«Скотский хутор» на английских газонах

Однажды на Франкфуртском вокзале мой взгляд упал на обложку книги, которую читал молодой человек. Это была немецкая версия «Скотского хутора» Джорджа Оруэлла. Признаюсь, стало как-то не по себе: ведь в этой сатирической притче весь советский народ и Советский Союз был сразу после Второй Мировой (!) выставлены на посмешище, изображены некоей «зверофермой», как в более точном переводе и называется этот острый памфлет. И можно не сомневаться, что точка зрения знаменитого автора и нобелевского лауреата особенно успешно проецируется именно на зарубежную молодежь, которая уже толком не знает, кто на кого первым напал и кто победил в этой последней – самой страшной – войне... Впоследствии за чтением этой книги я застал молодую пару в московском метро. Не утерпел и спросил, откуда к ней интерес: но оказалось, что произведение входит, как обязательное, в вузовскую программу...  

У меня знакомство с этим облюбованным мировой либеральной общественностью и ставшим особенно популярным произведением Оруэлла произошло в зрелом возрасте, в начале 90-х годов. Тогда в книгохранилище франкфуртского «Посева», в затянувшемся поиске полезного (по моим представлениям) для россиян раритета я обнаружил ядовитого цвета книжонку – изданный здесь же перевод «Скотского хутора» на русский язык. И беглое знакомство с ее содержанием стало причиной моего спора со старейшим сотрудником знаменитой эмигрантской конторы, давшей в смутные октябрьские дни 93-го года мне недолгий приют.

Невзирая на мой скромный статус нежданного гостя, я задал хозяину довольно нелицеприятный вопрос: отчего это издательство и окормляющий его НТС (Народно-трудовой союз), которыми много лет пугали «совков», не выпустили, например, ни одной книги о настоящем патриоте, русском реформаторе Петре Столыпине, зато вот этот откровенно русофобский бестселлер пришелся здесь в самый раз? И мой визави честно сослался тогда на политическую конъюнктуру и необходимый для русских людей, находящихся под гнетом цензуры, авторитетный противовес. А в порядке примирения он обнадежил меня заверением, что вот теперь, когда «коммуняк» прогнали, а очередной путч подавлен, свободная, так сказать, демократическая Россия восстанет из пепла и заживет... Однако мой взгляд, как непосредственного свидетеля и участника самых октябрьских московских событий был диаметрально противоположным, а потому к консенсусу даже в обстановке русского застолья, под выцветшими знаменами белогвардейских полков, мы не пришли...

Но книжонку «Скотский хутор» (вместе с другим, в самом деле полезным для русского человека посевским изданием «Тайны войны. По материалам Нюрнбергского трибунала», переводной книгой французского публициста Р. Картье) я тогда получил. А затем основательней познакомился с этой сатирической притчей, переведенной на десятки моровых языков, причем издаваемой повсюду солидными тиражами. Сюжет ее не лишен изобретательности и остроумия, хотя сводится по сути к тому, что существует некая звероферма, население и начальство которой исключительно разноплеменной домашний и одомашненный скот. Причем, автор не слишком утруждал себя тщательной проработкой сюжета. Главное, что среди обитателей хутора есть разные персонажи, некоторые даже внушают симпатию, но все это по определению скот, предназначенный на убой... И даже безо всяких предваряющих рекомендаций и аннотаций каждому ясно, что речь идет о Советском Союзе и населяющих его людях, тем паче что об этой повести уже было написано больше, чем занимает ее относительно скромное по объему литературное полотно.  

И потому у каждого мало-мальски обладающего национальным самосознанием русского человека возникают вопросы к автору. В самом деле, если известному художнику, мастеру слова позволительно сравнивать Советский Союз со свинарником, а его обитателей со скотом, то это дает моральное право его оппонентам на адекватный ответ. А чтобы он был по возможности взвешенный, объективный и полновесный, нам следует ближе познакомиться с мировоззрением автора, вникнуть в систему его нравственных ценностей, так сказать, осмыслить его внутренний мир.

Здесь надо принять во внимание момент создания «Скотского хутора». Итак, именно в 1945 году, когда перепуганная насмерть Англия, несколько лет стоящая на краю бездны, смогла, наконец, облегченно вздохнуть. А Джордж Оруэлл, вопреки христианской морали – вместо благодарности своему спасителю, ценой страшных потерь победившему фашизм – издает свою антиутопию, в котором в скотском обличии представляет советских (русских) людей... Заметим, что впоследствии, уже в постсоветский период, по мере ослабления государственных скреп в России, этот «сатирический труд» все более возвышают и возводят в ранг гениальных, считают его шедевром, эзоповским языком толкующим историю «рабской», «немытой» России и подтверждающим ущербный генотип русских людей...

Однако не исключена и обратная связь: расхожие ныне «либеральные» представления о нашей трагичной истории – во многом результат влияния на «форейторов перестройки» и нашу «образованщину» – в целом всевозможных ненавистников Советской державы, среди которых наряду с непомерно возвышенным «демократом и мыслителем» Уинстоном Черчиллем видное место занимает и писатель Джордж Оруэлл. И это не простая «фигура речи»: в его публицистике можно увидеть массу подтверждений тому, причем наш англичанин не раз с гневом обрушивался на других западных авторов, не скрывавших своих симпатий к СССР. Кстати, этой участи не избежал даже другой более знаменитый нобелевский лауреат Джордж Бернард Шоу.

Заметим, здесь не обсуждаются художественные достоинства или огрехи «Скотского хутора», а лишь фиксируется тот очевидный факт, что, как творчество многих талантливых российских литераторов XIX вв. (Александр Герцен, Николай Чернышевский, Михаил Салтыков-Щедрин и др.) – исподволь или открыто – подвели страну к революции, так и знаменитая «антиутопия», подпитывавшая разрушительные идеи новых реформаторов и «ура-демократов», произвела опасную вивисекцию в расслабленных долгим «застоем» и дурной «перестройкой» русских мозгах...

Тем паче, что восторженных проводников этих провальных идей, добровольных или ангажированных «агентов влияния» было не счесть. Как и в начале горемычного XX века российская гуманитарная интеллигенция снова поднимала на щит тех литераторов, кто представлял прошлое, настоящее и даже будущее нашей страны как историю недоумков, разбойников и негодяев... Стоит ли говорить, что популярный английский литератор и публицист Джордж Оруэлл занял в ряду критиков русского мира одно из самых почетных мест? В профильных вузовских курсах с нескрываемой симпатией анализировалось творчество этого русофоба, а его восторженных почитателей среди российской, так сказать «культурной и научной элиты», было хоть пруд пруди... Как итог этой горячечной атмосферы почитания доморощенных и западных толмачей, перелицевавших историю нашего отечества на свой лад – победное восшествие на российский престол Бориса Ельцина, правление которого по своим результатам было сродни нашествию татаро-монголов или новой мировой войне. Это грехопадение стало возможным лишь в деидеологизированной атмосфере изрядно оскотинившейся при «ельциноидной власти» России, у которой почти начисто вытравили свойства, объединяющие прежде русский народ...

Любопытно, что по утверждению биографов и политологов сам Джордж Оруэлл, бывший в молодости полицейским, ставший впоследствии сторонником народовластия и убежденным «троцкистом», участником войны в Испании и других горячих точках, всемерно стремился к объективной оценке событий, строительству настоящего социализма, но при жизни долгое время не мог получить в своем отечестве должного признания. Однако, как представляется, особую признательность мировой либеральной интеллигенции он заслужил за ненависть к стране, освободившей от фашизма половину Европы и спасшей англичан от неминуемого разгрома. Здесь также следует принять в расчет, что именно Англия, ставшая образчиком демократии, вместе с США, по сути, взрастила германский национал-социализм, укрепляя его финансами и промышленными ресурсами, и выправляя вектор его агрессии против СССР. Сейчас, когда на свет уже вылезают подробности, запрятанные по разным углам, это может отрицать только глупец, но и перед самым началом Второй Мировой коренной англичанин, давно ставший на политической кухне своим, не мог не видеть, что против русских, как и в начале XX века, снова затевается «блуд на крови»...

Вот по этой причине как гражданин, общественный деятель и литератор Джордж Оруэлл утерял моральное право критиковать СССР и уж тем более отождествлять русский народ со скотом. Причем для такого суждения не обязательно быть правоведом, политологом или потомственным аристократом; даже простой человек без высокородных достоинств здесь сознает, что за добро надо платить таким же добром. А если принять во внимание искушенность в международной политике, просвещенность нашего англичанина, его опыт в разгребании нравственных нечистот, то с гораздо большим правом он мог бы сравнить со скотным хутором не Советскую Россию, а свою старушку-Англию…

В самом деле, кому как ни отпрыску сотрудника опиумного департамента британской колониальной спецслужбы (!) знать, чем долгие годы промышляла его страна в Южной Азии?! Наверняка подлая история совращения Китая наркотиком была для сына чиновника, контролирующего производство и хранение опиума (на нынешнем сленге – «смотрящему за наркотрафиком»), не тайной за семью печатями. Ну, просто не мог не знать этот любознательный малый, что английские канонерки развозили по всему белу свету под вывеской индийского чая гораздо более выгодный товар – опиум... Или о том, как еще ранее английская монархия заключила договор с флибустьерами, в результате чего пираты под защитой британского флага смогли преспокойно грабить и топить суда других стран... Или совсем не ведать про тотальное ограбление самой Индии с перманентным уничтожением восставшего коренного населения при личном участии выдающегося мыслителя Уинстона Черчилля, ставшего светочем для наших доморощенных «демократов» и «либералов» разных мастей.

Кстати, история становления могущества Англии и сфера ее интересов, масштабы ее бурной, открытой или тайной деятельности по насильственному преображению мира в пользу «владычицы морей» поражает. И это не досужие вымыслы конспирологов. Об участии королевской семьи в торговле опиумом, о подготовке Англией свержения самодержавия в России, о принятом курсе на капитальное сокращение населения Земли, о технике «профилирования», то есть манипулирования массовым сознанием и т. д. – поведал на исходном рубеже XXI века в своей многократно переизданной книге «Комитет трехсот» бывший сотрудник британских спецслужб Джон Коллеман, человек компетентный и посвященный во многие тайны.      

В своем бестселлере Джон Коллеман обстоятельно повествует о бурном размахе многовековой бандитской деятельности государства, наживающегося на грабительской эксплуатации азиатских и африканских колоний, торговле золотом, алмазами, другими природными ресурсами и наркотиками, что продолжается до наших дней. А также о тайной деятельности стоящего в центре всех переворотов, революций и войн, так называемого «Комитета трехсот» – фактически «мирового правительства», находящегося преимущественно под непосредственным контролем британской монархии.

Причем эта криминальная история имперского формата обрастает новыми хитроумными пазлами прямо на наших глазах: вот, к примеру, недавнее дело незадачливого перебежчика Скрипаля, которое развивалось с прямым участием знаменитого «Скотленд-ярда», и с довольно замысловатым сюжетом, странным образом перекликающимся с вышеупомянутым «Скотским хутором». В самом деле, среди главных и проходных персонажей этой истории «туманного Альбиона» было много тумана и поросячьего визга ответственных лиц. И от дела пошел по всему свету соответствующий скотному промыслу запашок...

А может, все потому, что не нашлось среди прославленных английских сыщиков настоящих профессионалов, способных до конца расследовать данную историю? При этом остальной английский народ и его аристократия, так сказать, «белая кость», благодушно взирают на мутное дело, даже не пытаясь проанализировать – кому выгодно? И это, надо полагать, потому, что англичан по-прежнему наставляет «на путь истинный» ангажированный пишущий люд. Который по примеру Джорджа Оруэлла всегда и во всем сваливает любую вину на русских, которых не держит за людей...

Любопытно, что великая английская литература старалась обходить позорные страницы истории своего государства. Остается только поблагодарить Артура Конан Дойла, Агату Кристи, Джона Пристли и других за то, что среди отрицательных героев их произведений почти не встречается русских или сочувствующих им персонажей, и даже свирепый пес Баскервилей не из породы русских борзых... А потому на вопрос с какого бодуна сэр Оруэлл записал в победном 1945 году скопом всех русских в скотов, приходит догадка, что бывшему полицейскому, почуявшему грядущий передел послевоенной Европы, захотелось, отбросив все приличия и условности, как-то по особому отличиться, чтобы снискать милость сильных мира сего и огрести всемирной славы...

При этом человек, никогда не бывавший в России, по его собственному признанию знавшей о ней только по газетам и книгам, и даже не имевшей желания вмешиваться в ее внутренние дела, «осуждать Сталина и его соратников» и т. д. – пускается во все тяжкие, используя эзопов язык. Но, в конце концов, не так уж и важно, кого подразумевал мастер антиутопий в «Скотском хуторе» под основным персонажем – Ленина или Сталина – главное, что с большим правом и бесспорными аргументами самым влиятельным хряком минувшей эпохи можно считать его соотечественника Уинстона Черчилля. В самом деле, этот злой боров, показательно проявивший себя еще в англо-бурской войне (где впервые были использованы концентрационные лагеря!), в свое время приложил немало усилий, чтобы разжечь в России революционный пожар и подкинуть дровишек в пламя гражданской войны, а впоследствии создать в Европе зеленый коридор для продвижения Гитлера и направить его агрессию на восток, против СССР. Это уже потом, когда, оправившись от удара, русские начали победный поход на Берлин, между делом спасая Англию от разгрома, подлый Черчилль, скрепя сердце, записался в союзники, однако, к России ненависть затаил и оставил потомкам в наследство. И будучи уже отстраненным от государственных дел, и полностью отдавшись попечению своей показательной свинофермы, он при случае проклинал советскую страну.    

Английскую политическую систему российские либералы обычно сравнивают с ухоженным зеленым газоном, который надо подстригать и облагораживать много лет. Между тем эта метафора как-то тускнеет на фоне темных сторон британской монархии и ее преступлений. Однако с гораздо меньшим риском для каждого автора, но с непреложным успехом (!) под прицел острых перьев «старого» и «нового света» попадает историческая и нынешняя Россия, интеллигенция которой с непозволительной для национального разума признательностью воспринимает каждый русофобский пасквиль. 

В заключении, можно с трудом предположить, что Джордж Оруэлл не знал в полной мере всю подноготную истории английской монархии и своего государства. Но даже и незнание не освобождало его от ответственности за подлость по отношению к России и русским. А потому его «Скотский хутор» можно включить в образовательные программы российских учебных заведений с одним непременным условием – лаконичным эпиграфом «Осторожно, пасквиль!»...


Геннадий ПИМЕНОВ, г. Майнц, Германия