Тайники души или потёмки?

Тайники души или потёмки?

Семь раз отмерь, прежде чем сесть за дневник

Однажды на чужбине Бунин как-то проговорился: мол, нет ничего лучше дневников, всё остальное — брехня, но возводить это заявление мэтра в абсолют я бы не решился. Есть у меня подозрение, что причиной столь неожиданного высказывания стал предмет воздыханий писателя-изгнанника. Дневник любимой ученицы чем не повод для комплимента, а истина это или просто красное словцо, — попробуй теперь разберись.

Но вот уже наш брат раздувает из этой фразы литературного слона, подводит под него смысловую базу: ах, дневники, дневники, в блогосферный век они и есть настоящая проза!

698bdf830b3ff9a2d2a4f3c46be17c00.jpg

Не у всех и не всегда, а только, видимо, у больших писателей лист бумаги становится тем самым безыскусным инструментом, с помощью которого можно заглянуть в тайники своей души. В известном смысле они могут оказаться даже потёмками, потому как чего только бумаге не доверяют. Опять же если брать литературных звёзд солидной величины, можно многое узнать такого, что покажется мелким, что не заслуживает внимания или выдаёт подробности, которые вовсе не для печати.

В чём ценность дневника Льва Толстого, для меня, к примеру, вопрос: только ли в том, что у Маши пахнет изо рта? Для чего же автор заставляет нас думать о гигиене ротовой полости, видимо, и впрямь сильно запущенной в XIX веке даже у представителей дворянства? Но проблема гнилых зубов в личных записях властителя русских дум — это ещё полбеды…

Помню, не меньшее изумление вызвали у меня небезызвестные дневники Нагибина: маститый советский писатель изливал свою душу бумаге на протяжении целых десятилетий. И так основательно промочил исписанные листы, что сушить их не пересушить. И ладно бы они касались собственной биографии, сумбурного и параллельно-последовательного сожительства с женой и тёщей! Но только в этот порочный круг в записях о Михайловском оказались вовлечены и Пушкин, и старушка Осипова с дочерьми, и дворовые барышни-крестьянки, и воспетая поэтом Анна Керн. Всех сдал с потрохами Юрий Маркович в своих откровениях и даже принимающую сторону заповедника в лице Семёна Гейченко не пощадил. Гулять так гулять!

Бумага, конечно, всё стерпит, она любую исповедь примет на свою чистую поверхность. Но толерантность той бумаги обманчива, ведь судить о написанном будет читатель, а он, как известно, не Господь Бог и озвученный грех вряд ли простит.
Вот и меряй, писатель, семь раз, прежде чем сесть за дневник: славу Юрия Олеши этот скользкий литературный жанр точно не принесёт. А вреда наделает — будь здоров!

Николай ЮРЛОВ,
КРАСНОЯРСК

Новости
22.10.2018

ЧТО ЖДЕТ ЛИТЕРАТУРУ И ЧТЕНИЕ В ЦИФРОВОМ МИРЕ?

Трансформацию чтения и книжной политики в XXI веке обсудят на VII Санкт-Петербургском международном культурном форуме.
19.10.2018

«Книги России» в Сербии

Россия принимает участие в 63-й Международной Белградской книжной ярмарке.

Все новости

Книга недели
Век комсомола.

Век комсомола.

Игорь Шумейко. Век комсомола. Победы и трагедии легендарной организации. –
М.: ООО «Издательский дом «Вече», 2018. –
336 с. – 1500 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Рыбас Святослав

Наша Атлантида

До войны её отца, горного инженера, перевели работать в Ворошиловград (Луган...

Неменский Олег

Новый диктат

Словосочетание «гибридная война» ныне на слуху. Впервые же понятие появилось в в...