Памяти друга

40 дней как нет с нами замечательного поэта и прозаика, редактора, сотрудника «Литературной газеты» и восьмого по счету администратора «Клуба 12 стульев» Сергея САТИНА.

 

Его смерть стала для нас для всех полной неожиданностью – Сергей ничем серьезным не болел, вел здоровый образ жизни, строил планы на будущее, собираясь еще много чего написать, а также расширить привычный формат «Клуба 12 стульев».

Он был автором около 10 книг стихов и прозы и бессчетного количества публикаций в газетах, журналах, альманахах, коллективных сборниках. Но мы хотели бы напомнить нашим читателям о, пожалуй, самом известном его произведении, – стихотворении «Космическая колыбельная». Этот текст появился в «Литературной газете» еще в 80-х годах, задолго до того, как Сергей пришел к нам в качестве администратора «Клуба 12 стульев». Текст сразу же полюбился многим композиторам, которые стали писать музыку на эти стихи.

Предлагаем нашим читателям прослушать одну из таких песен.

 


 

Слова Сергея Сатина (02.04.1953 – 06.07.2019)

Музыка Сергея Иванченко

Исполнение – ансамбль «До-до-си»

 

Полностью текст:

 

Космическая колыбельная

 

Спи, моя радость, усни поскорей,

Спать ребятишкам пора.

За день устав, над кроваткой твоей

Черная дремлет дыра.

 

Верхний в Галактике выключив свет

И уложив медвежат,

Под усыпляющий шепот комет

Обе медведицы спят.

 

А в стороне от космических трасс

Спит на орбите своей,

Не обращая вниманья на нас,

Странное племя людей.

 

Сколько в песочнице нашей песка,

Столько в стране той чудес.

Белые в небе плывут облака,

Смотрится в озеро лес.

 

Мира прекрасней планеты Земля

В нашей Галактике нет.

В белых цветах там луга и поля,

Льется там солнечный свет.

 

Ну а тебе этой поздней порой

Надо давно уже спать.

Спи, мой сыночек, хвостатенький мой,

Щупальца спрячь под кровать.

 

Следует отметить, что стихотворение встречается в интернете в разных вариантах. Например, в одних – «мудрое племя людей», в других – «странное», где-то «шелест комет», а где-то «шепот» и т. д. Вполне возможно, что и сам Сергей Сатин вносил корректировки в текст, и исполнители самовольно меняли слова или даже целые строки.

Но теперь это совершенно не важно. А важно то, что стихи эти давно ушли в народ, стали именно народными, раз их столько раз перекладывали на музыку. И это значит, что Сатин успел если не все, то очень многое.

Думается, уместным будет привести воспоминания известного литературного критика и эссеиста Эмиля СОКОЛЬСКОГО, которого тоже когда-то стихи Сатина подвигли на сочинение музыки:


«Так вот сразу и запомнилось на всю жизнь: «Сергей Сатин»… В восьмидесятые мама выписывала «Литературку»; я ее начинал с конца: там было много если не смешного, то забавного. Прочитывал – и сразу повышался тонус! И вдруг, в очередном выпуске – Сергей Сатин, «Космическая колыбельная». Стихотворение удивило меня своей открытой лиричностью и доброй простотой. На какой-то неведомой планете мама напевает ребенку: уже в галактике и свет выключили; спят обе Медведицы, уложив своих медвежат; спит где-то на своей орбите и «мудрое племя людей»... А дальше идет по-детски чистейшая романтика:

 

Сколько в песочнице нашей песка,

Столько в стране той чудес.

Белые в небе плывут облака,

Смотрится в озеро лес.

 

Вот так, никаких изысков, но как замечательно! А разве в колыбельной должны быть изыски? Меня не только тронуло стихотворение – которое совсем не вписывалось в юмористический тон 16-й страницы «Литературки». Я взял газету, сел за пианино и наиграл мелодию: она сама напелась мне во время чтения. По гармонии это мое сочинение близко к задумчивому вальсу в светлой минорной тональности, и оно мне нравится и по сей день – честное слово, не потому что я сочинил. Я ничего не сочинял, я только прочитал ноты, зашифрованные в словах, в их созвучиях, и уловил ритм. Так Сергей Сатин стал частью моей жизни. Что я могу сказать по поводу его ухода? «Космическая колыбельная» жива, Сатин – жив».

 

Что же касается «Литературной газеты», то она не прощается с Сергеем. Он просто стал ее частью, как и многие талантливейшие писатели, работавшие или печатавшиеся на наших страницах. Имя Сергея Сатина навсегда останется в русской культуре.

 

«ЛГ»