САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Страсти по Дмитрию Быкову

22.04.2019
Страсти по Дмитрию Быкову Пока писатель лежал в коме, ему активно перемывали косточки.

Место встречи изменить нельзя

18.04.2019
Место встречи изменить нельзя Новый сезон проекта «Встречи с писателями» стартует в «Библионочь – 2019».

Наградили за русофобию?

15.04.2019
Наградили за русофобию? Народ в России возмутился награждением грузинского режиссера Отара ИОСЕЛИАНИ.

Венгерские мотивы

23.04.2019
Венгерские мотивы В рассказе Владимира ЛОРЧЕНКОВА не только детство и Венгрия, но еще и писатель ПРОХАНОВ.

«Сибирский тракт». Часть вторая

19.04.2019
«Сибирский тракт». Часть вторая «Литературка» продолжает знакомить читателей с поэтическим товариществом «СТ».

Не играйте в шахматы с китайцами

14.04.2019
Не играйте в шахматы с китайцами В одном из рассказов Вячеслава ХАРЧЕНКО вы найдете четкий ответ – почему не стоит этого делать.

Главред «ЛГ» Максим Замшев в гостях у радио Mediametrics

Смотреть все...

Лев Толстой в Саратове

24.04.2019
 Лев Толстой в Саратове О том, как будущий классик по Волге путешествовал, рассказывает Валерий ГАНСКИЙ.

Писатели, которые потрясли мир

20.04.2019
Писатели, которые потрясли мир Владимир СПЕКТОР пишет об увлекательной книге Елены САЗАНОВИЧ.

Речной иконостас

15.04.2019
Речной иконостас О новом сборнике стихов Алексея ПОЛУБОТЫ «Вечность» рассказывает Юлия СКРЫЛЕВА.
  1. Нужны ли в современной России толстые литературные журналы?

Ассанжа нельзя экстрадировать в США

21.04.2019
Ассанжа нельзя экстрадировать в США С таким заявлением выступил Международный ПЕН.

О пожаре в Notre-Dame de Paris – стихами

18.04.2019
О пожаре в Notre-Dame de Paris – стихами Надежда ОСЬМИНИНА пишет о громком событии и о том, какие чувства оно вызвало в ее душе.

Отмывание денег глазами писателя

16.04.2019
Отмывание денег глазами писателя Андрей РУБАНОВ об особенностях отечественного капитализма.

Максим Лаврентьев

  • Архив

    «   Апрель 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30          

Почем смерть в авиакатастрофе?

Наши попугайские СМИ давно уже именуют вооруженных убийц, как солдат, стрелками. Но вот свежий пример прививаемого нам идиотизма.
11 февраля под Москвой потерпел крушение пассажирский самолет АН-148 компании «Саратовские авиалинии». Семьдесят один погибший. В теленовостях издалека показывается поле у селя Степановское, где девятьсот человек выкапывают из-под снега обломки авиалайнера. И, разумеется, останки жертв. Подробности этой неприятной работы от нас деликатно скрыты. Однако деликатность тут только визуальная, ведь жуткая информация, которой, кажется, следовало бы навсегда остаться в документах под грифом «для внутреннего пользования», все-таки сообщается нам в виде цифр: «более 1400 фрагментов тел».
Как же чиновники обожают цифры! Впрочем, не меньше любят они давать всему на свете нейтральные определения. Вот, например, министр транспорта Максим Соколов. Многие прочат его чуть ли не в преемники национального лидера. Останки погибших в авиакатастрофе людей он называет… биоматериалом: «…качество биоматериалов такое, что придется делать экспертизу генную».
Но вернемся к цифрам, без них теперь никуда! Каждый день становится известной новая сумма выплат родственникам жертв. Сейчас это уже четыре миллиона рублей. То администрация Подмосковья, то Оренбургская область, то «Саратовские авиалинии» информируют об очередной надбавке. Не хватает только возгласа аукциониста: «Четыре миллиона! Кто даст больше?».
Спору нет, материальная поддержка в таких случаях очень нужна. Но зачем же делать ее настолько гласной? Так уж ли обязательно называть точные цифры? Это что, декларация о доходах, театральная премия, реклама квартир от застройщика? Скорее какое-то «поле чудес» в печальных окрестностях Степановского…
Вспоминается эпизод из фильма «Тот самый Мюнхгаузен». Отказавшись от самого себя и превратившись в скрягу, в садовника Мюллера, Мюнхгаузен-Янковский говорит в трактире своему бывшему слуге, что выращивать цветы очень выгодно:
«Одни мои похороны принесли мне больше, чем вся предыдущая жизнь».
В кого же превратимся мы, братья?

Тошностихотворная реклама

Не смотрю ТВ, но реклама достает меня и в Интернете. И ладно бы просто видео со слоганами, так нет, это т.н. стихи. Некультурным людям, заказчикам рекламы, видно, до зарезу хочется "поэзии", и вот уже каждый второй ролик сопровождается графоманским текстом, в котором не соблюдается никакого размера, а наипростейшие глагольные рифмы (пришел-нашел) перемежаются тем, за что хочется бить сочинителя батогом по мягкому месту (коим у него, после размягчения мозга, является, должно быть, голова), - попытками сочетать слова по единственной ударной гласной (вкус и пользу совмещАй, как московский провансаАь).
Причем тугоухость и безмозглость зашкаливают. Ну с чем бы, кажется, срифмовать "эспумизан"? Хотя бы с "ураган". Нееет! "Животе шум и гам - принимай Эспумизан".
Откуда вообще в народе такая тяга к рифмачеству, если у подавляющего большинства населения стойкая идеосинкразия к поэзии как искусству?
Не понимаю. И вот, как герой хармсовской повести "Старуха", которого сводили с ума крики детей на улице, безвольно лежу и выдумываю казни рекламщикам...

Гастрономическая магия и ее разоблачение в романе «Мастер и Маргарита»

«Не пей, братец, козленочком станешь!..» Не только питье, но и еда в сказках приводят к серьезным последствиям: русский народный Иванушка превращается-таки в козленочка, а кэрролловская Алиса, съев волшебный пирожок, вырастает до гигантских размеров. Влюбленная нимфа Калипсо непременно желает, чтобы Одиссей вкусил у нее нектара и амброзии: тогда он навсегда остается в ее власти. Царевна засыпает мертвым сном, взяв отравленное яблочко у подозрительной старушки. Советский фольклорист Владимир Пропп в работе «Исторические корни волшебной сказки», в частности, пишет: «Уже на стадии развития, на которой стояли североамериканские индейцы, мы видим, что человеку, желающему пробраться в царство мертвых, предлагается особого рода еда». Описание ритуальных трапез находим и в египетской «Книге мертвых», и в шумерском «Эпосе о Гильгамеше». Еще в позапрошлом веке немецкий филолог Эрвин Роде отмечал: «Кто принял пищу подземных обитателей, тот навсегда причислен к их сонму». Из последнего времени вспомним сюжет манги Хаяо Миядзаки или, если угодно, его мультфильма «Унесенные призраками», где родители девочки Тихиро превращаются в свиней, натолкавшись до отвала в забегаловке города духов. Не последнее место в ряду жертв черной гастрономической магии занимают главные и второстепенные персонажи романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», над которым хочется немного поразмыслить сегодня.
Для начала позволю себе так перефразировать название первой главы романа: «Никогда не угощайтесь тем, что предлагают неизвестные». И действительно, прием пищи и даже просто перекур с нечистой силой до добра у Булгакова никого не доводят. «Вы хотите курить, как я вижу? – неожиданно обратился к Бездомному неизвестный, – вы какие предпочитаете?» – «А у вас разные, что ли, есть? – мрачно спросил поэт, у которого папиросы кончились. – Какие предпочитаете?» Дурачок Иванушка предпочел, как мы помним, папиросы «Наша марка» – и той же ночью оказался в психиатрической клинике профессора Стравинского. Пробудившегося с бодуна «симпатичнейшего» директора Театра варьете Степана Богдановича Лиходеева неизвестно как появившийся в его комнате незнакомец потчует уже как следует: «Степа, тараща глаза, увидел, что на маленьком столике сервирован поднос, на коем имеется нарезанный белый хлеб, паюсная икра в вазочке, белые маринованные грибы на тарелочке, что-то в кастрюльке и, наконец, водка в объемистом ювелиршином графинчике». Результат еще более впечатляющий: Степа оказывается выброшенным к черту из Москвы и приходит в себя на набережной Ялты. На этом фоне куда выигрышнее смотрится арест за хранение валюты в вентиляции Никанора Ивановича Босого, председателя жилтоварищества дома 302-бис по Садовой, не устоявшего перед взяткой и стыдливо попросившего контрамарочку, однако наотрез отказавшегося от предложения развязного переводчика «закусить без церемоний». Обратный пример – несчастная судьба Андрея Фокича Сокова, буфетчика варьете, нанесшего визит в нехорошую квартиру, выслушавшего там лекцию об «осетрине второй свежести» и отведавшего, на свою голову, или, точнее, на свою печень, мяса из рук кривого демона Азазелло. «Буфетчик из вежливости положил кусочек в рот и сразу понял, что жует что-то действительно очень свежее и, главное, необыкновенно вкусное». Через девять месяцев, как и было ему предсказано, Андрей Фокич умер от рака печени в «клинике Первого МГУ».
«Часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо», у Булгакова тоже никогда не прочь полакомиться. Азазелло обгладывает куриную ногу, предварительно «крепко и страшно» ударив птичьей тушкой по шее неудачливого киевского визитера Максимилиана Андреевича Поплавского. Но, конечно же, лучший пример – обжора Бегемот, «жутких размеров черный кот со стопкой водки в одной лапе и вилкой, на которую он успел поддеть маринованный гриб, в другой». Разумеется, дело тут не в каком-то там банальном удовлетворении желудочных запросов. «Кушай, Бегемот» – и толстяк с кошачьей физиономией уплетает в Торгсине шоколад вместе с золотой оберткой. Стоит ли удивляться, что вскоре «пламя ударило кверху и побежало вдоль прилавка, пожирая красивые бумажные ленты на корзинах с фруктами». «Ровно через минуту после этого происшествия» оба гаера, Коровьев и Бегемот, прорываются в писательский ресторан («А я между тем, как и всякий турист перед дальнейшим путешествием, испытываю желание закусить и выпить большую ледяную кружку пива»), и Арчибальд Арчибальдович, директор обреченного заведения, предчувствуя беду, лукаво обещает попотчевать их «филейчиком из рябчика» и особенным балычком, оторванным у архитекторского съезда…
Во второй части романа Маргарита Николаевна, обмазавшись чудодейственным кремом, становится ведьмой и, не моргнув глазом, квасит как на лесной поляне («Козлоногий поднес ей бокал с шампанским, она выпила его, и сердце ее сразу согрелось»), так и после бала у Сатаны («Помилуйте королева, разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!»). А сам этот бал, где мертвецы купаются в бассейнах с шампанским и коньяком, завершается жуткой церемонией: хозяин и королева поочередно дуют кровь свежезастреленного барона Майгеля («Я пью ваше здоровье, господа») из чаши, в которую превратилась отрезанная и затем украденная из траурного грибоедовского зала голова председателя МАССОЛИТа Михаила Александровича Берлиоза, которому, кстати сказать, клетчатый втируша регент померещился-то не иначе как в процессе употребления теплой абрикосовой. Извлеченному из лечебницы Мастеру вначале вроде бы помогают два «стаканчика» от Коровьева-Фагота («Дай-ка, рыцарь, этому человеку чего-нибудь выпить»), но тем же утром Азазелло разливает в подвале по бокалам отравленное фалернское вино, отправляющее в «вечный приют» и автора негорящей рукописи, и его верную возлюбленную…
Отсюда мораль: пейте, братцы, аккуратнее. И никогда ни в сказке, ни в жизни не угощайтесь тем, что предлагают вам неизвестные.



Новости
24.04.2019

Язык до Тегерана доведет

С 24 апреля по 4 мая пройдет XXXII Тегеранская международная книжная ярмарка.
24.04.2019

Никто не забыт, ничто не забыто

В Санкт-Петербурге прошла V просветительская программа для молодых соотечественников «Читаем Блокадную книгу», посвященная 75-летию освобождения Ленинграда.
24.04.2019

«Симбирская книга» завершается

В Ульяновске подходит к концу Всероссийская книжная выставка-ярмарка.
23.04.2019

Новые жанры большой литературы

25 апреля «Большая книга» объявит «длинный список» четырнадцатого сезона.
23.04.2019

Рукописи не горят

В «Библио-Глобусе» представят уникальные мемуары известного русского политика и публициста Василия Витальевича Шульгина (1878-1976).

Все новости

Книга недели
Нежные письма сурового человека

Нежные письма сурового человека

Переписка академика Сергея Королёва с супругой, охватывающая 18 лет, позволяет нам узнать о том, каким он был человеком
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Средства от богатства

С детства под влиянием незабываемых впечатлений исповедую народную заповедь: от ...

Крашенинникова Вероника

Польские «Прометеи»

Среди «идей» Варшавы давно есть Междуморье. Термину около ста лет. Междуморье – ...

Болдырев Юрий

За всё – спасибо!..

Приняты законы против оскорбления власти и распространения недостоверных новосте...

Попов Валерий

Ташкент приехал ко мне

Взялся писать колонку под девизом «Век такой, какой напишешь!» – о том, что жизн...

 Анатолий Белкин

Застенчивый классик

Наш сегодняшний гость – великий норвежский драматург, поэт и публицист, основате...