Мадам Баттерфляй против коронавируса
Пинхас Штейнберг и Светлана Касьян во время прогулки по Болонье и обсуждения творческих моментов.

В трех премьерных спектаклях «Мадам Баттерфляй» в Болонье солировала российская певица Светлана КАСЬЯН.


23 февраля в Театре Комунале в Болонье состоялась премьера одной из самых знаменитых опер Пуччини – «Мадам Баттерфляй». После трех премьерных спектаклей, в которых приняла участие в качестве солистки российская певица Светлана Касьян, постановки во всех театрах Италии были закрыты из-за коронавируса.

Театр Комунале в Болонье – одна из самых востребованных оперных площадок в Италии и Европе. На этой сцене были поставлены многие шедевры Россини, Беллини, Верди, Вагнера. С Театром Комунале связано имя легендарного дирижера Артуро Тосканини.

«ЛГ» удалось попасть на последнюю премьеру «Батерфляй», а после спектакля побеседовать со Светланой Касьян. Ровно год назад после исполнения «Тоски» в премьерном спектакле Большого Театра Варшавы, Папа Франциск возвел певицу в ранг Дамы ордена Святого Сильвестра за заслуги перед Церковью и католичеством.

Премьера оперы «Баттерфляй» в Болонье проходила с невероятным успехом, все билеты на спектакль были распроданы уже в начале февраля. В интерпретации известного итальянского театрального режиссера Дамиано Микелетто на современной Чио-Чио-сан (действие оперы перенесено в наши дни) – потертые джинсы и американская майка с надписью «Hello, Kitty». Декорации представляют собой гигантские рекламные щиты и имитацию сложных зданий современного японского мегаполиса…

Дирижировал премьерой знаменитый израильский маэстро Пинхас Штейнберг.

 

Светлана, что было нового в работе с режиссером?

– От меня требовалось на каждой репетиции наполнить эмоциями все сцены! Я приходила домой чуть живая от усталости, и до пяти утра не могла уснуть: сильнейший адреналин, сердце билось бешено. Причем, когда я говорила режиссеру, что в момент премьеры на сцене все сделаю, он отвечал: «Сыграть надо прямо здесь и сейчас!» С одной стороны все это страшно выматывало, с другой я почувствовала новый этап в развитии своей певческой и актерской карьеры.

 

Выступая в знаменитых итальянских театрах, вы уже имеете серьезный опыт. Это вам помогало?

– Да, база хорошая; она сформирована моим педагогом, специалистами, опытными режиссерами и дирижерами, но, видимо, всему свое время! Все случилось именно сейчас, как говорится, тут «звезды сошлись». Сегодня ко мне подходили многие мои коллеги и говорили, что их очень тронула моя интерпретация образа и работа актрисы. А режиссер задел их своей концепцией постановки. Очень рада, что сделала этот новый шаг, и два месяца изнурительной работы принесли результат.

 

– Вы взволнованы жизненной правдивостью этого сюжета? В современной жизни эта тема актуальна?

– Безусловно! Если любишь всем сердцем, ты по-другому воспринимаешь мужчину, это человек, которому доверяешь все: свою душу, свое тело... Во многих странах мира такая история может встретиться и сейчас. Да что говорить, во все времена встречается такое понятие как однолюбы!

 

– Наверное, сложно играть в современной постановке, без привычного кимоно, антуража цветущего вишневого сада?

– Это задумка режиссера. Джинсы и майка – стремление японки приблизиться к американской культуре. Она как бы говорит: «Смотри! Я – настоящая американская жена!» Вся постановка наполнена глубоко продуманной режиссерской работой, тщательно проработаны каждая фраза, жест, мгновение! Кстати, очень скоро я буду петь Баттерфляй в Москве – это тоже современная постановка, и моя героиня на этот раз будет в спортивном костюме.

 

– В спектакле два состава. Есть ли между ними конкуренция?

– Другой состав в нашем спектакле – классный, замечательный! В России, к примеру, иногда между премьерными составами происходят настоящие битвы. А некоторые дирижеры еще и масла в огонь подливают, говорят открытым текстом: «Перегрызите другому составу горло»! В Италии, все наоборот. Мы ходили вместе обедать, поддерживали друг друга, никакой конкуренции. Ужасная усталость накапливалась при подготовке премьеры, но моральная атмосфера была чудесная! Скажу больше, в процессе работы над оперой бывают разные случаи, можешь и заболеть; а бывает и так, что голос не звучит. Итальянские певцы тут же несут тебе отличные лекарства. Моя коллега – Кара Сон, другая Баттерфляй, всячески поддерживала меня, и мы прекрасно друг к другу относились… Я против методов (и это не секрет), которые были в Большом Театре СССР. В России почему-то думают, что конкурентная обстановка может побудить вокалиста петь лучше. Думаю так – если человек работает, он обязательно достигнет результатов. Когда любишь свое дело, имеешь определенные амбиции и являешься перфекционисткой, ты сама для себя и есть самый большой конкурент! При этом хочется постоянно расти, открывать новые грани своего таланта, ведь голос, который тебе дан, – это бриллиант, и он требует постоянной огранки, а эта работа не имеет предела, она бесконечна. Если посмотреть на вопрос шире, – сколько талантливых певцов?! Для каждого в постановке найдется свое место!

 

– Как работалось со знаменитым маэстро Пинхасом Штейнбергом?

– Звучание оркестра было просто усладой для ушей, он играл всеми красками и переливался! Иногда, скажу вам по секрету, в крупнейших театрах Европы выступают не самые лучшие коллективы. Очень нас поддерживали музыканты во время спектакля; оркестр давал какие-то новые нюансы развитию образов, помогал голосу уйти на тишайшее пиано. А в некоторых сценах у меня самой мурашки шли по коже!.. Ведь как бывает, хочешь сделать прозрачным, мерцающим звук, а оркестр не дает тебе такой возможности, из-за него вообще ничего не слышно, и ты просто открываешь рот, как рыба. Пинхас Штейнберг – по характеру достаточно суров, и, безусловно, талантлив, гениален. Он – потрясающий! Это, как говорят итальянцы la vecchia scuola – старая школа. Петь с таким дирижером «Баттерфляй» – одно удовольствие!

 

Беседу вела Татьяна ЭСАУЛОВА

Фото Ирина Ким

 

ЛГ-досье:

У оперы «Мадам Баттерфляй» сложная литературная основа: либретто написано по одноименной драме американского драматурга Давида Беласко, которая, в свою очередь является обработкой рассказа Джона Лютера Лонга, – а он создал свое произведение, вдохновившись романом «Мадам Хризантема» французского писателя и путешественника Пьера Лоти.