В Сыктывкаре прогремела «Гроза»
Сергей Федотов

Говорят, в лавке некоего петербургского старьевщика Вавилушки на Апраксином дворе однажды известный русский писатель, публицист и издатель Николай Греч почти задаром приобрел шедевр великого голландца Рембрандта. Подобное случается и с театральными премьерами, и в наши дни. Придешь, скажем, в Сыктывкарскую драму, а там – «Гроза» по пьесе Александра Островского в постановке Сергея Федотова!

И не то чтобы пьеса русского драматурга-классика зачитана до дыр и уже не предполагает сюрпризов-откровений, но своей хрестоматийностью она иногда отпугивает и постановщиков, и зрителей. В том случае, если за воплощение замысла на сцене берется режиссер, звезды с неба не срывающий.

Выдающийся мастер русского психологического театра и апологет школ Михаила Чехова, Ежи Гротовского и эстетики Антонена Арто, заслуженный деятель искусств и заслуженный артист России Сергей Федотов не один год в когорте «мэтров отечественной режиссуры». А еще художественный руководитель и основатель Пермского театра «У Моста», создатель Международного театрального фестиваля Мартина Макдонаха в Перми – лауреат Национальной премии «Золотая маска», премии Правительства РФ имени Федора Волкова за вклад в развитие театрального искусства, Строгановской премии...

Помню, «народный Атос СССР» Вениамин Смехов рассказывал мне, что когда приехал в Чехию ставить спектакль, был искренне удивлен невероятной популярности у чешских театралов коллеги-соотечественника: «Такой всенародной славе, как у Федотова, и такому всеобщему обожанию можно позавидовать!»

1 (1).jpgВ 2004 году за постановку булгаковского «Собачьего сердца» Сергей Павлович признан лучшим режиссером Чехии и стал первым иностранцем, удостоенным национальной премии этой страны. В марте 2006-го министр культуры Чехии Мартин Штепанек вручил Сергею Федотову приз газеты «Пражские новости» за  особый вклад в чешскую культуру. В январе 2011-го Федотов – по случаю 50-летия – награжден медалью имени Йозефа Юнгмана (награда Чешской ассоциации русистов в честь одного из ярчайших деятелей Чешского национального возрождения присуждается нечасто и только самым достойным пропагандистам народной культуры: например, Карелу Готту и Еве Пиларовой).

2 (1).jpgИ вот – премьера 91-го сезона Сыктывкарского государственного ордена Дружбы народов академического театра драмы имени Виктора Савина. В декабре 2020-го прямую видеотрансляцию «Грозы», в связи с юбилеем театра и со 100-летием Республики Коми, в разделе «Live» разместил федеральный портал «Культура. РФ». Пройдя по этой ссылке, любой желающий может бесплатно посмотреть запись спектакля.

Остальным сообщу, что вечность, изъятая Сергеем Федотовым из классической «рамки», ожила, запульсировала и заиграла красками полуторастолетней давности. В созвучии с исторической эпохой, без «ребрендинга» и без потерь для восприятия. Напротив, со сладостной ностальгией: «Как хороши, как свежи были розы в моем саду!..» Трагическая история и ее герои, не смотря на кажущуюся архаику сюжетных обстоятельств и речей, вдруг стали удивительно актуальны и... упоительны, как глоток воздуха, пропитанного перед грозой озоном.

3 (1).jpgБудто рембрантовские натурщики, вопреки кракелюрам времени и паутине нравов, перед нами предстают во всем своем насмешливом бессмертии психологические архетипы – образы вздорной и язвительной тиранки Марфы Кабановой (Юлия Экрот), ее сына-подкаблучника и нюни Тихона (Константин Карманов), угрюмого и резкого деспота Дикого (Владимир Кузьмин), его обаятельного, но слабовольного племянника Бориса (Дмитрий Максименко) и, конечно, Катерины Кабановой (Полина Лудыкова), лучезарной, трепетной, пронзительной...

Игра сыктывкарских актеров здесь ничем не уступает мастерству перевоплощения столичных корифеев, а точнее, растворяется в предлагаемых обстоятельствах. Сплетаемая из психологических и даже световых нюансов атмосфера (кстати, художник по свету – сам режиссер) зачаровывает подлинностью происходящего: не только достоверностью интонационных и мизансценовых свидетельств предгрозовой «духоты взаимоотношений», но и «музыкальной точностью» бытовых деталей, как, например, струя дождевой воды, подгоняемая разбушевавшимся ненастьем по водосточному желобу крыши и со звоном срывающаяся вниз, в жестяной бак. Театральная иллюзорность в постановках Федотова неизменно обретает черты бытийности.

4 (1).jpgАвтору сценографии и костюмов Анне Репиной удалось облечь Калинов и его жителей в сочные и живописные, но «негромкие» и аутентичные одеяния, под стать характеру происходящего. Компактность деревянных построек с узорчатыми заборами и вознесшейся над ними беседкой с островерхой крышей контрастирует с широкой Волгой за обрывом и огромным «дышащим» небом, а павловопосадские шали с набивным рисунком и кистями, ситцевые платья, длинные юбки и кофточки с баской, сюртуки-кафтаны-картузы будто вчера покинули залы музея народного костюма.

5 (1).jpgВ трактовке Сергея Федотова трагедия Александра Островского – о сердечном одиночестве: о матери, запугавшей детей и вызывающей у них отвращение, об отце, бегущем из опостылевшего по причине отсутствия любви дома... А ведь жажду обычного человеческого счастья могут утолить «в единении» лишь близкие по духу, по чистоте и высоте помыслов. Но вот беда! У заточивших в клетку «белую голубку» Катерину и окружающих ее – не та порода: бескрылая. Ни дверь клетки отворить, ни компанию составить...

6 (1).jpgСхожая проблема и в некоторых театрах, отказавшихся от ставки главного режиссера. Там административные и творческо-координационные функции совмещает один чиновник. Да, он не всегда имеет театральное образование и моральное право на собственное мнение относительно художественного процесса, но обосновывает объединение хорошо оплачиваемых должностей производственной необходимостью и интересами святого искусства.

В таких коллективах любят «выращивать» постановщиков спектаклей в собственной артистической среде и сообща формировать творческую политику, самостоятельно определяя достигнутый ремесленнический уровень. Нередко в ущерб делу и, разумеется, создавая ощутимое сопротивление приглашаемым профессионалам. Наверное, поэтому признанные шедевры на конкретных сценах возникают не благодаря, а вопреки «общим усилиям»: посреди залитой бетоном площадки вдруг вырастает прекрасный цветок, чья доля, увы, предопределена, как и у Островского в «Грозе».

 

Виктор ТЕРЕНТЬЕВ

 

На снимках: сцены из спектакля. Фото Ивана Федосеева.

 

P.S. 11 января в Перми торжественно отметили 60-летие Сергея Федотова. «ЛГ» присоединяется к многочисленным поздравлениям в адрес юбиляра, желает ему крепкого здоровья и творческого долголетия.