Сталин ненавидел Ленинград?

Писатель и общественник Марина ЮДЕНИЧ пишет по поводу высказываний писательницы Елены ЧИЖОВОЙ в западной прессе:

 

...написала колонку для RT о том, что дни накануне Победы становятся почти тем же, что ночь накануне Рождества.

Не в смысле ожидания праздника, а в смысле – бесов корежит (спойлер, да) .

Ну и вот, оно продолжается.

В колонку уже не войдет, потому – тут.

 

«Лауреат «Русского Букера» заявила о вине Сталина в блокаде Ленинграда».

 

Лауреата зовут Елена Чижова (ничего не говорит мне это имя, но спишем это незнание на пробелы в моем образовании, вполне допускаю, что Елена Чижова – великий русский писатель)

Что примечательно сим сакральным откровением г-жа Чижова поделилась с газетой «Neue Zurcher Zeitung».

Ну правильно, а где ж еще писать такое?

И – знаете что? – несмотря на то, что вот даже колонки про это пишу, я в такое всегда верю не сразу и с трудом.

Потому пошла на страницу этого Zeitung и прочла самолично.

Там – удивительное.

Нет, правда, вот сколько уже прочитано мною – и вами – этой мерзости, а каждый раз – удивительно.

Итак.

 

«Мало известно: ненависть Сталина к городу способствовала планам уничтожения Гитлера. Два монстра-диктатора сыграли эту трагическую фугу в четыре руки».

 

Мало известно.

Перевод корявый конечно, но суть уловить можно: г-жа Чижова собирается сообщить немецким читателям нечто сенсационное.

Доселе неизвестное.

Что же это?

Читаем внимательно.

Автор подробно пересказывает историю своей семьи (в том числе, блокадную) – там все: и реальность, и мифы («в нашей семье мальчики не остаются в живых»), и традиционное уже – про массовый блокадный каннибализм, про то, как в больницах с умерших людей срезали мясо...

 

Ленинградцы, дети мои, те, кто умер и те, кто выжил, не превратившись в животное, напротив – являя миру удивительные примеры самопожертвования и человечности (я знаю, вас было подавляющее большинство в этом великом городе), простите эту несчастную женщину, настолько обиженную жизнью (близкими? судьбой? кем-то еще?). За жуткими историями потерявших рассудок людей не может или не хочет рассмотреть величие вашего подвига.

 

Но мы пойдем дальше.

Где же оно – неизвестное прежде, про тайный сговор Гитлера и Сталина?

 

Снова про семью, про то, что в семье не принято было рассказать про блокаду.

И вот она, эта вот недосказанность (разговоры шепотом мамы и бабушки) и определила отношение автора в блокаде.

Оно в одной формуле: власти скрывают.

Да, дневники, да, документы, да, выжившие люди (не все же были такими загадочными шептунами, как мама и бабушка)... все не то, все ложь.

Власти скрывают.

И вот оно.

Сталин ненавидел Ленинград.

Ну просто ненавидел и все, автор знает.

Вероятно, нашептали мама с бабушкой.

Доказательства, документы, свидетельства современников и соратников, научные труды?

Нет, зачем.

Автор знает, он ненавидел.

И все тут.

 

«Нет другого объяснения тому факту, что во время блокады целые поезда вооружений ленинградских заводов катились на «материк» (как называли незанятую территорию Советского Союза), в то время как Сталин и его сообщники даже не снабжали город минимальными или даже регулярными запасами организовано с едой. Когда эти поезда вернулись с «материка», они были загружены сырьем (тысячи тонн металлов требуемых сортов), с компонентами и инструментами – по оценкам историков, использовалось не менее ста грузовых поездов...»

 

Нет другого объяснения, но нет и доказательств.

Катились и все тут.

На материк.

И с материка.

Зачем – если все и все так легко катались – было прокладывать страшную дорогу через Ладогу и губить людей?

Так Сталин же ненавидел.

 

Но вишенка на торте, она вот она:

 

«Моя память о блокаде – это читать Себальда о бомбардировках Кельна и думать: они также прошли через ад...»

 

Память о блокаде уровнять с памятью о том, как бомбили фашистский Кельн?

Вспоминая о блокаде, читать Зебальда, отец которого служил в Вермахте, сколь ни талантлив потом вырос сын?!

Это ж примерно, как вспоминать о Холокосте, читая Розенберга.

 

«Они тоже прошли через ад».

 

Они, сука, сами, своими руками организовали этот ад.

Это их персональный ад, в котором им и полагалось бы сгореть и сгинуть в руинах. Но они утянули с собой еще миллионы жизней.

Ладно, хватит лирики.

Несколько слов собственно об авторе.

Родилась в Ленинграде в 1957, кандидат экономических наук, в 90-е занималась бизнесом, прозаик, переводчик, эссеист, лауреат премии «Русский Букер-2009».

Все.

А, нет.

Муж – Валерий Возгрин, доктор исторических наук, профессор СПбГУ, официальный представителем Меджлиса крымскотатарского народа в Санкт-Петербурге, член Датской королевской академии наук и искусств.

Теперь все.