ПОЕЗД

Чучух-чучух. Чучух-чучух… - Мерно стучит по рельсам железный состав. Машинист лениво дает гудок и останавливается на станции. Одни люди спешат выйти из вагона, другие зайти. Снова гудок. Состав отправляется.
Поезд мерно стучит по рельсам, пока пассажиры тихонечко спят на своих местах. На встречу ему мчаться другие составы: празднично украшенные с лентами и воздушными шарами, строгие, новые ласточки и сапсаны, старые, черные паровозы, пышущее черным дымом, тоже встречались на его пути. Некоторые пассажиры, покидая этот поезд пересаживались на соседний и наоборот.
Чучух-чучух. Чучух-чучух…- скрепят старые несмазанные колеса. Этот состав похож на большинство поездов, что когда-либо выходили из транспортного депо. Уже обшарпанная и местами отколотая голубая краска красовалась на его боку. Таблички с номерами вагонов неизвестно когда потерялись во время его бесконечного пути. Электронное или бумажное табло уже дано не знало, куда движется состав. Все реже противный неразборчивый голос диспетчера объявлял на него посадку. Но люди все же иногда садились на него. С каждым годом все меньше, но всё же! Некоторые из пассажиров царапали и пачкали сиденья, разливали в тамбуре кипяток, отрывали старенькие занавески. Все чаще начальнику поезда приходилось закрывать разбитые вандалами вагоны на тяжелый замок, дабы отдать их в ремонт на следующей станции. Только их не брали. И приходилось ехать так, ведь нельзя же пускать новых пассажиров в такое непотребство? Пускай, что на следующий обход он найдет очередной разгромленный вагон, тяжко вздохнет и снова запрет, и снова, и снова… Там, где что-том можно починить своими силами, починит, но они опять ломают, но он старается, он старался! Ведь пока есть хоть один целый вагон, поезд продолжит свой путь!
А машинист тем временем сидит в своей кабине и с таской смотрит на проносящиеся мимо составы. В некоторых из них в кабине был не один пилот,  а два, и проводники и много-много пассажиров! В этом поезде уже давно никого не было. Только он да начальник поезда. Пассажиры больше не сажаются в их вагоны. Все просто: больше не было целых вагонов.
Старые товарищи взглянули друг на друга и горестно вздохнули. Их нелегкий, но временами такой счастливый путь был окончен. У них было много воспоминаний: целые вагоны и маленькая тележка-прицеп. Поезд вошел в туннель. Машинист включил автопилот. Бессменные пилоты бесконечного рейса обняли друг друга за плечи и жмурясь смотрели, как на них надвигается ослепительно яркий свет. Поезд выходил из туннеля.