20 марта Понедельник

Международный день счастья

21 марта Вторник

Всемирный день поэзии

22 марта Среда

День Балтийского моря

23 марта Четверг

День работников гидро- метеоро- логической службы России

24 марта Пятница

140 лет назад родился Алексей Новиков-Прибой, русский писатель-прозаик

25 марта Суббота

День работника культуры России

26 марта Воскресенье

120 лет назад родился Егише Чаренц (ум. 1937), армянский писатель, классик армянской литературы

Сегодня 26 марта 2017 года: 120 лет назад родился Егише Чаренц (ум. 1937), армянский писатель, классик армянской литературы

Ингвар Коротков

О Ридеро - новые технологии или старые уловки раздевания авторов?

Каждый писатель желает быть напечатанным. Иметь бумажную книгу. И ему вторично - будет ли она продаваться, и даже не особо интересно - обретет ли он славу. Нет, это, конечно, тоже важно.. Но уже - потом..

Эту писательскую слабость откровенно используют все издательства. Хочешь, голубчик, напечататься? А плати денежки. А мы ужо постараемся.. Ибо прошли золотые времена советские, когда автор получал ЗА СТРОЧКУ гонорар, или незабвенные 90-е, когда издательства гонялись за авторами и даже выплачивали гонорары.

Сейчас - увы! Перестроились издательства. Бросили лозунг "За ваши деньги - любое непотребство хоть в прозе , хоть в стихах."

Как известно, любое издательство ( более-менее приличное) на риск теперь не работает - крайне редко. Они получают гранты на печать книг. Гранты эти бывают из разных рук - то ультралиберальные, когда печатают и распространяют по сетям книжным не за ради продаж, а чтоб стояло.

Дескать, вот какая литература продаваемая. Прямо в каждом доме нужная - и Улицкая, и Сорокин, и Ерофеев, и Быков. Ну никуда без них. И в книжных магазинах - на отдельных полках. И тоже - не за счет продаваемости, а за счет проплачиваемости. Ну не видел я очередей за Улицкой да еще с плакатами - больше двух книг в одни руки не даем..

Есть и другие гранты - по линии государства. Это для внутреннего пользования. На разные нужды издательства.. Ну напечатать там серию "Сад-огород" или "Как я вылечился зеленкой". Потому что пророссийских писателей на эти гранты не печатают - рылом не вышли. Как Чапаев Петьке объяснял на его неудобный вопрос - "А за это, Петька, не будет тебе ничего. Ни сапог, ни шинели.."

И действительно - ничего не бывает. Ни грантов, ни печати..


Поэтому писатель в ответе за себя сам. И за свою книгу должен платить сам. У разных издательств разные аппетиты. Кто -то требует аж 300 тысяч, кто-то и 60-ти рад. Но даже за эти деньги переламываться они не будут. Не вчера бизнес ведут. И с автором в дебаты не вступают. Обещают только напечатать да разместить в Интернет-магазинах. Ну еще в паре-тройке книжных - на самых задворках. Ни об иллюстрациях, ни об утверждении верстки и обложки речи - нет. Жесткий такой бизнес.


Естественно, и о продажах автор тоже не имеет понятия. Дадут ему его авторские экземпляры - и гуляй, Вася..

Вот Вася и гуляет на просторах Инета - краской заливается от корректуры собственной книги, где в тексте были выправлены его личные "ошибки" - и теперь красуется "правильное" написание - Рэрих, мухАмор, двеННадцатое..

Понятно, что некоторая "зажратость" издательств начала сильно напрягать авторов. И искать их альтернативные издательства.

И вот на простора Интернета появилось Ридеро.ру. Не хочу рекламировать это издательство. Но опыт напечатания личной книги уже имеется. Думаю, это будет интересно многим.

Что интересно:

Книга автора сразу же отправляется на площадки Интернет -магазинов - Озон, Амазон и т.д.
Их можно заказать - и получить в течение 2-3 недель. Потому что по макету их просто закажут в типографии. По требованию.

Сама печать обойдется недорого ( относительно) - 50 авторских книг - в твердом переплете 200 страниц с иллюстрациями ( своими) - 25 тысяч. Плюс - корректура - 3500, плюс обложка - 3500. Итого- 32 тысяч ( можно реально удешевить за счет формата книги).


Не знаю, как получится с выплатами уже проданных экземпляров книг ( у меня за месяц ушло около полутора тысяч) и насколько честна и объективна будет их статистика.

Но могу сказать уже следующее - кажется, эта бюрократическая махина прежних издательств с их неграмотными корректорами, невежественными редакторами, предвзятыми экспертами и осторожными директорами, тихонько сползает в прошлое.. ну что сказать?

Я лично жалеть не стану.


https://www.amazon.com/dp/B01N2BG5MN

Рецензия Ольги Трофимовой - гл. ред "Петербургское востоковедение"

О романе Е. Чижовой "Китаист"
--------------------------------------------
Елена Чижова – лауреат «Русского Буккера» (2009), директор Санкт-Петербургского Русского ПЕН-клуба, кандидат экономических наук, писательница. Собственно, это всё, что нужно знать об авторе, и тогда не ошибешься в читательских ожиданиях и будешь готов к тому, что с первых страниц на тебя и твою страну сначала тихохонько, тонкой струйкой, а потом все гуще и заливистей начнут лить дерьмо.
Это позиция-с! Групповое либеральное объятье, тесный круг единомышленников, не имеющих за душой ни родины, ни народа, ни веры.
Это традиция-с! Отталкиваясь от социалистического реализма с его зачастую казенно-суконным стилем, либеральные писатели отказались от самой стихии русской прозы, заявив право писать о дурном и дурно. И чем дурнее, тем лучше — что ни роман, то перфоманс, что ни повесть, то инсталляция.
Нужно признать: роман Елены Чижовой «Китаист» написан с самых выверенных идеологических позиций и в самых лучших традициях новейшей словесности. Это довольно скверно устроенный, довольно дурно написанный текст, рассказывающий на разные лады про непременную рабскую сущность русского человека.
В альтернативной реальности романа гитлеровская армия дошла до Урала. Союзники вмешались в ход войны 8 мая 1945 года, быстро и победоносно зачистили Западную Европу от нацизма, и последние нацистские недобитки остались только в оккупированной немцами части СССР, которая стала называться Новой Германией. Однако в 1970 году, когда Старая Германия «решительно отмежевалась от прежнего преступного режима, который родился и окреп в ее колыбели», Новую Германию переименовали в Россию. (Неплохой кульбит с переходом в партер, не правда ли?)
Саму Россию союзники освобождать не пошли, зачем? Это зона ответственности Советского Союза, который окопался за Уральским хребтом и оттуда по-прежнему угрожает цивилизованному миру, и личная головная боль русских. Так что воюйте, товарищи, между собой — за вашу и нашу свободу!
Россия и СССР воевали до 1956 года, когда заслугами советских дипломатов было подписано Соглашение о перемирии. На деле просто не осталось мужчин призывного возраста, иначе до сих пор бились бы советские с русскими — на радость просвещенной Европе.
И вот по окончании войны в России правит фюрер, покой государства сторожат лютые СС-овцы, немцы и фольксдойчи занимают главенствующие позиции в обществе, определяя и политику и бизнес. Фольк унд партай едины!
В СССР правит коммунистическая партия, возглавляемая лидером страны, покой государства стерегут цепные псы режима (НКВД и проч.). Под руководством партии и правительства советский народ вдохновенно строит светлое будущее.
В обоих государствах столицей является Москва. В обеих странах есть «град, Петра творенье»: Санкт-Петербург в России и Ленинград в СССР. Зауральские Ленинград и Москва были выстроены посреди тайги с нуля, по точным чертежам, предусмотрительно вывезенным с оккупированных территорий. Последними поездами оттуда были вывезены богатства Эрмитажа и иные культурные ценности. Зато людям поездов не хватило, и они спасались от немцев пешком. Шли через всю страну — в Сибирь, замерзали по дороге, гибли от голода, а когда дошли — партия приказала расчищать тайгу и строить посреди тайги Эрмитаж, Кунсткамеру и прочие древности. Новопостроенные здания почти сразу же начали осыпаться и обваливаться, что и понятно, откуда было взяться в СССР качественным строительным материалам?
Непонятно, кто в России остался, если имел место массовый исход населения за Уральский хребет — в СССР. Видимо, в Россию бежали все фашистские недобитки, которых население почему-то (загадка века!) встретило с воодушевлением и как освободителей.
Странно, впрочем, требовать от романа Чижовой минимальной исторической правды или простого правдоподобия. Это ее личная альтернативка, которую она пишет, как хочет. А хочет она донести до читателя, что русские ни на что не годны, это рабский народ, который с охотой ложится и под фюрера и под коммунистического тирана.
Чтобы проиллюстрировать столь нехитрую, но весьма ныне популярную мысль, Чижова отправляет главного героя из Ленинграда в Москву (отсылка к Радищеву) — на скоростном новомодном поезде «Беркут». Героя зовут Алексей Руско (говорящая фамилия!), он китаист (говорящая профессия, потому что исторически СССР суждено лечь под Китай). Едет Алексей на научную конференцию. Помимо китаистического образования, герой обучался на разведчика, будучи завербован еще в университете. Ясно же, что в СССР всегда были только две позиции: либо в карающих органах, либо среди караемого населения.
Зачем нужен поезд? Путь весьма неблизкий, за это время можно столкнуть две действительности и вкратце рассказать об устройстве общественной жизни, чем Чижова и занимается. Алексей Руско впервые едет в таком комфортабельном поезде и впервые в чистом и нарядном белье (вплоть до исподнего), выданном ему по разнарядке вышестоящим начальством специально для поездки за границу. Он не умеет ни сортир открыть, ни за собою смыть (описана унизительно-тошнотворная сцена, как герой исходит липким потом над кучкой своих испражнений, и не того даже боится, что кто-то увидит эту срамоту, но того, что провалит задание и не оправдает надежд начальства).
В дороге Алексей знакомится с девушкой из России, обладательницей черного паспорта. (Справочно: «В войну паспорта полагались исключительно арийцам: немцам и фольксдойчам. Всем остальным выдавали удостоверения, так называемые аусвайсы, сроком на один год. После подписания Соглашения о перемирии российское правительство провело демократическую реформу. Временные документы обменяли на постоянные, но, в отличие от черных, арийских, с синими и желтыми обложками. Одновременно был принят Закон о госгражданстве, по которому за владельцами черных паспортов (они же – госграждане) закрепили особый статус и связанные с ним исключительные права. Согласно этому закону, действующему и поныне, «черные» – как их стали называть в обиходе, – а также их потомки пользуются так называемой неприкасаемостью: они не могут быть привлечены к уголовной или административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, допросу, а также личному досмотру» (стр. 33).).
Происходит первое столкновение двух моделей русской жизни. Парень из СССР говорит на хорошем и правильном языке (сов-русском). Девушка из России говорит на нем-русском, представляющем гремучую смесь блатного волапюка, удалого просторечия и русифицированных германизмов. Не язык, а нежизнеспособный кадавр, однако россияне (точнее нем-русские) умудряются не только общаться на нем, но и делать научные доклады. Вот образец реплики на нем-русском: «— Рилька ему не нравится… Рилька — наше все! Мы на ём стояли и будем стоять. И неча тут!»
Ну ладно, не нравится Чижовой Россия, но язык-то зачем скотинить?.. Всё в тех же целях, чтобы показать скотью сущность русского человека. Тот может добиться чего-то, только если вожжи натягивает кровавая рука гэбгни (в альтернативной реальности первые космические успехи сделал, как в настоящей реальности, СССР, но ведь космос не для людей, а для государства! значит, это достижение фальшивое, не засчитывается! и вообще, гордиться космосом могут только советские…).
Во всем остальном русские берут числом, а не умением, и потому годятся лишь на черную тяжелую работу. В России у них желтые паспорта, они недочеловеки, которыми мудро управляет высшая раса. И вот что интересно, никаких тебе восстаний, как будто бы угодно русскому человеку быть управляемым. Нравится ему униженное положение. Любо оно ему. Ползают «бессловесные желтые» на коленях за харчи и на выпивку.
Далее по сюжету Алексей Руско читает свой доклад, попутно зарабатывая рус-марки написанием авторефератов для российских студентов, потому что качество образования в СССР выше. Затем выясняется, что у него в Санкт-Петербурге родственники, и ему дано задание не возвращаться в СССР. Эта часть романа явно избыточна, но работает на общую концепцию: показать, что и при другом общественном укладе русские живут дурно и оскотиненно, только теперь уже на фоне жизни семейной.
С этой же целью показаны вечерние новости в телевизоре и сцены политических дискуссий. Для примера: «Гуманизм – наша древняя духовная традиция, которую мы используем, чтобы дать решительный отпор фальсификаторам, кто мажет грязью нашу великую страну. Сами в говне по уши, а в нас тычут. На себя поглядите, – желтая ведущая подвела итог интервью».
Чижова нарочно моделирует ситуации, при которых всё вокруг выглядит дурно — в романе нет ни одного положительного, ни одного неущербного героя. Общий фон удручает, что в СССР, что в России. В последней дело совсем швах: особой популярностью пользуются книжные серии «Жизнь замечательных нацистов» и «Любовь в концлагерях», а в церквях поют осанну фюреру и молят, чтоб настало Царствие его.
Сплошные кукиши в кармане у писательницы-кандидата экономических наук, да такие большие кукиши, что только ленивый не увидит очередной фиги в сторону современной действительности и «лично товарища П.».
Всё-то надо Чижовой охаять, опошлить, унизить, обгадить. Как бы ни развивались CCCP/Россия экономически, толку всё одно не будет. С одной стороны хребта – Советский солдат, охраняющий границу и коммунистическую идеологию, с другой — Российский солдат со шмайсером, взятом в руки для защиты капиталистических достижений. И по обе стороны границы — страна, которой Чижова отказывает в исторической субъектности. Никакая страна, негодная.
Последняя часть романа написана явно под влиянием особо тяжелой травы. В ней Алексей Руско возвращается в СССР, предает друга и добеседывается со своим внутренним кураторов до полного заворота мозгов. Поезд несется назад в СССР, и в приоткрытое окно несет падалью, потому что «когда едешь по России, всегда несет трупами» (правда, Чижова называет останки «падалицей», но здесь я уже не вздрагиваю, у писательницы-кандидата экономических наук русский язык тоже альтернативный).
«И что теперь, закрывать дело? — однако на темном небосводе мозга занимался какой-то тревожный отсвет: — Рано, рано» (стр. 494 и после этого еще 100 страниц в подобной же стилистике).
В целом роман можно охарактеризовать цитатой:
«Тут у него засвербило (в романе именно так! – примечание О. Т.) в переносице. Он потер, но эта энергичная мера не помогла — наружу, из самых глубин лобных пазух рвался неудержимый чих. Торопясь упредить и обезвредить, он полез в карман за платком и, зажав крылья носа — слава богу, вовремя! — пустил короткий бессильный залп, будто пальнул холостым (стр. 219)».
Русофобия нынче в моде, совершенно необязательно было городить для выражения своей гражданской позиции целый роман.

Писатели тоже кушать хочУт

Тут на днях с большой помпой прошло чествование победителей. Писателя 2016 года выбирали. Лучшего. В Большом конференц-зале Правительства Москвы. И Жюри такое представительное - прямо лучшие люди представлены - и Марк Розовский, и Трушкин, и Лев Прыгунов, и Татьяна Устинова. Да много еще кого. Под эгидой Российского союза писателей. Это еще один такой союз писателей - особый. Под президентством Кравчука Дмитрия Владимировича. Того самого, отца создателя сайтов Проза.ру и Стихи.ру.

Это тот самый ресурс, где разочарованные обманутые поэтессы изливают скорбь в поэтических шедеврах, типа:

"...он бил её и изменял.
гася прекрасные порывы.
И до конца он не понЯл,
что это от любви нарывы.."

И вот даже язвить не хочется. Потому как - молодцы. Теперь дамы вместо того, чтобы с ножом гоняться за соперницей или самой глотать таблетки от скверности семейной жизни - пишут душещипательные стихи на стихире. И их понимают. И соболезнуют . И восхищаются мастерством стиха.

И славно было бы. Но... Некая меркантильность денежная разъедает эти самые писательские союзы. И причем все - без исключения. Сродни мошенничеству.

Хотя, конечно . с благими намерениями. По типу "Хочешь быть счастливым? будь им!" , то есть "Хочешь быть писателем. Будь им." За скромную ( или нескромную) денежку.

И вот что меня несколько удивляет - абсолютная толерантность. Вот в прошлом году в Петербурге выявили мошенническую сеть - там за деньги продавали Удостоверения пилота Гражданской Авиации. По тому же типу "хочешь быть пилотом? будь им..". Но там это все-таки каралось уголовно.

Сравнил.. тоже мне - кто-то раздраженно усмехнется. Пилот на гражданских рейсах, который ни в рыло в своей профессии, и писатель.. Там реальные трупы, а здесь что?

Ну хочет быть человек Лучшим Писателем года - пусть будет. Даже если "исчо" пишет вместо "еще" и рифмует "коза-огород". Урона -то нет.


А кто сказал, что нет урона? Или мы воспитываем нацию дебилов? И, пардон, это не государство делает - это делаем мы с вами. Одни - зарабатывая сребренники, а другие - тихо любуясь на все это.

Интересно с какими глазами выбирал тот же самый Трушкин или Розовский "писателя года в номинации юмора" милую даму -


журналистку из Башкортостана Зилю Шайхутдинову (творческий псевдоним Диана Свердловская). Она удостоена этого звания за публикацию ироничного рассказа «Ухажеры из всемирной сети» в конкурсном альманахе Союза писателей России . Наверно, с ошарашенными. А может, - печальными. Все-таки графоманство чистой воды.. Но ведь, монетки -то все равно звенящие..


А не припоминаете ли историю с другим сребролюбивым Союзом Писателей?

"Журналист телеканала «Россия» при помощи компьютерной программы написал брошюру бессмысленных стихов, опубликовал под именем Б. Сивко (бред сивой кобылы), нанял актёра и провёл презентацию в Центральном Доме литераторов. Руководство Московской организации Союза писателей России, сочтя ряженого поэта Сивко богатеньким буратиною, почествовало его по самое не балуйся, с вручением членского билета Союза и Есенинской медали. Всё это безобразие 11 декабря 2011 года показали по НТВ на весь белый свет ."


Показали. Потом "Литературная Россия" подключилась со статьей «Почём жульничество?», со стилистически выверенным подзаголовком «Московская писательская организация себя полностью дискредитировала», в которой задаётся, по поводу начальника этих московских писателей поэта Бояринова, раздающего билеты с медалями, чеканно сформулированным вопросом: «Что после этого прикажете думать о Бояринове? Он что — человек без литературного вкуса или просто мелкий делец?»

А вы как думаете? Прошло шесть лет.. Дело ширится и развивается. Кстати,в обширном Жюри "Писатель Года" без

Бояринова Владимира Георгиевича тоже не обошлось. Присутствует. Опыт - он и в Африке опыт.

Ода писательнице

Жили-были старик со старухой. В самом центре Москвы.
И было у них три сына. Старшие - умные. И младший - почти совсем не дурак. Менеджером работал.
Пришло время им жениться. Старшие взяли хороших девушек - медсестру и учительницу младших классов.
А стрела младшего в Литературный институт залетела. Упала на голову писательнице.
Зарыдала мать - да что ж за невезуха такая младшенькому, любимому..
Это ж всем известно, как только писательница - значит, матом разговаривает как Толстая, водку стаканами хлещет и лицом зело пригожа как Латынина.
Но эта тихая попалась. Видно, хорошо стрелой была стукнутая. Только клавишами по ночам стучит – никому спать не дает, да ходит за всеми – написанное ночью декламирует.
«Ты б ее активнее целовал, что ли , - братья старшие младшему советуют – авось в человека превратится. В медсестру или, на крайняк, в приемщицу химчистки..»
Тот старается, а она только кожей дрожит, мурашками бегает – и ни в какую.. Писательницей быть хочу – говорит.
Зовут в гости старики. Старшие придут – все в Кардене. Средние –в балахонах от Юдашкина. А младший Иван – в штанах грязных турецких да с женой в шляпе и колготках драных.
Кручинятся старики.
Или придут братья старшие с женами на званый обед к родителям – одна лебедя жареного на стол ставит. Другая – пышный каравай.. А писательница, краснея, кастрюлю закопченную с угольями вместо каши гречневой – недосмотрела. Роман писавши..
Пригорюнятся старики да кусочки лакомые ей поближе подкладывают – жалеют.. А она все в рукава складывает..
Выйдет на улицу – левым рукавом махнет – голодные поэты набегут, правым – бездомные писатели. Подкармливала.
Те клубком катаются. Дерутся книжками и толстыми журналами по голове..Верлибрами ругаются. Забор весь исписали. Под окнами орут поэмами. Подъезд загадили анапестами.
Соседи в милицию жалуются. Совсем житья не стало.
Вот дождался Иван форума литературного, где писательница тетеркой токовала в отъезде.
Собрал все рукописи, листочки да блокноты – да в печку.. Туда же компьютер затолкал вместе с клавиатурой..И лук со стрелами . Сидит – на пламя любуется.
Вернулась жена , руками лебедиными взмахнула : «Что ж ты, Иван, наделал? Я ж почти договор с «эксмо» заключила.. Целую тысячу рублей в бюджет семейный хотела принести. А ты? Не умеешь ценить прекрасное, хоть совсем почти не дурак.. ну что ж.. Буду стремиться к идеалу..»
И ушла к поэту Сундукову.
А Иван быстро продал квартиру и эмигрировал в Гондурас. Женился на принцессе тамошней. Только плачет часто. От скуки жизненной..
Вот такой вот счастливый конец.

Пей вино, Гертруда!

Я опасаюсь НЕ пьющих женщин.

Намного больше, чем пьющих.

Как только милая дама, скромно опустив ресницы , пальчиком в меню указывает на апельсиновый фрэш или минеральную без газа, у меня екает сердце..


Это даже на кофейной гуще не надо гадать. Все и так ясно. До сорока - сельдерей, шпинат, фитнес, бассейн по утрам и тренажер на дом..

После сорока - церковь, пешие прогулки к святым источникам, диеты и санаторное лечение.
Даже красивые коленки не спасают.

Я сразу представляю себя на велотренажере с капустным листом во рту или с рюкзачком на пыльной дороге по пути к чудотворному источнику.

Сразу хочется заказать стакан виски и выпить его мелкими глотками, занюхивая рукавом косухи. Иногда не сдерживаюсь..

Если дама бодро выбирает коньяк - я сжимаюсь. От предчувствия. Хотя и так ежу понятно - бизнес-вумен.

Из серии - "милый, у меня квартальный отчет и завтра планерка...будь добр, там котлеты в морозильнике, брось их на сковородку.."

Ага, будущее ясно как в морозный день. Кофе в постель, букеты три раза в неделю, пылесос в зубах и развешивание личных носков в ванне самолично...

Принципиально заказываю себе бутылку вина и потягивая, принимаю вид разочарованного Чайльд Гарольда..

Когда дама уверенно выбирает пиво и смакует литровую емкость, заедая вялеными кальмарами и солеными орешками, я цепенею..

Богема, ёжкин кот.. Только этого не хватало.. Даже бюст не перевешивает разочарования...
Прикидываюсь трезвенником и заказываю кофе-эспрессо.. Почерней и погуще.. Дескать, я во всеоружии..

Потому что слушать плохие стихи, мотаться по злачным местам до утра, тесниться на галерке и восхищаться ультра-модными пьесами, а также спорить до посинения о судьбах литературы - увольте.. Творческие силы уже не те..

А вот дамам, любящим самозабвенно как и я, хорошее сухое вино - я искренне рад. Рад с ними выпить по фужеру чудного крымского( очень оценил) или чилийского, или грузинского.. А также французского, итальянского.. пардон, увлекся..

Это тонкие, деликатные дамы. Любящие и ценящие прекрасное. Меня, в частности..
Поэтому, пей вино, Гертруда!

О пользе незнания языков

Я давно понял - языки знать не надо. Ни английский, ни французский, никакой другой . Себе дороже. А то иллюзии слетают. Как листья осенние.
Вот, например, мальдивское наблюдение.
Тропический вечер, запах магнолий, писк вечерних лисиц в кроне гуавы, кафэшка под этой же гуавой.. У меня в рук фужер, на столе ноутбук. Мы со спутницей пришли заглянуть в волнующий мир Инета. Потому как вай-фай есть только здесь.

Рядом за столиком милая дивчина общается по скайпу. С мамой. На русском. Она отдыхает здесь с немцем-инвалидом. Мы думали - жена. Из разговора ясно - нет, сиделка. С широким кругом обязанностей.
"Та ты шо, мамо, он жаднющий..да и скупиться тут нечем..одни ракушки.. дикари.. Правда, на ужин дают шампанское настоящее испанское. И в банках пиво - чешское . Тоже настоящее.. а еще на ужин..."
Десять минут, двадцать.. про сколько гривен стоит водка, здоровье Грицко и батьки..
Я закипаю. Вот она - пошлость, бесцеремонность.
Моя спутница улыбается. Показывает мне на приятную компанию англичан - три пожилые супружеские пары. Они постоянно с улыбкой, весело смеются по любому поводу.. Они тоже общаются по скайпу - с кем-то. Моя дама объясняет, что все веселье из-за милой шутки - они выбрали Билли ( пожилого худого англичанина) королем засранцев. Он после ужина не добежал до туалета и наложил под пальмой. Сейчас они смакуют, как порадуются находке местные аборигены. Билли горд.
А вот недалеко за столиком еще одна дама-англичанка. Костлявая, крепкая как лошадь в шортах и растянутой майке. лет шестидесяти. Без косметики и каких-либо женских аксессуаров. Но с молодым арабом лет 25. Ходят за руку. Она нежно поглаживает его по плечу. Любоффь...
По телефону она общается с подругой. Скабрезности мне моя подруга переводить отказалась. Суть - арабы не любят воду и не умеют плавать. Ахди этот проехался на пятой точке на волне отлива и поцарапал яйца о кораллы. Отпуск насмарку. Но она не теряет надежды на альтернативные методы..
И вот тут я понял, как хорошо не знать языки.. ведь цивилизованная нация, как уверяют нас либералы. О литературе, об искусстве должны говорить..


Новости
15.03.2017

Премия «Лицей»

До конца приема заявок остался всего месяц!
01.03.2017

Форум «Таврида»

вновь соберет на Крымском полуострове талантливую молодежь со всей страны
20.02.2017

Eurasian Open 2017

14-й открытый евразийский конкурс на лучший художественный перевод проходит С 18 февраля 2017 г. по 26 марта 2017 г.
17.02.2017

"Взмах крыла" в Барвихе

В  Концертном зале Барвиха Luxury Village стартовала финальная неделя III Всероссийского Театрального форума молодежных коллективов "ВЗМАХ КРЫЛА"

Все новости

Книга недели
Декорация трагедии

Декорация трагедии

Максим Замшев. Весна для репортёра, М.: АСТ, 2017. 352 с., 1500 экз.

В следующих номерах

Ты один поддержка и опора

Открываем в редакции «ЛГ», как и обещали («Иностранный как русский», «ЛГ», № 39), Опорный пункт охра­ны русского языка (ОПОРЯ).
Колумнисты ЛГ
Воеводина Татьяна

Взять и отменить

Что ещё поменять в образовании?

Макаров Анатолий

Пристегните ремни!

...но как быть с так называемым художественным жестом?