РАНДЕВУ В ТАМБУРЕ (байки Игоря Южинского)
«Осторожно двери закрываются, следующая станция Головково.» Электричка была чуть ли не последняя, за окнами вагона стоял тёплый подмосковный август. Народу в вагоне почти не было, но курить я вышел в тамбур. В тамбуре стоял спиной ко мне ещё один пассажир. Услышав щелчок зажигалки, пассажир обернулся, и я понял, что это молодая женщина в джинсовом костюме. Неяркий свет из вагона высветил слегка растрёпанную причёску и курносую мордашку со смазанной губной помадой. На вид ей было лет тридцать.
- Сигареткой не угостишь, я свои у подружки забыла? – спросила она и я почувствовал запах алкоголя.
- Возьми, только я крепкие курю.
- А по барабану.
Я протянул ей зажигалку, но вагон мотнуло, и она ткнулась мне в плечо
- Прости, я не нарочно, мотает…
- Да уж вижу…
- У подруги посидели.
Она закурила, закашлялась моим кубинским горлодёром.
- Ну ты даёшь – атомные прям, а куда едешь –то?
- В Москву, куда ж ещё.
- А я в Химки, я там живу.
- Далеко от станции, дойдёшь по такому времени? Автобусов поди не будет?
- Дойду, там полчаса ходу всего.
- Ну ты сейчас тот ещё ходок.
- Думаешь, бухая? Самую малость. А ты проводи меня, если так переживаешь.
- Ага, а как мне потом до Москвы добираться?
- А и не надо добираться никуда. Зайдём ко мне, у меня никого, чайку попьём или кофе если хочешь и потрахаемся, если захочешь.
Признаться, от такого предложения я немного обалдел.
- Так сразу и потрахаться?
- А что ты боишься? Или я тебе не нравлюсь?
- Почему, ты вполне симпатичная дамочка.
- Думаешь, бухая, противно тебе?
- Ну, не настолько уж ты бухая…
- А придём, приму душ и всё как рукой снимет и будет у нас с тобой всё чики-чики! Или ты заразы боишься, так я в лаборатории на хлебо-комбинате работаю – нас каждый месяц проверяют, и потом у меня дома презики есть, мне и самой залететь от тебя не хочется. Ну, так что, идём ко мне?
- Хоть как зовут-то тебя?
- Ирка, а ты?
- Игорь.
- Очень приятно и она захихикала.
- Что ж Иришка тебя так распалило –то? Незамужняя что ли?
- Да нет – есть у меня муж да только вчера в Тулу к свекрухе сбежал «Нам Ирочка надо пожить недельку порознь, чтобы понять суть неполадок в наших отношениях» Так и сказал, эти учёные всегда выпендриваются.
- Я тоже учёный, если хочешь знать.
- Но ты не выпендриваешься, по-простому говоришь, вот только трахнуть меня не хочешь.
- Я так понял, что ты со мной хочешь муженьку своему отомстить?
- Умный ты, да не только в том дело, просто захотелось мне тебя, может влюбилась с первого взгляда, - и она снова захихикала.
- Ирка я же старый, ты мне в дочки годишься!
- Какой ты старый? А потом знаешь про старого коня пословицу? Так во, ты мне ничего не попортишь!
Хотел я продолжить пословицу про глубину вспашки, но подумал, что это вызовет новые Иркины откровения.
- А ты-то женат?
- Да, женат.
- Что жена дома ждёт, спросит где шлялся?
- Нет, на даче она, от неё и еду в Москву, завтра по работе надо быть.
- Так что ж ты боишься то? А хочешь могу к тебе в Москву поехать, а утром уеду пораньше в Химки? Ты в Москве близко от Ленинградки живёшь?
- Близко, но в Москве у меня сын в квартире - твой ровесник.
- Вот на всё у тебя отговорочки есть, ты прям как еврей.
- А я и есть еврей.
- Что, правда? Вот никогда бы не сказала, не похож ты.
- Тебе что паспорт показать?
- Да нет, верю, а знаешь, мне сейчас ещё больше тебя захотелось, я ж никогда с евреем не трахалась.
- Экая беда, ещё успеешь, ты молодая.
- Нет такого как ты не найду, ты хороший, ты не отвернулся от поддатой девушки. Ну поехали ко мне Игорёк! Ты же видишь, женщина просит тебя. Тебя часто вот так просили незнакомые женщины?
- Не в просьбе дело Иришка, ты пойми, я не выпендриваюсь, но для того чтоб было хорошо в постели нужна искра, импульс между женщиной и мужчиной, это даже не любовь, а просто тяга сильная, а без этого получается, ты извини меня, вроде как с резиновой Зиной, а это ни тебе ни мне не нужно, только разочарование одно.
- Поняла, что ж поделать, значит у тебя на меня не… как говориться, обидно это.
- Да нет, ты симпатичная и рыженькая, моя любимая масть, и фигурка у тебя ладная, и в постели ты, наверное, заводная, но...
- Что, но? Если всё так как ты сейчас сказал, то идём ко мне и ты меня трахнешь, говорю, не пожалеешь!
- Ты спросила, что, но? Искры нет, пойми меня, не обижайся Ирка!
- Ладно, ладно, оставляешь женщину одинокой, а ночью мне будет сниться как ты меня трахаешь. Вот уже и Химки, пойду одна домой. Игорёк, хоть поцелуй меня на прощание!
Она прильнула ко мне, обняла и я поцеловал её пахнувшие портвейном пухлые губы. Где-то минуту мы стояли так пока не открылись двери.
- Пока, - всхлипнула она, сошла с подножки и пошла по перрону. Я проводил её взглядом.
«Осторожно, двери закрываются, следующая станция Ховрино» Закурил, и дымил до своей Петровско-Разумовской. Мне повезло, последний автобус шедший в парк за пять минут довёз меня до дома. Каюсь, соврал я Ирке, сын в это время был очень далеко от Москвы. Я сварганил себе кофейку и бутерброд с сыром. Пил кофе и снова курил. Представилось что Ирка, наверное, уже вышла из душа и ложится спать. Неужели и вправду ей присниться как мы с ней кувыркаемся в её постели? Странные размышления одолевали меня. И дело даже не в проблеме моей супружеской верности, другая мысль вертелась в мозгу. Что это было там в тамбуре электрички? Крик души не очень счастливой женщины или бзик озабоченной дамочки? И мне почему-то очень хотелось, чтоб это был бзик.