Почему есть «книги мёртвых», но нет «книг живых»?