Неколебимо веруя в удачу

Игорь ФАРМАЗЮК

Родился в 1969 году. Живет в Абакане. Образование: Абаканский педагогический институт, Сибирский юридический институт. Работал в правоохранительных органах, аппарате Правительства Республики Хакасия. Пенсионер МВД. Награждался ведомственными знаками и медалями.

Стихи публиковал в местной периодике, альманахе «Енисейская Сибирь». Отдельной книгой выпустил «Поэму о Гайдаре», которая была переведена на хакасский язык. Женат, двое детей, внучка.

В настоящее время – доброволец в зоне СВО.

 

 

 

МОБИЛИЗАЦИЯ

 

Осень плачет. Бабы плачут,

Провожая мужиков.

На хрен всё: кредиты, дача.

Надо бить идти врагов.

 

Всё сумбурно: слёзы, водка,

Сутки сборы и вперёд.

Что им ржавчина и сводки,

Телерадио не врёт. 

 

Эх, не гоже сомневаться.

Испокон простой народ

Шёл за Родину сражаться,

Тыл начальник сбережёт.

 

Речи нужные он скажет,

Не моргнёт лукавый глаз,

Все поверят ему даже,

Чай, оно не впервый раз.

 

Вещмешок, прокладки, уголь

От поноса и от слёз…

Эх, забиться б в дальний угол!

Может это не всерьёз?

 

Может сон всё это, братцы?

Может жуткий каламбур?

И пробьют часы двенадцать,

Все пойдём на перекур?

 

Но майор рычит команду,

Под кадык – горячий ком.

Партизан сибирских банда

Зашагала в эшелон.

 

Бабы хором стали выти,

Визги, крики, матерки.

Помолись за них ты, мати,

Чтоб вернулись мужики.

 

 

МОЙ РУБИКОН

 

Я – не Януш*, бойцы – не дети,

Только, кажется, в этот час,

Что за них становлюсь в ответе,

Как в ответе они за нас.

 

Напридумать причин возможно

И красиво сказать в народ,

Только Совесть потом загложет,

Что моральный, в конец, урод.

 

Только Память не даст покоя,

Только Матери не простят...

Стар немного Поэт и Воин,

Кости матерно уж скрипят.

 

Но сомнения – для пижонов,

Их лукавое опущу.

Встань, жена, в ряд к солдатским женам,

Отпусти меня, я прошу.

 

Возвернусь, дорогая, скоро,

Не успеешь мой смех забыть.

Не гляди на меня с укором,

Твоё дело ؘ– очаг хранить.

 

Ребятишкам ещё два слова:

Заучите мои стихи.

Возвращусь, мы прочтём их снова

В Малом Сютике, у реки.

 

Собираться пора в дорогу.

Попрошу у Него я сил.

Рядом с сердцем – молитва к Богу,

Уходяши, я всех простил...

 

____________

*Януш Корчак (1878, Варшава – 1942, Треблинка) – польский педагог. Не бросил своих воспитанников и погиб вместе с ними в газовой камере.

 

 

* * *

 

Мороз-мороз, согрей солдатам души,

Ты русский, ты сибирский, ты же свой.

Солдат тоскует, мерзнут руки, уши,

Жена чуть-чуть и срежется на вой.

 

Пытает, вся на нервах:

–  Как ты, Вася?

Не сорок первый, милая, живём.

Как дочка?

За неделю лучшей в классе,

А сын весь в спорте... Не найти и днём с огнём.

Ну, мне пора. Идём на стрельбы, Маша.

Ты не тревожься всё у нас здесь «норм».

Обед армейский, макароны, каши,

Уже приелось, не в коня мне корм.

Твоих пельменей хочется. Ночами

Я часто вижу, Машенька, детей.

Люблю вас всех. Пора. Зовёт начальник,

Вернее взводный.

Вася, ты не пей.

Да я не пью, ты не тревожься, Маша.

Люблю, целую. Надо мне бежать.

Ты отключайся и привет детишкам нашим,

Ну, всё. Пока. Ругается сержант.

 

Мороз! Мороз! Ты русский, ты сибирский!

Не остуди же хиусом сердца!

Не огорчай жену, детей и близких...

Верни домой им мужа и отца.

 

 

СТАРЫЙ НОВЫЙ ГОД

 

Я, лёжа на боку в палатке старой,

Всю прелесть ощущаю бытия.

Лежу не под Бахмутом, Соледаром,

Нет повода для страха и нытья.

 

Меня трясёт не взрыв, а смех солдата,

Простая пища – праздником вполне.

Далёк мой дом, но можно по ватсапу

С любимой ночью на одной волне.

 

Пока вот так: душевно, сытно, просто.

Я счастлив: рядом дружная семья.

Все жить хотим, в надежде встретить вёсны:

И старшина, и взводные, и я.

 

Неколебимо веруя в удачу,

Мечтаем скоро свой увидеть дом.

Палатка от дождя и ветра плачет,

И что-то вдруг заныло под ребром.

И вором от стены крадётся холод,

Мне остужает голову сквозняк.

Я вижу звёзды сквозь оконный полог.

Гоню тоску и не засну никак...

 

 

ШИРИНСКИЕ* ОКРАИНЫ

 

На Секачуле** у мало`й речушки

Мы корку хлеба жарили в костре.

Ширинские сопливые мальчишки,

На великах забравшись по весне

В листвянный рай, где запахи пьянили

Не меньше, чем холодная вода.

Её в жестяной банке кипятили,

Глотали чай и бражку, иногда.

Росли дичком на кислице с грибами,

И Родиной – нам этот уголок…

Его мы рядом с думами о маме

Туда, где крестик, прячем, под замок.

А достаём, когда прижмёт-придавит

Комком под горло и локтём под дых...

Тогда лекарством, возбуждённо, память

Находит образ и рождает стих.

Родимый край… Банально словочтенье.

Но эта фраза – каждому иглой

Кольнёт под сердце, наведёт смятенье...

В конце пути найти бы там покой.

_________
*Шира – село в Хакасии.

** Секачуль – подтаёжное урочище возле с. Шира.