих, у нее не было ни времени на ее написание, ни туристической, страноведческой литературы, из которой она могла бы взять описания исторических памятников, исторических сведений об этой стране и пр. В то же время те тайные знания, которые она почерпнула в Тибете, изложены в десятках ее статей, в «Тайной Доктрине» и в отрывках из «Книги золотых правил».

Ее интересовали не только тибетско-индийские слои эзотерической культуры человечества, но древнеегипетский и греческий (герметический), китайский, каббалистский, суфийский слои этой культуры. Научные открытия, сделанные Блаватской в этой области по времени совпали с открытиями востоковедов Европы и России в сфере изучения религиозно-философских систем Востока. Без ее вклада в изучение мировых религий религиоведческая наука не достигла бы той глубины и основательности, которая характерна для нее в настоящее время.

Книги и статьи Блаватской пробуждали интерес читающей публики к восточным учениям и к классическому оккультизму. В ее лице в мире появился новый вид некабинетного ученого-востоковеда и талантливого путешественника-журналиста. Если добавить к этому, что это лицо было женским, то можно представить, что обыватели аристократических салонов Лондона, Парижа и Санкт-Петербурга могли думать о Блаватской и ее достижениях в исследовании областей жизни, в которые обыкновенные ученые не пытались проникнуть.

Женщина-ученый, женщина-востоковед, оккультистка, путешественница – все эти профессии принадлежали одному лицу – русской аристократке, публикующей толстые, для многих малопонятные научные трактаты, научно-популярные книги очерков о путешествиях, статьи на русском и французском, но в основном на английском языке. Не чудо ли это? Мог ли все это сделать один человек в то столетие, только в конце которого на удивление всего ученого мира впервые в университетской истории на профессорские кафедры было разрешено подниматься женщинам-ученым!?

Кроме этого, Блаватская сумела, используя интерес культурной публики к индийской культуре, к паранормальным явлениям, создать Теософское общество и вовлечь в него десятки тысяч людей на всех континентах. Из этих людей ей удалось воспитать Несколько исследователей нового типа. Они были призваны изучать эзотерическую культуру человечества, используя методики, разработанные Е.П. Блаватской.

Преемниками Е.П. Блаватской. в России стали Николай  Рерих и Елена Рерих.

Через две с лишним тысячи лет после нас

Чем могут быть чреваты научные открытия?

Мир разделится на Китай и Россию — этот небеспочвенный прогноз сделал писатель и любомудр Владимир Одоевский в фантастическом романе «4338-й год. Петербургские письма», созданном им в 1835 году. К сожалению, при жизни самого автора, более известного всё же детскому читателю («Городок в табакерке»), чем взрослому, вещь так и не увидела свет.


Россия в первой половине девятнадцатого века задавала тон многим важнейшим научным открытиям. Скажем, петербургский учёный Павел Шиллинг только-только изобрёл электромагнитный телеграф, а князь, современник Пушкина, уже пророчил этому открытию величайшее будущее:


«Между знакомыми домами устроены магнетические телеграфы, посредством которых живущие на далёком расстоянии общаются друг с другом».


Вездесущая Википедия утверждает: автор утопии «4338-й год» предсказал появление Интернета, и с этим сложно не согласиться. Ведь всё сходится!


При самом оптимистичном сценарии развития событий можно будет считать неоспоримым и другое предположение столь раннего отечественного футуролога. А именно: то, что Россия и Поднебесная станут центрами мирового могущества, это они объединят свои усилия, чтобы сохранить Землю, которой угрожает столкновение с приближающейся кометой Вьелы…


Как мыслил князь Одоевский, к этому тревожному времени русские люди откроют для себя все прелести левитации, то есть начнут совершенно свободно передвигаться в воздушном пространстве как истинные ценители быстрой езды... Но как бы далеко не убежал научно-технический прогресс, для грядущего человека вряд ли потеряют актуальность специально созданные продвинутыми профессорами «галлюциногены и сыворотки правды».


Эти микстуры людям новых эпох нужно будет использовать в форме газообразных напитков, равно как регулярно надлежит принимать и «магнитные ванны», устраняющие ложь и лицемерие из общественной жизни.


Эх, нам бы сейчас так реформировать Российскую академию наук, чтобы учёные, опробуя столь важнейшие для всего государства водные процедуры, взяли и назло клеветникам России полетели! «Лечу это я, лечу…» — так, кажется, рассказывала всему болоту героиня детской сказки другого замечательного писателя из того же Золотого века.


Но так уж, видимо, устроена наша противоречивая действительность (к несчастью, конечно), что многие фундаментальные прорывы в науке и технике выходят боком для современников. Вот вырвались мы первыми из всех землян в космическое пространство, и это головокружение от успехов подвигло видного «кукурузника» всех времён и народов провозгласить на века новый общественный строй, о котором лишь мечтали великие утописты (ну и Маркс вместе с ними, разумеется, куда ж без него?).


Да что там преодоление закона всемирного тяготения! Если уж шпиль университетского комплекса на Воробьёвых горах гордо вознёсся под самые облака, отчего бы не замахнуться на помпезное строительство коммунизма в отдельно взятой стране? Логика-то железная, а так примерно и рассуждает персонаж нового и почти философического романа Алексея Варламова «Душа моя Павел». (Никто ещё в отечественной литературе не воспевал с таким знанием дела жизнь филологов, брошенных из элитного столичного вуза на спасение совхозной картошки и рассуждающих по тихой грусти о подлинности создания памятника древнерусской литературы «Слово о полку Игореве».)


Чем завершилось это едва ли не полное обобществление труда, хорошо знает не понаслышке уходящее поколение советских людей — они-то и должны были жить при коммунизме, периодически отбывая трудовую повинность в периоды крайне напряжённой уборочной страды во всех уголках державы.


Может, нам и впрямь нужно очень осторожно относиться к различным идеологическим озарениям сильных мира сего, особенно на пике научно-технических достижений — вдруг, как чёртик из табакерки, следом за гаджетами и виджетами выскочит тот, кто объявит рай на этой грешной земле и всеобщее благоденствие людей, от малого роду-племени до великого?  


Одно безусловно: что-то же в каркасе общественного здания нам придётся достраивать-перестраивать или хотя бы латать. Не наступить бы при этом на грабли, о существовании которых предупреждал благодарных читателей писатель-фронтовик Борис Васильев: строили коммунизм, а построили Вавилонскую башню.

Николай ЮРЛОВ,

КРАСНОЯРСК

Пред.  1 2 3 ... 125 126 След.



Новости
26.05.2019

Иногда они возвращаются

Российские программисты «оживили» портрет Достоевского.
25.05.2019

Библия Гутенберга: начало нового времени

В РГБ проходит выставка, посвященная Библии, изданной в середине XV века Иоганном Гутенбергом.
25.05.2019

Длинный список «Ясной поляны»

Объявлен лонг-лист номинантов престижной литературной премии.
24.05.2019

Патриарх Кирилл наградил писателей

Стали известны лауреаты Патриаршей литературной премии.
24.05.2019

Уникальные издания представят в ИМЛИ РАН

Вышли книги о неизвестных страницах жизни Есенина, Пастернака, Замятина и других крупных писателей.

Все новости

Книга недели
Маяковский и Шенгели

Маяковский и Шенгели

Забытое имя Георгия Шенгели
Колумнисты ЛГ
Попов Валерий

Торг здесь неуместен

Знаменитая будка Ахматовой уплывает на аукцион, вместе с такими же домиками, окр...

Неменский Олег

Не смешно...

Проголосовав за Зеленского, русскоязычное население подписало себе приговор, пре...

Крашенинникова Вероника

За кого пропаганда?

Нацистский Третий рейх был разгромлен 74 года назад. Но идеология фашизма как ин...

Попов Валерий

Озорные экскурсии

И вдруг рябой светлый зайчик со скоростью, недоступной материальным предметам, п...

Минаков Станислав

Он из Харькова

Уроженец Славянска (теперь – символическое место в связи с войной в Донбассе...