Скинув плащ лицедейства

Народный артист России Виктор Иванович Сухоруков хорошо знаком широкому зрителю по фильмам «Комедия строгого режима», «Брат», «Брат 2», «Бедный, бедный Павел», «Остров» и многим другим. Актера любят за блестящие роли в кино и театре. Между тем, наверное, многим его поклонникам хотелось бы увидеть настоящего Сухорукова, без различных сценических масок.

Желание написать актеру возникло у меня после просмотра его дружеской беседы с коллегой, народным артистом России Олегом Евгеньевичем Меньшиковым. В первом письме я поблагодарил Сухорукова за откровенность, мужественность, чувство юмора (прежде всего умение шутить над собой), которые он подарил зрителям во время публичной исповеди, вышедшей на YouTube-канале «ОМ Олега Меньшикова».

Искренние эмоции и слова Сухорукова весьма тронули меня. Полагаю, многое, о чем он поведал (безответная любовь, предательство, унижение со стороны родных), знакомо и тем, кто читает эти строки.

В критические моменты чувствуешь вторичность привычных благ. Ощутив, что главной ценностью является безусловная любовь, а жизнь, семья, творчество лишь средства для ее обретения, человек становится поистине счастливым. Не нужно прятаться от житейских бурь под широким зонтом трусости, уныния, безволия, а, напротив, стоит, раскинув руки в стороны, идти к поставленным целям.

Стойкость в трудных жизненных ситуациях; терпение в борьбе с вредными привычками и пороками; отсутствие злобы к себе, судьбе, окружающим; желание больше отдавать, чем потреблять; принятие болевых ситуаций без ропота и сожалений; смелость в критических и ответственных моментах; верность близким людям; преданность любимому делу – вот что помогло актеру «из урода превратиться в личность» (цитата из его стихотворения).

В моем втором письме был акростих, который я посвятил Сухорукову.

 

Народному артисту

 

«Браво!» – захлопав в ладоши,

Радостно зритель кричит,

Актер вылез вон из кожи –

Талант в нем звездой горит.

Увлек игрою блестящей,

Подмостки танцуют под ним,

Он, по эстраде парящий,

Добро щедро дарит другим.

Усмешки его не пугают,

Хохот толпы или ор,

Украдкой слезу роняет

В ответ на упреки, вздор.

Искрится лучами счастья,

Когда получает удар,

Терпеть научился ненастья,

Он вытравил пьяный угар.

Работал на сцене с желаньем,

У Бога монет не просил,

Свыкся с душевным страданьем,

Удаче навстречу спешил.

Хвала волевому герою,

Он мужества полон и сил,

Руками, сознаньем, душою

Уколы судьбы отразил.

Кино и театры в столицах

Окутал сердечным теплом,

Восторженных слов вереница

Уважила акростихом.

 

Глубже понять противоречивую личность Сухорукова мне удалось, беседуя с ним по телефону. В день своего рождения я впервые позвонил актеру на мобильный, через пару гудков раздался бодрый голос:

– Алло.

– Здравствуйте, Виктор Иванович!

Я напомнил о письмах, которые дважды отправлял ему.

– Письма получил и ваш акростих прочел. Восхищен! Поздравляю с днем рождения. Желаю быть таким же целеустремлённым, волевым, не бояться трудностей. Пусть на вашем жизненном пути их окажется немного.

– Благодарю, – с искренней улыбкой ответил я, – взаимно желаю вам оставаться таким же непосредственным, легким, мудрым ребенком в теле взрослого. Трудности необходимы для развития. Когда судьба наотмашь наносит хлесткий удар, у нас появляется отличная возможность достойно сдержать его, окрепнуть и без страха за будущее продолжать уверенной поступью с улыбкой шагать навстречу буйным ветрам жизни.

– С вами трудно спорить, – ответил Сухоруков.

– Вы мне понравились как человек. Увидев ваш диалог с Меньшиковым, почувствовал хрустальную, ранимую, хрупкую душу орехово-зуевского самородка, спрятавшуюся от острых уколов судьбы под плащом лицедейства.

– Вы меня раскусили, – спокойно промолвил актёр.

Неподдельный Сухоруков раскрывается в своей исповедальной лирике, которую он сочиняет на досуге и не называет поэзией. В стихах актер парит над трудностями, старается примириться с судьбой, приоткрывает дверь, ведущую к потаенным уголкам чуткой души, способной радоваться, несмотря на мытарства:

 

Я криком своим подчеркну тишину,

А воплем истошным отмечу беду.

Не хочет любовь не есть и не спать.

Попробуйте вы, улыбаясь, страдать.

 

В разговоре с Меньшиковым Сухоруков откровенно признался, что не смог написать стихотворение, в котором была бы однажды придуманная им фраза: «И народ на подошвах своих выносит гранит из метро». Любопытно, понравилось бы ему, как я одел его фразу стихами?


Мрамора мясо вижу — не ем. Е. Егорова.jpg

 

Московскому метро

 

В столичном метро частый я гость,

И всем, кто там есть, шлю привет,

Машет в ответ мне поезда хвост,

Моргает в стене самоцвет.

 

Ярко светят колосьев снопы,

Лампочки бронзовых люстр,

«Матери мира» – жизни столпы

Ждут по соседству мой бюст.

 

Мрамора мясо вижу – не ем,

Под масками души снуют,

Под кожей земли вырос эдем,

Чьи тропы ног толпы жуют.

 

Подземке сложил красочный стих,

Теперь пусть обсохнет перо,

И народ на подошвах своих

Выносит гранит из метро.

 

 

Эльдар КАСАЕВ, поэт, эссеист


Фото и рисунок Екатерины ЕГОРОВОЙ