Она была дочерью Великого Машиниста Электровоза
  
Тадеуш Каппаза




Она была дочерью Великого Машиниста Электровоза. И этим всё сказано. Добавить не чего. Да и не нужно ничего добавлять. Вычитать же можно всё. Дочь могла быть пустышкой, никчёмным человечком. Или даже этой дочери могло не существовать. Никто бы и не заметил. Всё крутилось вокруг него одного - Великого Машиниста Электровоза. Остальной мир людей не существовал.

Машинист Электровоза взбирался по лесенке в кабину и преображался, словно он Актёр выходящий на сцену. И с ним вместе преображалось всё вокруг. Машинист Электровоза не управлял электровозом, а играл, творил. Время останавливалось. Звук и свет существовали только в нём, в Великом Машинисте Электровоза. Пассажиры словно зрители умирали от счастья и рождались вновь при каждом движении его рук на пульте управления громадной транспортной машиной. Путешествующие в этом поезде становились лучше и чище. Когда их путь заканчивался, когда Великий Машинист Электровоза заканчивал свою роль. Он спускался из кабины, сходил со сцены и ...

... никто Великого Машиниста Электровоза не узнавал.

Нет, он никогда не использовал особых "штучек", подчёркивающих его значимость на Железных Дорогах. Нет, он никогда не надевал особых одежд (кроме далеко не новой унылой униформы, но всегда чистой и отутюженной) требуемых по смыслу действия "спектакля управления электрическим гигантом". Нет, он никогда не использовал мимику. Лицо его замёрзло давно раз и навсегда (тяжёлая болезнь в детстве сказалась). Великий Машинист Электровоза шёл по своему Депо, а уборщица била его по ногам мокрой грязной тряпкой на швабре. Она его не узнавала. Плакала и переживала вместе с тысячами пассажиров, когда поезд отъезжал или прибывал, стоя за шторкой своей Уборщитской. Работала она в Депо тридцать лет и всегда после прибытия электровоза гоняла шваброй никчёмного человечишку, что мешался под ногами, когда она ещё жила прошедшим "спектаклем". Ходят тут всякие!

Машинист Электровоза выходил на улицу из Депо, его обступала толпа, ждущая Машиниста Электровоза. Его толкали и отпихивали, злились на него, гнали прочь. Мешает ждать Великого Машиниста Электровоза. Иногда Машинист Электровоза падал, сбитый настырными поклонниками железнодорожного транспорта. Они и не замечали его падения. Ходят тут всякие!

Машинист Электровоза пытался приходить в Диспетчерскую и заседания Линейной Дирекции. Его не пускали, выводили с  охраной. Но чаще просто уборщица замахивалась на него шваброй. Этого было достаточно. Машинист Электровоза умудрялся все эти годы жить без зарплаты. Кто ему выдаст? Ходят тут всякие!

Карьера Машиниста Электровоза закончилась неожиданно быстро, но никто, кроме него ничего не понял. В Депо посмотреть "спектакль управления диким зверем электротранспорта", даваемым Великим Машинистом приехал Президент Страны. Действие происходило не у нас, но там тоже главный Президент. Он всегда и везде опаздывал. Часа на два и больше. Президент Франции ждал этого Президента шесть часов, Меркель обошлась четырьмя. Трамп до сих пор ждёт в своём Овальном Кабинете.

Президент приехал в Депо вовремя. Ведь поезд уйдёт строго по расписанию. Его свита забила все места, даже осмотровую яму. Вокруг Депо понаставили машин эскорта и агентов в штатском, да так, что когда они все разом сказали в микро-рации "Проверка! Раз-Раз-Раз!Проверка!", половина города подумала, что наконец-то началась долгожданная победоносная война с соседней страной. Другую половину заранее выселили за 101-й километр. А это как раз и есть соседняя страна. Машиниста Электровоза тоже выселили. Ходят тут всякие!

Великий Машинист Электровоза пошёл пешком с нового вынужденного места жительства в Депо. Раньше он жил совсем рядом от своей работы. Никакой транспорт не ходил уже не первую неделю. Пешком получилось хорошо. Границу обратно домой из заграницы перешёл в дождь вместе с ливневыми стоками. Ходят тут всякие!

Вышел к театру облепленный листьями и лузгой от семечек. "Ничего страшного." - думал Великий Машинист Электровоза: "Мне главное в кабину подняться и начать управлять электровозом! Никто и не заметит эту лузгу."  Знакомая за все эти тридцать лет, но не знающая его уборщица была на боевом посту. Со шваброй и ведром. Пусть хоть тысяча Президентов приедет, а пол освежить надо всегда. Машинист Электровоза прошёл мимо уборщицы, получив по ногам, как обычно. В спину ему прозвучало такое родное "Ходят тут всякие!" "Значит, я уже почти на месте." - подумал Великий Машинист Электровоза.

"Не бузотёрничай здесь!" - остановил его Губернатор. Его Машинист Электровоза видел только по телевизору. Точнее, никогда не видел, даже по телевизору. Что там смотреть в этом виде массового искусства?  Машинист Электровоза и не смотрел. Трижды за последние годы Губернатор вручал Машинисту Электровоза различные награды. Такая местная трудовая знаменитость в губернии живёт. Надо отметить заслуги, оценить, дать напутствие, направить в нужное русло. Но Великого Машиниста Электровоза на церемонии не пускали. Ходят тут всякие!

Машинист Электровоза нашёл выход из, казалось бы, безвыходного положения, он начал двигать руками, словно включая тумблеры и реле на пульте своего электровоза. Он делал это, чтобы Губернатор превратился в благодарного пассажира-зрителя и пропустил. Из-за спины Губернатора появилось десятка два важных известных чиновников. Кто такие? Великий Машинист Электровоза ответить не мог. Он же не смотрел телевизор.

Подошёл и Президент. Машинист Электровоза творил уже не для одного зрителя, а для группы товарищей. Ему надо было пройти к электровозу. Ещё мгновение и перед ним расступятся благодарные зрители-чиновники. Так было всегда. "Не бузотёрничай здесь!" - повторил фразу Губернатора Министр Обороны.  "Не бузотёрничай здесь!" - добавил Премьер Министр. На выручку пришёл сам Президент. Он нежно обнял одного-двух своих чиновников, отстранил их чуть-чуть опытным жестом политика и любимца народа. На его лице искрилась улыбка. Та знаменитая улыбка, которую не перепутаешь ни с чем, если ты регулярно, хоть иногда,  смотришь телевизор.
  
"Не бузотёрничай здесь!"

"Папа, пойдём домой! Пора уходить навсегда. Я тебя очень люблю. Мы не пропадём. Пойдём домой!" - это была дочь Великого Машиниста Электровоза. Она всегда его любила, ей не хватало отцовской ласки, внимания, но он жил лишь своим искусством управления электровозом. Свою дочь Машинист Электровоза даже и не замечал. Она в отместку всегда била его по ногам шваброй с мокрой тряпкой, когда он проходил мимо. Тридцать лет назад дочь устроилась в Депо, чтобы быть всегда с отцом рядом и помочь ему, когда это потребуется.  Они ушли.

А над Депо, над городом, а вскоре и за 101-м километром и над всей планетой неслось несокрушимое "Не бузотёрничай здесь!"