Куда уводят мечты
Александр Сладковский

В московском «Зарядье», а затем в Концертном зале Мариинского театра прошел концерт Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан под управлением его художественного руководителя и главного дирижера, народного артиста России и Татарстана Александра Сладковского. Концерты стали презентацией нового бокс-сета «Сергей Рахманинов. Симфоническая коллекция», чья запись была осуществлена на лейбле Sony Classical в августе 2020 года.

Оркестр, отмечающий в этом году свое 55-летие и 10-летие под руководством Александра Сладковского, заслуженно считается «брендом» Республики Татарстан. Это уже не первая масштабная запись коллектива – выпущены собрания симфонических сочинений Чайковского и Шостаковича. Однако идея показать оркестровые сочинения Рахманинова в одном собрании от его ранних партитур до зрелых произведений американского периода, прослеживая эволюцию оркестрового стиля композитора – как ни странно, оригинальна. Существуют огромное количество записей рахманиновских фортепианных концертов, но не симфоний.

У самого Сладковского отношение к Рахманинову особо личное, эта музыка его воспитывала, вела и сопровождала по жизни, «озвучивая» самые важные поворотные моменты в дирижерской карьере. «Симфонического Рахманинова не так уж часто играют, потому что при всей видимой легкости оркестрового письма его тяжело собирать концептуально, оркестр должен быть высочайшего класса, мощный, иметь качественных солистов и богатые струнные», – поделился в беседе маэстро.

3.JPGПоэтому и запись симфонических сочинений Рахманинова и сам концерт стали событием. Открыла его фантазия «Утес» – первое симфоническое сочинение, написанное 20-летним композитором, ему предписывают два эпиграфа – строчки стихотворения Лермонтова «Ночевала тучка золотая» и рассказ Чехова «На пути». Музыка, конечно же, никоим образом не иллюстрирует программу, но слышны в этом сочинении и пейзажные изобразительные моменты, которые показали, что оркестр способен живописать звуками и создавать атмосферные картины, и передавать порывы настроений мятущейся души в поисках покоя. При этом, Сладковский со своим оркестром мастерски держат внимание, создавая интригу для слушателя и драматургически выстраивая структуру и динамику движения к кульминации. Хотя в выпущенных дисках нет концертов, но в программу презентации был включен образец этого жанра. «Первый фортепианный концерт был любимым концертом моей мамы, она его играла на двух роялях со студентами, и я помню себя, сидящим под роялем, когда звучала эта музыка. Можно сказать, я впитал страсть к этой музыке с самого раннего детства», – объяснил Сладковский.

Первый фортепианный концерт также написан Рахманиновым еще в пору студенчества. И нерву этого сочинения вполне соответствует манера исполнения его 16-летней пианисткой Евой Геворгян по юношеской порывистости, некоторой спонтанности, нарушающей строгие рамки формы. Может быть, исполнительнице немного не хватило пианистической силы в руках, чего требует рахманиновский стиль, и она, особенно в первой части, компенсировала это ударностью. Наиболее удачными моментами оказались лирические фрагменты концерта, например, вторая часть, большей частью сольная с очень приглушенным аккомпанементом, с покоряющей певучей нежностью и поэтичностью рояля.

Оркестр при всей своей мощи, ощущаемой почти как стихийная сила, хотя и четко организованная, – показал себя достаточно деликатным партнером в ансамбле с пианисткой.

Исполнение Второй симфонии в полной мере продемонстрировало мастерство оркестра и объяснило, почему именно этот коллектив удостоился чести записать все симфонические сочинения Рахманинова для престижного лейбла: пластичность звуковедения, фразы бесконечного дыхания, объемность звучания оркестра, непрерывность мысли, но при этом четко выстроена структура. Дышит вся оркестровая ткань словно это – огромный океан, водная стихия, когда даже в спокойном состоянии чувствуется гигантский объем масс, в мелкой ряби – проявляется тревожность, и вдруг ниоткуда – нарастание огромных волн.

2.JPG«Это невероятный контраст от абсолютного пианиссимо и совершенно неповторимой лиричности до абсолютно зверских кульминаций, в которых Рахманинов, на мой взгляд, предвосхищает все самые страшные события начала и середина ХХ века: революции, Гражданской и Отечественной войн, репрессий. Он видел гораздо дальше, чем то время, в котором он жил», – говорит дирижер. И затем добавляет: «Я реализую мечты, имея в руках инструмент – оркестр, которому сейчас подвластно абсолютно все, и я этим очень горжусь. Мы каждый год делаем записи. Создаем летопись оркестра и летопись истории Татарстана».

 

Наталья КОЖЕВНИКОВА, Санкт-Петербург


Фото И.Шымчак