Тянет гарью из глухого леса

Виктор КАРПУШИН

Родился в 1954 году в г. Балашиха Московской области. После окончания средней школы поступил в I Московский медицинский институт им. И.М. Сеченова. Работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте противопожарной обороны МВД РФ, корреспондентом районного радиовещания.

Член Союза писателей России с 1995 года. Награждён юбилейной медалью «М.Ю. Лермонтов. 1814- 1841 гг.», «Золотым дипломом» в номинации «Поэзия» X Международного Славянского литературного форума «Золотой Витязь».

Автор пяти книг стихотворений: «Таможенный досмотр» (1991), «Осенние сумерки» (1993), «Странник» (2005), «Береста» (2014), «Метели городу к лицу» (2019).

Стихи печатались в журналах «Юность», «Молодая гвардия», «Литературной газете», «Литературной России», газете «День литературы» и других изданиях.

   





 

* * *

 

Не городите огород,

Сырой листвы и так хватает.

Спешит простуженный народ,

Хотя не очень-то светает.

 

Но не в диковинку во мгле

Искать небесные мотивы.

И паучок повис в петле,

И преломились ветки ивы.

 

И поздней осени клеймо,

Пусть золотое, но туманно…

И пруд, как старое трюмо,

На свалке посреди бурьяна.

 


* * *


Поэт сказал: «Мне незнакома ложь…»

Года идут, спасаемся лишь верой.

С утра в окно заглядывает дождь,

И, кажется, немного пахнет серой.

 

Гроза прошла, рассеялся озон,

Рябины в сквере стряхивают капли.

Зато спокоен старый мудрый клен,

И только в сказках журавли и цапли.

 

Пусть зелье варит хмурая Яга,

Пусть кот ученый думает о вечном.

На Яузе такие берега,

Что можно выпить даже с первым встречным.

 

Прогноз погоды нынче не подвел:

Июньский дождь предполагает тайну,

Когда цветочек аленький расцвел,

И, кажется, что это неслучайно.

 

 

Пороша


Прими микстуру, нет, не принимай,

Зайди в подъезд, но лучше черным ходом...

В углу двора – рассохшийся сарай,

Вот только жаль, не с домофонным кодом...

 

Туда любой желающий войдет,

Хотя, зачем копаться в темном прошлом?

А снег идет, и завтра – гололед;

Как хороша февральская пороша!

 

Запороши ущелья чердаков,

Разбереди мятущуюся душу!

Прими микстуру, покорми котов,

Виолончель метельную послушай.

 

 

* * *

 

Есть свойство памяти – опять начать с конца,

Ах, это безобидная оплошность.

И ландыши дарить – отнюдь не пошлость,

Изображать не стоит мудреца.

 

Ах, лето красное, поэта не кори

За сумасбродство и непостоянство.

Пусть одуванчик с легкостью паяца

Смутит на жёлтой луже пузыри.

 

Летит пыльца березы и ольхи,

И, кажется, что где-то рядом Пушкин

В избушке ветхой навестил старушку,

Которая хранит его стихи.

 

И будет долгим тихий разговор

О Лукоморье, тяжкой русской доле.

На огороде покосились колья

И трещина в корыте – не укор.

 

Старик с утра забрасывает сеть,

Но рыбки золотой не видно что-то…

И бабушка не требует отчета,

Ей радостно на ландыши смотреть.

 

  

* * *

 

Подыскиваю ветку для дуды,

Брожу простывшим обморочным лесом,

Где зыбкий свет потерянной звезды,

Где черный лист кружится мелким бесом.

 

Зима прошла, но злоба, затаясь,

Глядит в глаза случайным пешеходам.

Так и живу, с утра перекрестясь,

И удивляюсь людям и погодам.

 

Поверь, апрель, наивности моей,

Я не нарочно гну сырые прутья!

И холодок могильный от камней

Задумчивого русского распутья.

 

 

* * *

 

Таинство и магия искусства,

Жаль, что декорации грустны…

Расспросить об этом Иисуса

Посреди задумчивой страны?

 

Тянет гарью из глухого леса,

Вянет придорожный иван-чай…

Здесь печали не имеют веса,

Здесь летит над озером – «прощай».

 

Местный житель с легкостью актера

Улыбнется сквозь завесу слез…

Занавес, а значит – осень скоро,

Стоит ли бродить среди берез?

 

Вспоминать народные поверья,

Принимать нелепость городьбы…

И плутают у плетня деревья,

И на нитке сушатся грибы.

 

 

* * *

 

«Конечно же, рыба важнее!» –

Сказала одна вороже́я.

А, может быть, ворожея́?

Да здравствует рыбная ловля,

Где каждый, по-своему, ровня,

Где сумерки вместо жилья…

 

Построен уютный шалашик,

Давай же послушаем пташек,

Надкусим сухарик ржаной.

И сбудутся давние сказки,

Смешаются звуки и краски

Под бледно-лиловой луной.

 

На удочку ловится вечность,

Карасик, а может, подлещик

Узнают коварство крючка?

Оставим пока кривотолки,

Шалаш не имеет защелки, –

Сквозь прутья видны облака.

 

 

* * *

 

Как говорится, утро брезжит,

Шуршат пугливые авто.

Стихи случаются все реже,

И не приходит конь в пальто.

 

Живу во власти реализма:

Коронавирус, ЖКХ…

Реки подтаявшая призма,

Шагни – полшага до греха.

 

И вот уже потянет в омут,

Излишни жесты и слова.

Ах, если бы байкальский омуль! –

Так, подмосковная плотва.

 

Но простота вполне чудесна

В провинциальном городке.

И бродит местная Франческа

По заколдованной реке.