Внештатный разведчик

27 июля 1911 года родился легендарный разведчик Николай Иванович Кузнецов (1911 – 1944 гг.). Человек, при жизни ставший символом профессии. С октября 1942 года по март 1944 года лично ликвидировал одиннадцать генералов нацистской Германии и совершил еще множество подвигов...

 

По документам – обер-лейтенант Пауль Зиберт – находился в оккупированном гитлеровцами Ровно и не вызвал подозрений у гестапо. Обер-лейтенантом заинтересовались после того как появились неопровержимые свидетельства, что он имеет отношение к терактам. В Ровно каждый немец был на виду, служба безопасности и гестапо работали по ликвидации подполья и под подозрением находился каждый. Ни один разведчик в подобных условиях не мог продержаться так долго. Поэтому «бойцы невидимого фронта» единодушно во всем мире называют Николая Кузнецова разведчиком-нелегалом № 1.

В Ровно размещался рейхкомиссариат Украины во главе с главным палачом Эриком Кохом (на чьей совести четыре миллиона жизней) и верховный суд Украины с сенатс-президентом Альфредом Функом, а также были расквартированы ставка главнокомандующего немецкими вооруженными силами на Украине во главе с генералом авиации Киценгером, ставка командующего особой армией генерала фон Ингеля. В Ровно также находилось центральное управление гестапо во главе с генералом Бахом – «главный силовик Рейха в славянских колониях». Систематически проводились облавы, расстреливались целые семьи, в чьих домах были выявлены посторонние люди. Жителям даже запрещалось ходить по улицам с засунутыми в карманы руками.

Советский партизанский разведывательно-диверсионный отряд особого назначения «Победители» под командованием Дмитрия Медведева летом 1942 года высадился с самолетов в районе железнодорожной станции Толстый Лес. Гитлеровцы очень скоро почувствовали на себе силу «медведей», а диверсионно-разведывательные операции Николая Кузнецова изменили ход войны. За короткий срок добыты ценные сведения. Кузнецовым взят в плен курьер рейхкомиссариата Украины майор Гаан. Из захваченных документов выяснилось: в восьми километрах от Винницы сооружен личный бункер Гитлера «Вервольф».

26 апреля 1943 года «Победители» получили приказ Верховного Главнокомандования, которым предусматривалось срочно парализовать двадцать шесть железнодорожных узлов в тылу группы армий «Юг». Первыми в списке стояли: Здолбунов, Шепетовка, Коростень и Сарна. Кузнецов много раз бывал в Здолбунове. В разгар подготовки Курской битвы он непосредственно руководил многими акциями и диверсиями на железных дорогах в этом районе. Здолбунов – важный стратегический узел, через него проходили железнодорожные магистрали с Запада на Киев, Курск, на юг России, на Черное море. Гитлеровцы не жалели сил и средств на охрану железнодорожных коммуникаций, особенно мостов на дорогах. Каждый мост охраняло сводное подразделение, в состав которого входили гестаповцы, абверовцы, а также зенитчики, саперы, артиллеристы, снайперы. На обоих берегах реки в небо угрожающе упирались стволы зенитных орудий, а в темное время суток, от заката до рассвета, над мостом с интервалами в несколько минут, взлетали ракеты, заливавшие мост и подступы к нему ослепительным белым светом. Дежурные пулеметчики время от времени выпускали в темноту очередную порцию пуль. Охрана каждого моста имела две радиостанции и телефонную связь. В этой связи кажется логичным, когда взорвали мост на станции Здолбунов, подозрение пало на самих гитлеровцев. Никому в голову не могло прийти о деятельности партизан в таких условиях.

9 мая 1943 года в штабе немецкой группы армий разыгралась еще одна трагедия. Генерал-фельдмаршал Клюге выстрелил из пистолета в генерала Шекендорфа, начальника тыла этой группировки, когда тот доложил о нападении на железнодорожные станции. В услышанное не верилось. В тылу группы армий «Юг» только за одну неделю было выведено из строя 125 железнодорожных составов…

Пауль Зиберт действовал уверенно и открыто, и никто в нем не мог разглядеть Кузнецова, а он, между тем, застрелил заместителя Коха по финансам Ганса Геля и его секретаря Винтера. Затем попытался убить противотанковой гранатой другого заместителя Коха Пауля Даргеля. Тот все-таки выжил, но потерял обе ноги.

В ноябре 1943 года Кузнецов похитил и ликвидировал командира соединения «восточных батальонов» (карателей, обученных и подготовленных для уничтожения партизан) генерал-майора Макса Ильгена прямо из особняка, который тот занимал в Ровно. Накануне немцами в городе было уничтожено семнадцать тысяч евреев, поэтому в жилищном плане оккупанты чувствовали себя свободно. Ильген прибыл в Ровно для ликвидации партизанских соединений на Украине. Вместе с ним был пленен и шофер Коха. 16 ноября 1943 года Кузнецов застрелил главного фашистского судью Альфреда Функа. После допроса Функа разведчик добыл информацию о подготовке убийства глав «Большой тройки» Тегеранской конференции, а также сведения о наступлении врага на Курской дуге. В январе 1944 года Кузнецову приказано вместе с отступающими фашистскими войсками отправиться во Львов для продолжения диверсионной деятельности, где под его руководством было уничтожено несколько оккупантов. Вблизи Львова в местечке Боратин разведчик принял смерть от бандитов украинской повстанческой армии 9 марта 1944 года. В том же году Николаю Ивановичу Кузнецову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Его личность вызывает восторги и вопросы, главный из них: «Как?». Как выходцу из сибирской глубинки, крестьянской среды удалось стать «своим» в рядах гитлеровцев. Подойти по всем параметрам. Разведчики десятилетиями живут в чужих странах и то, случается, выдают себя. Попробуй, процитируй собеседнику-иностранцу фразу из стихотворения за шестой класс или вспомни о чем пару лет писала газета того города, из которого якобы ты родом. Кузнецов-Зиберт свободно говорил на шести немецких акцентах и при этом никогда не покидал пределов СССР. Более того, у него и образования подходящего не имелось, о чем биографы предпочитают не упоминать.

Разведчик родился в деревне Зырянка Екатеринбургского уезда Пермской губернии и назван Никанором. После семилетки поступил в сельскохозяйственный техникум в Тюмени и учился на модного тогда агронома. По простоте душевной написал в автобиографии, что его отец хотел уехать подальше от военных действий, когда началась революционная смута, и его закономерно приняли за сына кулака, вследствие чего отказали в приеме в ВЛКСМ. «По простоте» потому что Тюмень – место ссылки провинившихся людей на протяжении многих веков, и в биографиях этого предпочитают не упоминать, так «растворились», например, потомки декабристов. Исследователи указывают, что будущий разведчик бросил сельскохозяйственный техникум, потому что умер отец, и надо было кормить семью. Однако среди однокурсников Никанора есть заслуженные агрономы, чьи воспоминания достойны особенного внимания. В частности, Валентина Золотавина писала, Никанору «не шла» химия. В техникуме ему дали шанс «сдать хвосты», однако он этим правом не воспользовался и на будущий год поступил в талицкий лесной техникум, ближе к дому.

Во всех изданных биографиях, а их 19, не говоря уж о фильмах, много бытовых неточностей. Например, что у Кузнецовых имелся сад, и там росли яблони. Этого даже теоретически не могло быть, агрокультура Урала и Зауралья в то время не была так развита, в саду могла расти разве что черемуха. Далее – рассказывают, что Никанор с отцом охотился на оленей, такого тоже не могло быть – оленей в тех местах не водилось. В фильмах показывают босоногое детство разведчика, но это неверно: на болотистой местности между реками Турой и Пышмой опасно так ходить из-за большого количества клещей; местные никогда этого делали. Обувь имелась даже у нищих.

Пятистенок Кузнецовых в Зырянке советская власть превратила в избу-читальню. В архивных источниках говорится, что добровольно. Один раз в неделю в горницу к Кузнецовым собирались селяне читать вслух. Обсуждать новости. Благодаря этому нововведению в Зырянке появилось много грамотных людей, а сестра Никанора окончила гимназию в Камышлове, что было редкостью по тем временам для девочки-крестьянки.

Примечательно, но информации в больших городах, где жил легендарный разведчик – Екатеринбурге и Москве – крайне мало. В городе Ровно экспозиция, посвященная Великой Отечественной войне, закрыта. Личные вещи разведчика разошлись по рукам. В 2013 году, например, на местном рынке предлагали купить тарелку-репродуктор, принадлежавший Кузнецову. Во Львове могила разведчика осквернена, но все же там часто можно увидеть живые цветы. В городе Здолбунов (Здолбунiв) в школьном музее есть стенд, посвященный памяти Кузнецова-Зиберта. Другое дело – Россия. Здесь память о выдающемся разведчике живет. Его именем, например, назвали парк в 2011 году в Старом Осколе. Студенты юридических и военных специальностей на Урале считают своим долгом лично посетить родину Кузнецова, часты иностранные делегации, особенно из Японии и Китая. О его деятельности защищают диссертации и пишут учебники. Но загадка личности по-прежнему остается тайной.

 

Ольга ИЖЕНЯКОВА