Из маленькой Абрикосовки - огромный такой привет!

Историю о том, как абрикосовцы проложили дорогу из Крыма на БАМ, я слышала не один раз. Дело было так: комсомолец Иван Чечель, водитель "газона", не рассчитал дистанцию и слегка задел во время погрузки пирамиду из ящиков с помидорами и перцем, в результате часть собранного урожая оказалась на земле. Колхоз-миллионер не простил Ивану этот вопиющий проступок и объявил выговор. Иван не простил колхозу и, по совету своего коллеги Кравцова Николая, поехал покорять тайгу, прокладывать железную дорогу. Шел 1975 год. Чечель Ваня, парень работящий, ответственный, в Усть-Куте получил в свои руки штурвал "магируса", о чем даже не мечтал. А Кравцов Николай ой как мечтал. Он возил на "Волге" парторга колхоза, был в курсе всех новостей и читал в журнале об этих немецких грузовиках. И вот двадцативосьмилетний Н.Кравцов со своим другом Устименко Николаем в июле 1976г. уезжают на Всесоюзную ударную комсомольскую стройку к земляку Чечелю И. После двухнедельного обучения в Иркутске, мечта стала реальностью. Вот он, красавчик самосвал оранжевого цвета, внушительной проходимости, с комфортабельной кабиной и автономным отоплением. Именно на строительство Байкало-амурской магистрали были массово закуплены в ФРГ прочные, живучие, удобные самосвалы. Кравцова Александра, жена Николая, приехала к нему с маленьким сыном через два месяца в Нию. Александра работала сначала маляром, потом кладовщиком, в Северобайкальске - в отделе кадров. В этом молодом городе выросли сыновья, здесь же обзавелись семьями, и сейчас живут в Северобайкальске внуки и правнук Николая и Александры Кравцовых. Внучка Анна несколько лет работала проводником на железной дороге, сейчас - в диспетчерской службе.
Тетушка Александра, гостившая в Абрикосовке, подвергается моим расспросам, но, похоже, ей это даже нравится, ведь речь идет не просто о строительстве БАМа, но и ее жизни. Тетушка называет фамилии двадцати трех односельчан, уехавших в разные годы на комсомольскую стройку.
- Крымчанам сначала было холодно, не привыкли мы к морозам в 30 - 40 градусов. Нам выдали утепленную спецодежду, кожухи. Помню, первый поезд на Нию пустили в ноябре, а 19 декабря, в день рождения Л.И.Брежнева, пошел состав на станцию Небель. Представь, в мареве от лютого мороза плывет поезд с огромным портретом В.И.Ленина, и звучит песня "Широка страна моя родная". Такая гордость за Родину, на сердце тепло от причастности к великим делам. Помню, как работали ночью на отделке общежития для делегатов комсомольского съезда в апреле 1978 г., чтобы успеть к их приезду. А в мае поселок Кичера встречал комсомольский отряд, который отправился из Москвы прямо с 18 съезда ВЛКСМ. В первые годы семейные пары жили в вагончиках, молодежь - в палатках. Обогревались "буржуйками", электричество вырабатывали "движки". Потом построили временное щитовое жилье, которое простояло до 2017 г.
- Трудно в таких условиях жить и работать?
- Тяжело, конечно, но молодость, задор, дружба, помощь и поддержка друг друга давали силы. Не зря же называли БАМ трассой мужества и братства. О стройке и о нас писали газеты, к нам приезжали знаменитости: певцы, поэты, актеры. Зимой проводились соревнования по лыжам. Столовая по субботам превращалась в клуб. Каждая бригада поочередно проводила вечера отдыха. Свадьбы играли. У нас в Бамтоннельстрое был духовой оркестр.
- Какие песни пели?
- Разные песни пели, много и часто. Кто-то играл на баяне, кто-то на гитаре. Я и сейчас, бывает, напеваю: "Дорога железная, как ниточка тянется", или "Надежда- мой компас земной", или мою любимую "Бамовский вальс".
- Тетушка, ты видела Дина Рида?
- К сожалению, нет, мы в это время были в Абрикосовке в отпуске. Расспроси свою невестку.
Мой брат, Землянский Александр, уехал на БАМ в 1980 году, отслужив в армии. Устроился водителем в Бамтоннельстрой. В Северобайкальске встретил свою любовь, которая двумя годами ранее приехала из Смоленска после окончания техникума. Елена, ставшая женой моего брата, на распределении сама попросила дать ей направление на комсомольскую стройку. До сих пор помнит ту первую осеннюю поездку по железной дороге. Желтые, золотые сопки, красота необыкновенная!
Звоню невестке по поводу Дина Рида.
- Конечно, я помню выступление американского певца. Мы уже слышали его песни, были в продаже пластинки. Такой открытый, простой, улыбка завораживающая. Людей собралось очень много на его концерт. Вел себя Дин Рид так, словно он не звезда, а такой же, как и мы. Я нарвала на обочине каких-то цветов, вручила ему, а он поцеловал меня в щеку. Девчонки шутили, чтобы я неделю не умывалась. Было это в августе 1979 г.
- О, так в этом году исполнилось сорок лет со дня поездки Дина Рида по БАМу! Я читала, как он пел под открытым небом на сопке Фестивальной в Тынде. Импровизированную сцену соорудили в виде гитары, у которой вместо грифа - железнодорожное звено. Вокруг - вековые сосны, брусничник, палатки. Дин Рид общался с залом, спускался со сцены, пожимал руки, призывал петь вместе с ним. Он был искренним, и людям это нравилось.
Семья моего брата до сих пор живет в Северобайкальске. Александр с 1993 г. работает водителем на Восточно-сибирской железной дороге. Награжден Знаком ЦК ВЛКСМ "За участие в сооружении Байкало-Амурской магистрали", медалью " За строительство Байкало-Амурской магистрали", этим летом - знаком "За безупречный труд на железнодорожном транспорте".
-Тетушка, честно скажи, вы ехали "за туманом и за запахом тайги"?
- У молодых, думаю, романтика была на первом месте, а у семейных - на втором, так как на первом - возможность заработать и купить автомобиль. Мы через два с половиной года купили "Жигули".
- По дому очень скучали?
- Скучали, но спасала работа до седьмого пота, земляки, письма из дома от мамы, друзей. "Большой привет с большого БАМа" - так мы начинали письмо словами из песни.
- Из маленькой Абрикосовки - огромный такой привет, - я вам написала когда-то в ответ.
Кто-то из абрикосовцев вернулся в Крым, кто-то считает БАМ своей судьбой и остался там жить, как мои родственники, Иван Чечель. Кравцов Николай остался в памяти северобайкальцев и навечно в мерзлой земле, которую он полюбил.
29 сентября 1984 г. встретились бригады Александра Бондаря и Ивана Варшавского на разъезде Балбухта. 1октября на разъезде Куанда уложено "золотое" звено. Обе части дороги соединены в единое целое. И в Балбухте, и в Куанде установили памятники, посвященные этому событию. Последний объект БАМа сдали в 2003г.