Старейшина цирков
Фото: Влад Языков

После выхода моей статьи в «Литературной газете», которая называется «Цирк на Суре», мне позвонил профессор историко-филологического факультета, кандидат исторических наук, преподаватель Пензенского государственного университета Вячеслав Алексеевич Власов, чтобы поинтересоваться о том, знаю ли я такого человека, как Николай Александрович Жидков. Я, честно ответил, что нет. И Вячеслав Алексеевич вкратце рассказал мне об этом, признаюсь, действительно легендарном человеке. Несколько дней я «переваривал» полученную информацию и понял, что с Жидковым надо встретиться лично, дабы услышать от него самого о его жизни, цирке и многом, что ему довелось увидеть и узнать за 85 лет жизни.

Николай Александрович был членом Союза журналистов СССР, а сейчас – действующим членом Союза журналистов России. Также он является заслуженным работником культуры РСФСР, почетный гражданином австралийского города Оранж (единственный человек в Советском Союзе, который удостоился такого звания 20 марта 1990 года). А в 1987 году единогласным решением директоров 70-ти цирков страны он был избран дуайеном, т. е. – старейшиной. Он – единственный такой за всю историю цирка.

   

История жизни

Николай Александрович Жидков родился 4 августа 1935 года в селе Спасско-Александровка Кондольского района Пензенской области. Детство провел в отчем доме, учился Спасско-Александровской начальной школе, затем в школе номер 7 в Пензе, а в 1954 году окончил Пензенскую мужскую школу № 2.

По призыву служил на Тихоокеанском флоте, и во время службы начал сотрудничать с газетами «На страже Родины» и «Боевая вахта». По окончанию службы вернулся в родную Пензу. Поступил на заочное обучение в Московский государственный институт культуры и начал свою трудовую деятельность методистом по культурно-просветительской работе в областном Управлении культуры. Окончил еще двухгодичный лекторий по журналистике и фоторепортажу при МГУ. Сотрудничал с областными газетами, телевидением, радио. В 1961 году был переведен на должность заместителя директора облкниготорга, а после три года работал управляющим облкинопрокатом.

В 1969 году Николай Александрович Жидков был назначен директором Пензенского цирка.

   

Директор цирка на 36 лет

Он пришел в цирк в 33 года сразу в должности директора. Это было зимой. И он обнаружил, что артисты работают в цирковых костюмах, а зрители сидят на представлениях в шубах и телогрейках. Здание цирка не было предназначено для зимних представлений. И перед новым директором сразу же возникли задачи, которые необходимо было решать в кратчайшие сроки.

Жидков начал с того, что договорился об установке в цирке газовой котельной. В стране в то время было 70 цирков, пензенский находился на 50-м месте. Когда сказали бы сегодня, рейтинг его был не на высоте.

 

– Как же Вам удалось всего за три года сделать так, чтобы пензенский цирк вошел в десятку лучших цирков страны?

– Да, это было очень нелегко, но я старался не один, у нас действовала большая команда. Моей первой и главной задачей стало быстрое утепление здания. Пришлось немало походить по кабинетам, чтобы в цирке разрешили установить газовую котельную. Некоторые вопросы решались только первым секретарем Обкома Львом Борисовичем Ерминым. А сами мы даже заколачивали окна под куполом и закладывали их кирпичами, чтобы тепло не уходило на улицу. Потом был сделан косметический ремонт, покрашены стены в золотой гамме, сделаны в фойе зеркальные стены для увеличения визуального объема. Установили резиново-каучуковый манеж вместо старого, который был сделан из опилок и песка. Когда к нам приезжали артисты с разными программами, я старался продвинуть как можно больше рекламы на областном телевидении и радио, давал объявления во все газеты области. А еще я подписал договора со всеми директорами районных и сельских автовокзалов и платил им десять процентов от продажи билетов. В цирке аншлаг был каждый день.

 

– При каких обстоятельствах Вы познакомились с советским министром культуры Фурцевой?

– После того, как дела нашего цирка пошли в гору, мы начали уже бороться за лидерство с московскими цирками. И неожиданно меня на аудиенцию в Москву пригласила Екатерина Алексеевна. Это была невероятная женщина, пытливого ума человек, который на лету схватывает все и сразу. Мне даже в какой-то момент стало немного страшновато, что министр культуры так дотошно меня расспрашивает и интересуется жизнью какого-то директора цирка. Но потом все для меня прояснилось. Как оказалось, она была в восторге от нашего результата и к окончанию нашей беседы сообщила, что издала указ «О распространении передового опыта по распространению билетов в пензенском цирке». Это, конечно, привело меня в восторг.

 

– Как Вы формировали программу для цирка, что для этого требовалось?

– Ну, во-первых, я много ездил по другим циркам, смотрел множество программ и общался со своими коллегами, а, во-вторых, у меня была очень хорошая зрительная память, ведь когда-то в детстве я мечтал стать художником. Потом проходило заседание в Союзгосцирке, где мы уже отбирали номера. И вот как раз благодаря моей зрительной памяти я и отбирал лучшие номера, чтобы они не повторялись ни по составу, ни по дрессуре, ни по репертуару. Многие коллеги и начальство удивлялись, откуда я так хорошо знаю номера.

 

– Николай Александрович, что Вам больше всего запомнилось, когда Вы были на гастролях с пензенским цирком во Франции?

Стоит немного сказать о том, что выезд заграницу в Советском Союзе было делом очень ответственным, я бы даже сказал – государственным! Перед поездкой со мной и моими коллегами много беседовали люди из различных ведомств. А на тот момент у СССР и Франции, это 1984 год, были не очень дружеские отношения, многих наших дипломатов французы просто высылали, и меня об этом неоднократно предупреждали. И когда французский импресарио Жанин Ранге одобрила нашу программу, то мы, как говорится, сели и поехали.

Стоит отметить, что во всех поездках нас сопровождал сотрудник КГБ. Перед началом наших гастролей во Франции мне удалось собрать большую пресс-конференцию, благодаря, конечно, Юрию Владимировичу Никулину, который, как оказалось, по счастливой случайности ехал на ежегодный прием к королю Монако через Францию, ну, и, конечно, не без помощи Жанин Ранге. Мы уже не один день показывали свои выступления французам, как вдруг нас пригласил к себе на прием в мэрию Жак Ширак. Тогда он еще не был президентом Франции, а только лишь мэром Парижа. После этого мне даже объявили благодарность за укрепление международных отношений между СССР и Францией.

Однажды мы были с советской делегацией в театре, и там выступал Рудольф Нуриев. После окончания премьеры, так сказать в кулуарах, меня и познакомили с ним. На тот моменто уже был известен всему миру, но мне был неприятен один факт – по окончанию своего выступления он вышел к зрителю в каких-то нелепых штанах, в ботинках, которые были, на мой взгляд, на несколько размеров больше, с развязанными шнурками и не заправленной рубашкой. Это, конечно, было мое мнение, о котором я сообщил своему переводчику, чтобы тот, перевел мои слова французским коллегам. А уже на другой встрече я познакомился с Мариной Влади, женой Владимира Высоцкого, и даже танцевал с ней медленный танец.

 

– Предлагали ли вам остаться во Франции или вообще за границей?

Такое предложение поступало мне в 1990 году. Тогда наш цирк гастролировал в Австралии. Это случилось уже под занавес наших гастролей. Предложение поступило от очень высокопоставленного чиновника, который мне сказал: «Николай, вы знаете все о цирке. Мы дадим вам шикарную виллу, у вас будет личный автомобиль с водителем, большое денежное довольствие, вы не будете нуждаться ни в чем, но взамен вы будете заниматься нашим цирком. У вас будет мировое турне, слава и многое такое, чего вы и представить себе не можете».

 

И как Вы отреагировали на такое предложение?

Я сказал им немного: «Я патриот своей страны! И я не смогу жить без своей родной Пензы».

 

Наш разговор с Николаем Александровичем продлился более четырех часов. Я пытался уловить его взгляд, движение рук, интонацию голоса, чтобы сохранить это на всю свою жизнь. Потому что сейчас, думаю, и не встретить таких людей, как он. Это люди особого свойства, достойные не просто внимания, но и почитания, как среди высокопоставленных, так и среди простых граждан.

Есть в его жизни еще одно важное дело: Николай Александрович, является автором книг «Цирк – жизнь моя» и «В цирке всякое бывает». А его новая книга «Пенза – родина русского цирка» получила одобрение губернатора и будет напечатана при финансовом участии Министерства культуры и туризма Пензенской области. Также он готовит к печати книгу «Клоуны цирка России».

Меня смутило, когда на мой вопрос, был ли он в здании нового строящегося цирка в Пензе, Николай Александрович глубоко вздохнул. Мне все стало ясно… Сами собой вызрели вопросы к культурным деятелям нашего города и области: Как же так, человек половину своей жизни отдал становлению пензенского цирка, вывел его в десятку лидеров… Почему он не был приглашен на закладку нового здания? Сейчас уже говорят о скором открытии нового цирка, а ведь он смог бы дать конструктивные советы…

Стоит добавить, что Николай Александрович уж точно заслуживает того, чтоб получить звание «Почетный гражданин Пензенской области», так как он сделал очень много для своего края. И вновь, вопрос к культурным чиновникам: почему документы целый год находятся в министерстве культуры и туризма Пензенской области и никак не могут попасть к депутатам Законодательного собрания? Почему люди, которые положили всю свою жизнь на прославление родного края, остаются за бортом?

Конечно, у Николая Александровича есть замечательные идеи. Он хочет создать в Пензе музей русского цирка. Да что там говорить, он сам – живой музей, ему есть что рассказать…

А еще он предлагает на набережной реки Суры, где 25 декабря 1873 года открылся первый стационарный цирк в России, установить стенды с исторической справкой.

Надеюсь, что правительство области и города прислушаются к этому замечательного человеку.

Я же, в свою очередь, желаю Николаю Александровичу – в его юбилейные 85 – крепкого здоровья и новых книг.

 

Антон ХРУЛЕВ, журналист, сотрудник Фонда содействия развитию русской культуры