20 ноября Понедельник

90 лет назад родился Михаил Ульянов (ум. 2007), российский актер театра и кино, режиссер, Народный артист СССР

21 ноября Вторник

90 лет назад родилась Тамара Носова (ум. 2007), советская актриса театра и кино, Народная артистка России

22 ноября Среда

День психолога в России

23 ноября Четверг

90 лет назад родился Анатолий Адоскин, актёр театра и кино, народный артист Российской Федерации

24 ноября Пятница

90 лет назад состоялось открытие Московского государственного театра оперетты

25 ноября Суббота

300 лет назад родился Александр Сумароков, русский поэт, драматург

26 ноября Воскресенье

80 лет назад родился Борис Егоров (ум. 1994), советский космонавт, Герой Советского Союза

Сегодня 23 ноября 2017 года: 90 лет назад родился Анатолий Адоскин, актёр театра и кино, народный артист Российской Федерации

"ЛИТЕРАТУРНЫЙ МАЯК" - МАЙ

"ЛИТЕРАТУРНЫЙ МАЯК" - МАЙ

Вышел майский номер газеты "Литературный маяк".

https://vk.com/doc320010262_437519878?hash=4c01abc9b410457834&dl=536baf3378cdfa4491

Здесь предлагаю материал из газеты, посвященный работе Литературной мастерской Центра писателя В. И. Белова.


Литературная мастерская

В самом конце прошлого года в Вологде, в «Центре писателя Василия Белова», по адресу: Щетинина-5, начала работу «Литературная мастерская», собравшая в своих «стенах» как начинающих авторов, лишь пробующих себя в литературном творчестве, так и уже опытных литераторов. Их, этих авторов и литераторов, пока не много (а может, и не надо, чтобы было много), но они заняты нужным и интересным делом – пишут, читают, обсуждают написанное, делятся жизненным и творческим опытом. Некоторые произведения авторов «мастерской» предлагаю читателям «Литературного маяка», а заодно и приглашаю всех желающих пообщаться, поговорить на темы творчества в «Центр писателя В. И. Белова», каждый четверг в 17: 00.

Д. Е.


Светлана Чернышёва работает в Вологодской областной детской библиотеке. Возможно, именно это помогает ей так понимать психологию ребёнка, плюс к этому – чувство юмора и литературная одарённость…
Светлана Чернышёва
Задушевный разговор
Дорогие друзья! Я хочу вам рассказать, как появились эти грустные недетские истории. Когда я был шаловливым мальчуганом, мне казалось, что весь мир принадлежит взрослым.
Они часто говорили: «Ты здоров, у тебя не могут болеть глаза и уши!». А у меня, от всего происходящего, болело всё, а главное – моё большое детское сердце.
А теперь я сам стал  взрослым.  Но всё-таки ещё чувствую, что вам, живущим по опережающим графикам, будет интересно посмотреть, куда спряталось моё маленькое детство 2016 года.
*   *   *
Когда я родился, то мне сразу вручили необычное имя – Антип. Мама хотела выбрать что-нибудь красивое и яркое. Ну, чтобы ни у кого такого ребенка не было.
Потом она часто меня ругала:
- Какой ты вредный. У других дети как дети!
А кто виноват?! Назвала бы меня Александром – стал бы Пушкиным, или Сергеем – точно закончил бы музыкалку, ведь до Прокофьева как до ближайшего метро. Про Антипа я ничего не знал, поэтому нечего с меня было и спрашивать. Вот и рос я. Ужасным и вредным. Даже стыдно. Я уже тогда знал, что вряд ли изменюсь, когда стану взрослым. Превращусь, наверно, во вредного программиста-блогера Антипа Леонидовича или, ещё хуже, стану писателем Антипом Правдищевым. Так и случилось!
Задушевный разговор
Когда мне исполнилось пять лет, родители определили меня в музыкальную школу. Мама выбрала домру, потому что фортепьяно большое и занести его на девятый этаж невозможно. Кстати, потом она передумала и сказала, что лучше один раз занести рояль в многоэтажку, чем шесть лет ездить на другой конец города, чтобы заниматься в оркестре народных инструментов. Если бы спросили меня, то я бы не выбрал ни то ни другое. От домры постоянно болели пальцы, а фортепьяно звучало мучительно громко.
- Мама, а можно, когда вырасту, стану компьютерщиком? - задумчиво спросил я.
- Кем? - мама замялась. - Иди и играй… на рояле, опять двойку поставят.
А потом, она долго рассказывала, как любит группу «Задушевный разговор». Вообще, я понял, что она мечтает сидеть в зале и рукоплескать мне – великому музыканту, а любить инженера-программиста или ждать военного из командировки совсем не желает.
«Ну а что будет с другими, например, с несчастными соседями,- подумал тогда я, - которые вынуждены слушать каждый день, как ужасно играет будущий инженер? Какой тогда получится разговор по душам?..»
Папины сказки
Мой папа, Леонид Максимович, не умел рассказывать сказки, возможно, потому, что никогда не был маленьким. Представить, что отец был с меня ростом, не получалось. Я зажмуривал один глаз, но и так папа был примерно в два раза больше меня. Хотя, когда он лежал, вытянувшись на диване, листая газету, он был меньше…
По крайней мере, я мог смотреть на него свысока и говорить важно, растягивая слова:
- Расскажи сказку.
Но он-то предпочитал ничего не слышать.
- Сказку хочу! - прокричал я, встав на цыпочки.
Папа вскочил так, будто на него свалился потолок. Он махал головой и рассеянно бубнил о том, что «какая сказка…», «нет никакой сказки…»
Но тут уж я, как говорят взрослые, вышел из себя и заревел. Папа сдался, хотя по-прежнему продолжал стоять у телевизора, как солдат перед трибуналом.
- Знаю про колобка и репку… - прошептал он, одним глазом просматривая репортаж.
Ладно уж, решил я, пусть расскажет хоть это, а то за свои пять с половиной лет я ни разу не слышал от него ни одной книжной истории. Конечно, он знал много «о газетных утках и политических уловках», но проблема в том, что я ничего не понимал в этом, и разговор по душам не получался.
- Посадил дед колобка… - монотонно начал папа.
Он рассказывал, а мои глаза становились всё шире и шире. Но папа в них не смотрел, так как по телевизору опять были новости. Когда он дошёл до того места, где на помощь приходит мышка, я спросил:
- За что тянут?
- Кто спорит, - начал папа, - долги платить надо. Но почему-то выходит, что одним отдавать необходимо, а другим – вроде и не обязательно… Так и с долгами – тянут карман у государства.
Тут уж я не выдержал и вскричал:
– Колобка-то за что тянут?!
Папа монотонно произнес:
- За листочки.
Я сел на диван, мне уже было неважно, что он стоит, а я примерно раз в пять меньше его, и горько произнес:
- Папа, нет у колобка листочков… И он не сидит, а катится.
- Конечно, катится. Кризис в стране – разве устоишь, - сквозь, зубы процедил мой отец.
- Ну, а дальше… навстречу ему заяц, волк, медведь… - я уже рассказывал сам.
Здесь папа оживился и вступил в диалог, а потому начал нести что-то про газпром. Я, конечно, вообще перестал его понимать и громко заревел:
- Какой газпром?! Там лиса должна быть!
Наконец папа очнулся, прижал меня к груди и прошептал:
- Не плачь, сын. Нам уже никакая лиса не страшна.
И я понял, что рыжая плутовка не сделает нам ничего плохого. Но потом папа, к сожалению, вернулся на землю окончательно и сказал:
- Она горькая, лисы их не едят.
- Ты о чём? - у меня даже ноги задрожали.
- О репке! - торжественно произнёс Леонид Максимович, выключил телевизор и пошёл спать.
Мой папа абсолютно не умел рассказывать сказки или просто предпочитал слушать, как ему их преподносят другие.
С изюминкой
Я давно понял, что взрослые делают всё, чтобы испортить детские нервы. Ну говорил же я, что не люблю изюм! А вот мама пекла  булочки, ватрушки, делала сырники и запеканку только с этим противным продуктом. За столом я долго ковырялся, пытаясь исправить досадное положение и не расстроить мамочку.
Но всё равно всё заканчивалось диким скандалом.
- Как я устала, - с горечью причитала мама. - Всё для тебя. Неблагодарный.
А дальше, по обычному сценарию, она вспоминала, что последний раз была в парикмахерской шесть лет назад, как раз до моего рождения, и что изюм мне прописали врачи, потому что я слабенький, «безжелезный». Нет, ну я, конечно, давно уже прочитал «Волшебник Изумрудного города» и сделал вывод, что железным может быть только дровосек. Однажды я даже смастерил костюм из старой жестяной кастрюли, кочерги и лопаты, но разве взрослые могут оценить детские успехи?..
- А-а. Вот оно что… - визжала мама, пытаясь стащить кастрюлю с моей головы. И мне казалось, что волосы мамы седеют. Или просто каска дровосека закрывала мои глаза? Наконец я был полностью освобождён от костюма дровосека. Мама как-то странно посмотрела, вздохнула и начала накрывать на стол. И я понял, что всё, я пропал…
- Вот «Мультитаблетокс». Ешь, Антипушка, одна витаминка заменит один килограмм изюма, - только и смогла выговорить мама, протягивая мне таблетку.
Я готов был петь от восторга. Это настоящее спасение. Больше никакого изюма. Каша, пироги, вареники, картошка… Неужели это всё – мое?!
Я даже решил, что, когда вырасту, обязательно создам такую пилюлю для взрослых, чтобы сделать их нервы и здоровье железными. «Только нужно не перестараться…», - тогда подумал я. «Пусть сердце остаётся детским, трепетным, память ясной, а душа истинной!»
И я запомнил, что мама сказала: «Всё-таки ты  не простой ребенок, а с изюминкой!»
Про зубы
В школу я пошёл в шесть лет, так решила моя мама. Раз умею писать, читать, бегать, прыгать, а к тому же начинают выпадать зубы, значит, пора!.. Конечно, понять взрослых сложно: зубы-то при чём?! Ну съел пять килограммов конфет в праздники, вот они и вывалились. Сами бы попробовали каждые новогодние каникулы есть по пятнадцать килограммов сладостей: от бабушки, от дедушки, от тёти Аси, от тёти Таси, от дяди Васи!.. Тут никаких кусачек не хватит, даже железных.
Вот так и стоял я на линейке первого сентября: маленький и беззубый. И пошло: не вертись, решай уравнения, думай лучше…
Учительница меня раскусила сразу: от этого шестилетки ничего хорошего ждать не стоит.
Грызть гранит науки нужно обязательно коренными и основательными, так что я быстро из первоклассника превратился во второгодника. И снова пошёл в первый класс уже в семь, но история жизни была испорчена основательно.
Опережать…
Помню, как Анна Викторовна сообщила, что, если прочитать Гарри Поттера во втором, а «Войну и мир» в третьем классе, то аттестат будет в кармане. Я сразу сообразил, что над этим вопросом стоит серьёзно подумать. Взвесив книги на электронных весах, я решил, что читать нужно «Войну и мир», по крайней мере, так ближе к документу об окончании школы. Потом, конечно, я понял, что не в количестве страниц дело, а в содержании. Мои родители были счастливы. Правда, недолго… Я погряз в двойках, хотя это уже не имело никакого значения, ведь я двигался прямо к законному аттестату. И вот свершилось! Я шёл за заслуженной свободой…
Анна Викторовна оказалась не в духе, потому что закричала:
- Какой аттестат?! Я тебя на второй год оставлю, олух!
В общем, я уже тогда понял, что нельзя обещать то, что невозможно выполнить. Зачем придумали программу на две тысячи сотый год? Наверно, потому, что ни им, испытателям, ни нам, испытуемым, до результатов дожить невозможно. А может, они просто не читали Льва Николаевича Толстого, который говорил, что «времени нет, есть только одно мгновение?»
А значит, не стоит бежать вперед, пытаясь опередить земные часы.
Послесловие
А дальше я вырос и стал взрослым. Потом ещё долго все удивлялись: почему я так и  не исполнил миниатюру «Задушевный разговор»  Modern Talkinq для мамы и Анны Викторовны. Хотя я вам скажу по секрету, это была действительно прекрасная песня, но абсолютно бесполезная для ребёнка.  А так как сейчас, я всюду ищу следы моего  маленького утерянного детства: играю в мяч, собираю конструкторы, читаю и пишу маленькие рассказы для больших и важных, мне некогда…
Нет, нет, не думайте, что вы потерялись во времени, просто знайте, что если вы по-прежнему живете в 201…, то у вас ещё есть шанс обратить внимание на своего неповторимого ребёнка…
Вот и всё, что я хотел вам рассказать! И помните, что каждый из вас, когда-то был маленьким… А если нет, то и говорить по душам бесполезно – всё равно никогда не поймёте…

Илья Лебедев учится в 10 классе школы № 18 областного центра. Он много читает, много пишет, сейчас работает над повестью, но здесь мы поместим короткий рассказ. По секрету скажу – переписывал этот  небольшой текст Илья раза четыре. Что ж – такое отношение к работе со словом внушает уважение… Ждём от Ильи новых произведений, а пока читаем этот рассказ…

Илья Лебедев

Собака

Полуденное солнце раскаляло асфальт. Знойный ветерок вяло колыхал зелень деревьев. Утомленные прохожие бродили по тенистым аллеям.
По тротуару, как испуганный зверь, метался мужчина. На его иссушенном лице вспыхивала мученическая гримаса, взгляд болезненно обжигал. Бедняга кричал, но отчаяние не выходило вместе с криком.
Он кидался к пешеходам, расспрашивая их о чём-то. Они отрицательно мотали головами, с жалостью смотря на безумца.
У него пропала собака. По сторонам плыли люди, машины, здания. В этом потоке скрылся знакомый ошейник, стих заливистый лай. Прижимая к груди поводок, мужчина сел, и слёзы, душившие его, полились на землю.
Он сидел так десять минут. Затем равнодушно, как каторжник, встал и побрёл куда-то, стараясь забыться.
В глубокой задумчивости он поднялся на мост и, переводя дух, облокотился на перила. Машины мчались позади. Небо синело, безоблачно чистое. Тянулась река, перерезавшая город пополам. Мужчина смотрел вдаль, как будто ожидая чего-то.
Оглянувшись, он увидел своего пса.


Андрей Алексеев – известный в Вологде поэт, постоянный автор «Литературного маяка», он тоже участвует в работе мастерской, и предоставил для публикации стихи из новой книги «Всё будет».

Андрей Алексеев

Берега

*   *   *
Наберу слова в пригоршни,
Покрошу на лист бумаги,
Пусть на свете станет больше
Поэтической бодяги.

Разомну сухарь в ладонях,
Положу на край дороги,
Пусть крылатые созданья
Мне слетаются под ноги.

Поскребу в кармане рваном
Горсть непрошенных медяшек,
Поклонюсь пред белым храмом,
Всё раздам толпе бедняжек.

Если спросит голос сверху:
«В чём, скажи, твоё желанье?» -
Я отвечу: «Длись подольше
С жизнью сладкое свиданье!»

Судьба

В ноги к дереву приду,
Вздрогнет, чувствуя беду,
Зашумит, засуетится
На ветвях лесная птица.
Равнодушная пила
Справит шумные дела.
Вздрогнет лес, метнётся птица,
В дело ствол прямой сгодится.
Сяду рядом, отдохну,
Пень ладошкой обмахну
Да прикину по колечкам:
Не ровесник ли ему.
Много памяти лесина
Накопила в древесине,
В тёс пойдёт и на дрова:
Судьба…

Берега

Берега. Всплеск не слышен весла,
Перевозчик от Бога на лодке.
В пассажирах притихла душа,
Поминают которую водкой.

Всё спокойно. Мирской суеты
Не присутствует даже намёка.
Позади растворились мечты,
Не успевшие сбыться до срока.

Оглянуться? – Уже ни к чему,
В расставанье лишь горечь печали.
Может, там хорошо одному,
В бесконечной сиреневой дали?

Время лечит на том берегу,
От которого мы уплываем.
А что будет, когда по песку
Лодка днищем скользнёт – мы не знаем…


Вероника Башкурова родом из Кадуя. Окончила Вологодский педуниверситет… Она ищет себя в творчестве. Работает в самом трудном жанре – стихотворения в прозе, в котором всё на виду, не спрячешься за красивым многословием…

Вероника Башкурова

Яблоки падают…

Сосны на берегу

Там, откуда я родом, шумят сосны. Лес темноват и всегда невозмутимо спокоен. Крепкие глубокие корни деревьев повсюду. Они не слишком могучи, но выносливы, как вены на жилистом человеке. Ими пронизан весь берег и все лесные тропинки. Ими вспорота и исполосована там вся поверхность. Даже поодаль, где леса нет, среди огородов и домиков, стоит, будто вынырнув из земли, то одна, то другая сосна, занимая обширное место возле себя своими корнями, цепкими и живучими.

Ближе к осени среди сосен очень тихо. Только ветер слегка колышет тёмно-зелёные кроны. Птицы Вероника Башкурова родом из Кадуя, живёт в Вологде, окончила пролетают низко над землей, быстро-быстро, хлопая крыльями и крича. Деревья там изогнутые, как качели. Пол устлан иголками толстым слоем. Повсюду шишки и крошечные лесные цветы, едва уловимые глазу, но нежные, светлые, такие легкие, ненавязчивые, не раздражающие возбуждённый и расшатанный в городе нерв.

Вода около берегов тёмно-коричневая, с песочно-рыжеватыми и бордовыми оттенками, будто крепкое тёмное пиво или квас. Цвет так сочен и насыщен, что хочется выпить глоток.

А через реку, на другом берегу – высокие песочные холмы, заросшие наверху облепихой с прозрачно-рыжими ягодами, в которых видны семена. Этот песок глажен руками много раз. По холмам свисают, как лианы, облепиховые корни, тонкие, но выдерживающие вес человека. Местами песок со временем превратился в твердые выступы, похожие издалека на горную породу. Там наверху маленькая пустыня с облепиховыми колючками. Оттуда, с высоты, ласкает глаз бегущая река, и видно, как сосны покачиваются на берегу.

Цветок и ребёнок

Цветок рос-рос, рос-рос, да и пробил бетон своею отчаянною головой. Вышел наружу и под нежными и тёплыми лучами снова стал расти неумолимо и стремительно. Рос он, рос, а потом взял да и расцвёл пышным и крупным цветком. А потом его сорвал ребёнок, больно сжимая от своей привязанности, закричав на всё живое «это - моё!»

Яблоки падают

Яблоки падают. Падают днём, падают ночью. Крепкие, сочные, они ударяются о железную крышу с грохотом, иногда настолько сильным, будто выстрел. В тишине ночной темноты они пугают и заставляют  тревожно вглядываться в засыпающий сад. Но там тихо и спокойно. И только яблоко катится с шелестом по траве. Всё засыпает, и выходит пить молоко ёж, живущий под калиной. А яблоки всё падают и падают. Падают днём, падают ночью.


Дмитрий Ермаков


Наблюдая за ветром
(на манер хайку)


*   *   *
Путь-дорога,
Трава-мурава,
Судьба-судьбинушка…
Волшебные удвоения
Русской речи.

*   *   *
Дорога – жизнь моя –
За каждым твоим поворотом
Добрая тайна.

*   *   *
Озеро – крыло голубой птицы,
Стань моим
Крылом.
(Вдоль озера Кубенского, лето 2015 г.)

*   *   *
Лодка в озере,
Как перо на воде.
Ничто не предвещает бурю,
Но отчего-то тревожно.

*   *   *
«Рыба – птица»
(Рыбацкая поговорка)
Птицы и рыбы
Летают, где хотят.
Хорошо, что нет сетей в небе.

*   *   *
Остров в озере – пуп Земли,
Пристань спасения,
Камень веры.
(Спас-Камень)

*   *   *
В траве под старой яблоней плоды –
Горькие,
Как родина без нас.

*   *   *
Иван-чай, дай напиться мне чаю.
Крапива, окропи жгучей росой.
Незабудки, не забывайтесь…
(в деревне детства)

*   *   *
Лесная тропа,
Запах прели…
Тихое счастье грибное.

*   *   *
Собирая грибы, чаще останавливайся.
Идя, мы и проходим мимо.
Остановившись – никогда.

*   *   *
Гриб под кустом притаился.
Ждёт,
Чтобы шагнуть мне навстречу.

*   *   *
Хвоинка, жёлтый лист;
Зубастая выщербинка (мышь? белка? ёж?);
Улита в доме-раковине…
Целый мир на шляпке гриба.

*   *   *
Хожу по лесу.
Грибы играют со мной в прятки.
Поддаются.

*   *   *
Каждое дерево не похоже на другое дерево,
Каждый лист – наособицу,
Каждая травинка – единственная и не похожая на иную…
Вся природа, весь мир – единое множество.

*   *   *
«Высокий дуб, глубокая вода,
Спокойные кругом ложатся тени…»
(Н. Рубцов)
Подниму глаза к вершине дуба,
Вгляжусь в глубину воды,
Оглянусь кругом –
Будто крестом осенюсь.

*   *   *
И мою немощную молитву
Слышит
Бог.

*   *   *
«…я был лесу листом,
… я был в лесу дождём…»
Шелестят под ногами листья,
Моросит дождь…
Лес снова наполнен поэтом.


*   *   *
Быстро бежит река,
Но никуда ей не деться из русла.
Быстро летит жизнь,
Но никуда ей не деться из вечности…

*   *   *
Сосна уцепилась корнями
За береговой обрыв,
Но сестра её уже рухнула в воду…
О, неизбежность!

*   *   *
Отблеск костра на воде –
Разговор
Несоединимых стихий.

*   *   *
«Непогода, осень, куришь…»
А. Фет.
Хочется курить
Хотя три года как бросил.
Осенью, в непогоду…

*   *   *
«Нивы сжаты, рощи голы…»
Всё повторяется в мире.
Мир жив.

*   *   *
Чудо зерна –
Капля вечности.

*   *   *
В крестьянине
Христианин и крест
Соединились.

*   *   *
Запах земли –
Первый запах,
Учуянный человеком,
Сотворённым из праха
Земного.

*   *   *
В природе есть всё,
Что дано человеку знать,
Во что верить,
Чем жить.

*   *   *
Жили-были дед да баба,
Адам и Ева…

*   *   *
Ветер – то становится ураганом,
То – чуть шевелит листву.
Так и время…


*   *   *
Наблюдая за ветром,
Видишь ли его след?..
Но всё  же понимаешь его силу.
Так и жизнь человека –
Узнается по делам.

*   *   *
Пустующий храм
Всё больше сливается с природой,
Отдаляясь от человека, но,
Оставаясь Божьим.

*   *   *
Строго-гранитные берега,
Холодно-тяжёлые волны…
Пушкин!..

*   *   *
- Пушкин  умер, - сказал Жуковский,
Выйдя на набережную Мойки.
- Нет – не умер! – откликнулась Россия…
Сам Пушкин откликнулся.

*   *   *
Сын на краю скалы.
Держу его взглядом.
(в парке Монрепо)

*   *   *
Сказку теперь сам себе сочиняю.
Так вырастают дети.

*   *   *
Ночь на дворе.
Лампа мой мир освещает,
Сотворённый
В черновике.

*   *   *
Пишу,
Уподобляюсь Творцу.
Помилуй мя, Господи!

*   *   *
Друзья мои, книги,
Вас гладил я детской ладошкой,
С вами мужает рука.

*   *   *
Новую книгу держу я в руках…
Станет ли другом она
Хоть кому-то?..

*   *   *
Когда-то учился говорить,
Теперь учусь
Молчать.

*   *   *
Каждый человек – потомок Адама.
В каждом – Адам до грехопадения
И Адам после грехопадения.

*   *   *
«Бог есть,
Жизнь прекрасна,
Умирать придётся», -
Сказал я когда-то…
А ведь придётся…

*   *   *
Брожу между могил.
С молчанием
Молчаливо беседую.

*   *   *
Крест над могилой:
Тело – земле,
Память – миру,
Душа – небу.

*   *   *
Всё, что не можем понять,
Называем мы тайной.
Жизнь – вечная тайна…
Познаётся ли смертью?

*   *   *
На могильной плите:
«1800 – 1900. Девица».
Вечная девушка.

*   *   *
«1895 – 1915. Корнет» -
Вражеской пулей
Спасён от братоубийства.

*   *   *
Снегирь на голой ветке –
Фонарь вечности.

*   *   *
Снежинки – на рыжие комья земли…
Мы над могилой стоим,
И снежинки не тают.

*   *   *
Снова зима надвигает
Мохнатые снежные тучи.
Мы переждём непогоду,
Прижавшись друг к другу,
И выйдем из дома в мир,
Обновлённый снегом.

*   *   *
Любовь не бывает бывшей,
Жизнь не  бывает прошлой.
Всегда – здесь и сейчас,
Как сама смерть.



 

Новости
22.11.2017

Не стало Дмитрия Хворостовского

Знаменитый на весь мир оперный баритон скончался 22 ноября на 56-м году жизни.
16.11.2017

Торжество литературы

С 23 по 27 ноября в столице Урала выберут лучших поэтов и прозаиков страны!
16.11.2017

«Огонь фламенко»

21 декабря танцевально-музыкальное шоу на сцене киноконцертного зала ЦДХ
15.11.2017

Скрипка Паганини

В столицу привозят подлинный раритет – скрипку, принадлежавшую некогда великому скрипачу и композитору

Все новости

Книга недели
Вместе с Россией

Вместе с Россией

Михаил Лупашко, Борис Шаповалов. Русофобия – костяная нога западных элит. Кишинёв: Издательство Tipografia Reclama, 2017. 128 с., ил., 500 экз.

В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Воеводина Татьяна

Учиться… у себя

...китайский путь – наш упущенный шанс?..

Макаров Анатолий

Без штампов

Это не кинорецензия, их уже немало. Это своего рода удовлетворение восстановленн...