«Вновь я вспомнил родимый дом...»

Подворье: сборник стихотворений / под ред. Л.И.Дорошиной. – Praha: Vedecko vydavatelske centrum «Sociosfera-CZ», 2019 – 307 с., ил.


«Подворье» – глубинка души

Мы ее теряем... Деревню нашего детства с бабушкой, речушкой-лягушатником, ягодой-малиной и парным молоком практически полностью заменили бездушные фермы. Городские малыши видят коров, лошадок, уток, гусей на картинке и по телевизору, в лучшем случае в зоопарке. Дети каменных джунглей и интернета… Вместе с деревней мы потеряли частичку своей души, русского духа. 

Именно об этом – пензенская новинка этого года, поэтический сборник «Подворье», автором идеи и собирателем которого стала Лидия Терехина (Лидия Ивановна Дорошина), член СПР и руководительница пензенских литературных клубов «Берега» и «Я сень». 

«Подворье» вышло малым тиражом в пражском издательстве «Sociosfera-CZ», всего 100 экземпляров, без спонсорской помощи, хотя такие книги – и о патриотизме, и о литературном краеведении, и о корнях в целом. В книгу вошли стихи 105 авторов из Пензы и, стараниями соредактора Анны Коржавиной, из разных городов России.

«Подворье» состоит из 7 лепестков-разделов. Книгу открывает раздел «Скрип половиц», где собраны стихи о доме.  Для каждого дом – разный, но все стихи объединяет щемящее чувство тоски и ностальгии по утраченной юности.


Подкатил мне под горло ком.

Вновь я вспомнил родимый дом.

Покосилась его крыльцо.

Почернело для зыбки кольцо.

(Валерий Сухов, «Старый дом»)

 

И, вместе с тем, дух деревенской избы жив в ощущениях, он становится жизненной философией поэтов.

 

Здесь у нас обычай старый:

К ночи всякий странник – гость,

да о жизни тары-бары –

все с надеждой на Авось.

(Лидия Терехина, «Деревенские стихи»)

 

«Подворье» – не оторванная от реальности книга, и с деревенскими стихами соседствуют строки о квартирном уюте:

 

Если есть у квартиры душа,

Радостная или печальная,

Думаю, прячется эта душа

В стареньком кухонном чайнике.

(Татьяна Кадникова «Душа квартиры»)

 

Название раздела «В кастрюле двора» говорит само за себя:

 

А в дырявой кастрюле двора 

закипают века

под ворчание старух.

И задорно кричит детвора...

(Вера Дорошина)

 

Но не ждите исключительно прямых описаний дворового быта, есть здесь и глубоко философские стихи, лишь слегка зацепленные за дворовый пейзаж, например, «На задворках» Елены Лапшиной:

 

Нету имени месту – оно безназванное «где-то»,

где умолкли языки – ни Азии нет, ни Европы… –

терпеливых жуков, жадных гусениц тайное гетто,

катакомбы червей, муравьиные торные тропы.

Захолустье вселенной, где полдень стоит, как впервые,

где блуждает вино по дичающим лозам агдама.

Всюду Божии твари – носители чуда – живые

забывают свои имена по уходе Адама.

   

Третий раздел «Сплетение корней» – о родственниках, близких людях, обитателях отчего дома. 

 

Время очнуться и перестать

накапливать барахлишко, громко запеть,

хоть мое ты не любишь пенье.

Мамочка, мама, любви не бывает слишком много!

А мало – бывает.

(Ирина Четвергова, «Маме»)

 

Стихи о близких – самые пронзительные, искренние и трогательные:

 

Помню, я смеялся над бабкой,

Уверял ее: «Бога нет!» 

И крестилась она украдкой

На божницы закатный свет.

Так бывало: лишь рассвело,

Я глаза открывал: «Да спи ты!» -

Бабка день начинала с молитвы

И молитвой кончала его.

(Валерий Сухов, «Молитва»)

 

Раздел «Васильковые люди» назван по одноименному стихотворению Лидии Терехиной и посвящён профессиям. Здесь собрались и простые деревенские работяги, такие, как пастух, пасечник, кузнец, так и поэт, и редактор, и даже водительница троллейбуса. Интересно побыть в такой компании!


Жил в деревне сказочник Матвей.

Он из чурок делал журавлей.

И кому подарит журавля,

Для того закружится земля.

(Константин Рябенький, «Сказочник»)

 

Или вот еще:

 

Папирос разрывает пачку

Смущенный рыбак.

Берет в жены рыбачку,

говоря так:

«Вот рыба-щит, рыба-меч.

Я буду тебя беречь». 

Жена отжимает подол и

Вяжет тугой узелок.

Берег исхожен вдоль и

Поперек. 

Спят рыба-облако, рыба-луна.

Рыбачка живет одна.

(Наталья Полякова «О рыбаке»)

 

Раздел «Кричат в деревне петухи» – о пернатых и четвероногих обитателях подворья, верных спутниках человека.


Сиротливо моталась веревочка возле кудрей,

по подшерстку погладил и на руки пролил елей.

Жил ягненочек белый под сеном у самых дверей

со звездой под копытцем.

(Ксения Мосина, «Агнец»)

 

Летят собаки в жизнь счастливую,

Виляя весело хвостом.

Летят – с репьями и колючками, 

С клещами, с полчищами блох.

И солнце, нежное, как булочка,

Им дарит позднее тепло.

(Татьяна Кадникова «Куда летят собаки»)

 

Кроме привычных домашних и «сельскохозяйственных» животных героями стихотворений стали синицы, снегири, лягушки, пауки, мотыльки и прочие соседи человека.

Следующий раздел – «Трава у дома», продолжающий растительную тему предыдущего клубного сборника «Букет для друга». Эту часть книги в числе прочих украсили необычные дворовые растения из стихов известной вологодской поэтессы Леты Югай:

 

Трепещет от ветерка, тянется выше и выше,

он хочет цвести на крыше, но есть для всего закон:

привязан к земле корнями, пока он живет. И тише,

печальней поет к полудню сиреневый граммофон.

(«Вьюнок»)

 

…когда всюду блеск и сверканье

и музыка талой воды,

в простой фиолетовой ткани,

ты – отблеск далекой звезды.

(«Фиалка»)

 

И завершается книга разделом «В реке памяти». Это ностальгические строки о невозвратном прошлом, своего рода старый фотоальбом, только в стихах.

 

То сквозняки, а то затопят сверху –

По кольцам годовым на потолке

О будущем гадали. На поверку –

Сбывалось все. Мы жили налегке.

(Наталья Полякова, «Мы жили-были»)

 

Совсем простые строки, но сколько в них атмосферности! В зеркале настоящего отражается прошлое и наоборот. Читаешь с ощущением, что время едино:

 

Воркование слышу. И слышу щенка,

Потерявшего маму. И бабушкин манник,

Слышу, в печке сопит, распуская бока.

Слышу все голоса этой тьмутаракани.

Вот он, дедушкин вальс, по-старинному прост,

На нестройной гитаре про спелые вишни.

Но гитара в чехле, тот повешен на гвоздь,

Деда умер давно. Кто играет, не вижу.

(Александра Пожарская, «Память»)

 

Стихи обладают особой магией – листаешь чужие «фотографии» и видишь слайды о себе. Именно в этом, наверное, основная особая ценность книги «Подворье».

 

Я не люблю фотоальбомов

Страницы желтые листать.

В них – дом, в котором все знакомо,

В них – молоды отец и мать.

В них та, что мне так больно снится

На протяжении многих лет

Страна, где мне пришлось родиться,

Страна, которой больше нет…

(Елена Баринова «Листая фотоальбом»)

   

Марина ГЕРАСИМОВА

 


«Подворье» в Пензе

                   

               Тот дом хорош, где хороши обитатели.

                                              Джордж Герберт 


В моих руках – шикарно изданный, с цветными иллюстрациями, сборник стихотворений под редакцией Л. И.Дорошиной «Подворье», увидевший свет в Праге в 2019 году. Тираж его был отпечатан в Пензе. В число редакторов-составителей также вошли М.Герасимова, А.Коржавина и Т.Сычева.

Стихотворения этого замечательного сборника были написаны поэтами-пензяками и друзьями журнала «Сура» – под одной обложкой мы обнаруживаем 105 авторов! В оформлении использованы фотографии И.Кострова, Н.Стёпочкиной, Л.Терехиной, А.Коржавиной, Т.Сычевой и Н.Хлопцевой.

Удачно в качестве эпиграфа к книге избрано четверостишие В.Филонова:

 

Быть должен дом у человека,

А в доме – хлеб, тепло, уют.

Где, неподвластно бурям века,

Тебя всегда с надеждой ждут.

 

Это – отрывок из его стихотворения «О доме». Целиком оно напечатано в этом же сборнике.

Весь сборник логически разделен на семь частей. Это «Скрип половиц» (стр. 5-52), «В кастрюле двора» (стр. 53-68), «Сплетение корней» (стр. 69-116), «Васильковые люди» (стр. 117-150), «Кричат в деревне петухи» (стр.151-200), «Трава у дома» (стр. 201-252) и «В реке памяти» (стр. 253- 293).

В предисловии к книге под названием «Ближний мир», написанном членом Союза писателей России Л.Терехиной, в частности, говорится: «Ближний мир человека – это его ПОДВОРЬЕ, и все, с чем столкнется ребенок в этом мире, он заберет с собой в мир большой, в котором все будет измерять полученными изначально знаниями, ощущать вскормленными в отчем доме чувствами».

О своем опыте взросления и формирования собственной индивидуальности, поведать о внешней среде, пестовавшей авторов «Подворья» в их детские годы, о личностях, оказавших на них максимальное влияние, – обо всем этом коллективно решили рассказать участники литературного клуба «Я сень».

К редакторам-составителям понесли свои стихи поэты из литературного клуба «Берега», из других литературных объединений и даже из других городов.

В период сбора текстов понятие о том, каким должен быть сборник, значительно расширилось. К примеру, не сразу появился не планируемый изначально раздел «Васильковые люди». Это поэтическая глава увлеченно рассказывает нам о профессионалах, мастерах своего дела. Именно такими и были наши прародители. В «Подворье» нашли свое описание представители 35 профессий. Среди них – пахари и сеятели, жнецы и плотники, печники и медсестры, маляры, швеи, кузнецы и др.

Н.Елизарова в стихотворении «Дома» дает нам бесхитростный совет:

 

Над домом ласточка кружит,

А на пионе шмель жужжит,

И нужно просто мудро жить,

Дышать, покуда жив.

 

Интересен раздел «В кастрюле двора», получивший название по стихотворению Веры Дорошиной). «Сплетение корней» открывается эпиграфом Валерия Сухова:

 

Мой дед был лесником, а прадед – пахарем.

И клин земли их, сохами распаханный,

От пота мокрый был, от засухи – сухой.

Врос в супесь крепко корень родовой.

 

Среди «васильковых людей» вызывает интерес «Песенка художника» Л.Захаровой:

 

Пусть живет мирок бумажный,

Настроеньем порожденный!

Я его для всех придумал –

Дивный мир – эскиз несложный!


Раздел «Кричат в деревне петухи» посвящн фауне и знакомит нас с бабочкой махаоном, вороной, воробьями, голубями, гусями, жаворонками, журавлями, конями, котами, кошками, лягушками, синицами, собаками, цыплятами, стрекозами и прочей большой и малой живностью.

Царство флоры представлено в разделе «Трава у дома». Здесь и крапива, сорняки, репейник, земляника, клевер. Не чужие здесь и незабудка, одуванчики, мать-и-мачеха, настурция, дубы… Много авторов – много и представителей флоры. Славное русское раздолье!

О.Шагапова пишет о своем неназванном поселке:

 

По вечерам слышны баяна вздохи –

Он песни зарубежные поет.

Здесь, кажется, смешались все эпохи…

Незыблем лишь репейник у ворот.

 

Завершает сборник раздел «В реке памяти». В него логически и композиционно точно вошли грустноватые строчки о навсегда ушедшем прошлом. Мы знаем, что все прошедшее в конечном итоге в той или иной степени оказывает влияние на нашу повседневную реальность, непременно оставаясь критерием веры, надежды, любви и добра. Поэтому неслучайно, что сборник завершается стихотворением Л.Терехиной «Там»:

 

Там я жила на свой манер и лад,

И русских слов замес или заквас

Рождал мои нехитрые молитвы.

Осталось все за пологом тумана,

что не подвластен никаким ветрам.

Там – мною не исхоженные страны,

да и моя страна осталась там.

 

На его страницах «подворья» в полном смысле этого слова живут самые близкие всем нам люди – отец, мать, младшие и старшие сестры и братья, дедушки и бабушки. Все они живы в нашей памяти. Жив с ними и сам Дух дома с его притягательной сельской (а у кого и городской) атмосферой, не забыты звуки и запахи – словом, всюду с нами невидимое присутствие наших прародителей. И это неслучайно, ведь большинство из авторов и читателей сборника выросло в селе или находилось там изрядное количество времени во время школьных каникул. Не только сельский, но и городской пейзаж – старые городские дворы, скверы, парки и дачи – органично вошли в рифмованные строчки авторов «Подворья».

Очень рад, что весьма оригинальная идея сборника благополучно и успешно воплощена в жизнь.

 

Антон ХРУЛЕВ