«Время привечать матушку-зиму»

Иван РУСАНОВ

Родился в 1972 году в поселке Палова Верхнетоемского района Архангельской области.

Окончил Литературный институт им. А.М.Горького (поэтический семинар Юрия Кузнецова). Член Союза писателей России с 2000 года.

Автор книг стихов «Душа поднимается в путь…», «Мне снился берег речки Паленьги…»

Публиковался в журналах «Наш современник», «Молодая гвардия», «Подъем», «Двина», «Север» и др., в различных альманахах, а также в «Литературной газете».

Лауреат I Московского международного конкурса поэзии «Золотое перо», литературной премии «Эврика», Всероссийского конкурса поэзии им. С.А.Есенина и др.

Живет в городе Новохоперске Воронежской области. Главный редактор новохоперской районной газеты «Вести».

 

 



 

Иван-чай

 

Ну что, казалось бы, такого

В цветке обычном иван-чай!

Немного вспомнишь дорогого,

Когда погладишь невзначай.

Но будешь слушать, если где-то

Поёт пичуга – душу рвет...

Быть может, это наше лето

Тебя по имени зовёт.

 

 

***

 

Это белое царство – зима.

Это белое чудо – пространство.

Они сводят поэта с ума,

Заставляя рыдать и смеяться.

Под неведомый шёпот и свист,

С нескончаемой болью и дрожью

Жизнь несётся, как сорванный лист,

То ль на свет, то ли в темень острожью.

То, как мать, потеряв малыша,

Безутешная, ищет покоя.

То, как память, снежком пороша,

Кисеёю висит над рекою.

То, как птица, сорвавшись с гнезда,

Понесётся по воле порыва.

То со звоном летит, как звезда,

Из-под облака, с кручи обрыва.

То присядет на брошенный пень

И бессвязное что-то бормочет.

То идёт по пятам, словно тень,

И обратно вернуться не хочет...

Это в сказке: рассеется дым

И погонит Иванушка стадо

По оврагам, по склонам крутым...

В жизни этого нет – и не надо!

 

 

***

 

Когда гляжу в твои глаза –

Я вспоминаю поневоле

Свои далёкие леса,

Своё заброшенное поле.

Дождь на заре слезил окно,

Заря тускнела, догорая...

Всё это было так давно,

Что страшно вспомнить, дорогая.

В душе бродяга и поэт,

Люблю ли я теперь – не знаю.

Но впечатленья юных лет

В себе я вновь переживаю.

Ты говоришь, не говоря,

О том, что сердце не забыло,

И с мягким светом сентября

Чуть задержалось и уплыло.

Сияют синие глаза

И осеняют поневоле

Мои далекие леса,

Моё заброшенное поле.

 

 

***

 

В последний раз пошлю привет

И улыбнусь тебе стихами –

За то, что некогда вослед

Ты улыбнулась мне глазами.

Я не скажу тебе: прости,

Что ухожу... Так получилось!

Не то – так это. На пути

Со мной у многих не сложилось.

Наступит лета благодать –

Ты упадёшь в ромашки луга

И станешь по одной гадать

На моего врага иль друга.

Меня нельзя любить слегка –

Как дым, плывущий под луною.

Верна лишь той моя рука,

Кто и в огонь пойдёт со мною.

Тебе, по молодости лет

Не знающей печали света,

В последний раз пошлю привет –

Уже не требуя ответа.

 

 

***

 

Счастливая и молодая,

Склонившаяся над ручьем, –

Ты вся струишься, дорогая,

В воспоминании моем.

Не надо ничего другого!

Как на ладони – вся ты тут.

Как сны, как письма из былого

Тебя стихи мои найдут:

Вот жизнь моя...

И ты склонишься

Над этой песней о любви,

И вся с душою погрузишься

В воспоминания мои.

Душа на голос отзовётся –

Об этом плачем и поём –

И та, другая, встрепенётся

И распрямится над ручьём.

Что помню я?..

 

 

***

 

Я говорю, что вечер – тих.

Я понимаю: он – несносен.

Я нынче самого себя

Увидел среди редких сосен.

Меня держать – не удержать.

Меня любить – недолюбить.

Меня, когда я ухожу,

Уже нельзя остановить.

Я признаю, что я – шальной.

Я понимаю: я – несносен.

Я нынче самого себя

Увидел среди редких сосен.

 

 

***

 

Душа цветёт и мир её безбрежен

В словах немногих, что далось найти

Во имя тех, с кем был любим и нежен,

С кем было мне когда-то по пути.

Мне дорога осенняя дорога.

И холодок расплывчатых примет.

Давно, давно у твоего порога

Листвой забило мой остывший след.

Придёт пора – я перечту потери,

Забуду всех, не помнящих родства,

И постучусь в твои глухие двери,

Чтобы сказать негромкие слова,

Сказать «прости»... С приливом новой силы

На прошлое взгляну из-за плеча...

Витает в небе ангел белокрылый.

Перед иконой теплится свеча.

 

 

***

 

Пригубить вина. Брови поломать.

Скоро новый год – надо понимать.

За спиной стоит лунный блеск и даль.

Если вспоминать – то чего-то жаль.

На своем пути не был я суров.

Многими забыт шум моих шагов.

А когда-то пел – вешний сад блистал.

То ли присмирел. То ли подустал.

Надо разобраться в чём-то самому.

Время привечать матушку-зиму.

По устам текло пьяное вино –

Вот я и хмелён... Ну да всё равно!

Не одну мечту про себя таю.

Всё, что не успел, я ещё спою.

Новый год встречать – старый вспоминать.

Жизнь дается раз – надо понимать.

 

 

***

 

Что было молодо и так необычайно –

Со временем поймём и назовём.

Ты мне приснишься как-нибудь случайно –

И что-то дрогнет в существе моём.

Ты мне такой запомнилась навеки:

В зелёной кофте, падающей с плеч.

Хотя ничто не вечно в человеке...

Я многое забыл из наших встреч.

Когда-нибудь из темноты былого,

Изо всего, что связано с тобой,

Я выхвачу, быть может, только слово,

Когда-то не расслышанное мной, –

Оно запомнилось, оно осталось тайной...

В преддверии иного бытия

Оно напомнит, может быть, случайно

Всё то, что называлось: жизнь моя.

 

 

***

 

Мне снился берег речки Паленьги –

Лесная глушь, лесные сны.

И костерок неяркий, маленький

В кольце вечерней тишины.

Хмельная, смутная истома

Клонила голову на грудь.

Костра клубящаяся дрёма

Окутывала дымкой путь.

И было мне любви участье,

И свет, и звон со всех сторон,

И я ловил рукою счастье,

Хотя и знал, что это – сон.

 

 

***

 

Милая сказала: не пора ли в путь?

Всё возьми с собою, а меня – забудь...

Всё, что взял с собою, завязал узлом,

Чтоб не возвращаться больше в этот дом.

Славно я смеялся, глупый человек,

Словно не прощался, но ушёл – навек.

С тихою молитвой кланяюсь церквам.

Человека видно по его делам.

Хорошо ли, плохо ли – есть в моей судьбе

Та, что не заботилась о самой себе.

 

 

***

 

Как будто свет во тьме забрезжил...

Он не погас ещё во мне!

Я жил – а словно бы и не` жил –

В каком-то обморочном сне.

И вот: передо мной – дорога,

Всё, что обочь её – в огне...

Я жив ещё! Я славлю Бога,

И страх Его живёт во мне.

 

 

***

 

И скучно. И грустно. И песен всё меньше поют.

Спасаться бы надо от немощи этой бесовской.

А где-то дорогами странники с миром бредут

Из нашей – твоей и моей – старины допетровской.

Теперь на развилках дорог только ветер протяжно поёт,

Да мысли трезвеют, да палые листья проносит.

И видно далёко – откуда и кто к нам идет,

И смотрит прозрачно, и Слово навзрыд произносит –

Ведь многие так ни за что, ни про что пропадут

От немочи бледной, от прелести пляски бесовской...

А странники с миром всё так же бредут и бредут

Из нашей – твоей и моей – из Руси допетровской.

 

 

***

 

В городе каждый мечтает

Где-нибудь в поле устать.

Так только в детстве бывает –

Чтоб ничего не желать.

Видишь, как звёздное стадо

Вечный Пастух повёл –

И ничего не надо:

Главное – ты пришёл.