«Инфинитив»

Есть что-то невероятно чарующее в поездах.
С этой мыслью наша главная героиня появилась на вокзале. Солнце небрежно касалось ее лица, на котором была заметная улыбка от предстоящего путешествия. Правда, путешествием это было назвать сложно, так как поездка занимала не несколько месяцев, а сутки, однако, воспитанная на классической литературе Дина подсознательно превращала действительность в произведение, воображая обыкновенный путь из города Н. в Иркутск, как настоящее путешествие. Надо заметить, что город она посещала не первый раз, чудес ни в поезде, ни в самом городе с ней не случалось, и уже можно было бы утратить веру в чудеса, но что-то мешало ей это сделать каждый раз. Женская романтичная натура брала вверх над разумом, однако в этом сражении была своя прелесть. Каждый раз Дина ощущала трепет перед стоящим поездом, невольно чувствуя счастье в самом его маленьком проявлении. Именно это мимолетное счастье по всем житейским законам должно было привести к большому и настоящему.
Надев на себя привычный трепет ожидания попутчиков и добавив к образу немного волнения, она вошла в купе. Два верхних места были пустыми, что означало будущий приход соседей на других станциях, а место напротив было занято женщиной бальзаковского возраста, от которой нескрываемо веяло живостью. Через двадцать минут после отправления и десять минут беглого разговора между женщинами возникла симпатия. Через два часа приятный разговор был прерван телефонным звонком и к удивлению Дины, дама бойко защебетала на французском языке. Оказалось, что она давно замужем за французем и познакомилась с будущим мужем двадцать лет назад в поезде. Рецепт любви заключался в следующем: немного очарования, щепотка юмора и подстаканник. Да, подстаканник! Оказалось, что женщина столкнулась с мужем в коридоре, когда тот нёс чай. Немного напитка попало ей на платье, но от виноватого растерянного взгляда мужчины она только рассмеялась и даже слышать не хотела об извинениях. Француза удивила ее лёгкость и больше они не расставались. Стакан разбился, однако тот подстаканник до сих пор стоит у них на кухне, как напоминание о судьбоносной встрече.
Получается, что и в поезде можно найти своё счастье? - подумала Дина. Однако в этот раз в понятие «счастье»  она вкладывала нечто большое, олицетворяя его с субъектом. Но может ли простой вопрос стать уверенным утверждением...
Ближе к вечеру, именно в тот момент, когда эмоции уже утихают, готовясь ко сну, Дина, погрузившись в книгу и немного позабыв о рассказе соседки, вышла в коридор. Вечерний чай перед сном стал уже традицией не только самой героини, но и каждого попутчика, поэтому неудивительно, что мысль о крепкозаваренном, чуть сладком эликсире сразу посетила ее. Войдя в вагон-ресторан и сев, она заметила, что чай приносят уже в обыкновенных чашках с блюдцами и того родного подстаканника нигде нет. Казалось бы, что ничего не случилось, однако наша героиня почувствовала, что она потеряла что-то душевное в этом вагоне. «Вы тоже расстроились, что подстаканников больше нет?» - послышалось рядом. Неуверенно повернувшись, Дина увидела мужчину. Если бы можно было охарактеризовать его одним словом, то она бы выбрала «тепло». Действительно, было в нем что-то весеннее. «Я бы сказала, что мне очень грустно», - ответила она. После этой фразы он сел рядом с ней.
Что же чувствует человек, когда незначительная на первый взгляд деталь исчезает? Именно этим вопросом были увлечены двое пассажиров, сидя в уютном вагоне. Как оказалось, подстаканник для обоих значил многое: начиная от детских поездок на черноморское побережье, заканчивая уже взрослыми командировками. Однако именно этот загадочный элемент посуды являлся проводником во время беззаботности и абсолютного счастья. Именно в этот момент Дина поняла, что, то мимолетное счастье, которое она испытывала, стоя на вокзале, было связано именно с подстаканником, знакомого с самого детства. Тот любимый «коричневый вагон», как она сама его называла, давно поменяли на светлый с синей обивкой, ту проводницу, что так запомнилась ей благодаря доброй улыбке и вкусным вафлям, тоже заменили, а вот подстаканник продолжал существовать. Она сравнивала его с инфинитивом. Есть время прошедшее, настоящее, будущее...а есть инфинитив. Неопределённая форма. Любой глагол начинает своё существование именно с инфинитива, как с начальной формы. Вот и подстаканник был той самой начальной формой всего поезда. Дина почувствовала опустошение.
Вечер уже полноправно завладел поездом, и собеседники внезапно осознали, что с их начала беседы прошло уже достаточно времени. Внутреннее желание каждого было остаться, не расходиться по купе, но не всегда, что происходит внутри показывается  вовне.
На следующее утро Дина проснулась от привычного звучания поезда, напоминавшего о скором прибытии. Немного потянувшись, она увидела улыбку попутчицы, мысленно обрадовавшись хорошему началу дня. Проследив за взглядом дамы, наша героиня увидела на столе чай в том самом подстаканнике. Не было сомнений, что это был именно он, так как она знала каждую деталь. Под ним лежала небольшая записка, где угадывался аккуратный почерк. Удивление было настолько сильным, что притронуться к утреннему чуду было не только волнительно, но и страшно. Медленно взяв чай и сделав первый глоток, Дина увидела сообщение на бумаге: «Доброе утро! Инфинитив теперь с тобой, а будущее в соседнем купе».
Дама напротив смотрела на счастливую молодую женщину, мысленно протягивая нить между ней и мужчиной, который обежал все вагоны и расспросил всех проводниц в поисках подстаканника. Невольно она вспомнила о своем подстаканнике и засмеялась. А вдруг это не просто предмет?...