САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Новая книга Максима Замшева

21.01.2020
Новая книга Максима Замшева В издательстве «Азбука» в серии «Азбука-бестселлер. Русская проза» выходит новый роман главного редактора «Литературной газеты».

Нас поздравил Дмитрий Медведев!

15.01.2020
Нас поздравил Дмитрий Медведев! Дмитрий Анатольевич Медведев поздравил «Литературную газету» со 190-летним юбилеем.

Грибоедов на реке Зуше

12.01.2020
Грибоедов на реке Зуше К 225-летию со дня рождения великого русского поэта, драматурга и государственного деятеля.
Краеведческие изыскания Григория ЛАЗАРЕВА.

Из давности давней

18.01.2020
Из давности давней Стихи Василия СИТНИКОВА можно отнести к «тихой лирике», но главное их достоинство в том, что они настоящие.

Скрипка

11.01.2020
Скрипка Рассказ Алены ДАЛЬ – о детстве, но при этом он совсем не детский.

Развалка

05.01.2020
Развалка Проза Ефима ГАММЕРА давно уже не оставляет равнодушными редакторов литературных изданий.

Мастер-класс главреда "Литгазеты" Максима Замшева на Пушкинфесте

Смотреть все...

Постапокалипсис, но не страшилка

20.01.2020
Постапокалипсис, но не страшилка О популярном аудиосериале Дмитрия ГЛУХОВСКОГО рассказывает Лада БАСНИНА.

«Подземный бастион»

14.01.2020
«Подземный бастион» Подведены итоги юбилейного Всероссийского поэтического интернет-конкурса «Пегасьи бои».
Отчет Вячеслава ДЕМЧЕНКО.

Ничего не изменилось, или «Подвергай все сомнению»

10.01.2020
Ничего не изменилось, или «Подвергай все сомнению» Владимир СПЕКТОР разбирает роман Виктора ШЕНДРИКА «Девяносто первый, или Путь в бронзу».
  1. Какой Ваш любимый праздник?

Мишустин похож на слона

19.01.2020
Мишустин похож на слона Так считает Эдуард ЛИМОНОВ, видевший нового премьера в профиль.

Что американцу хорошо, то русскому – смерть!

13.01.2020
Что американцу хорошо, то русскому – смерть! Поэт и профессор Литинститута Олеся НИКОЛАЕВА против депутатов Госдумы, лоббирующих закон «О профилактике семейного насилия».

Дорога в пропасть

09.01.2020
Дорога в пропасть В России за минувший год «грохнулось» почти 100 мостов, утверждает Андрей КАРАУЛОВ.

9. Е. П. БЛАВАТСКАЯ и РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ — Владимир Соловьёв, поэт и философ.

9. Е. П. БЛАВАТСКАЯ и РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ — Владимир Соловьёв, поэт и философ.

Сложным можно назвать отношение Владимира Соловьёва (1853-1900), известного философа и публициста, к учению Е. П. Блаватской. Лично Владимир с Блаватской никогда не встречался. Он читал ее книги и статьи, интересовался её учением. Он знал английский язык и был знаком, по крайней мере, с тремя трудами Блаватской: «Разоблачённой Изидой», «Тайной Доктриной» и «Ключом к теософии». Выписывал и читал журнал “Теософ”. Он опубликовал две работы о Е.П. Блаватской: краткую рецензию на книгу «Ключ к теософии» и статью в «Критико-библиографическом словаре русских писателей и учёных» Венгерова.2834794F-6852-429C-8775-358ABAB2DF15.jpeg

1

В рецензии он назвал теософское учение необуддизмом. Блаватская в ответ написала статью, в которой доказывала, что автор рецензии слабо знаком с индийской философией. Она попыталась объяснить разницу между буддизмом и буддхизмом (тайным учением буддизма). Она не стала продолжать бессмысленный и бесполезный спор с философом, мечтающим о воссоединении  христианских церквей, далеким как от проблем востоковедения и индийской философии, так и от оккультизма.

Мало кто в России читал ее статью о непонимании Владимиром Соловьевым основ эзотерической философии и истории теософии. Однако многие читали статью  Вл. Соловьева о Блаватской в «Критико-библиографическом словаре русских писателей и учёных» Венгерова. В ней в частности говорилось: «В истории теософического движения, начавшегося в Америке в 1875 г., затем перешедшего в Индию и, наконец, в Европу, очень многое покрыто мраком, который я не берусь рассеять. Есть основание утверждать, что г-жа Блаватская и не была никогда в Тибете, однако если не возникновение, то распространение псевдотеософии совершилось не без воздействия со стороны северного буддизма; и хотя сообщения таинственных гималайских братьев и имеют явно подложный характер, но само это братство так называемых «махатм» едва ли есть чистый миф... Глубокая идея буддизма ещё не пережита человечеством, она может овладеть и западными умами, которые дадут ей новые формы. Мы уверены, что движение, представляемое мнимыми теософами, есть лишь предвестие более важных явлений».

«Сама г-жа Блаватская с её американскими и европейскими друзьями были лишь орудием, а не инициаторами этого движения. Я не буду останавливаться на практической деятельности этой замечательной женщины, а ограничусь лишь краткой характеристикой её главных сочинений. Она в три приёма пыталась изложить сущность тайного буддизма, именно, в трёх книгах: «Разоблаченной Изиде», «Тайной Доктрине» и «Ключе теософии». Первое из этих сочинений изобилует именами, выписками и цитатами. Хотя большая часть этого материала взята, очевидно, не из первых источников, однако нельзя отказать автору в обширной начитанности.

«Зато систематичность и последовательность мышления отсутствуют вполне. Более смутной и бессвязной книги я не читал за всю свою жизнь. И главное, здесь не видно прямодушного убеждения, нет очевидной постановки вопросов и добросовестного их разрешения. Две другие книги представляют меньше эклектического материала и больше внешнего порядка, но с теми же внутренними недостатками ... Итак, если Е.П. Блаватская положила всю свою душу в пропаганду необуддизма, то при всей несостоятельности и ложности этого учения, как целого, при всех неправильных сторонах её собственной деятельности, шарлатанской и крайне неразборчивой на средства, всё-таки нельзя отнестись к ней с безусловным осуждением и отказать ей в некоторой относительной правде».

Вероятно, Владимир не раз обсуждал вопрос о теософском учении  со своим братом Всеволодом. И в данной статье просматривается мнение Всеволода о псевдотеософии.

2

В 1880-1881 годах Владимир Соловьев читал лекции по истории философии на Высших женских курсах в Санкт-Петербурге. Они были изданы тогда литографским способом и впервые были опубликованы в журнале «Вопросы философии» в 1989 (№ 6, с. 76-132). В сносках к лекциям перечислены труды западных историков философии, на которые опирался лектор: Льюс, Альфред Фуйле и книга епископа Хрисанфана «Религии древнего мира». Все перечисленные авторы, да и российские авторы, писавшие о религиях, утверждали, что именно христианская религия является высшей точкой развития религиозного сознания человечества (с. 86).

В плену этой утопической концепции оказался не только В. Соловьев, но все философы в России, входившие в школу русской религиозной философии.

В лекциях по индийской философии в списке трудов автором названы были семь книг по буддизму и одна по истории индийской философии (с. 89). Источники по теме буддизма не названы, да и они едва ли существовали в то время на русском языке. В Индии Соловьев не был. В Лондоне, изучая индийскую философию, он не пробыл и года. При чтении текстов лекций складывается впечатление, что его представления о буддизме были деформированы его собственными идеями богочеловечества и идеями христианской теософии Я. Беме и Э. Сведенборга.

В «Чтениях о богочеловечестве» Соловьев вспоминает об александрийских теософах и средневековых христианских мистиках. Владимир Соловьев и другие русские религиозные философы признавали только две теософии – античную и христианскую. Другой они не признавали. Не могли они признать и теософское учение Блаватской, в концепции которой было больше буддизма, брахманизма и веданты, чем античной и христианской средневековой мистики.

Владимир Соловьев был человеком весьма противоречивым. Вот что писал о нем в предисловии к упомянутому двухтомнику известный советский философ В.Ф. Асмус, написавший книгу о Соловьеве еще в начале 1940-х годов. «Для славянофилов он был изменником и перебежчиком в лагерь западников, для консерваторов – вредным либералом и даже более чем либералом – профессором, публично защищавших убийц Александра II, принципиальным защитником свободы слова и мысли, для церковников – перебежчиком в католицизм, хулителем уклада русской церковной жизни, соблазнительным проповедником унии. Для западников и либералов он был мистиком, подчинявшим дело политического преобразования общества несбыточной и ненужной мечте о его религиозном переустройств и обновлении, сентиментальным поклонником рыцарских качеств Николая I, поэтом, воспевшим в умиленных стихах «чудесное спасение» царской семьи при крушении в Борках и т.д. Толстовцы видели в нем союзника православной церкви по критике толстовца, церковники – союзника Толстого в проповеди религиозного свободомыслия и рационализма».

В.Ф. Асмус вспоминает речь Вл. Соловьева в защиту убийц Александра II в 1881году на одной из университетских лекций. Речь получила резонанс в прессе. Ему пришлось покинуть университет. Когда разгорелся спор между сторонниками и противниками университетской реформы, проводимой по велению царя, Владимир выступил против группы, которую возглавлял его отец, известный историк, в то время ректор Московского университета. А позже, когда его перестали публиковать столичные журналы (sic.), он обратился с жалобой к АлександруIII (1890 г.).

В ней он писал: «Всемилостивейший государь! Прибегаю к верховному суду и защите Вашего Величества против несправедливости, которой подвергаюсь со стороны некоторых учреждений. Меня лишают доброго имени и всяческими утеснениями принуждают перенести мою деятельность за границу. Умоляю Ваше Величество возвратить мне отнятую возможность служить родине по мере сил на том поприще, к которому имею призвание и способности». Стоит ли комментировать это письмо брата клеветника-романиста?

У Вл. Соловьева была врожденная привычка всех поучать. Блаватской он сделал внушение за необуддизм. Л.И. Мечникову (1838-1888), выдающемуся ученому, автору известного труда «Цивилизации и великие исторические реки» (1889), он выговаривал в своей рецензии за то, что тот забыл подчеркнуть роль христианства. Он публично поправлял историков в статье «Руководящие мысли «Исторического обозрения». На В.В. Розанова он опубликовал памфлет (сказать точнее – пасквиль) на его брошюру «Место христианства в истории России».

Высокого мнения о себе был Владимир Соловьев, как и его брат Всеволод.

B7A1FD2F-11E6-40DD-95B8-749440E95679.jpeg

Чем-то братья были очень похожи друг на друга!  Вам не кажется?

3

Очевидно одно, Блаватская и Владимир Соловьев не поняли и не могли понять друг друга, хотя в их судьбе и в их характере было что-то общее. Оба были «кочевниками» по природе. Оба отдали любимому делу всю жизнь без остатка. Владимир прожил всю жизнь один и не имел насиженного гнезда. Он чаще скитался по гостиницам и дворянским поместьям друзей, чем жил в отцовском доме. По его вине пропала большая часть архива отца.

В отличие от Блаватской он успешно закончил Московский университет, год проучился в духовной академии, защитил магистерскую и докторскую диссертации по философии, читал лекции в университете, на Высших женских курсах, первом высшем учебном заведении для женщин в России, открытом не без влиянии Соловьева-отца в 1870-е годы.

Как свидетельствуют изданные письма Вл. Соловьева, он с детства был мистиком, как и Блаватская. О его интересе к спиритуализму свидетельствует его перевод книги Горнея Э., Майера Ф. и Подмора Ф. «Прижизненные призраки и другие телепатические явления» в 1893 году. Он не искал чужой помощи в своих мистических исканиях в отличие от брата Всеволода. Он имел собственный опыт видений, сновидений, созерцания.

С детства он видел вещие сны. Он постоянно прислушивался к внутреннему голосу. Однажды ему привиделся индус в чалме. Может быть, этот голос был голосом Учителя, как у Блаватской? В юности он увлекся спиритуализмом и полагал, что спиритуализм можно использовать в мистических целях. Однако после посещения спиритуалистических сеансов в Лондоне в 1875 году он утратил интерес к медиумизму.

В 1866 году, юношей, он разочаровался в религии и выбросил все свои иконы из своей комнаты. Стал исповедовать идеи материалиста Бюхнера и нигилиста Писарева. Так писал о нем Н.О. Лосский, историк русской философии.

А позже, начиная с 1869 года, он начал лепить свою религиозно-философскую систему, названную исследователями его творчества «философией Всеединства и Богочеловечества». Теперь маятник качнулся в противоположную сторону, и Владимир увлекся католицизмом, проблемой воссоединения церквей – католической, православной и протестантской. В русской историко-философской литературе даже разгорелся спор о том, принимал ли он католическую веру или нет. Он «твердо верил в мистическое единство римско-католической и православной церквей». После 1889 годы Соловьев утратил интерес к идее воссоединения церквей.

Оба занимались теософией. Соловьев – христианской теософией Беме и Сведенборга. Блаватская модернизировала античную и средневековую христианскую теософию и внесла в нее восточные учения.

Современная теософия – это универсальное учение, наполненное элементами буддизма, йоги, классического оккультизма и других восточных учений. Соловьев не понял ее вклада в развитие теософских идей. Он пытался тоже создать новое универсальное учение – на базе русско-византийского православия.

Расхождения в миропонимании у них были существенны. Потому что Владимир Сергеевич не понял теософского учения Елены Петровны и поэтому назвал его необуддизмом. Если философия всеединства церквей стала неинтересна ее создателю при его жизни, то идея планетарного братства Блаватской продолжает волновать человечество и в настоящее время. Наивно было предполагать, что философия Богочеловечества могла бы способствовать возрождению славянской духовности в эпоху глубочайшего кризиса христианства, которая не завершилась и сегодня.

Оба отрицательно относились к социализму: Блаватская всегда, а Соловьев – недолго. В «Чтениях» он писал по этому поводу, что социализму, как силе исторически оправданной, «бесспорно принадлежит на Западе ближайшее будущее». И далее он приводит известную шутку о социализме: между ними существует «та маленькая разница, что христианство требует отдать свое, а социализм требует брать чужое».  Очень глубокое понимание «разницы»?!

Что касается религии, то в конце 1870-х он считал ее «вещью очень жалкою». Потом его переменчивый характер вместо знака «минус» поставил знак «плюс», и около десяти лет он на все лады прославлял христианство и писал о необходимости воссоединения церквей, правда на французском языке – для Запада.

Оба с уважением относились к М.Н. Каткову. В небольшой статье «Несколько личных воспоминаний о Каткове. Вл. Соловьев писал: «Деятельность Каткова за последние 23 года его жизни, вызывая восторженные похвалы в редеющем кружке его безусловных приверженцев, подвергается в остальном обществе всем степеням осуждения, доходящего до явной несправедливости… Я должен еще заявить, что никогда не поверю, чтобы Катков был способен в важных вопросах кривить душой, сознательно изменять свои взгляды и свои указания ради каких-нибудь низменных своекорыстных соображений. Этот человек доказал, что в решительную минуту он способен все поставить на карту, готов рисковать всем своим личным положением и благополучием ради того, что он считал пользою своего отечества. А что он под конец перестал ясно различать интересы своего властолюбия от интересов России, то ведь такое смешение происходило безотчетно и невольно».

Различие между ними заключалось в том, что Владимир не оставил после себя ни последователей, ни организации, ни международного или всероссийского движения. Блаватская создала Всемирное теософское движение, которое существует и развивается до настоящего времени, пережив и царский и советский режимы.

Теософия, как новая русская форма духовности, лежит в основе учения Рерихов и Махатм  — АГНИ-ЙОГИ. В международном рериховском движении участвуют десятки тысяч людей в разных странах мира.

4

Блаватская и русские религиозные философы – дети одной страны, дети России, дети одного русского Солнца. Многие русские философы доказывали, что мир не должен быть спасен насильно. Блаватская писала о том, что он не может быть спасен насильно. Владимир Соловьев призывал к вселенской соборности церквей. Блаватская призывала к объединению и созданию вселенского братства без различия веры, национальности, расы. Бердяев и другие русские философы прошли через годы увлечения социализмом, Блаватская прямо указывала, что теософ не может и не должен участвовать в революционных, террористических и социалистических движениях.

Русские философы отказались принять ее в свою компанию. Да, она и не стремилась к этому. Слишком глубокие корни она пустила в западной культуре, слишком много сил и здоровья отдала Востоку. Однако всю жизнь она оставалась русской патриоткой по воспитанию, по культуре, по образу мыслей. Ее творчество принадлежит не только западной культуре, но и России.

Она видела место России в европейском созвездии государств. Не идею социализма и не христианское идеальное будущее человечества, а идею братства, сплетения судеб народов Европы, Азии, Америки и Африки защищала она. Как все религии вытекали из единого источника – Божественной Мудрости, так и каждый человек, живущих на планете в прошлых жизнях мог принадлежать к разным расам и нациям, исповедовать разные мировые религии.

Блаватская  была убеждена в том, что церковники везде и всегда не объединяют, а разъединяют народы, вызывают конфессиональные войны. Поэтому народы должны принять новое универсальное, духовное учение (религиозно-научную философию или научно-философскую религию), в развитие которого она внесла свою лепту, чтобы привести к братству все расы и нации на планете.

Разве не об этом светлом будущем другими словами говорит теория научного коммунизма?! Ведь только в том будущем мире новой коммунистической цивилизации прекратятся эксплуатация человека человеком и религиозные войны между народами!  

5

Хотя некоторое сходство между Блаватской, с одной стороны, и русскими христианскими философами, с другой, можно при желании найти. Сходство заключалось в том, что обе стороны признавали наличие в человеке экстрасенсорных способностей, склонность к мистическим переживаниям и интуитивному познанию. Но на этом сходство заканчивается. Блаватская отрицала прогрессивную роль церковного христианства, его мнимого, надуманного превосходства над другими мировыми религиями. Она видела духовный прогресс человечества в межэтническом и межконфессиональном братстве людей, а не церквей.

Русские христианские философы были убеждены в превосходстве христианства. Они видели пути решения многих национальных и международных проблем на путях укрепления и развития христианской духовности. Ну и к чему привели эти пути за две тысячи лет? К двум чудовищным мировым войнам. А разве мир в наши дни не стоит на пороге третьей мировой войны? Разве ВОЙНА И МИР не является самой актуальной проблемой в развитии человечества? И каков же вклад христианства в историю современного человечества?

К богоискательству человечеству обращалось всегда только тогда, когда христианская религия и цивилизация переживали острый кризис. Эти эти христианские философы не могли понять, что они выдумывали еще один миф о будущей духовности в те десятилетия, когда Россия и Европа скатывались в пропасть политических революций и мировых войн. Победил холодный прагматический расчет финансовых воротил, военно-промышленных магнатов и большевистских агитаторов.

Правильнее и глубже видели будущее мироустройство Ницше и Маркс. Приговор русской христианской философии вынес ХХ век: безбожие утвердилось на Руси, а большевистский режим развеял российских философов по всему  миру. Исторически правой оказалась Блаватская. Вопрос о путях решений межэтнических и межконфессиональных проблем, которые она предлагала решать на путях управляемой в планетарном масштабе духовной эволюции человечества сегодня более актуален, чем в ее эпоху.

Бердяев был одним из немногих русских мыслителей, давших объективную, непредвзятую оценку культурной жизни России и отметивших факт большого влияния Блаватской на русскую культуру. Влияние это было не прямое, а косвенное – через оккультизм, спиритуализм и антропософию – особенно в 1910-е годы. (с. 194).  

Он «навеки сохранил убеждение, что нет религии выше истины». (с. 85) Он основательно изучил буддизм по трудам Ольденбурга. (88) Он «имел жизненные встречи с оккультным течением». (с. 141) Он признавал «многоплановое перевоплощение, перевоплощение в другом духовном плане, как и предсуществование в духовном плане». (с. 303) Он, как подлинный философ, изучал труды античных и средневековых философов, он не был склонен к признанию оккультного мировоззрения, ибо ИСТИНА ВЫШЕ и РЕЛИГИИ, и ОККУЛЬТИЗМА, и ТЕОСОФИИ, и АНТРОПОСОФИИ.

6

Как западные историки теософии относятся к спору между Вл. Соловьевым и Блаватской? Известный, автор первой книги об истории теософского движения Чарльз Райян подчеркивал, что Вл. Соловьев имел огромный авторитет в России как мыслитель и поэт. Он сравнивал его популярность с популярностью английского философа Герберта Спенсера и отмечал, что русский философ был более духовно развитой личностью. Он доказывал, что Владимир Соловьев в отличие от многих других современников Блаватской понял основное отличие учения Блаватской о Древней Божественной Мудрости от буддизма Гуатамы Будды. Он приводит два примера, повествующих о том, что русский философ пытался защитить свою соотечественницу от пустых обвинений и развеять слухи и сплетни, которые на Запада распускали продажные журналисты и враждебно настроенные спиритуалисты о ней.  Они обвиняли ее в том, что она разбогатела, сделала состояние на теософии и теософском обществе. Он отметает это лживое обвинение и приводит в доказательство обратного подробный финансовый отчет о доходах и расходах руководства Теософского общества, который регулярно публикуется на страницах теософского журнала со дня основания.

Второе обвинение касалось существования Махатм, Адептов. Соловьев признавал факт возможности общения Блаватской с Махатмами. Ч. Райян как теософ, естественно, убежден в том, что Блаватская не придумала их и развенчивает аргументы обвинителей, ссылаясь на мнение французского миссионера, который опубликовал книгу о своем путешествии в Татарию, Тибет, и Китай, совершенного им в 1840-е годы. Тот писал о том, что действительно на Востоке многие духовно развитые личности не только верят в существование УЧИТЕЛЕЙ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, но и общаются с ними. Ч. Райян дополняет аргументы Соловьева ссылкой на высказывание буддистского травника и целителя (вероятно, речь идет о А.А. Бадмаеве – Ю.Г.), который прибыл в Россию вместе с экспедицией известного российского путешественника Прживальского и который излечивал тяжело больных травами и методами, используемыми в тибетской народной медицине. Травник рассказывал, что он лично общался с Махатмами.

О МАХАТМАХ идет речь и в учении АГНИ-ЙОГИ. Оно является новым словом в развитии русской духовности!




Новости
21.01.2020

«Некрасовские пятницы» празднуют четырехлетие

В Доме поэтов состоится сороковой вечер известного литературного клуба.
21.01.2020

«Искусство и технологии»

Русский музей и БФ «Система» запускают бесплатную образовательную программу для детей.
20.01.2020

«Ум и дела твои бессмертны в памяти русской…»

Вечер, посвященный 225-летию Александра Сергеевича Грибоедова, пройдет в ЦДЛ.
20.01.2020

В Минске осквернили памятник Пушкину

Вандалы раскрасили монумент великому русскому поэту красной краской.
19.01.2020

Исаковскому – 120

19 января исполняется 120 лет со дня рождения замечательного поэта.

Все новости

Книга недели
Признание в любви

Признание в любви

Новая книга народного поэта Якутии Натальи Харлампьевой о глубинных корнях духовного родства народов России.
Колумнисты ЛГ
Евстафьев Дмитрий

Три вызова

2019 год избавил наше общество от многих иллюзий. Мы подошли к черте, за которой...

Сазанович Елена

Избранный

Есенин был создан исключительно для поэзии! Не для прозы жизни! Застёгнутой на в...

Воеводина Татьяна

Ёлки-палки

В Кемерове потратили на новогоднюю ёлку 18 млн бюджетных денег

Сазанович Елена

Великий магнат

21 декабря 1940 года умер Френсис Скотт Фицдже­ральд. Классик американской литер...

Купреянов Иван

Большой куш

Поэтических премий в России пруд пруди. Только вот есть небольшая проблема: кро­...