Молодильные яблочки

Светлана КРЫЛОВА

Родилась и живет в пгт. Одоев Тульской области. Выпускница Литературного института имени А.М.Горького.

Автор нескольких книг стихов и многочисленных публикаций во всероссийских и международных литературных изданиях.

Постоянный автор «Литературной газеты».



* * *

 

Помню, как впервые удивилась я

(в детском саду),

что не все мальчишки любят

меня одну.

Леня влюблен в Олю,

ей дарит фантики.

(Потому что у Оли самые большие бантики! –

утешалась я так.

И была, конечно, права).

 

Следующий раз накрыло открытием в седьмом классе.

К страшной Миле подсел за парту красавчик Вася.

Говорят, потом долго жил на ее диване

(у Милы был папа – директором в ресторане).

Через пятнадцать лет по окончании школы

на встрече признался мне: «Был я дурак зеленый»,

предлагал жизнь сначала начать – со мной, руки клал на плечи…

«Нет», – улыбнулась я, (но, признаться, мне стало легче! –

Я оказалась права – вот потому.

Слушала сердце и не жила по уму!)

 

…И вот не целованных мной – ходит тьма.

Их различить просто – они очень заняты и сутулы,

у них на нос хмуро надвинута бровь.

Ищут Любовь!

Но находят лишь офис – компьютер и стол со стулом –

тот же казенный дом… Бедняжки. Барсетка у них – сума`.

Но – давно не колышет меня горе от ума.

 

 

* * *

 

В подсознание – словно на старый чердак – прячу всю ерунду…

Нет бы выкинуть сразу и сжечь. Черти знают зачем, берегу?..

И во сне выдает мне старьевщик обиды и тени минувшего,

Скелеты из шкафа выходят, летучие мыши внезапно срываются с мест,

Пугая, драконя… Доколе? Доколе?!

Бог не выдаст, свинья не съест…

Во сне пытаюсь перекреститься – но ватной рукой не нанести крест.

Спасительный луч окрашивает комод,

От абрикосовых штор отражаясь розово.

Я уеду на родину. И черт меня не найдет!

В край березовый!

 

 

* * *

 

                                                   Ивану

 

Не люблю я оперу – это слишком

громкое-надменное. Я тиха.

А люблю до одури – как мальчишка

запоет и пустит вдруг петуха!

 

В подростковом возрасте голос ломкий,

пальчики... попробуй, возьми баре?

Он гитару строит, чуть сдвинув бровки,

заинтересован в такой игре.

 

– Ля-ре-ми-минор разучил, а дальше?

Покажи мне «фа», покажи мне «си».

– Нет, сперва баре научись – без фальши...

– Надо сразу всё! – протестует сын, –

Позарез к утру научиться надо!

Это уж потом стану шлифовать...

 

...Знать бы мне тогда, как тот вечер сладок!

Струны как судьбу с ним перебирать.

 

 

Моя внучка

 

                              Сонечке

 

Моя внучка – она переводчица

С птичьего на человечий,

А иногда – с цветочного.

Она знает звериный,

И мне расскажет, что сказал кот.

(Кот сказал: «Дай мне рыбку!»)

А радуга – это улыбка,

Только уголки губ – не вверх, а вниз – наоборот,

Потому что у Неба такой рот!

 

…Когда-то я знала, забыла язык этот!

Я учусь заново распознавать секреты

Доверчивости природы, прозрачности лесных вод…

Как хорошо, что рядом переводчик живет!

 

 

21 век

 

Ясность мысли в дефиците…

Снова – учимся азам:

Верить – собственным глазам.

Не обманывайтесь – зрите.

 

Зомбоящики в квартире…

С них нас учит сволота

Даже в черно-белом мире

Перепутывать цвета.

 

Краски сердца не делите

На оттенки – бесов труд!

Правду – правдою зовите.

Правду – правдою зовут.

 

 

Июньское небо

 

Синеет – синего синей! Не надышаться летним небом!

Июньский иней тополей, прохлада ночи, жар от хлеба...

Все это счастьем назови! Иного счастья нет на свете.

В надежде, вере и Любви родится будущее – дети.

Но всё же... синего синей – пусть будет небо, небо, Небо!

Июньский иней тополей, прохлада ночи, жар от хлеба.

 

 

Девочка на шаре

 

Катя живет в Берлине,

Галя – та в Ярославле…

Катенька – на чужбине,

Галя – среди своих…

 

…Я же – живу на Шаре –

вращающемся, покатом,

Бац! – упаду куда-то…

Бумс! – улечу куда-то!...

…Мне б – притяженье их.

 

Мне бы их лже-стабильность,

хоть бы и для обману…

Самообманом (помню!) –

легче нащупать твердь.

Я же – живу на Шаре!

Легкая и – лошара.

И не найти мне пары.

И мой охранник – Смерть.

 

Жизнь – словно напрокат

взята у сна в аренду.

Дачный мой вариант! –

круглой Земли арена!

 

Есть у меня гроши`

На билет и на сладкую вату…

Вдруг …Бамс! – улечу куда-то!

…Бряк! – вокруг ни души!

 

…Катька живет в Берлине,

а в Ярославле – Галька…

Я же – как балерина

на раскаленной гальке –

вместе с Землей вращаюсь,

в пене морской – купаюсь,

галькою – округляюсь…

 

Потом – обостряюсь

опять!

Ускоряюсь…

 

…Рушатся стены между

странами, городами.

Строятся новые стены –

и разрушаются сами!

 

Люди – полны надежды.

Люди – в науках шарят.

Я же – живу на Шаре,

просто – живу на Шаре.

 

 

* * *

 

Смотрю почту по утрам – а там спам.

Смотрю в окна по утрам – а там дождь…

Ищу вещи по шкафам – а там хлам.

Загляну к себе в чулан – а там гвоздь…

А на том гвозде висит – твой прикид,

Как из прошлого привет – твой привет!

Ничего, что писем нет, солнца нет,

Но зато душа жива – раз болит.

 

 

* * *

 

…а на моих похоронах

искусно говорили речи...

любили, восхваляли – ах…

 

Слова неслись за мной картечью,

Душа была уж в облаках…

 

Мой сын, не сдерживая слёз,

и прижимая к себе внучку,

«Лети покойно», – произнес,

на миг представив оболочку

мою…

И первых майских гроз

раздался взрыв.

 

И не всерьез

грустили незнакомцы в черном,

крестились в Небо… И челом

все билась яхта в море Черном.

 

…А я была уж в Небесах,

когда в сердцах вдруг дама злая,

поправив шпильку в волосах,

блевнула: «Так и надо дряни!

Вовек не видеть суке рая!»

И – лопнул циферблат в часах…

 

Лишь на мгновенье я упала.

…Как самолет в воздушной яме –

Всюуу невесомость испытала.

 

И ветр хлестал по щекам даме!

 

…паденье длилось – доолгий миг,

а    дальше – Образ Твой возник.

 

…Всегда мне думалось – Ты Старец.

А Ты был юн. Утешен был.

Не кровоточили уж раны.

 

Спросила я: – Не очень рано?

– Чего желаешь? – Ты спросил.

 

 

Молодильные яблочки для мамы

 

Я была в волшебном магазине –

Там всего, что хочешь,– килограммы!

Унесла из сна с собой в корзине

Молодильных яблочек для мамы.

 

– Сколько? – продавец спросил рогатый.

– Сколько есть давайте! Все беру!

– Ох, пожалуй, будет многовато,

Не успеешь сдать товар обратно –

Мы ведь закрываемся к утру...

 

Стала мама как ребенок малый:

Памперсы, капризы, геркулес.

Я не сплю – ее набалова`ла –

Не вернуться в лавочку чудес.

 

Ест она и косточки бросает

Прямо в Землю, прямо за окно!

Сад там молодильный прорастает,

Светится, цветет, когда темно...

   

 

Знаки

 

Черно-красная бабочка села в зеленую тра`ву –

Словно символ печали: на юность зеленую – траур.

Просто ласковый Боже, всегда всепрощающ и мил,

С восприятьем моим намудрил, намудрил, намудрил!

Всюду символы, знаки мне чудятся – я их краду,

С ними в дружбе живу, осторожно за ними иду.

Ну, а если я вдруг игнорирую поданый знак –

Все на утро не так уже в мире, сплошной кавардак.

Я подумаю думу – и если верна она, да –

Подмигнет мне в Ковше предпоследняя в ручке звезда.

Если мысль неправа – не мигая глядит небосвод.

Я придумала счастье… Вот-вот мне звезда подмигнет!