«Вечное повторение»: Наташа Влащенко как маркер деградации Украины

Как санитар литературного леса на волонтерских началах я давно пишу отзывы о русскоязычных книгах Украины. Стараюсь рецензировать достойные самые разные романы и сборники, дабы заинтересовать обывателя качественной литературой. Но порой приходится бичевать откровенную макулатуру, чтобы ее производители перестали заниматься отуплением и оболваниванием масс. «Вечное повторение» преподносится автором как завершающее произведение трилогии. Первая и вторая часть трилогии («Под небом Аустерлица» и «Девушка его охранника») были прочтены и оставили отвратительное послевкусие. Хуторесса Влащенко в своем репертуаре – продолжает марать бумагу бессмысленно-бесталанными повестями.

Телеканал, где нынче трудится Влащенко, из-за постоянных взаимных облизываний ведущей и гостей пора переименовать в «Украина-69». Пластилиновая ворона Наташа, привыкшая каркать на олигархических каналах, решила, что точно так же ей удастся пропетлять в литературном процессе, но если в телевидении творческую инвалидность первой степени можно спрятать за гримом и софитами, то белый лист сразу обнажает все авторские комплексы и недостатки. Я привык разрушать спираль молчания и говорить напрямую, не стесняясь в эпитетах. Сюжет «Вечного повторения» смердит низкопробными американскими детективами времен перестройки – янки и кейджиби гоняются за секретными документами касаемо освоения Антарктиды. От америкосов – журналист NYT, от русских – сотрудник ФСБ Сергей Клюев – возможно, намек на бывшего депутата от «Партии Регионов». Королева хлева Влащенко приволокла из прошлых книг журналистку Марьяну и еще захватила в Киеве переводчицу Анну.

Уже в самом начале Влащенко проговаривается – приведу цитату целиком: «Прочитай в словаре, что такое доминантный признак! Это признак, характерный для «сильного родителя». Такие люди и такие культуры несут с собой в чужую среду все свои пожитки и там это насаждают. Я скажу тебе больше: это приживается и цветет буйным цветом, часто подавляя местные обычаи и местную ментальность. В Бруклине я наблюдала это годами, когда эмигранты и их дети приезжали в страну и за полгода устанавливали здесь свои правила и порядки». На самом деле Влащенко это пишет не про Бруклин, а про себя – приперлась в Киев из Житомира и опускает столицу до уровня периферийного захолустья.

Далее в тексте Влащенко дважды упоминает, что Киев – это маленькая деревня. Прям каминаут и признание с поличным! Просто это как раз Наташа превращает Киев в деревню! Интеллигентнейший Виктор Некрасов именно поэтому навязчиво думал о том, как покинуть Киев – не хотел жить вокруг сельской идентичности, чьи метастазы росли как на дрожжах. Еще Влащенко вскользь упоминает Эдуарда Гурвица, только настоящий Эдуард Гурвиц не был ни одесситом, ни сыном врачей. Так вот во времена мэра Гурвица случилась занятная история – пустил он в город людей Аслана Масхадова. Чеченцы пытались навязать свои нравы во дворах, школах, парках и магазинах. Сначала это молча терпели, а потом в моей школе дети работяг из депо взяли у отцов молотки, арматурины, цепи и поставили приезжих на место. В Одессе город победил аул. И если Киев капитулировал под нашествием свиномордого жлобья, то я перед ним выбрасывать белый флаг точно не собираюсь. Наташа играет на понижение культурного уровня, я же не пресмыкаюсь перед обывателем и стараюсь действовать на повышение.

Восхищаться текстами Влащенко могут разве что золотозубые невежды из Мерефы, Шаргорода и Нетешина. Наташа блещет знанием всамделишней жизни – у киевского слесаря с зарплатой в двести баксов оказывается есть телеграм, а монастырь в Голосеево выпекает круассаны! В лучшем случае у наших слесарей есть кнопочный телефон, а в монастырях не пекут ассортимент кондитерских.

Влащенко давно уже прогулы ставят на графоманском кладбище, а ей все неймется. Только художественный климакс никак не лечится. В 2021 году она пишет похабно-шершавым языком бульварных газетенок девяностых. Постоянное перечисление брендов с указанием цен – что это за тухлая пошлятина?! Помнится, Пелевин писал: «Ничто так не выдает принадлежность человека к низшим классам общества, как способность разбираться в дорогих часах и автомобилях». Полагаю, что сие актуально и для разбирающихся в брендовой одежде и ее стоимости. Мне вот совершенно безразлично чем кормить моль в шкафах.

Так вот Наташа на сей раз взяла самого Пелевина в свою повесть – думаю, Виктор Олегович не заслужил унижения появиться на страницах нудной бумагомарательницы. Париж в описаниях Влащенко плоский, серый, бездушный, скорее напоминающий украинский райцентр. Еще Наташа Житомирская критикует Татьяну Черниговскую – прям топонимический абсурдизм. Повести «Вечное повторение» и всему творчеству Влащенко больше подходит название книги Галковского «Бесконечный тупик».

Беда Влащенко в том, что она – продукт своей эпохи. Голосом одной из героинь жалуется, что доводилось читать однотипные романы Ремарка. Зашлакованное советским прошлым сознание плюс провинциальная украиноцентричная зашоренность плюс нищенская озлобленность времен первоначального накопления капитала в сумме дают крайне тошнотворный результат. Она безнадежно застряла в прошлом. Но ручные подхалимы вроде стероидного качка, моргающего со скоростью пятьсот раз в минуту и жеманного профурсета, рядящегося как Элтон Джон тридцать лет назад в клипе «Word in spanish», наверняка сочтут «Вечное повторение» шедевром словесности. А все потому, что они носители той же ущербной советско-перестроечной идентичности, что и Наташа. Я не осуждаю Влащенко – она попросту не получила вовремя доступ к сокровищам мировой культуры. Просто констатирую факт, что она транслирует в массы свои сельскосоветские нравы и травмы.

Оказывается Влащенко еще написала книгу-расследование о потере Крыма – смешно! Наташе, чтобы провести расследование о потере Крыма, достаточно было просто посмотреть в зеркало! Крым как раз и сбежал в Россию потому, что там доминирует городская идентичность, а не хуторская, как в нынешней Украине. Таких как Наташа в России не берут даже в пятьсотрублевую массовку клакеров для останкинских ток-шоу. И для возврата Крыма как раз надо Украине вернуть доминацию городской культуры над сельской. Не хотят крымчане тын, млын, дрымбу и хуторскую до неприличия Влащенко, поучающую жизни с телеэкрана. И эта нафталиновая старушенция еще имеет наглость назвать свою программу «Hard»?! Да ее шоу надо именовать «Сопли и слезы плюшевой бабци»!

В финале произведения у Влащенко опять стрельба и труп – неужели в житомирском драмтеатре одна концовка на все случаи жизни?! Читать прозу Влащенко можно только по приговору суда или из любви к чистоте литературных конюшен как ваш покорный слуга. Наташе по способностям разве что писать статьи на тему «Как крутить коровам хвосты» для газеты «Житомирская колхозница». Надеюсь, что она прекратит издеваться над литературой и следующим текстом о ней будет не рецензия, но некролог. А «Вечное повторение» пригодно разве что в качестве сырья для производства туалетной бумаги в Обухове.

 

Всеволод НЕПОГОДИН, Украина