Проходя через верность
Максима Танка с любовью называли коренастым дубом, что глубоко пустил корни в родную землю