Земляк Сергея Есенина
Иван Макаров, книжное фото 1931 г.

Октябрь 2020 года – дважды юбилейный… Третьего октября, несмотря на чрезвычайные события нынешнего года, завершился грандиозный по замыслу и масштабу Всероссийский есенинский праздник поэзии, все-таки состоявшийся и в городе Рязани, и в селе Константиново – на малой родине великого поэта, и в Москве. Но для рязанского края и для всей российской литературы важен не только 125-летний юбиляр Сергей Есенин, ставший мировой величиной, но и 120-летний юбиляр Иван Макаров, вошедший в большую советскую литературу под псевдонимом «Иван Буйный». В самом конце октября 2020 года у писателя юбилейный день рождения.

Иван Иванович Макаров (1900-1937) – младше Сергея Есенина всего на пять лет... Эта временная разница позволит писателю увидеть и засвидетельствовать в своих литературных произведениях то, что поэт Есенин только предощущал, и из-за чего, вероятно, и погиб: разрушение многовекового уклада жизни русского крестьянства, составлявшего столетие назад основу Российского государства. Это разрушение приведет в конце двадцатого столетия к уничтожению русского крестьянства, как сословия или класса. Так кто же он, практически забытый сегодня писатель Иван Буйный?   

А он, наряду с Сергеем Александровичем Есениным, – сын рязанской земли... Его малая родина – село Салтыки или Богородицкое Раненбургского уезда Рязанской губернии, ныне Ряжского района Рязанской области. Здесь он родился, по старому стилю 18 октября 1900 года, по новому – 31 октября. До двух революций 1917 года черноземные земли его малой родины входили в состав имения княгини Елизаветы Эсперовны Трубецкой: ее муж – Петр Никитич, являлся носителем одной из самых известных, даже на сегодня, «декабристских» фамилий – князей Трубецких. Петр Никитич Трубецкой также, проходил по делу «декабристов», но был оправдан.

И. И. Макаров (отец) - справа со своими боевыми товарищами..jpgСын салтыковского крестьянина – «средняка» и будущий закончит в родном селе в 1911 году начальное училище, далее – Ряжскую мужскую гимназию, в 1919-м. В самом конце обучения в ней он сдаст и дополнительные экзамены на звание «народного учителя». И «Народным учителем» он и вернется в родные Салтыки. Но ненадолго… Новая советская жизнь позовет его за собой.

Окончание Ряжской мужской гимназии, ставшей к июню 1919 года школой 2 ступени № 2, совпадет с началом в Советской Республике Гражданской войны. Будущий писатель – призывного возраста... Добровольно (!) гражданин Иван Макаров пойдет защищать завоевания Республики, участвуя и в боях на Южном фронте, под городом Екатеринославом. Екатеринослав – советский город Днепропетровск, ныне город Днепр, теперь это территория Украины. Боям на территории нынешней Украины, в заповедных местах природного заповедника Аскания – Нова, посвящен рассказ писателя «Жар-птица» (в далеком 1935 году этот текст будет напечатан в «горьковском» журнале «Колхозник»).  

Вернувшись с Южного фронта, будущий писатель, наряду со многими своими ровесниками-гимназистами, станет строить новую советскую жизнь… Иван Макаров – комсомолец и коммунист – в числе организаторов первых молодежных ячеек СКМ – будущего ВЛКСМ – Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи в разных уездах Рязанской губернии. Впоследствии, он войдет в члены рязанского Губкома РКСМ (ВЛКСМ) и даже возглавит его, став «Ответственным секретарем». В рязанском крае ему выпадет и суровая необходимость – защищать южные уезды губернии от «набегов» белых отрядов генералов Мамонтова и Деникина, создавать новые органы советской власти: комбеды, сельсоветы… Восемнадцатилетний-девятнадцатилетний Иван Макаров, еще будучи гимназистом Ряжской мужской гимназии, входил в их состав и, вероятно, участвовал в «изымании излишков хлеба» у рязанских крестьян, выполняя постановления Совнаркома .

Пережитые им события войдут в крупные литературные произведения Ивана Буйного: «Стальные ребра» (1929 г.), «На земле мир. Записки тюремного надзирателя» (1930, 1931 гг.), «Рейд Черного Жука» (1931 г.), «Казачий хутор» (1930, 1932 гг.), «Черная шаль» (1933, 1934 гг.), «Миша Курбатов» (1934, 1936 гг.), а также, в незаконченный писателем роман «Голубые поля» (1936 г.). Также это все отразится в рассказах: «Крестом Гапона» (1928 г.), «Ключ» (1928 г.), «Остров» (1929 г.), и т .д. Одним из первых, он создаст образ «белогвардейца» с человеческим лицом – Игнатия Багровского (повесть «Рейд Черного Жука»); вероятно, первым и единственным, опишет эсеровский мятеж 1918 года в южных уездах Рязанской губернии. В рассказе «Остров», в повести «Казачий хутор» и в романе «Стальные ребра» он пишет о том, как непросто русские крестьяне становились «колхозниками», как трудно расставались со своим личным имуществом, ставшим вдруг «общественным»…

Он пишет роман «Миша Курбатов» – о строительстве на Урале Магнитогорского металлургического комбината, первенца советской индустрии, работающего до сих пор (!), и роман «Индия в крови» – о строительстве Туркестано-Сибирской железнодорожной магистрали (ТуркСиба). И это всего за неполное десятилетие своей творческой литературной работы!   

На долю его поколения выпадет не только Гражданская война... Три революции (первая русская революция 1905-1906 гг., Февральский и Октябрьский перевороты 1917-го), империалистическая «германская» – Первая Мировая война, «сплошная» и не «сплошная» коллективизации, Великая отечественная война 1941-1945 годов… Не слишком ли много для такого небольшого отрезка времени? Сам писатель до Великой Отечественной войны не доживет: он попадет под красное колесо государственной репрессивной машины и погибнет в июле печально известного тридцать седьмого... 

И. И. Макаров и его сын Январь на даче в Подмосковье( в Красково). 1930 год.jpgВоевать за отца также, добровольно (!), пойдет его единственный сын с редким именем Январь. Девятнадцатилетний Январь Макаров – снайпер, артиллерист, погибнет в самые последние дни Великой Отечественной войны – 7 мая 1945 года при взятии немецкого города Кенигсберг.

Единственный сын писателя родился в Рязани, но не в январе месяце, как можно было бы предположить, а в декабре 1925 года. На момент его рождения, отцу – еще не писателю, а партийному советскому служащему Ивану Макарову, возглавляющему в системе губернского народного образования подотдел профессионального обучения молодежи (ГубПрофОбр), – полных двадцать пять лет. Его жена и мать Января – Елизавета Константиновна Макарова, урожденная Плотникова, также, живет и учится в Рязани; ей всего семнадцать-восемнадцать лет. Мальчик Январь первые годы своей жизни проведет на рязанской земле, где его отец, одновременно со службой (основной работой), не только закончит свой первый и самый известный роман «Стальные ребра», но увидит его напечатанным отдельной книгой! «Стальные ребра» писались в двух городах: в Красноярске – в «СибКрае», куда партслужащий И.И.Макаров отправится в командировку, и в Рязани. Сам писатель обозначит окончание этого романа так: «г. Красноярск – г. Рязань, 1929 г.».

Любопытно, что «рязанское» название «Стальных ребер» – иное: «На пути»… Так назовет его начинающий писатель при публикации отрывка из романа в губернской газете «Рабочий клич» в 1928 году. Этот отрывок, практически без поправок, войдет в его главную книгу – «Стальные ребра», переиздававшуюся при короткой жизни писателя шесть раз! Последнее переиздание датируется 1936 годом – за полгода до его ареста и скорой гибели. На момент гибели писателя – 16 июля 1937 года – ему не исполнилось и тридцати семи лет.

И. Макаров ( с книгой в руках) - в числе делегатов 6-го Всероссийского съезда РКСМ от Рязанской губернии. 1924 год..jpgПубликуя в Рязани свои первые литературные произведения, молодой писатель подписывает их своей настоящей фамилией! В центральных издательствах страны они вначале выйдут под его псевдонимом «Иван Буйный», а затем писатель вернется к своей настоящей фамилии. Рассказы «рязанских» лет и даже названный отрывок из романа «На пути» (будущих «Стальных ребер»), подписаны «И.Макаров» или «Иван Макаров». Эти рассказы основаны на «рязанских» и даже на «салтыковских» материалах – событиях его родного села Салтыки (Богородицкое). Они очень большие по объему и скорее напоминают повести. Литературный уровень их так высок, что впоследствии, практически без переделок (!), они войдут в разные книги писателя. Каковы же их названия?

«Мишкина контрабанда», «Зуб за зуб», «Крестом Гапона», «Ключ», «Аграфенино проклятье» или «Грунькино проклятье», «Только карты», «Двадцать минут»… Два из перечисленных – «Зуб за зуб» и «Аграфенино проклятье» (рязанское название – авт.) или «Грунькино проклятье» (название рассказа в центральных изданиях – авт.) – будут не только напечатаны в губернских газетах, но и отправлены партслужащим И.И.Макаровым на Всесоюзный литературный конкурс журналов «Мир приключений» и «Следопыт», где получат премии: «Зуб за зуб» – третью, в 1927 году. Рассказ же молодого, двадцатисемилетнего И.И.Макарова, живущего и работающего пока в Рязани, а не в Москве, – «Замолк бубен», основанный на «сибирском» или «красноярском» материале, получит уже первую (!) премию также, Всесоюзного литературного конкурса журнала «Мир приключений», но уже в 1930-м. Литературную премию журнала «Следопыт» получит еще один «макаровский» рассказ – «На повороте»! Считается, что с публикаций этих рассказов-победителей в московских и ленинградских журналах, Иван Макаров – «Иван Буйный» «ворвется» в большую советскую литературу.

Памятные таблички писателям - Павлу Васильеву и Ивану Макарову на территории Донского кладбища г. Москвы.JPGТо, что этот прорыв был силен, свидетельствует один только 1929 год – последний «рязанский» год Макарова-писателя… В центральных изданиях страны публикуются: рассказы «Фортель-Мортель» и «Смерть» – журнал «Октябрь», 1929 год; журнальный вариант романа «Стальные ребра» – «Молодая гвардия», 1929 год; «Открытое письмо Ив. Макарова тов. Безыменскому» – «Литературная газета», 1929 год; рассказ «Остров» – журнал «Новый мир», 1929 год… А в следующем, 1930-м, выйдут отдельной книгой (в издательстве ГИЗ) «Стальные ребра» – первый и самый известный, его рома! То, что молодого писателя заметили и оценили литературные критики, говорят многочисленные публикации только 1930 года: М. Соловьев – «Литературная газета» (12 мая 1930 г.); Сашин – «Стальные ребра социализма»: «РОСТ» (1930 г.); В.Красов – «За коммунистическое просвещение» (от 19 мая 1930 г.); плюс Г.Федосеев – «Печать и революция» (1930 г., № 3); плюс А.Глаголев – «Новый Мир» (1930 г., № 3); плюс М.Шишкевич – «Иван Макаров», «Земля советская» (1930 г., № 2); а также в журнале «Октябрь» (1930 г., № 4) – Н. Плиско: «Иван Макаров. (Тенденции творчества)»…

Отчего так много рецензий? Писатель-рязанец поразил своей яркой индивидуальностью, непохожестью на других; поразил и необычной – «психологической» трактовкой принятых в то время схем в литературных произведениях: «кулак», «коммунист», «середняк»…

В 1934-м, тридцатичетырехлетний Иван Макаров вступит в члены только что созданного Союза советских писателей. К концу же 1936-го им написаны и, частью, изданы в государственных издательствах следующие книги: романы «Большой план» и «Индия в крови» (1931 г.), «Миша Курбатов» плюс историческая повесть «Гофмалер Никитка» (сюжет подсказан М.Горьким – авт.). Молодой писатель, живущий несколько лет в Тверской области, в деревне Новое Лукино, где работает над романом «Голубые поля», оставшегося незавершенным… Только за один 1936 год – предшествующий его смерти в 1937-м – изданы и переизданы следующие книги Макарова: «Стальные ребра», «Гофмалер Никитка», «Миша Курбатов»!

Приговор о растреле И.И. Макарова, датированный 16 июля 1937 года. Фото (Ю.В. Блудова).jpgСчитается, что именно роман «Миша Курбатов» (первое название «Белье»: по бельевым веревкам распространится пожар, устроенный врагами советской власти на строительстве Магнитогорского металлургического комбината – авт.), приведет Макарова к гибели. Близкое знакомство с видным государственным человеком – Н.И.Бухариным – оппозиционером «сталинской» власти (по словам литературных друзей И.Макарова, т. Бухарин «лично» поручит Макарову-писателю написать книгу о строительстве Магнитки и даже поможет «пробить» публикацию «Миши Курбатова – авт.), вероятно, сыграют роковую роль в его жизни. В те годы близкое знакомство с Н.И.Бухариным было очень опасным… Ивана Ивановича Макарова, в числе пятерых писателей (М.Карпова, П.Васильева, В.Наседкина, Ив. Приблудного)) – ложно обвинят в подготовке террористического акта «против товарища Сталина» и расстреляют. Их похоронят, в разное время, в общих могилах Донского кладбища г. Москвы...

Книга И.Макарова «Голубые поля». Посмертное издание, 1959 г.Литературным произведениям Ивана Макарова суждено было возвратиться к читателям только в 1959 году, после посмертной реабилитации писателя в 1956-м... Его последняя жена – Вера Валентиновна Вонлярлярская (Макарова) – москвичка с рязанскими корнями, с помощью немногих оставшихся в живых товарищей по Союзу советских писателей (М.Исаковского, А. ервенцева), добьется снятия этого ложного обвинения.

Младший литературный товарищ И.И.Макарова – советский писатель Аркадий Первенцев в 1956 году войдет в состав комиссии по его литературному наследию. Аркадий Первенцев и автор предисловия к рязанскому изданию книги Ивана Макарова «Казачий хутор», вышедшей уже в 1962 году: «Нам, комиссии по его наследству, удалось сделать только первые шаги, постепенно переиздав его основные произведения. И сейчас читатель уже имеет более и менее точное представление, КОГО (так – оригинале – авт.) он потерял… В будущем его талант найдет простор … И тогда на рязанской земле, на ее небосклоне вспыхнет незаслуженно потушенная звезда, равная по глубине и яркости великому поэту России С.Есенину – только в прозе!»

Но слова писателя А.Первенцева, к сожалению, так и остались словами… Книги советского, русского писателя Ивана Макарова (Ивана Буйного) не издаются с 1970-х годов; редкие их экземпляры пока еще хранятся в библиотеках огромной страны. Чуть больше повезло его повести «Рейд Черного Жука»: она изредка выходит в серии «Советский детектив»… Но стойкое ощущение важности и нужности его произведений для современных читателей, не проходит. Почему? Может быть оттого, что о событиях своего, «макаровского» времени, – революционных, трагических и переломных для всей страны, Макаров-писатель рассказал правдиво? При этом он сумел никого не обвинить: не стать ни на сторону «красных», ни на сторону «белых»… Понимая даже тогда, что все мы – сыновья и дочери одной, единой России.

 

Ольга СИДОРОВА (ЕРШОВА), член Союза российских писателей


Фото из личных архивов О.В.Сидировой (Ершовой), П.А.Лаврова (племянника писателя), Ю.В.Блудова.