Беззакатное солнце «Гостиной»
Вера Зубарева

Самая знаменитая гостиная русской литературы, без сомнения, описана в первом томе «Войны и мира». Это салон Анны Павловны Шерер. Слово «салон» за годы классовой борьбы приобрело какую-то сомнительную коннотацию. Между тем, это в исконном значении и есть не что иное как гостиная. И лишь в переносном смысле «кружок избранных лиц, собирающихся в частном доме».

Салоны – так уж получилось потому, что мужчины некогда были заняты иными делами, традиционно связанными с именами блестящих женщин, – Маргариты Наваррской, Марии Шотландской или той, которая осталась в истории под именем королевы Марго. И я подумала, что в случае нашей «Гостиной» (литературно-художественного журнала), сотня с лишним выпусков которого свидетельствует о его «постоянной прописке» в виртуальном пространстве, все сходится. Это, безусловно, «частный дом», поскольку существует без поддержки какого бы то ни было государства, хотя посетители этого дома населяют все страны – члены ООН, где пишут по-русски. Это, разумеется, «кружок избранных лиц», и, хотя он постоянно расширяется, инициацию проходят лишь те, кто готов природниться и стать своим. О прекрасной хозяйке нашей «Гостиной» и говорить много не надо – литературный и организаторский таланты главного редактора Веры Зубаревой органично связаны с ее красотой и обаянием. И вот я наугад открываю роман Льва Николаевича и лишний раз убеждаюсь в пророческом даре автора. Итак:

«Гостиная Анны Павловны начала понемногу наполняться. Приехала высшая знать Петербурга, люди самые разнородные по возрастам и характерам, но одинаковые по обществу, в каком все жили…»

«Гостиная» Веры Зубаревой и ее единомышленников «наполняется» постоянно. Может, сначала и понемногу, но теперь с несколько даже пугающей интенсивностью. Одна надежда, что виртуала и гостеприимства здесь хватит на всех и никто не останется в прихожей. Люди, авторы, которые давно считают за честь публикацию в «Гостиной» – действительно «самые разнородные» и «одинаковые по обществу», то есть принадлежащие к современному русскоязычному литературному процессу и, как правило, хорошо знакомые друг с другом если не лично, то профессионально.

Далее: «Анна Павловна, прохаживаясь по своей гостиной, подходила к замолкнувшему или слишком много говорившему кружку и одним словом или перемещением опять заводила равномерную, приличную разговорную машину». Вера Зубарева «подходит» к каждому заявившему о себе автору и «одним словом» – ободрения или приглашения – «заводит машину», которая везет участников если не к всемирной славе, то к заметности и активности.  

Помните, как в гостиной Анны Павловны появляется князь Андрей Болконский, «новое лицо»? Толстой пишет: «Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы,  но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно». Придется поспорить с великим писателем. Те, кому надоели и наскучили бывшие в «Гостиной», покидают ее по собственному решению. Отсюда никого не выгоняют бесцеремонно, всем дают время освоиться. И, в отличие от столичных «тусовок», никому не скучно, поскольку в любой момент есть возможность «покинуть помещение», никого не обидев. На моей памяти лишь один – и весьма талантливый – автор по каким-то причинам так и не дал для «Гостиной» стихи. Может, времени не выбрал, а может, просто не вписался в поворот, каковых на литературном пути множество.

Здесь мы покидаем все же достаточно чопорный салон Анны Павловны и плавно перетекаем в хлебосольную гостиную Ростовых. Хозяин дома, граф, «Проводив одного гостя… возвращался к тому или той, которые еще были в гостиной». Наша хозяйка так делает постоянно, и потому авторский актив «Гостиной» стабилен и внятен по всем признакам. Однако он постоянно расширяется, поскольку Вера Зубарева внимательно следит за появлением новых – или ранее не привлеченных – гостей на виртуальных и печатных страницах. Ведь именно хозяйка создала феномен «Русского Безрубежья», и «Гостиная» – первый, существующий с 1995 года, но к настоящему времени – лишь один из необозримых сегментов этой Вселенной. Как свидетельствует о замысле издания его манифест, смысл «Гостиной» – «взаимное творческое обогащение авторов и собеседников.

Каждое произведение, будь то поэзия или проза, есть беседа художника с миром, его диалог с Вечностью, диалог, который имеет много аспектов и направлений».

И последнее, снова из «Войны и мира»:

«– Да, – сказала графиня, после того как луч солнца, проникнувший в гостиную вместе с этим молодым поколением, исчез…»

В «Гостиной» публикуются лучшие из лучших авторы новых поколений, завтрашние классики. Солнце «Гостиной» всходило уже сто раз. И каждый его «луч», каждое прекрасное молодое – залог того, что ни русская литература, ни ее форпост – тематический журнал под руководством Веры Зубаревой – никуда и никогда не канут и не исчезнут. Заката «Гостиной» не предвидится! Как писал Некрасов:

 

Есть край, где горит беззакатное солнце

Алмазным пожаром в безбрежной дали…

 

Слишком много вложено труда и души в это явление, которое язык не поворачивается назвать «проектом». Слишком весомы его плоды.

Слава Русскому Безрубежью и его хранителям!

 

Марина КУДИМОВА