...о смерти и воскрешении

Светлана КРЫЛОВА

Родилась и живет в пгт. Одоев Тульской области. Выпускница Литературного института имени А.М.Горького.

Автор нескольких книг стихов и многочисленных публикаций во всероссийских и международных литературных изданиях.

Постоянный автор «Литературной газеты».













ПОЭМА О СМЕРТИ И ВОСКРЕШЕНИИ


                                                  памяти Сережи



Глава 1. Вдова и сатана


Иди к подруге, у которой рыбки –

им сделаны от бешенства прививки.

Дойди! И у аквариума рухни,

пока она поет себе на кухне...


Забудь! – про тех непривиты`х старушек,

которые палили вслед из пушек

словами громкими, когда вдовой ты стала:

– Гляди-к? Идёть... Ка будто бы из стали...

– А ежели была так влюблена,

чего жа не повеситься она?!


Не плачь! Не смей! Ты выплакала очи...

Как ты одна держалась эти ночи

без милого, поддержки и плеча?!..

Ты выплакалась, как Твоя Свеча

пудовая! – рыдала белым воском

и выплакалась – за ночь!..

И подростком

в окно стучала липкая березка

с набухшими соска`ми по весне...


Апрель! Апрель... Четвертое апреля.

Ну как?! – в апреле (!) можно в Смерть поверить?!


...Никак, о Боже... Молча ожидаю:

– А вдруг – воскрес?...

...Сейчас откроет двери...

...своим ключом. Отшутится:


– Поверь мне! ...Что было-то..!!!..

ах, черти!... чтоб их, чтоб...

Ты – молодец! – Ключи от дома в гроб

мне положила... Вот – я!

Здравствуй, Света.


Где проведtм отпущенное лето?

Поедем? Поплывtм ли? Полетим?..

В Таиланд! Мы – вместе так решили, помнишь?

Я буду массажистом там, а ты...


– Постой! ...Постой-ка... Ты – не Он!.. Ты гонишь!

Вон, Сатано!


...Откуда про мечты ты наши знаешь?!

Подходи, не трусь!..

Взгляни в мои глаза, полны печали,

безумия... . И красные белки

мои – тебе расскажут, что вначале...

Вначале – было Слово!


– Не реки!


– Да, Слово! Это Слово было... оох,

...что ты наделал, змий?...

...Дышать! ...мне стало... нечем...


– Не смей! При мне. Ни Слова. И ни речи.

Спи. Отдыхай.

А я – еще вернусь.



Глава 2. Черное солнце


И Черное Солнце взошло небывалым Светилом.

И золотом Ночь вышивала на бархате синем

Созвездие Псов. А в нем – Цербер о трех головах...


...Мой вздыбился кот, блеснув, словно у тигра, кинжалами

наточенных желтых клыков... Диким зверем рычал!..


Ни нем, ни болтлив, кто-то рядом сидел и молчал –

с буддистским спокойствием и с сатанинской усмешкой...


...Прекрасен был лик!

Цветомузыкой падали блики

от Черного Солнца – на вырез восточный очей

Его Одного – изменялись – изменами лики!


...Дым черный тянулся в окно от дрожащих свечей...


...И с грохотом падали в кухне иконы ! В наследство

мной куплены сыну и внучкам во храме Жабыни*,

у черных монахов... И плакал младенец соседский,

и соску плевал... И сосок он кусал у рабыни,


царицы своей – молодой, безутешной, не спящей

в зловещую ночь, – у родной, тоже плачущей, мамы.


– Лукавый, изыди, – сухие потрескались губы.

Ни звука! Ни стона! Ни Слова они не издали,

когда-то смешливо-лукавые губы, о губы ,

о розы мои! .. ну за что в нужный миг вы увяли?!.


– Давай поиграем в молчанку, дитя? Без речей? -

мне Бес предложил после непозволительно долгой зло-паузы.

– Ну? Ты согласна, Светлана?


...Свечей


Дым черный сплетался в круги под глазами...

На Волге

я тоже видала круги... от разброшенных мной

камней... «Это снится...

Раскрученный камень в праще...

Моллюски на смуглом лице – подростковых прыщей...

Твоя плащаница...»



Глава 3. Мертвые  живые


За мертвых и живых – в одном бокале,

поскольку вечна Жизнь и без конца!


...В конце письма боюсь поставить vale...

Вдруг не увижу Вашего лица

я более?


Ведь так уже бывало...

не с нами, слава Богу, но со мной

и с ним!..


...Бог накрывал не одеялом –

Девятым Валом,

страшною волной!


Но – пронесло...

Я выплыла на берег.

Со сломанной ключицей, но живой! –


как брат Чапаев, я одной рукой

гребла,

двумя ногами – отгребала,

как та лягушка, что у каннибала

и пищей-то нормальной не являлась...


А только изнутри и поедалась –

сама собой, сама... сама собой,

придуманной токсичною виной –

пред Смертью с Воскрешением Его,

родного, человечного, простого,

супруга, друга милого...


...и вдо`во

Дельфин сигналил.

Слился в унисон

сигнал – с нечеловеческим терпеньем

моим,

молчаньем, стоном, вдох-новеньем,

желаньем выжить!..


Выжила. Не сон.


...Не сон ли это?

Или жизнь иная,

посмертная – то, чем сейчас живу?

...Живу, порой едва осознавая,

что все со мной случилось наяву.


...А наяву ли?!

Кто же мне ответит?

Лишь те, кого я знаю много лет –

Друзья мои!

Привет вам, всем, привет

живущим – ящура`м и небо-заврам,

магистрам и доцентам, и смешным

нарядным клоунессам!..


Не до завтра

мы доживем, раз выжили!

Спешим,


спешим же вновь увидеться скорее!..

как будто бы и не было войны,

как будто бы не стали мы скромнее,

смелее, и – ни капельки! – взрослее

не стали мы!..

Из стали, что ли, мы?


Все те же мы – кто не боялся тьмы,

не чувствовал стыда своей вины

токсичной...

Виноватые – безвинны!

Любили мы «Мартини», мандарины,


Мы – все живые, все до одного,

Значения не знали слова «vale»,

кумиров мы себе не создавали...


Давайте за вином пошлем гонца?!

Там у меня... домашнее – в подвале.

А тост таков:

– За Сына и Отца,

За мертвых и живых – в одном бокале,

поскольку вечна Жизнь и без конца!