Татьяна, русская душою

«Литературная газета» и издательство «У Никитских ворот» выпустили книгу, посвященную Татьяне Дорониной. Нынешний театральный сезон для актрисы — юбилейный.

Автор — давняя соратница артистки и завлит МХАТа им. Горького. Для Галины Орехановой писать о сценических судьбах не впервой. Из-под ее пера уже вышел труд, посвященный нынешней героине («Я — русская актриса»). Новая версия под заголовком «Татьяна Доронина: «Жизнь моя, русский театр» появилась пятнадцать лет спустя. Но эта работа не похожа на обычную биографию. Здесь нет строго хронологического порядка, подробных рассказов о детстве и начале творческого пути (об этом Доронина сама писала в «Дневнике актрисы»). Ореханова берет шире. Ее книга — разговор о судьбе русского театра вообще. «Мировая театральная сцена сегодня, в начале ХХI века, пребывает в тяжелом кризисе драматического театра классического реализма», — констатирует автор. И лишь на Тверском бульваре в этот прискорбный факт поверить трудно: «Так много у него здесь искренних поклонников». Поэтому именно горьковское крыло мхатовской чайки всецело захватило внимание автора. Ну а Татьяне Васильевне по праву досталась главная роль. Повествование в основном охватывает период ее руководства театром. «Гибель искусства — национальное бедствие», — цитирует Ореханова Станиславского. Доронина предстает подвижницей, вышедшей на «мировоззренческую дуэль» с легкомыслием перестроечной сцены.

Признаком хорошего тона является начинать разговор о Татьяне Васильевне издалека — с заветов Станиславского. Биограф Галина Ореханова соблюдает политес беспрекословно. Впрочем, фигуры «художественников», Горького, Чехова, Булгакова, сопровождают все повествование. А текст пестрит выразительными цитатами классиков.

Сцена лишь с виду ровная и гладкая. Путь актрисы только со стороны легок. Немало страниц отдано рассуждениям о творческой совести и ответственности артиста перед зрителем, утерянных в «лихие девяностые». На безрадостном фоне фигура Дорониной выделяется еще более благородно: «Она словно бы и не замечает, что в обществе трусость стала вполне «приличной» чертой поведения, что «хорошим» тоном стало «снимать» трудные вопросы и принято уходить от решения их с «легкостью необыкновенной», по-хлестаковски!». Татьяна Васильевна не закрыла глаза, не махнула рукой, когда рушился родной Художественный — с титаническим усердием пыталась отвратить катастрофу. Тщетно: «Никто не захотел вникнуть в суть дела, никто не выслушал подобающим образом авторитетного художника, русскую актрису — любимицу огромной многонациональной державы, народную артистку СССР». О родном МХАТе завлит пишет с патриотизмом, о расколе — с болью. Зато последующая судьба сцены на Тверском бульваре представлена как триумф. Полные залы, овации, громкие премьеры одна за одной: «Три сестры», «Вишневый сад», «Старая актриса на роль жены Достоевского», «Прощание с Матёрой», «Зойкина квартира», «Лес», «На дне», «Без вины виноватые», «Васса Железнова»… И почти в каждом спектакле Татьяна Васильевна выходит на сцену, поддерживая марку театра «высокой художественной пробы». Окунуться в атмосферу МХАТа Дорониной помогут многочисленные цитаты из рецензий. Кроме того, издание проиллюстрировано редкими снимками из архивов театра и актрисы.

Надежда МОРОЗОВА

Газета «Культура», № 2, 2014