Альфа Анастасии Цветаевой

Ее Марина отлична от нашей: но и образ нашей строится благодаря ее «Воспоминаниям».

«Воспоминания» Анастасии Цветаевой громоздятся сквозь время, поднимая к метафизическим небесам пласты земных событий, изученных вдоль и поперек мемуаристкой.

Она была блестяща – Анастасия Цветаева, жизнь прошедшая сложную и перенасыщенную многим.

…семья, пропитанная духом культуры, как высшего, что может быть предложено жизнью – человеку: культуры разнообразной, сложной, но…ведь это выдумка для обывателей: мол, все гениальное – просто…

Разве просты стихи Марины?

Анастасия получила домашнее образование, затем училась в частной женской гимназии; потом три года жила в Европе, обучаясь в пансионах.

…Ялта раскрывалась в детстве: почти античной красотою; и тихо сияла Таруса: образом приглушённой прелести великолепного русского пейзажа.

17 год круто поломал привычную реальность: по приглашению гигантского, над бурей стоявшего М.Волошина, Анастасия гостит в Коктебеле, в 20-х возвращается в Москву, живет случайными заработками.

Она писала талантливые стихи:

 

Гармоники неистовые звуки

Опять уже кого-то вводят в грех.

Каких свиданий и какой разлуки

Протянутые без надежды руки,

Печаль лихая и притворный смех?

 

Как будто снова вечер, вечерни́цы,

Иль русского селенья хоровод.

Девчата, па́рубки! Плясать и веселиться

Опять кому-то наступил черед!

 

В них не было неистовства сестры, и сногсшибающей оригинальности: когда строки врывались в сердце, потрясая самые основы души; в поэзии А.Цветаевой сильны отголоски серебрящегося века; ее стихи отличает та жажда надмирной гармонии, что была свойственна иным классикам века девятнадцатого: Тютчеву, например.

Стоические, мешаясь со скорбными интонации наполняют плоть и музыку ее поэзии:

 

Чего страшусь? И глад и хлад минуют,

Недуг, сжигая тело, поит дух,

И зов о помощи не пребывает втуне

Доколь смиренья факел не потух.

 

Я верую. О Боже, помоги же,

В ничтожества и затемненья час

Молю, а из-за туч восходит, вижу

Звезды́ предутренний мерцающий алмаз.

 

В пресловутом омуте 37 года А.Цветаеву обвиняют в причастности к «Ордену Розенкрейцеров», арестовывая и ее, и сына.

Она проходит лагерные версты, узнает соответствующие жернова, но они не властны смолоть ее в пыль, в порошок; хотя и «Звезды предутренней мерцающий алмаз» редок в этих условиях.

Жизнь, отливающаяся в воспоминания, вспыхивает драгоценно многими периодами… моментами… фрагментами…

…с конца пятидесятых Цветаева начинает собирать свою жизнь в словесную плоть «Воспоминаний», ставших – после проявления в реальности 70 – весьма известными в интеллигентской среде.

Хроника века: и хроника собственных скорбей и восторгов: виноградные грозди и того, и другого были туго организованы ее долей.

…реки цветов, играя, текут: веточки весны протягиваются к каждому сердцу: несмотря на громады пережитого, идущего со знаком минус, Цветаева точно сохранила восторженное удивление перед жизнью: с ее масштабами, широтой, великолепием разнообразия.

Она пережила всех, или почти всех героев своих «Воспоминаний»: и, оставаясь знаковой фигурой серебряного века, чьи интеллектуальные мерцания проходят сквозь рост любых времён, щедро раздарила узнанное, как раздаривает себя густой, кипящий, всем необходимый июльский ливень.

 

Александр БАЛТИН