Феномен меломана

Илья Бояшов. Портулан. – М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2018. – 320 с. – Тираж 2000 экз.

 

Представьте, что вы встретили незнакомца в полупустой кофейне. Потихоньку остывает чай, слово за слово – и вот собеседник рассказывает вам о феноменальных явлениях и сумасшедших людях – потчует притчами. Речь у него спешащая, образы размываются во время словесной гонки и молниеносно меняются в интонациях голоса. Такое впечатление было у меня от сборника «Портулан».

Повесть с «карточным» названием «Портулан» на самом деле – о музыке и безумном ее коллекционере. Познакомьтесь со Слушателем поближе. По описанию этот персонаж с первых страниц напоминает паренька из «Хлеба с ветчиной» Чарльза Буковски. Испытываешь к нему слишком много жалости. Рассказчик называет его «Большое Ухо» из-за одержимости музыкой. Он обожает саму суть звучания. Именно «страсть по винилу» превращает неказистого, но восторженного Слушателя во влиятельного директора компьютерной фирмы и великого коллекционера. Феномен этого меломана отражается в его стремлении «оживить» полифоническую мумию: «Я смешаю и Грига, и Шенберга! Вся музыка будет здесь – Он тряс наушниками перед моим носом и вновь стучал себя по лбу. – Здесь она соберется, здесь уместится, вот в этом пространстве между моими ушами. Если пятьдесят композиций, пятьдесят переливающихся музыкальных бриллиантов производят такое впечатление, – несомненно, он был уверен, что невыносимый визг, в котором он «улавливал каждую нотку», обязательно должен был произвести впечатление и на меня, – каково же вместить в себя единый поток?». Илья Бояшов «инсценирует» в тексте далеко не банальную историю, можно сказать – выделяет ярким маркером особый вид безумства. Меломания – не порок, а состояние души. А о страстях чаще всего говорят с горящими глазами, перебивая собственные мысли. Поэтому слог автора кажется сбивчивым, перенасыщенным аллюзиями, а язык – чересчур афористичным.

Особенно это ощущается в романе-притче «Каменная баба», также вошедшем в книгу. Героиня произведения – Машка Угарова, этакая Элиза Дулитл, которая прошла путь от «лимитчицы» до Мадонны Московской. Иными словами, Угарова выбралась «из грязи в князи» (что объединяет ее со Слушателем из «Портулана») благодаря своим страстям. В ее голосе звучит не параноидальный бред, а металл, и это заставляет остолбенеть весь мир. История воспринимается как затянутый очерк о спятившей светской львице, отчаявшейся в поисках истинного «мужского плеча». Повествование кажется сложным, автор «наслаивает» одно на другое, при этом поддерживая мотив сказочности и «насыпая» на героиню сразу десятки приключений. Временами от Каменной бабы становится душно, сопереживать героине не получается. Удивляться – да, но без пленительного восторга. Образ Угаровой, созданный Ильей Бояшовым, – собирательный образ русской женщины, определенно спорный, возвышенный (в случае с Каменной бабой – надменный).

Сборник «Портулан» – интеллектуальная проза, к которой хочется возвращаться снова и снова.

 

Оксана СУДЬИНА