«Детектив – замочная скважина…»

Беседа о русской литературе и силе детективного жанра с известным польским писателем и журналистом Кшиштофом БОХУСОМ, обладателем премии «Золотая пуля» и автором исторических детективов о сыщике Абеле.

 

Ваша трудовая биография связана с журналистикой, почему пришла идея заняться именно литературным творчеством?

– Определяю себя как «ремесленника слова». Действительно, много лет я работал журналистом. Но в моей биографии есть и издание глянцевого журнала, период преподавания в университете, маркетинг и реклама. За весь профессиональный путь журналиста и редактора я написал много текстов и проблемных статей, все они относились к «малым формам» творчества. Замысел написать что-то большое, вписанное в декорации средневековых замков, вынашивался несколько лет. Мне недоставало времени на реализацию замысла. Я писатель, чье литературное творчество началось довольно поздно, поэтому немалое значение имеет качество моих текстов. Авторское кредо – получать вдохновение от того, что делаешь. Кроме писательского ремесла меня вдохновляют путешествия и спорт. Пока позволяло состояние здоровья, играл в теннис, сейчас – велосипед. И что интересно, во время велосипедных прогулок мне приходят в голову идеи будущих книг. Я мечтатель и собиратель, как и герои моих произведений – детектив Абель и журналист Берг.

 

Снимок экрана 2020-02-25 в 10.07.06.png Жанр исторический детектив – это тонкая грань между вымыслом и исторической правдой?

Создание серии детективных романов для эрудитов, с захватывающим сюжетом и глубокими психологическими портретами героев стали моей амбициозной задачей в последние годы. Хотелось, чтобы читатели нашли в романах о сыщике Абеле правду, в том числе и о себе. Всегда стараюсь быть благодарным созерцателем исторического времени и знаю, что от эпохи к эпохе изменяются костюмы, а люди, со своей мрачной натурой и человеческими слабостями, остаются неизменными. Жажда власти и денег вечна в нас, как и увлечения воздушными замками. Об этом также я много рассуждаю на страницах своих книг. Можно сказать, что мои романы – смешение литературного вымысла и исторических фактов. В них всегда реалистично отображена эпоха, общественные настроения, топография местности и детали пейзажа. На страницах моих романов бок о бок соседствуют исторические личности, вписанные в мир вымысла.

 

Снимок экрана 2020-02-25 в 10.06.23.png Кто герои ваших книг и, разумеется, кто такой детектив Абель?

Кристиан Абель – главный герой моих повествований. Он офицер криминальной полиции, сосредоточенный на своей работе, очень проницательный и эрудированный человек. Молчалив, сдержан (если говорить об эмоциях), через характерные мужественные черты можно рассмотреть и романтика. Абель работал в 30-е годы ХХ века на территории Восточной Пруссии. Его отличительная черта в увлечении сложными и необычными делами. По ходу романа у читателя может сложиться впечатление, что если бы не его безудержное воображение и настойчивость – полиция была бы точно введена в заблуждение. В расследованиях Абелю помогают его широкий кругозор и образованность. Сложно считать его «забронзовевшим героем». Это человек и со своими слабостями и недостатками. Если поискать подобные Абелю персонажи в современной российской литературе, то это, безусловно, детектив Эраст Фандорин. Для меня Фандорин не только герой, но и «cicerone», который путешествует вместе с читателем по царской России. Мне кажется, любому читателю близки подобные герои, оба литературных образа сотканы на фоне исторических пейзажей, оба внимательны к деталям.

 

– Где разворачиваются события из ваших романов?

Я описываю в книгах известные мне местности, который «пропустил через себя». Люблю Гданьск, где в свое время жил. Знаю темные и светлые стороны этого города. Кроме того, гданьское взморье со сложной и многогранной историей, прекрасными памятниками архитектуры оказали влияние на литературное творчество. Здесь я нашел идеальную сцену для своих романов в стиле «нуар»: замки крестоносцев, подземелья, мистические храмы, закоулки портовых городов. Например, действия повести «Черный манускрипт» разворачивается в Квидзине (нем. Мариенвердер) и Мальборке (нем. Мариенбург) в замках Немецкого ордена. Фабула еще одного романа уже напрямую связана с историей Гданьска.

 

Снимок экрана 2020-02-25 в 9.28.45.png Признание читателей или признание профессионального сообщества – что первично для вас?

Не жалуюсь на отсутствие популярности. Мои книги – для взыскательного читателя, который, как и я, интересуется не только интригой, но и социальным фоном эпохи, мыслями и поступками людей, живущих в трудное и некомфортное время. Одна из моих книг получила в прошлом году престижную награду «Золотая пуля» как лучший исторический детектив. Ценнее всего для меня признание моих читателей. В современных рыночных условиях мне нравится и то, что мои книги покупают. Первая повесть «Черный манускрипт» была переиздана, полностью раскуплена и сегодня ее не найти на полках книжных магазинов в Польше. Увидевший свет совсем недавно «Список Люцифера» стал бестселлером, продажи превзошли все мои ожидания. Сейчас я работаю над продолжением романа.

 

В России совершенно иное восприятие литературы. Каким вы представляете русского читателя?

О России двадцатилетней давности я знаю достаточно. Меня всегда интересовала ваша культура и история. Я мало знаю Россию такой, какая она сейчас. Надеюсь, что когда-нибудь я посещу Санкт-Петербург и детально осмотрю Эрмитаж. Не буду лукавить, в последние годы, русские и поляки все больше похожи на жителей островов, все дальше отдаляющихся друг от друга по течению. Мы знаем друг о друге все меньше и меньше. У вас всегда была прекрасная литература, и я знаю, что россияне любят читать. Мне кажется, в стране Пушкина и Толстого слово писатель по-прежнему звучит гордо, окружено уважением в обществе. Мне кажется, что читатель, например, в Москве – искушенный потребитель культуры, разбирающийся и серьезно воспринимающий литературные тексты. Может это идеализированный образ, но я не хочу от него отказываться.

 

Снимок экрана 2020-02-25 в 9.33.49.png Раз уж мы начали разговор о нашей стране нельзя не спросить о русской литературе. Что для вас современная литература «восточного соседа»?

Я уже вспоминал о Борисе Акунине. Его «Нефритовые четки» и «Азазель» заняли почетное место на моей полке. Как и Акунин я понял, что есть сорт читателей, которым не интересно само расследование. Кроме интриги, они ищут что-то большее. Детектив, как жанр литературы, дает широкие возможности для творчества. Это своего рода замочная скважина, через которую вы наблюдаете фон и реалии ушедшей эпохи. Вот почему я пытаюсь заставить читателей найти дополнительную ценность в моих романах. Вот почему в моих книгах так много ссылок на историю, много культурных кодов и загадок. Но хочу сказать, что мои любимые писатели не обязательно апологеты жанра детектива. Федор Достоевский и Владимир Набоков тоже «мои мастера». Негативный герой «Списка Люцифера» напоминает Раскольникова. Как и он, герой «списка» считает, что в моральной сфере выдающиеся личности не обязаны подчиняться моральным нормам и законам, они выше их. И Гданьск со страниц этого романа: темный, полный контрастов и атавистический – в каком-то смысле со всеми очевидными отличиями – напоминающий Петербург из бессмертных творений Достоевского. Я рос на книгах Михаила Булгакова, Исаака Бабеля, Александра Солженицына и стихах Булата Окуджавы. Теперь в мои руки попадают только отдельные жемчужины, такие как апокалиптические книги Дмитрия Глуховского.

 

Беседовал Валерий ГОНЧАРОВ

 

Досье «ЛГ»:

Кшиштоф Бохус – журналист, публицист и преподаватель университета. Занимал руководящие должности во многих редакциях, был главным редактором ежемесячного журнала «Sukces», директор по маркетингу и связям с общественностью в крупных бизнес-корпорациях Польши. Его дебютом стал роман «Черный манускрипт», детектив о сыщике Абеле (март 2017). Осенью того же года вышла книга «Мертвая лазурь», а в мае 2018 – «Пурпурная глубина». В 2019 г. в издательстве «Skarpa Warszawska» появилась на свет книга «Список Люцифера».