САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Игры прохиндеев

21.09.2019
Игры прохиндеев 200 писателей одним махом вычеркнуты из состава Российского отделения Международного ПЕН-клуба «Русский ПЕН-центр»

Что стоит за самосожжением в Удмуртии?

14.09.2019
Что стоит за самосожжением в Удмуртии? Навязывание национальных языков в республиках РФ нередко нарушает права русских, полагает Наталья ХОЛМОГОРОВА.

«Прошел запой, а мир не изменился…»

08.09.2019
«Прошел запой, а мир не изменился…» 8 сентября Борису РЫЖЕМУ исполнилось бы 45 лет... О внутреннем мире поэта размышляет Александр БАЛТИН.

На краю

20.09.2019
На краю Стихотворный цикл Людмилы ШАРГИ читается как единая поэма. И это действительно стоит прочитать.

«Опять нас отымели, замарали…»

14.09.2019
«Опять нас отымели, замарали…» Кто не знает ЛЕСИНА? Женю знают все. Редактор, поэт, хулиган с новыми стихами на сайте «ЛГ».

Был краток век «Бычков в томате»

09.09.2019
Был краток век «Бычков в томате» В стихах Михаила ОКУНЯ не просто ностальгия по юности – скорее это возвышенная печаль.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

На смерть Валентина Резника

17.09.2019
На смерть Валентина Резника Александр БАЛТИН размышляет о недавно ушедшем поэте.

«Вновь я вспомнил родимый дом...»

15.09.2019
«Вновь я вспомнил родимый дом...» Марина ГЕРАСИМОВА и Антон ХРУЛЕВ рассказывают о поэтическом сборнике «Подворье».

Перформансы нашего времени

10.09.2019
Перформансы нашего времени О романе Александра ПРОХАНОВА «Гость» размышляет Галина ПАНКРАТОВА.
  1. Какие разделы Вас больше привлекают в «Литературной газете»?

Спящие

21.09.2019
Спящие Комментарий к открытому письму священников члена Общественной палаты РФ,  социолога религии, профессора философского факультета МГУ Александра ЩИПКОВА.

На Донбассе понимают боль Беслана

19.09.2019
На Донбассе понимают боль Беслана Глава Донецкой Народной Республики Денис ПУШИЛИН совершил поездку в Северную Осетию.

Русофилы – не шпионы

13.09.2019
Русофилы – не шпионы Сергей БАБУРИН возмущен антирусской и антиболгарской провокацией.

МИР ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА: ХОЛОДНАЯ ВОЙНА В КУЛЬТУРЕ. Часть 11 Пиррова победа абстракционизма.

МИР ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА: ХОЛОДНАЯ ВОЙНА В КУЛЬТУРЕ. Часть 11 Пиррова победа абстракционизма.

Стоит несколько слов добавить о самой страшной фигуре, сыгравшей огромную роль в разработке и выполнении стратегических планов оккупации планеты абстрактным «искусством», — Альфреде Барре. На вид скромный и тихий человек, интеллигент. Глядя на его внешность, никогда не подумаешь, что этот человек согласился добровольно стать идеологическим разрушителем современной культуры...

«ИЕЗУИТ» АБСТРАКЦИОНИЗМА

E5CD6B30-DC04-4590-A279-D5CE3BC6B3A6.jpeg

Вот что пишет о нем в своей книге Ф. Сондерс:

«Являясь законодателем мод своего времени, Барр сделал очень многое для успеха абстрактного экспрессионизма. Родившийся в 1902 году в Детройте, Барр поступил в Принстон в 1918 году, где проявил интерес к искусству, военной истории и шахматам (что объясняло его увлечение стратегией и тактикой). В 1929 году, по приглашению Эбби Олдрич Рокфеллер, он стал первым директором Музея современного искусства. Эту должность он занимал до 1943 года, когда на этом посту его сменил Рене д'Арнонкур. Однако Барр продолжил работать в музее, а в феврале 1947 года его назначили директором коллекций МОМА.

«В статье для журнала «Нью-Йоркер» Дуайт Макдональд описал его как человека «застенчивого, хрупкого, с тихим голосом и учёным выражением лица со строгими чертами, смягчаемыми только скрытой улыбкой, которую можно заметить у древнегреческих статуй или на лице психоаналитика». Но в то же время Макдональд отмечал, что Барр был больше чем просто ещё одним приятным рассеянным пожилым профессором. Несмотря на свою спокойную и высоконравственную манеру поведения, было в нём немало от политика «с итальянской искусностью».

Альфред Барр приложил руку к созданию в музее такой атмосферы интриг, что многое там было совсем не тем, чем казалось, так что один сбитый с толку художник назвал это место «Домом «загадок, а не искусства».

«Макдональд цитирует Пегги Гуггенхайм, которая однажды призналась, что «ненавидит уклончивую манеру речи Барра», и другого современника, который заметил «нечто иезуитское в Альфреде. Но если иезуиты строили свои козни во славу Божию, то Барр плёл интриги во имя современного искусства и музея».

«В стратегии Музея современного искусства в этот крайне политизированный период угадывается та самая «итальянская рука» Барра. Пытаясь успокоить возмущавшихся любовью МОМА к абстрактному в экспрессионизму, он следовал «политике двойных стандартов, которая из соображений такта и дипломатии никогда не велась в открытую, но проявлялась, в частности, в программе выставки музея».

«Таким образом, не было недостатка в выставках, отвечающих вкусу большинства на романтический или предметный жанр, что вынудило одного критика обвинить музей в преданности не столько «искусству нашего времени», сколько «искусству времени наших дедов».

«Но одновременно Барр приобретал работы нью-йоркской школы и вёл незаметную агитацию с целью привлечения широкой институциональной поддержки. Именно он убедил Генри Люса из «Тайм-Лайф» изменить свою редакторскую политику по отношению к новому искусству, рассказывая ему в письме, что его необходимо защищать, не подвергать критике как в Советском Союзе, потому что оно как-никак является «свободным предпринимательством в искусстве».

«Люс, постоянно державший фразу «интеллектуальное здоровье Америки» на кончике своего языка, начал поддерживать интересы Барра и Музея современного искусства. В августе 1949 года журнал «Лайф» выделил центральный разворот для Джексона Поллока, тем самым поместив художника и его работы на каждый кофейный столик в Америке. Такой охват (и усилия Барра по закреплению успеха) не позволил оставить абстрактный экспрессионизм без внимания.

«Тем не менее, коллекции Музея современного искусства попадали в Европу, что наилучшим образом демонстрирует успехи нью-йоркской школы. Под эгидой Международной программы, которая была запущена в 1952 году на средства Фонда братьев Рокфеллеров (в течение пяти лет ежегодно выделялся грант в размере 125 тысяч долларов), музей запустил масштабную программу экспорта абстрактного экспрессионизма, которую сам Барр охарактеризовал как форму «благотворительной пропаганды для иностранной интеллигенции», (другой активист МОМА назвал её «огромным вложением в дело международного признания»). Куратором программы был ПОРТЕР МАККРЕЙ (Porter McCray), выпускник Йельского университета и ещё один заслуженный сотрудник южноамериканской разведывательной группы Нельсона Рокфеллера. В декабре 1950 года Маккрей на год оставил должность руководителя отдела выездных выставок МОМА, чтобы в качестве сотрудника внешнеполитического ведомства США присоединиться к программе культурного восстановления Европы, развёрнутой в рамках «ПЛАНА МАРШАЛЛА» в Париже. Об этих событиях Рассел Лайнс (Russel Lynes) писал в своей истории Музея современного искусства: «Перед музеем теперь находился весь мир, который можно обратить в свою веру (по крайней мере мир снаружи железного занавеса), хотя на этот раз экспортируемая религия была своей, местной, а не импортной верой из Европы, как это бывало в прошлом».

«Во Франции Маккрей воочию наблюдал негативные последствия официального запрета Государственного департамента на так называемых левых художников. В результате появился, как сформулировал один из сотрудников американского посольства, «разрыв в американских интересах и действиях, который не только непонятен европейцам, но также играет на руку коммунистам, обвиняющим Америку в том, что она не разделяет основные ценности западной цивилизации».

«Маккрей вернулся в Музей современного искусства, чтобы исправить это впечатление. Под его началом заимствования из хранилищ музея для передвижных выставок значительно возросли, даже «до несколько тревожных масштабов», что, как показал внутренний отчёт, оставило в 1955 году музей «без большей части его лучших произведении американского искусства на 18 месяцев». К 1956 году в рамках Международной программы прошли 33 международные выставки, в том числе участие США в Венецианской биеннале (США стали единственной страной, которую представляли частные лица). Одновременно значительно возросло финансирование посольств и консульств США.»

АГИТАЦИЯ И ПРОПАГАНДА ИСКАЛЕЧЕННОЙ КУЛЬТУРЫ.  

Ф. Сондерс пишет в своей книге:

«Был опубликован ряд статей, в которых Международная программа Музея современного искусства ОБВИНЯЛАСЬ в КУЛЬТУРНОЙ ПРОПАГАНДЕ и даже высказывались предположения, что она была связана с ЦРУ. А я как работавший там в те годы могу заявить, что это абсолютное враньё! - рассказывал Уолдо Расмуссен (Waldo Rasmussen), помощник Маккрея. - Главный акцент Международная программа делала на искусстве - политика здесь была ни при чем, равно как и пропаганда. На самом деле как американскому музею нам было ВАЖНО ИЗБЕЖАТЬ ОБВИНЕНИЙ в КУЛЬТУРНОЙ ПРОПАГАНДЕ, и по этой причине не всегда было выгодно иметь связи с американскими посольствами или государственными деятелями, потому как это наводило на мысль о пропагандистской цели выставок, что на самом деле было не так».

«В Музее современного искусства не обошлось ни без пропаганды, ни без государственных деятелей. Например, когда в 1952 году музей согласился организовать художественную выставку в рамках парижского фестиваля «Конгресс за свободу культуры», он сделал это при содействии попечителей, которые были полностью осведомлены о роли ЦРУ в организации фестиваля. Кроме того, куратор выставки Джеймс Джонсон Суини (член консультативного комитета МОМА и Американского комитета за свободу культуры) публично одобрил пропагандистскую ценность этой выставки, объявив: «На показе будут представлены шедевры, которые не могли быть созданы или выставлены на всеобщее обозрение в таких тоталитарных странах, как нацистская Германия или современная Советская Россия».

«Взгляд на абстрактное искусство как на синоним слова «демократия», как на нечто, находящееся на «нашей стороне», был также подчёркнут Альфредом Барром, который в стиле обычной риторики холодной войны заявил: «Монолитная тирания не терпит нонконформизм и любовь к свободе современных художников, современное искусство бесполезно для диктаторской пропаганды».

ПИРРОВА ПОБЕДА «АПОСТОЛОВ ФОСТЕРА ДАЛЛЕСА» И «КОВБОЕВ».

Гораздо большее значение, чем Выставка шедевров, организованная Николаем Набоковым, имела выездная выставка 1953-1954 годов «Двенадцать современных американских художников и скульпторов» - первое турне МОМА, посвящённое исключительно нью-йоркской школе. Открытая в Национальном музее современного искусства в Париже (Musee National d'Art Modern) она стала первой крупной выставкой американского искусства, проходившей во французском музее за более чем 15 лет. Чтобы избежать обвинений в «культурном вторжении» во Францию (чей собственный культурный шовинизм нельзя было не заметить), МОМА заявил, что выставка была организована в ОТВЕТ на ПРОСЬБУ ФРАНЦУЗСКОГО МУЗЕЯ о её проведении. На самом же деле всё было наоборот.

Согласно официальному донесению американского дипкорпуса в Париже, «в начале февраля 1953 года, Музей [современного искусства] обратился в отдел культурных связей посольства с просьбой обсудить с Жаном Кассу (Jean Cassou), директором Национального Музея современного искусства в Париже, возможность проведения указанной.  выставки.

8B505467-892A-49D1-AE5A-40A9DA61D991.jpeg

«Посчитав, что эта выставка могла бы быть полезной, мсье Кассу, несмотря на то, что уже составил расписание экспозиций вплоть до весны 1954 года, всё же изменил планы и исключил из программы запланированную ранее выставку бельгийского художника Энсора».

«Французская пресса пыталась добыть информацию о политических манёврах, происходящих за кулисами выставки.

«В адрес парижского Музея современного искусства посыпались колкости, его стали называть новой СТОРОЖЕВОЙ ЗАСТАВОЙ на «территории Соединенных Штатов», а художников, представленных на выставке, - «двенадцатью АПОСТОЛАМИ мистера Фостера Даллеса»...

так началась культурная оккупация планеты искалеченным беспредметностью и безобразием современным искусством». - заканчивает свой рассказ о тайных акциях стратегии оккупации планеты своей массовой буржуазной культурой.

Такая же СТОРОЖЕВАЯ ЗАСТАВА  поставлена ныне в Москве.

4B28E18A-8609-4527-8CB9-1F615079C252.jpeg

******

В отличие от тайной деятельности спецслужб на Западе, тщательно скрываемой от населения, в социалистических странах компартии публикуют все принимаемые ее руководством постановления по развитию культуры и литературы в стране и в мире. Чего стоят открытые и опубликованные документы Первого съезда советских писателей (1934), о которых я подробно рассказывал в своём блоге!!

Как и почему партия развивала теорию социалистической литературы и эстетики и после Второй Мировой войны, рассказывают постановления и доклады А. А. Жданова. СТАЛИН и Жданов открыто заговорили о попытках буржуазии навязать идеологию космополитизма («чужебесия») советским людям. Ее страшили  и пролетарский интернационализм, и советский патриотизм — единство миллиардов трудящихся планеты.

——————

М. Горький

«Формализм как «манера», как «литературный приём» чаще всего служит для прикрытия пустоты или нищеты души. Человеку хочется говорить с людьми, но сказать ему нечего, и утомительно, многословно, хотя иногда и красивыми, ловко подобранными словами, он говорит обо всём, что видит, но чего не может, не хочет или боится понять. Формализмом пользуются из страха пред простым, ясным, а иногда и грубым словом, страшась ответственности за это слово. Некоторые авторы пользуются формализмом как средством одеть свои мысли так, чтоб не сразу было ясно их уродливо враждебное отношение к действительности, их намерение исказить смысл фактов и явлений. Но это относится уже не к искусству слова, а к искусству жульничества» Т. 27




Новости
21.09.2019

Музыка в открытом космосе

В Музее космонавтики состоится концерт IV Международной творческой лаборатории композиторов «Открытый космос».
20.09.2019

«Брат по песенной беде»

В московском музее Сергея Есенина состоится встреча, посвященная творчеству сестер Цветаевых.
20.09.2019

Хороша страна Япония...

На Международном кинофестивале «Меридианы Тихого» состоялся показ документального фильма «На пути к доверию: русские в Японии».
19.09.2019

Платонова вспомнят в ИМЛИ РАН

В Москве пройдет IX Международная научная конференция «Андрей Платонов в мировом культурном пространстве».
19.09.2019

Литературные чаепития на ВДНХ

В Центре славянской письменности «Слово» на ВДНХ открывается проект «Школьная классика для взрослых: Пушкин, Гоголь, Достоевский».

Все новости

Книга недели
Военная история России

Военная история России

Российское военно-историческое общество выступило в качестве изда­теля по-своему уникального учебно­го пособия.
Колумнисты ЛГ
Болдырев Юрий

Ловкость рук…

И поражения бывают достойными, и победы – постыдными. Скажете, после драки кулак...

Виктор Перегудов

О внедрении злобы

«Старые идеи – прочные оковы. Новые идеи – ост­рые ножи». История мира подтвержд...

 Анатолий Белкин

Сладкоречивый епископ

Наш сегодняшний гость – яркий представитель позднего французского классицизма ...