16 января Понедельник

150 лет назад родился Викентий Вересаев, русский и советский писатель

17 января Вторник

170 лет назад родился Николай Жуковский, российский ученый в области механики, основоположник аэродинамики как науки

18 января Среда

Юбилейную дату отмечает Тамара Гвердцители, грузинская и российская певица, Народная артистка России и Грузии

19 января Четверг

Крещение Господне (Святое Богоявление) у восточных христиан

20 января Пятница

65-летие отмечает Владимир Хотиненко, российский актер, режиссер, сценарист и педагог, Народный артист России

21 января Суббота

135 лет назад родился Павел Флоренский, русский религиозный философ и ученый

22 января Воскресенье

95 лет назад родился Юрий Левитанский (ум. 1996), поэт, переводчик, педагог

Сегодня 21 января 2017 года: 135 лет назад родился Павел Флоренский, русский религиозный философ и ученый

Поток Сознания

Краткий опус о русской дипломатии 1991-2016 годов

С наступлением нового 2017 года внезапно накатило желание порассуждать о русской геополитике и русской дипломатии последних 15 лет. На самом деле есть о чем порассуждать, есть чему и подивиться. Во всяком случае, более динамичной внешней политики, чем наша отечественная внешняя политика последних полутора десятилетий, - днем с огнем не сыскать, причем, наверное, во всей мировой истории.

Давайте, что ли, вспомним, как начиналась наша либерально-рыночная «демократия», с ее либерально-рыночной риторикой.

Козырев, ныне за свои заслуги перед «общечеловеческими ценностями» и «демократией» преспокойненько и комфортненько проживающий в Майами и пописывающий про нас оттуда всякие гадости, в начале 90х первым делом заявил, что главной ошибкой Советского Союза, за которую сейчас надо публично покаяться перед американцами, были национальные интересы. То есть, с точки зрения экс-министра иностранных дел, просто сам факт наличия русских национальных интересов уже есть непростительная ошибка и вина перед американцами.

Ельцин Борис Николаевич, наш редко бывавший трезвым президент, не только предложил республикам нашей Родины брать столько суверенитета, сколько те смогут проглотить, но и активно и подобострастно заверял американского президента, которого сейчас помнят исключительно в связи с оральным скандалом 19-летней давности, - в преданности и «демократичности».

На раннелиберальном этапе нам до зарезу нужно было прослыть паиньками, нужно было вести себя хорошо, чтобы «дядюшка Сэм», упаси Бог, не заподозрил нас в возрождающихся «имперских амбициях». Для этого на данном этапе от нас требовалось не лезть в какую бы то ни было внешнюю политику, как бы нас ни просили о защите от атлантистского хищничества наши геополитические и геостратегические союзники, а еще лучше – избавиться и от значительной части собственной территории.

В конце концов, территория России еле-еле была сохранена, пусть и в формате не СССР, а РСФСР. Однако для острастки Россия все же была оглушена пресловутыми соглашениями о разделе продукции, то есть изящной технологией углеводородного грабежа, при котором иностранные сырьевые ТНК спокойно присутствуют в России и высасывают ее ресурсы, получая с такого высасывания порой до 75% прибыли. Проще говоря, приходят и забирают наши ресурсы, практически даром. Это как добровольно пустить вора в свою квартиру, он все аккуратненько почистит, но 25% все же «по-честному» оставит. Нормальная такая дипломатия, да?

При такой геополитической надломленности и при таких чудовищных повинностях, рядом с которыми меркнет любая дань ханским баскакам, - «имперские амбиции» ну никак не должны были появиться вновь. А они все же появились. То есть, конечно, появились не сразу, да и, собственно говоря, не могли сразу появиться: слишком уж наглухо, массированно и со всех сторон их лупили. Но, скажем так, иногда прорезались, причем, что интересно, при том же самом Борисе Николаевиче Ельцине, который, казалось бы, и навязал нам тот ублюдочный либерализм, который и обратил нас тогда в столь гнусное и унизительное состояние. То проскочит заявление о том, что Клинтон-де может нарваться на Третью мировую войну, то случится марш-бросок на Приштину, то произойдут какие-то действия по борьбе с кавказскими экстремистами. Да, все эти действия пока кургузы, редко успешны, часто даже комичны. Но важен сам факт: в пьяном сознании первого президента начали всплывать, пусть и изредка, не только либерально-пораженческие образы, но и образы русской победы, русского национального достоинства. Вот она, зарождавшаяся новая дипломатия!

Когда к власти пришел Путин, мало кто верил в то, что он станет какой-то серьезной фигурой. Бывший кэгэбэшник, наверное, еще к тому же обиженный на систему, готовый мгновенно и старательно выполнять любые указания «семибанкирщины». И сугубо дипломатическая фраза «мочить в сортире!» почти что никого поначалу не напугала, зато многих рассмешила.

Но вот вскоре у «западных коллег» стал все чаще возникать вопрос: «Кто есть мистер Путин?». Ну, действительно как-то странно: вроде клялся-божился в демократичности, а вот годы летят, а территориальная целостность России все сохраняется и сохраняется. Когда же были разорваны соглашения о разделе продукции, на Западе уже никто не сомневался: Путин – не демократ, совершенно точно не демократ! А когда один за одним были ликвидированы опаснейшие боевики, то логический вывод напросился сам собой: Путин – кровавый тиран и агент КГБ. Активная позиция по Абхазии и Южной Осетии, по Крыму, по Сирии, по Юго-Восточной Азии - лишь упрочила Путина в этом ранге, даже в принципе позволила сопоставить его со Сталиным и с Полом Потом.

Итак, динамику русской внешней политики за последние полтора столетия можно схематически выразить так: сперва стеснялись собственных национальных интересов, даже всячески старались их позабыть; потом припомнили, что эти интересы у нас, оказывается, есть; потом стали отстаивать их робко и смущенно; потом стали отстаивать их активно; потом стали отстаивать их успешно. Соответственно, столь же стремительно менялось и западное отношение к нам: сперва над нами дружелюбно посмеивались, потом все более и более разочаровывались, теперь и вовсе люто ненавидят. То пребывали в блаженной неге, то стали все больше напрягаться, а то теперь и вовсе нервически трясутся, опасаясь за утрату мировой гегемонии.

И соответствующим образом меняются дипломатические реплики наших высших должностных лиц. От заискивающих в 90х – к все более резким. И даже к «дебилы, бл*дь» (в исполнении Лаврова) и «козлы, на х*й» (в исполнении Пескова). Кстати, многие вот почему-то считают, что такого рода заявления не красят должностных лиц, а как по мне, в нынешней системе координат, - так они просто превосходны и даже незаменимы!

Сегодня, при Путине, наша дипломатия все больше именно русская – и все меньше иудейская! В противовес сугубо иудейской раннеельцинской дипломатии! И ведь прошло-то каких-то жалких 15 лет! Что же будет еще через 15 лет? Расстрелы и тюремные сроки для американских биржевиков, банкиров и цээрушников, физическое уничтожение войск НАТО на всех фронтах и русско-китайский марш на Манхэттене, с полотнищами, отображающими Владимира Путина и Си Цзиньпина? Не удивлюсь. Ведь вот такая вот она позитивная, фонтанирующая и динамичная, наша дипломатия!

Что может ожидать Америку и лично Трампа?

Новоизбранный и еще даже пока не вступивший в должность Дональд Трамп уже успел стать, пожалуй, самой резонансной фигурой на планете, что, собственно, на своих страницах во всеуслышание и объявило одно из наиболее авторитетных деловых изданий в мире, а именно Financial Times.

По поводу Трампа устраиваются какие-то пересчеты, делаются громкие заявления и всевозможные письменные комментарии, разнообразные политические деятели и даже главы государств, в том числе и государств-гигантов, судорожно корректируют свои политические парадигмы (пока, разумеется, только на словах, ну а дальше – чем черт не шутит). Да и сам Трамп принципиально готов к коренному переустройству Америки, о чем не стеснялся открыто манифестировать еще даже задолго до начала избирательной кампании. Попробуем порассуждать о том, к чему вся эта нагнетаемая истерия может в конце-то концов привести…

Избрание Трампа на пост Президента США вызвало настолько бурную эмоциональную реакцию в среде американского истеблишмента и американских элит, что в некоторых штатах даже была инициирована процедура пересчета и перетасовки голосов – и кое-где даже успешно. Совершенно очевидно, что банковско-биржевой истеблишмент, который в англосаксонской полуторасотлетней традиции почему-то принято называть «демократами», - Трампа на дух не переносит. А ведь Трампу придется формировать свою команду по преимуществу из числа представителей именно этой «демократической» кодлы, потому как другой в Америке и не существуют, все давным-давно зачищено. То есть надо каким-то непонятным образом стать «своим среди чужих».

Ну, а как биологические и социальные организмы реагируют на нечто мешающее и раздражающее? Правильно: стараются физически устранить мешающее инородное тело. А как это может быть осуществлено при внезапно и неожиданно сложившейся конъюнктуре? Наиболее вероятными видятся альтернативно или суммарно два варианта: вариант первый – война между штатами, примерно аналогичная войне между Севером и Югом; вариант второй – убийство самого новоизбранного Трампа. Сейчас кажется, что второй вариант менее затратен и более удобен, но, учитывая значительную поддержку Трампа (и, что самое главное, идеологии Трампа) в народной среде, - вполне может быть реализован и первый вариант.

При нынешних условиях, то есть при чудовищной зависимости и «фейковости» американской экономики, а также при нарастающей политической изолированности Америки, - война между штатами, скорее всего, будет означать гибель США. Хотя чисто теоретически такого рода встряска может вывести Америку и на какой-то новый виток развития - скажем, на новую производственно-промышленную модель, с действительно независимой от азиатских рабочих рук и мозгов экономикой.

Уйму вопросов вызывает также и грядущая внешняя политика Трампа, которую сам Трамп озвучивает в присущей ему громогласной и эксцентричной манере. С одной стороны, он заявляет, что Америка не будет лезть со своей ракетно-бомбовой и иной силовой демократизацией к другим странам, а с другой – призывает облагать специальными пошлинами товары, ввозимые из Китая. Очевидно, что это две в корне противоречивые сентенции.

При обострении отношений с Китаем Америка при всем своем желании никак не сможет проводить миролюбивую внешнюю политику и, уж тем паче, никак не сможет полностью сосредоточиться на решении собственных внутренних проблем – уже хотя бы потому, что американская производительная экономика практически всецело зависима от преимущественно китайской рабочей силы. Как можно дружить со всеми и развивать самих себя, при этом кусая руку кормящего и противопоставляя самих себя своей же рабочей силе, - понять непросто. Во всяком случае, на данном этапе.

Кроме того, наивно было бы полагать, что конфликт между Китаем и США коснется только и исключительно самих Китая и США. Ни для кого не секрет, что при Си Цзиньпине китайская внешняя политика, особенно в части торгового, научно-технического, производственного и военного форматов взаимодействия, - значительно активизировалась. Интересы Китая связаны теперь уже теперь не только с США, Россией, Индией и ближайшими карликовыми соседями, но и с Пакистаном, Египтом, а также, что, наверное, самое важное, со странами Ближнего Востока. И по всем этим направлениям Китай год от года все больше наращивает свою активность. И, более того, Китай год от года все меньше стесняется открыто манифестировать свою волю государствам-участникам ОПЕК – по стратегическим углеводородно-сырьевым вопросам.

Из всего этого со всей очевидностью следует, что Китай сегодня – мягко говоря, не одиночка и не изгой. На случай возможного в ближайшей перспективе конфликта, к которому, собственно говоря, и подталкивает Трамп, - Китаю будет у кого заручиться поддержкой. Скорее всего, Китай постарается спровоцировать в качестве своего наиболее благоприятного союзника Россию, используя исконно натянутые отношения между русской и англосаксонской цивилизациями и политико-экономическими системами. Америка же, в свою очередь, может продолжить насаждение исламизма и контролируемых миграционных потоков, заявляя при всем этом, что она тут совершенно ни при чем, и развивает теперь только себя и больше ни к кому не лезет. К чему может привести эскалация подобных весьма специфических и крайне неблагоприятных процессов – сейчас судить трудно, но уж вряд ли к чему-то хорошему.

Есть еще два варианта. И оба они кажутся утопическими, хотя в принципе и их не следует сбрасывать со счетов. Вариант первый – Трамп адаптируется в среде биржевиков, банкиров и прочих «демократов», и они его в итоге радушно принимают как своего, и все идет в русле политики Обамы. Вариант второй – Трамп создает принципиально новый формат государства, доселе не известного не то, что США, а и всей англосаксонской цивилизации, за всю ее многовековую историю, - а именно своего рода торгово-промышленную американскую империю под своим собственным диктаторским началом.

Вероятность того, что Трамп станет «своим» в среде «демократов», крайне мала. Во-первых, он не прошел ни через один из их многочисленных общественно-политических фильтров, обязательных для любого уважающего себя американского «демократа» (масонские ложи, всевозможные международные клубы и прочее подобное в этом духе), а это значит, что в число «избранных» он не может быть допущен просто по факту и по определению. Во-вторых, совершенно очевидно, что послевыборная истерия свидетельствует о том, что Трампа и не думают делать «своим». Но, как известно, в природе случаются самые разные чудеса – в конце концов, победа делового республиканца Трампа уже сама по себе смотрится чудом.

Вероятность же того, что Трамп сможет создать грандиозный альтернативный управленческий формат, и вовсе стремится к нулю. При всей энергичности, харизматичности и прочих подобных положительных характеристиках Трампа, - жизни, энергии и мощи одного человека никак не может хватить на то, чтобы перестроить мир так, как он никогда до этого не был устроен. Да и слишком много всевозможных сил противится этому.

Итак, если привести хоть в какой-то порядок полученный винегрет, то по состоянию на сегодняшний день можно выделить пять наиболее вероятных перспектив: перспектива первая – физическое устранение Трампа, в результате которого США погрузятся в кризис безвластия и, скорее всего, погибнут; перспектива вторая – новая война между штатами, в результате которой США либо вообще прекратят свое существование, либо будут существовать в принципиально ином формате; перспектива третья – социализация Трампа в банковско-биржевой тусовке; перспектива четвертая – противостояние между американским и китайским блоками; и, наконец, перспектива пятая – перекраивание Америки Трампом.

Как бы то ни было, мы стоим на пороге скорейших и глобальнейших перемен планетарного масштаба, причем перемены эти, судя по всему, будут претворены в жизнь радикальным образом, через серию катаклизмов, взрывов и море крови. Похоже, что избрание Трампа – это начало конца – либо старой и обрыдшей Америки, либо Америки вообще, как таковой. Избрание Трампа для США (а может, и для всего мира) – по сути своей, сродни Второму пришествию. Прав Financial Times.

А между тем, январь уже очень скоро. Вскоре увидим, как нам дальше жить и взаимодействовать с наспех перестраиваемым восточным соседом.

Контрасты Башкирии

Хочу поделиться своими впечатлениями о полете в Башкирию. Впервые там был. Летал по служебной командировке, а в итоге испытал – ну, не скажу, что прямо-таки культурный шок, но, тем не менее, несколько колеблющие традиционную мировоззренческую картину впечатления. Я сейчас говорю о памятниках, наименованиях и вообще о системе символов. Республика Башкортостан будет исключительно интересна тем, кто любит окунаться с головой именно в тематику образов, символов и производных от них смыслов.

Башкирия, малой кровью присоединенная к России при Иване Грозном и доставившая в последующие годы массу хлопот сепаратистского свойства, - сегодня является образцом культурно-исторического эклектизма – при абсолютнейшей идейно-культурной терпимости. Трудно представить себе народ, более терпимый, чем башкиры. И трудно представить себе народ, в большей степени органически сочетающий в своем сознании, казалось бы, противоречивые мировоззренческие вещи.

Едешь на такси по Уфе, проезжаешь мимо памятника Салавату Юлаеву - и вспоминаешь историю героической борьбы башкирского народа в составе самопально набранных самозванцем Пугачевым вооруженных формирований. Вчитываешься в историю въедливее – и обнаруживаешь, что башкирское ополчение привлекало и польских наемников, да и помощью крымского хана не брезговало. Но для народа Башкирии Салават Юлаев – прежде всего гениальный поэт и борец за национально-культурную башкирскую идентичность. Поэтому все его кроваво-сепаратистские дела уходят как бы на второй план, а любовь к своему национальному кумиру у башкир вполне сочетается с абсолютным приятием русских. Кстати, и улица Пугачева в Уфе тоже есть. Видимо, дань яркому и славному для башкир историческому эпизоду, опять-таки безотносительно к ненависти по отношению к русской государственности.

Далее едешь по улице Заки Валиди. Оказывается, это был такой кровавый сепаратист, возможно, имевший контакты с Гитлером и совершенно точно имевший контакты с американской пропагандистской машиной. Но, как это ни парадоксально, даже память о лютом нацисте и русофобе не противоречит в коллективном башкирском сознании любви к России. Даже в деятельности Валиди башкиры сумели найти здравое и системообразующее звено: усилиями Валиди была достигнута внутригосударственная и культурная автономия Башкирии. Это для башкир куда важнее, чем негатив по отношению к русским и к России, который исходил лично и персонально от Заки Валиди.

Башкиры не являются националистами и шовинистами. Чувство национальной гордости у них вполне соседствует с чувством безусловного принятия других культурных веяний. Башкиры – ортодоксальные интернационалисты. И не зря в Уфе такое количество коммунистических памятников, улиц и наименований. В части интернационализма фигурой № 1 для башкир является Владимир Ильич Ленин, память которого отмечена в той же Уфе огромным количеством памятников и наименований. Сохранился даже деревянный дом, в котором Владимир Ильич Ленин встречался с уфимскими журналистами и объявил о создании газеты «Искра», и дом этот берегут как зеницу ока.

Башкиры исключительно ценят русскую культуру и русскую словесность. В Уфе есть улицы Пушкина, Гоголя, Тургенева, Толстого, Горького, других выдающихся русских авторов. Кстати говоря, улица великого певца русской государственности Достоевского идет строго параллельно улице коммунистического певца Чернышевского – и соединяет эти улицы улица большевистского наркома Цурюпы. При этом в Башкирии прекрасно помнят и о своих деятелях культуры, искусства и политики: дома в центре Уфы буквально усеяны мемориальными досками, запечатлевшими память башкирских артистов, писателей, инженеров, ученых, чиновников и прочих.

Наименованиями улиц и памятников башкирская историко-культурная полифония не исчерпывается. В Башкирии действует официальное двуязычие и бикультурализм. В школах Башкирии проходят русский и башкирский языки, русскую и башкирскую литературы. Надписи, по крайней мере, в Уфе практически везде – на двух языках: русском и башкирском. Это при том, что подавляющее большинство населения говорит только и исключительно на русском.

Отдельно следует отметить дружелюбие и доброжелательность башкир. С их стороны никогда не встретишь агрессии, тем более по национальному и религиозному признакам. У них процветает дух коллективизма и взаимопомощи, они благожелательно расположены по умолчанию ко всем. Несмотря на то, что большинство башкир – мусульмане, они крайне терпимо относятся к представителям любых других религий. По большому счету, вопросы национальности и вероисповедания при оценке человека для башкир в лучшем случае вторичны.

Республика Башкортостан в составе России, с самобытной культурой этой республики, – это ли не свидетельство того, что можно сосуществовать мирно, культурно независимо и даже дружелюбно! Вот он, подлинный пример дружественной и эффективной национально-культурной автономии!

Негрядущий «37й год»

15 ноября стало известно о том, что экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев попался на получении взятки аж в два миллиона долларов. Трудно даже вообразить себе такую вот разовую подачку, ну да ладно, это вопрос жизненного и мировоззренческого масштабов, у всех они разные. Не суть. Пишут, что столь жирный куш наш замечательный экономист отхватил за содействие «Роснефти» в приватизации «Башнефти», подробностей практически не сообщается, даже пока непонятно, кто давал эту взятку. Уверен, что Улюкаева «повязали» на частности, которая лишь кажется существенной, но на деле – капля в море по сравнению с той мерзостью, которой он имеет честь заниматься десятилетиями.

Ну, стишки и журналистскую активность Улюкаева рассматривать, полагаю, не стоит, ибо никакими талантами, кроме таланта лизать зад, Улюкаев не располагает и никогда не располагал, а посему с информационной точки зрения он совершенно безопасен, какую бы гадость и о чем бы он ни писал.

Опасность Улюкаева состояла в целенаправленной сырьевизации нашей экономики - и не только в ней, но и в целенаправленной кадровой работе, направленной на сырьевизацию. Я знаю, о чем я говорю, потому что мне хорошо известны люди, работающие в Минэкономразвития. В этой лавке никакими силами не удержаться без лютой и активно выражаемой русофобии и без любви к Америке, в которой, к слову, был крайне мало кто из этого ведомства, и культуру которой не знает вообще никто из МЭРа. Про знание английского языка я уж молчу: МЭРовские клерки обожают ну просто до экстаза язык международной торговли и деловых переговоров, однако из означенной структурки не знает данный язык практически никто.

Тем временем, можно с уверенностью заявить о том, что уже сегодня-завтра начнется вой про 37й год. Ну, хорошо, ну, не сегодня-завтра (надо, в конце концов, оправиться и подготовиться, а то ситуация форс-мажорна), но в пределах месяца эта шарманка непременно будет заведена. Иначе и быть не может. Наша экономическая власть неразрывно спаяна с «оппозицией» и финансирует «оппозицию» (ставлю это поднадоевшее закордонное словечко латинского происхождения в кавычки, поскольку это никакая не оппозиция без кавычек, а просто диверсионный штаб, нацеленный на уничтожение нашей страны и нашего народа). Если интересно, можете просто поинтересоваться, на чьи деньги весьма безбедно существует тот или иной «критический» информационный ресурс – и проведите простейшую причинно-следственную связь, вот и все. В любом политико-информационном вопросе, особенно завязанном на экстремально больших деньгах, всегда надо искать выгодоприобретателей – с тем, чтобы понять, о чем вообще идет речь.

Так вот если кто-то намеревается, так сказать, прикрыть лавочку, да еще и пытается найти виновных, да еще и наказывает виновных (строго ли, мягко ли – тут не суть важно на самом деле), то, разумеется, речь идет про 37й год, никак не иначе. Это, само собой разумеется, массовые посадки, расстрелы и пытки, и неважно при этом, что речь идет о наказаниях, причем часто неприлично несущественных, только и исключительно в отношении кучки вконец проворовавшихся либералов. Но у них, у вороватых либералов, ведь так: их сажают (реже – расстреливают) за воровство, а страдают якобы миллионы и миллиарды «жертв репрессий», которых на деле никогда не было, но просто каждый отдельно взятый либерал почему-то почитает себя в численном выражении минимум за тысячу. Вот такую вот ахинею обслуживают наши «оппозиционные» СМИ, и нет никаких сомнений в том, что с легкой трепкой Улюкаева они непременно активизируются.

А вот на деле повторного 37го года в обозримое время не будет и даже не предвидится. К сожалению. Власти хотя бы стали обращать внимание на ворье и уже даже стали проявлять легкое недовольство грязными теневыми схемами на высшем уровне. Уже за это властям можно сказать «спасибо». Но 37й год все же подразумевает значительную решимость, когда, несмотря на вой, вонь и потоки дерьма, брызжущие под мощнейшим напором со всех сторон и из самых разных щелей, - люди (в частности, сотрудники правоохранительных органов) просто выполняют работу по освобождению страны и народа от воров люкс-класса. К такой целенаправленной и планомерной политике наш аппарат пока что не готов. Пока что все ограничивается лишь инициируемыми и искусственно раздуваемыми скандалами, под которые увольняют уж совсем обнаглевших воров (благо, если не переводят на заменимую и не менее хлебную позицию).

А вообще-то говоря, правоохранительным органам надо бы определить перечень ну примерно из 200-250 самых вороватых и опасных для социума либералов, в том числе искусно маскирующихся под патриотов, собрать всю эту гниль на Лобном месте – и чтобы специально обученные люди по команде разом вогнали пули в либеральные затылки данных деятелей. Это особо опасные преступники, и иначе с ними просто нельзя, особенно когда не сегодня-завтра Третья мировая война войдет в стадию острейшей рубки у наших границ, а то и, чего доброго, на нашей территории. Уверен, что только и исключительно день разового устранения вредителей и способен стать подлинным Днем народного единства, поскольку именно он-то и ознаменует подлинное освобождение от экономического ига, которое куда пострашнее ига монголо-татарского.

Можно только гадать, произойдет это в ближайшие лет эдак 100 или нет, но пока, как видим, – только домашний арест и по-отечески заботливая выволочка. А формально второе лицо в государстве – так и вовсе сочувствует. Вот такие вот дела. Вот так вот и живем.

Правда ли, что Путин бессмертен, трансграничен и правит миром?

Недавно на президентских выборах в США победил кандидат Дональд Трамп. СМИ и даже весьма серьезные и именитые политологи стали наперебой греметь своими заявлениями о «руке Кремля». Теперь вот прошли выборы в Болгарии и в Молдавии, победили пророссийски настроенные кандидаты – и снова это заговор, непосредственно организованный Путиным и информационно покрываемый Песковым. Но и это отнюдь и далеко не все.

Тимошенко созывает Майдан? Это она недовольна тем, что украинскую оппозицию обзывают «агентами Кремля». Савченко хочет стать президентом «незалежной» и «самостийной»? Сперва надо обозвать Путина «гнидой», чтобы в «самостийности» и «незалежности» кандидата никто даже не посмел усомниться. От кого исходит главная угроза для Польши и Прибалтики? Знамо дело, от Москвы и лично от Путина. Кто мешает НАТО расширяться? Путин с «рукой Кремля». Кто душит права, свободы, а также чистую и светлую любовь к геям? Конечно же, Путин. Кто сбивает самолеты, устраивает теракты и оставляет людей замерзать в неотапливаемых помещениях? Путин со своими сатрапами, кто ж еще. Кто виноват в том, что на Кубе и в Венесуэле ненавидят «янки»? Ну, конечно, Кремль и лично Путин. Хочешь получить гуманитарную Нобелевскую премию и наверняка получить «Оскара»? Крайне желательно высказаться на предмет гомофобии и нехватки гражданских и конституционных свобод в путинской России.

Но с другой стороны… Кто есть надежда и опора в борьбе против мирового терроризма – по крайней мере, на территориях Сирии и Ирака? Уже всем, даже самым ортодоксальным либерастам, очевидно, что не Пентагон и не ЦРУ, а Путин и Вооруженные Силы России. К кому бегут подписывать и согласовывать международные документы в сфере глобальной энергетики и оборонки? К Путину, по менее существенным вопросам – к должностным лицам, по крайней мере, формально подчиненным Путину. Кто, наконец, является оплотом противодействия глобализации в Северной Африке и Юго-Восточной Азии? Ну, разумеется, Россия и Путин, потому как Америка является в этих регионах оплотом «общечеловеческих ценностей».

Складывается впечатление, что Путину удалось выстроить систему мирового, если не межгалактического управления, причем по типу оруэлловского «Старшего Брата». Путин не правит, наверное, только Австралией и Океанией, да и то лишь за ненадобностью. Путин – это некая такая ментально-энергетическая субстанция, растворенная во Вселенной, все видящая и практически все могущая, носящаяся (точнее, текущая) по Вселенной с неимоверной скоростью и способная даже одновременно пребывать в нескольких местах. И вот как только этот вселенский разум узрит где-то «права человека» с «общечеловеческими ценностями», то тут же кинется уничтожать их на корню. Удивительно, но доктрина вселенского владычества Путина принадлежит не патриотам, а ортодоксальным либералам.

Но даже и это далеко не все. Есть либеральная версия, в соответствии с которой Путин еще и бессмертен. Ну, или, во всяком случае, живет уже много столетий, практически не меняясь внешне. Автором этой концепции (ну, или, по крайней мере, изданием, озвучившим ее на весь мир) является ежедневная британская газета «Дейли Мейл». Публикуются фотографии, доказывающие жизнь Путина еще чуть ли не в Средних веках, а что он жил, начиная с 1920 года, так это уже практически достоверно. И снова это не придворные холуи-иконописцы, а строго и сугубо либеральные СМИ. Парадокс, но, тем не менее, факт.

Вся сегодняшняя мировая политика сосредоточена на Путине и отталкивается от Путина. Хочет кто-то этого или не хочет, но это непреложный медицинский факт. И чем дальше, тем более усиливается глобально-политический путиноцентризм. Политический капитал сегодня невозможно заработать, предварительно не сформулировав и публично не озвучив своего строго определенного и понятного всем и каждому отношения к Путину, равно как и политическая репутация того или иного деятеля (любого!) сегодня также зиждется строго на том или ином восприятии Путина. И не только в России, но и, подчеркну еще раз, абсолютно в любой стране, которая хоть что-то значит в мировой политике.

Я далек от оккультно-мистического восприятия действительности, в особенности от оккультно-мистического восприятия биологических организмов, сколь бы значимыми и выдающимися, по меркам биологической или даже социально-биологической иерархии, они ни были. Но информационный прессинг, причем, что самое интересное, исходящий практически исключительно от либералов и производной от них шелупони, сейчас настолько чудовищен, что, кажется, придется и поверить.

А кто его знает – может, и впрямь Путин – надбиологический Вселенский Разум..?

Случайная неслучайность Трампа

10 ноября стало известно о том, что американский журнал Newsweek по ошибке выпустил номер, посвященный победе Хиллари Клинтон на президентских выборах в США. Не успели, видите ли, перепечатать! Заранее уверовали в свою победу! Это ли не доказательство омерзительной демократической бутафории! Это ли не доказательство того, что народное волеизъявление еще пока способно встать в полный рост, как бы его ни корежили и как бы его ни душили!

За последние 25 лет наше сознание было извращено и изгажено евреями, либералами, масонами, бильдербергами, римскими клубами и прочими подобными космополитическими финтифлюшками, от которых вовсю смердит «общечеловеческими ценностями». Многие уже просто не в состоянии помыслить мир организованным как-то иначе, нежели предлагает нам самопровозглашенное «мировое правительство». А вот, оказывается, чудеса случаются – и даже в той стране, где все чудеса, казалось бы, уже давно подконтрольны и служат мыльным бумажным пузырям в деле ментального порабощения эгалитарных люмпенов. Но так ли уж чудесно произошедшее чудо? Неужели у победы Трампа нет никакого рационального объяснения?

Победа Трампа на президентских ралли обусловлена, в первую очередь, американской, да и, чего уж там, - мировой усталостью от тотального и душащего господства сырьевого и банковско-биржевого капитала, называемого в Америке «демократическим». Возникает закономерный вопрос: ну, а чем, собственно, строительный олигарх отличается от олигархов, качающих нефть и спекулирующих тоннами нефтедолларовой массы? А вот, оказывается, есть отличие, и отличие принципиальное!

Чем вообще республиканцы отличаются от демократов? Ну, так вот глобально – в чем разница-то? Шоу у них одно и то же, слоганы тоже мало чем отличаются: ясно как белый день, что только при каждом из них альтернативно Америка расцветет и заблагоухает демократией на весь мир. Но есть и одно отличие по существу. Его никто и никогда не озвучивает публично – более того, его умышленно замалчивают, с той и с другой стороны баррикад, - но оно, тем не менее, есть. Это отличие состоит в масштабности и интенсивности агрессивной американской внешней политики.

Так вот демократическая американская политика состоит, в первую очередь, в россыпи «гибридных войн» и «цветных революций», перманентно вспыхивающих по всему миру - в регионах, богатых нефтью и газом. Стратегическая цель демократов – установить «демократию» в данных регионах – так сказать, «отдемократить» эти регионы по полной программе. Демократы категорически не приемлют внутриполитического и внутриэкономического развития - им нужно просто прийти и захапать, совершенно не озаботившись при этом сотнями тысяч человеческих жертв, непременно следующих за «демократией». Республиканская американская политика (надо сказать, крайне непопулярная в американской историко-политической практике) исходит, главным образом, из развития американской экономики за счет внутренних ресурсов, а также из монополистической и по преимуществу ненасильственной экспансии в наиболее выгодные регионы. Так вот Трамп – республиканец.

Водораздел, проходящий между республиканцами и демократами, отнюдь не надуман и не иллюзорен. Приведу конкретные факты и примеры. Президент Теодор Рузвельт – республиканец, при нем произошла монополизация американской экономики крупнейшими промышленниками (Фриком, Гарриманами и прочими). Внешняя же политика Теодора Рузвельта состояла лишь в агрессивном укреплении позиций США в Вест-Индии и в Центральной Америке, при этом в Африку, в Европу и в Азию американские щупальца не запускались. Демократы же Вудро Вильсон, Франклин Делано Рузвельт и Гарри Трумэн сеяли по всему миру противоречия, хаос, финансово-ресурсные и вооруженные конфликты (разумеется, под маской демократии), а также в ходе различных махинаций скупали золото по всему миру. При республиканцах Эйзенхауэре и Никсоне американцы снова обратились преимущественно к внутреннему развитию, оттого и постепенно профукали Ближний Восток и Юго-Восточную Азию. Исключение составляет, разве что, Войны Судного дня, но и ее Никсон не развязал, а лишь заботливо поддержал. Войну во Вьетнаме развязал демократ Линдон Джонсон, Ближний Восток был тотально хаотизирован демократом Джимми Картером – и все его начинания были продолжены последующими демократами, вплоть до «миролюбивого» Нобелевского лауреата Обамы.

Разумеется, нет правил без исключений. Скажем, демократ Кеннеди был миротворцем, а республиканец Рейган был агрессором. Но необходимо при этом учесть, что действия и заявления Джона Фицджеральда Кеннеди были эксцессом, за который сам Кеннеди поплатился жизнью. Ну, а Рейган был безобидным маразматиком, который ничего не решал, и экономическую политику за него координировал его консультант, эдакий черный кардинал американской политики Уильям Нисканен, озвучивавший строго и сугубо демократические вещи.

Короче говоря, факт есть факт: республиканцы гораздо миролюбивее демократов. Если уж Трамп – и не невинная овечка, то уж все лучше, нежели фриканутая демократка Хиллари. России нужен Трамп – и Америке, чтобы хоть чуть-чуть отдышаться от многолетнего абсурда и мракобесия, тоже нужен Трамп! Это политический аспект грядущей политики Трампа, но есть еще и момент биологический.

Наряду с относительной потенциальной миролюбивостью Трампа, в нем привлекает еще и его поистине бешеная харизма. Никуда от нее не деться и никакими силами ее не забить. И она (хочет того Трамп или не хочет) обеспечивает тотальную биологическую доминантность своего носителя. И в силу этой самой доминантности Трамп (опять-таки вне зависимости от того, хочет он того или нет) выступает оппозицией андрогинному и гомосексуальному движениям, причем оппозицией не декламационной, а самой что ни на есть физиологической. Трамп – богач, оратор, бабник и лицедей. Американские звездные гомосексуалисты и сочувствующие таковым выступили активно против его кандидатуры, в то время как крепкие бруталы всецело поддержали таковую. Без сомнения, избрание Трампа есть признак физиологического оздоровления американской нации.

Американцы – как оказалось, тоже люди. И им тоже опостылели лицемерие, позор, долговая яма и победоносное шествие гомосеков, который им навязал черный недоумок Обама. Американцам, оказывается, тоже хочется сильной, властной и волевой руки – вместо ничтожных и дрессированных масонами мартышек, по причине собственной никчемности обвиняющих адекватных лидеров в «культе личности».

Избрание Трампа Президентом США отнюдь не случайно – хотя, признаться, столь радикальные перемены в массовом американском сознании действительно шокируют. Видимо, финансово-денежные упыряги и насаждаемые ими дегенераты уже реально достали. Так пусть же засунут себе свой Newsweek чуть пониже поясницы! Трамп – новоизбранный Президент США!

Учиться, учиться и учиться… русскому национализму у красных Вождей!

Неделю назад Президент Путин на заседании Совета по межнациональным отношениям фактически поручил разработать проект закона о русской нации. Идея, безусловно, полезная и высокая. Но столь же безусловно вызывающая скепсис – с учетом реально творящегося в стране. Скепсис был уверенно подтвержден словами не самого умного и не самого образованного бывшего прокурора и нынешнего депутата, путающего Суворова с Чацким, - о том, что Ленин, Сталин и Мао являются «извергами XX столетия». Кстати, любопытный штришок: чиновница, ненавидящая наши свершения в прошлом, обладает восхитительно высоким уровнем безграмотности – во всяком случае, в части нашей истории и нашей культуры. В общем, теперь у нас, похоже, новый виток идеологии: мы хотим построить русскую нацию, отвергая русскую историю и русскую культуру, и строить русскую нацию официально поручено персонажам, отвергающим русскую историю и русскую культуру. Замечательно.

Простейший и очевиднейший вопрос: почему национальный сепаратизм, религиозный экстремизм, шовинизм, расизм, сексизм и прочие «измы» в этом ключе – всегда характерны только и исключительно для империалистических обществ – и почему они как проблемы напрочь отсутствуют в государствах социалистических? Даже в Советском Союзе ни одной из этих проблем до «перестройки» не существовало, а вот как только эта самая «перестройка» грянула, да как только нас стали затаскивать на «рыночные рельсы» - так сразу выстрелил прямо-таки целый букет этих и производных от них проблем. Вот почему так?

А ответ, между тем, прост, как и сам вопрос. Индивидуализм и шовинизм заложены в любой империалистической матрице - как системообразующие компоненты таковой. Не может быть империализма без экстремально богатых и без нищих – и, как следствие, без противоречий, конфликтов, войн, взаимной ненависти и прочего подобного.

При социализме «делают ракеты и перекрывают Енисей», и под эти грандиозные общесоциальные проекты требуются: во-первых, высокая консолидирующая идея, изначально основанная на бесконфликтности; а во-вторых, совместный труд миллионов людей, не задающих друг другу вопросов по поводу национальности, расы, веры и чего бы то ни было еще в таком ключе. При империализме же принято тупо делать деньги, причем как можно больше и любой ценой – ну, и, соответственно, неравенства и закономерно следующих за таким неравенством столкновений не избежать. Социалистическая парадигма – это идеология единства и высоких целей, империалистическая парадигма – это идеология физиологического доминирования одних людей над другими и пожирания человека человеком.

Нет, ну, конечно, истории известны примеры, когда те или иные империалистические общества вынуждены были буквально на бегу клепать «высокие идеи», чтобы решительно и быстро разрулить серьезнейшие проблемы и противоречия, органически присущие империализму как таковому и имеющие неприятную особенность выплывать в самый неподходящий момент. «Новый курс» Рузвельта и фашизм с нацизмом – наиболее репрезентативные примеры.

Но и тут есть свои «но». Империализм так долго не протянет. Для решения проблем он может взять на вооружение какие-то социалистические приемчики, может даже самоназваться социализмом, как это практиковал Гитлер, но противоречия как таковые от этого никуда не денутся. Они все равно вылезут и дадут о себе знать, причем чем больше их глушить и маскировать, тем больнее и в тем более неудобный момент они вдарят. Приглушить и решить по существу – это все же разные вещи.

В конечном счете, при империалистической матрице, какие бы высокие цели и идеалы людям ни внушалась, каких бы головокружительных успехов люди и общество ни достигали – все равно все в империалистических обществах, в конечном счете, неизбежно приходят к одному и тому же: к ненависти, к отчаянию и к цинизму. Почему так? Да потому, что в империализме сущностно заложено чудовищное имущественное неравенство (неважно, по каким признакам и критериям), и никакого единого народа при империализме именно по этой причине нет и не бывает в принципе. В отличие от социалистических государственнических систем, при адекватном своем функционировании управляющих действительно и подлинно единым народом.

Для России, с ее гигантской территорией и несметным количеством полезных ископаемых в ее недрах, никакой альтернативы «красной модели» нет и быть не может, и история это доказала. Если мы, разумеется, говорим об обществе свершений и побед, а не об обществе лицемерия и фарисейства, где человек человеку волк. Речь при этом идет не о государстве Хрущева, Брежнева, Черненко и прочих подобных маразматиков. Они-то как раз в силу своей абсолютной государственной бездарности и идиотичности, в конечном счете, и заложили наш нынешний империалистический фундамент. А речь идет о Ленине, Сталине, Мао, Дэне, Хо Ши Мине, Кастро, Насере и иных крайне немногочисленных управленческих гениях такого масштаба. Так вот единая нация возможна лишь при них и при их политике.

Могут возразить: ну, как же так, была же у нас и «Черная сотня», были у нас и вроде бы патриотичные белые генералы, были у нас и богомольные батюшки, дескать, притесняемые «красными упырями». Все они без устали взывали к народу, все они по форме были сторонниками национального единства. Ага. А теперь посмотрите, какое их количество достоверно сотрудничало сначала с интервентами в 1918-1922 годах, а потом и с Гитлером. Вот вам и весь империалистический и монархический русский национализм.

Вывод очевиден и неоспорим: русская нация возможна только и исключительно в красном формате. Невозможно сформировать единый и монолитный социальный кластер (тем более, в масштабах 1/8 части суши), если более трети национальных богатств принадлежит не многомиллионному народу России, а всего лишь 110 олигархам. Можно каким угодно образом замазывать этот факт, можно вообще о нем молчать в тряпочку, а говорить про «патриотизм», «Русскую Идею» и прочее подобное. Но в условиях вопиющего имущественного неравенства (тем паче, поддерживаемого, пусть теперь уже и косвенно, на властно-информационном уровне) никакую русскую нацию сформировать не удастся, это абсолютно очевидно.

Нация возможна только в условиях взаимопонимания и отсутствия острых противоречий. Чтобы сформировать нацию, нужно отказаться от самой категории нации. Чтобы стать националистом, надо сперва стать интернационалистом. Как ни парадоксально это звучит, но это так.

Так что прежде чем придумывать список каких-то там «извергов XX столетия», да еще и транслировать таковой через не самого грамотного и адекватного бывшего прокурора и действующего депутата, - нелишним было бы сперва разобраться, кто изверг, а кто нет. У иных «извергов» из вашего списка вам бы поучиться. А то все ваши высокопарные слова про русскую нацию так и останутся лишь бумажно-сортирной империалистической декларацией.

Непростительная терпимость к сектантству

На днях в СМИ появилось сообщение об обезглавленном в Комсомольске-на-Амуре 19-летнем студенте, последователе «Свидетелей Иеговы». Понятно, что гибель осуществлена в формате ритуального жертвоприношения. Информация о человеческих жертвоприношениях, осуществляемых руками сатанистов и телемщиков, с завидной периодичностью доносится со страниц американских и британских СМИ. А уж мошеннические схемы с недвижимостью, прокручиваемые сетью так называемой «Церкви саентологии», - это уже просто притча во языцех. А чтобы обеспечить себе всевозможные «свободы», разумеется, нужно уничтожить барьеры…

Есть всевозможные секты исламистского толка. Многие из них разрастаются впоследствии до уровня транснациональных криминально-террористических структур, всасывающих в свою гнилую утробу зачастую десятки тысяч фанатиков. А есть секты вообще без идеологии, в лучшем случае транслирующие причудливую эклектику зачастую не сочетаемых друг с другом идеологем. Это не секты «за», это секты «против», секты «анти-», и причем их абсолютное большинство, что самое интересное, – секты антиправославные. Все эти многочисленные «свидетели Иеговы», саентологи, телемщики, сатанисты, неоязычники, ктулхуисты… У многих они вызывают ироничную усмешку, у многих – интерес, а у некоторых – и желание убежать от реальной жизни, от реальных проблем - в них, в эти секты, в, так сказать, «семью» и «братство».

Доверие к ближнему – это неплохо, оно, в конце концов, даже необходимо. Но доверию никак не противоречит любопытство, а любопытство со всей очевидностью требует заинтересованности в том, кто, собственно, читает соответствующие проповеди – бессвязные не только по сути, но чаще всего и по форме. А на вопрос «кто?», очевидно, можно ответить лишь в том случае, если удастся понять сами декламации, а также структуру и дислокацию структур, транслирующих эти декламации.

«Свидетели Иеговы» выступают за глобальное и транснациональное господство «сверхличности», и Богу якобы угодно, чтобы общество представляло собой единую и безликую серую массу, которой можно свободно и беспрепятственно управлять по почину этой самой «сверхличности», при этом рассказывая «биомассе» про любовь и равенство. Телемщики поклоняются темным силам, поскольку видят в этом высшую свободу. Ктулхуисты поклоняются рептилоидам, от воли которых, как считают ктулхуисты, зависит вся наша жизнь. Сатанисты, как видно из самого названия, поклоняются Сатане - и живут по полной и прямой противоположности христианским заповедям. Саентологи поклоняются вообще не пойми чему, Бога они понимают в общем и целом в пантеистическом ключе, хотя задумываться о вопросах теологии и метафизики, да и вообще задумываться, в среде одураченных саентологов не принято. Наконец, неоязычники поклоняются духам природы, как добрым, так и злым, причем эти духи, по сути дела, не выстроены в какую бы то ни было иерархию и чаще всего действуют перпендикулярно друг другу.

Всех этих идеологических фриков объединяет лютая ненависть к православию. Друг к другу они могут относиться весьма тепло, а вот к ортодоксальному христианству, в особенности к православному, все они испытывают лютую ненависть.

В сухом остатке получается, что антиправославные течения эксплуатируют идеологию рвачества и вседозволенности, а также мифологию хаотично пляшущих бесенят, при этом метафизическая и теологическая составляющие Бога по понятным причинам не только не затрагиваются, но и фактически находятся под запретом в этих сектах (в лучшем случае доносятся предельно размыто и непонятно). Это «религии» целенаправленной подмены, и только с целью подмены они и существуют. Но давайте теперь обратимся к дислокации данных антиправославных «учений». Этот момент, пожалуй, еще интереснее самих «проповедей».

Секта «Исследователей Библии» была основана в Питтсбурге, потом, когда эта секта стала «Свидетелями Иеговы», она перебралась в Нью-Йорк. Многочисленные ордена телемщиков с их представительствами обильно разбросаны по всему миру, но в наибольшей степени – на Западе, а их интеллектуальные центры, их руководство, сосредоточены в Великобритании и в США. Адепты ктулху, при их видимой разбросанности и децентрализованности, действуют строго в парадигме нью-йоркского «Теософского общества», с представительствами и штабами в самых разных странах и со штаб квартирой в Индии, в городе Адьяре. Сатанизм был создан в Чикаго и Сан-Франциско – и активнейшим образом поддержан голливудской индустрией. Саентология была создана в Лос-Анджелесе – и в дальнейшем породнилась с сетью кришнаитских структур с центром в Нью-Йорке. Проект неоязычества, или родноверия, был запущен с территории Сан-Франциско, потом прижился в англоговорящей Австралии – и далее расползся по всему миру, причем наиболее активным образом он стремится прилипнуть к России, в которой численность православных превышает 50 миллионов человек.

Речь идет о некоем мета-организме, похожем на спрута. Голова этого спрута – строго англосаксонская, преимущественно североамериканская, а щупальца могут быть запущены куда угодно, но приоритетом в запуске являются наиболее лакомые, с геополитической точки зрения, регионы, то есть в том числе и Россия. Под действие ментальных англосаксонских фашистских экспериментов попадают ни в чем не повинные люди, стремящиеся освободиться от бытовых проблем, почувствовать собственную нужность и важность, да и просто чрезмерно увлеченные фантазиями и причудливыми образами. Беда в том, что, раз погрязнув в этом болоте, - выбраться из него крайне сложно, часто невозможно.

Людей, прямо или косвенно подверженных сектантскому влиянию, только в нашей стране миллионы. Более трех миллионов неоязычников и еще примерно столько же – открытых адептов других деструктивных антиправославных культов. Точную численность, по понятным причинам, подсчитать не представляется возможным, но ориентировочно это пять-шесть миллионов человек, и это при общей численности населения нашей страны в 146 миллионов человек. Примерно каждый двадцать пятый житель нашей страны сегодня обкурен фимиамом американского глобализма, причем в самых его диких и оккультных формах. Примерно каждый двадцать пятый житель нашей страны сегодня, если вопрос встанет ребром, с удовольствием согласен предпочесть Бога Сатане – в его скоморошеских и витиеватых обличьях. Угрожающий показатель. И уже сейчас порой оккультная бесовщина вырывается – и, как следствие, допускает пусть пока и немногочисленные, но все же имеющиеся в наличии человеческие жертвы. А что может быть дальше, при усилении бесовщины и при ослаблении православия?

Можно, конечно, закрыть глаза на все происходящее и продолжать делать вид, что ничего экстраординарного не происходит и не предвидится (жертв-то от культов зла вроде бы мало). Можно уверить себя в том, что антихристианские и по форме вроде бы мирные секты – это ничем не угрожающее баловство – может быть, даже проявление всяческих личностных свобод, что опасностей нужно ожидать от глобализма и исламского фундаментализма, что основные проблемы сегодня – это коррупция, терроризм, экстремизм и прочее типовое в этом списке. И, более того, это будет правильно: первостепенность именно этих угроз сегодня очевидна и неоспорима. Но нельзя игнорировать и то, что под спудом, что в любой момент может выскочить, как черт из табакерки, и присоединиться к означенным угрозам, соответствующим образом перетянув на свою сторону десятки, а то и сотни миллионов ослепленных. К сожалению, опасность этого реальна уже сегодня.

Нужно просто понять простую вещь: сектантство – это бомба замедленного действия. Сейчас она может лежать где-нибудь тихо, мирно и незаметно, комфортненько себе тлеть, а при ангажированной необходимости и заинтересованности может сдетонировать нисколько не слабее исламского фундаментализма – просто, может быть, немного в других формах и распространиться немного на других людей (но все равно, кстати говоря, с тем же сектантским психотипом). Если сегодня в результате этих милых «свобод» мы имеем пока что десятки, максимум сотни, человеческих жертв ежегодно, то при целенаправленной и нужно поданной «раскрутке» число жертв может быть увеличено до десятков тысяч в год. Это если еще не считать производимого ментально-психологического эффекта в виде недоверия к государственной власти и к традиционным форматам человеческого общежития, в данном случае – конкретно к православному формату.

Выгодоприобретателей в результате сектантства – десятки, максимум сотни. Все остальные – жертвы. Жертвами являются и убитые, жертвами являются и обманутые, жертвами являются даже те, которые вроде бы социализировались в соответствующих сектах, напрочь лишившись собственного рассудка, сдав таковой в аренду, а то и подарив его «семье» и «братству». Для этих людей уже больше не существует не только собственного «Я», но нет теперь и семьи, друзей, конструктивных интересов и увлечений, это люди, потерянные для общества, зачастую безвозвратно. И таких пропащих – уже сейчас миллионы людей по всему миру.

Проявляя терпимость к сектантству, мы проявляем категорическое неприятие Бога и человека. Понятно, что Солнце не заляпаешь грязью, но сбить с пути истинного не один миллион людей грязь, как показывает практика, все же в состоянии. Вот о чем надо бы сегодня как минимум всерьез задуматься.

Банк «Пересвет»: совместимо ли ростовщичество с патриотизмом?

На днях стало известно о том, что некий банк «Пересвет», почти наполовину контролируемый РПЦ, финансировал крымско-татарских сепаратистов – посредством осуществления траншей в структуры небезызвестного Ленура Ислямова, одного из организаторов так называемой «блокады Крыма». Об инциденте сообщили уже десятки информационных ресурсов, в числе которых - «Форбс», «Коммерсант», «Ведомости» и многие-многие другие. Опровержений же пока не последовало – ни от «Пересвета», ни от РПЦ. Разумеется, такой чудовищный конфуз дал повод либералам в энный раз завыть о «продажных попах» и всяком таком. Но давайте по порядку…

Многие, понятное дело, не разбираются во всяких там доходах, расходах, траншах, аффилированных лицах и прочей банковской мути. Но по факту вот в прессе, и не в какой-то там желтой, а в весьма серьезных изданиях, прозвучало как минимум два до крайности претензионных обвинения: первое – более 49% коммерческого банка принадлежит РПЦ, второе – банк финансировал сепаратистов и экстремистов. Обвинения, согласитесь, нешуточные – тем более, что они озвучены на весь мир. Что в таких случаях делают невиновные и непричастные? Ну, на мой взгляд, очевидно: пишут опровержения, представляют доказательства, собирают бумаги, вызывают брехунов в суд. Словом, спасают как свою деловую репутацию, так и свое доброе имя. А что делает «Пересвет»? Суетится, паникует из-за грядущего банкротства, а на все обвинения отвечает, что это «банковская тайна». Понятно, на мой взгляд, что рыльце в пуху. Но стоит ли в связи с отдельно взятыми жуликами костерить православие и РПЦ как структуру?

Все это безобразие, связанное с торговлей сигаретами, водкой, сувенирами и посудой, а теперь вот связанное еще и с банковской деятельностью, - вряд ли его можно как-то оправдать с позиций христианства, особенно православного. Священники не должны быть коммерсами, на это еще Иисус Христос намекнул максимально прозрачным образом. А православное христианство (как направление христианства) как раз-таки и зиждется на отрицании духа торговли и ростовщичества. В этом смысле то, что случилось, конечно же, является несмываемым позором тех «батюшек» и прочих «православных», которые замараны в этих схемах.

А ведь не зря считается, что вера и ростовщичество несовместимы! У ростовщика и любого другого предпринимателя вера только одна – прибыль! Надо будет – мать родную продаст! В этом, кстати, и состоит главное и сущностное отличие православия от иудаизма: у православного – вера в Бога, у иудея – вера в выгоду и прибыль! Вера сочетаема с высокими идеями, в том числе с патриотизмом, а вот прибыль и коммерция с высокими идеями не сочетаема никогда и ни под каким соусом!

Ну, вот и зачем нам такое лицемерие, при котором православный батюшка, озвучивающий по форме правильные вещи, - по сути абсолютно коммерциализирован и иудаизирован? Такие, с позволения сказать, «служители» только марают православную веру как таковую – по сути своей конструктивную и единственно приемлемую для нашей страны! Да и не только веру, но и в целом Русскую православную церковь! Эти-то негодяи и изменники и дают «неолибералам» резвиться и собирать компромат на Церковь – на самом деле не на Церковь, а на таких вот «воцерковленных» выродков! Но такого рода паскудство отдельно взятых персонажей не имеет ничего общего с православием как таковым! Этого-то многие не понимают, оттого и ведутся на многочисленные «неолиберальные» компроматы и «разоблачения»!

Короче говоря, ростовщики – они и в Африке враги. Причем неважно, в каком виде предстанет ростовщик: в виде вечно улыбающегося в 32 зуба бизнесмена в накрахмаленном пиджачке, в виде грозного вояки (точнее, псевдо-вояки) в генеральских погонах или в виде какого-нибудь там лепечущего и мнимо богомольного пузатого попа. Если человек делает деньги на процентах по долгам (по сути, из воздуха), то он ростовщик. И ростовщичество само по себе категорически не совместимо ни с порядочностью, ни с патриотизмом. Если ростовщик порядочен, то только оттого, что чувствует, что в противном случае его могут посадить в тюрьму. Если ростовщик патриотичен, то исключительно в силу того, что патриотичным в данное конкретное время быть «выгодно». Ну, а коль скоро все эти многочисленные лавки, то есть всякие банки и прочие кредитные организации, получают финансовую подпитку за кордоном, в том числе, непосредственно и опосредованно, от системы ФРС США, то и подпитку надо отрабатывать в строгом соответствии с целями ее предоставления.

Иисус Христос изгнал торгашей и менял из Иерусалимского храма, заявив, что храм – это дом молитвы, а не вертеп разбойников. У нас же хозяйственный вертеп легализован, в том числе и на уровне Церкви, и этот вертеп будет, пожалуй, куда похлеще торгового и кассово-разменного. Ну, хорошо, легализовали, ладно, даже привлекли в этот глобальный вертеп Церковь – ну, тогда хотя бы контролируйте законность действий соответствующих ушлых персонажей, а также каналы соответствующих поступлений и отслеживайте цели расходования вырученных от глобально-ростовщической деятельности средств!

Ошибочно было бы предполагать, что уж коль скоро человек нацепил рясу, закатал глаза и начал напоказ лепетать молитву, то у него вроде как и алиби! Подонки-коллаборационисты должны быть при любом раскладе привлечены к ответственности! На вполне себе светские нары не грешно отправить любого преступника – хоть он церковный, хоть он штатский! Причем церковному надо в таких случаях дать срок побольше, неповадно было и дабы над Верой не ругался!

«Неудобные» памятники Владимирам

Устанавливаемый в Москве, на Боровицкой площади, памятник Владимиру Великому, еще не будучи установленным, уже сумел наделать много шума и уже успел вызвать на себя буквально шквал надрывно-истеричных комментариев и реплик. Памятник тоже Владимиру, но уже Путину, установка которого в Крыму пока еще даже не планируется, а только пока манифестируется на Конгрессе русских общин Крыма, - буквально за несколько часов также вызвал буквально бурю негатива. В чем же причина такого негатива? Почему бы не порадоваться за увековечение памяти людей, пишущих нашу историю? Попробуем разобраться.

Для начала, наверное, нужно понять, кто больше всего возмущен установлением данных памятников. Это в основном две группы: украинские нацисты и наши либералы. Украинские нацисты не хотят памятника Владимиру Великому, поскольку полагают, что христианство пошло от них, а не от «москалей», и не хотят памятника Путину, поскольку считают, что Путин – агрессор. Ну, а наши либералы вообще не хотят каких бы то ни было памятников нашим героям.

Нашим либералам и возразить-то особо нечего – ввиду органической абсурдности их позиции. Ну, что можно возразить на бред? Ведь очевидно, что без исторической памяти нет и не может быть ни социума, ни страны, ни государства. Наши либералы не хотят, чтобы мы существовали вообще – во всяком случае, в организованном формате. Надо просто это адекватно понимать – и стоически относиться к тем визгам и соплям, которые сейчас обильно раздаются в информационном пространстве.

Что же касается укро-нацистов, то уж к ним-то Владимир Великий точно не имеет ровным счетом никакого отношения. То, на чем основывается так называемый «украинский национализм», безумно далеко как от православия в частности, так и от христианства в целом, и не «бандерлогам» претендовать на увековечение на захваченных ими территориях христианской памяти! Пусть строят у себя хасидские синагоги, пусть ставят памятники всевозможным каббалистам и великим местным ребе! Но по поводу христианства, особенно православного, нехай держат свой поганый язык в известном месте!

Ну, а памятника Путину укро-бандеры не хотят из-за того, что Крым выведен из сферы атлантистского владычества именно Путиным. Ну что ж, придется смириться! Понятное дело, что бандерам абсолютно наплевать на мнение народа, причем не только крымского, но и своего собственного, но, как известно, «русские на войне своих не бросают», и справедливость этого тезиса будет подтверждаться вновь и вновь, нравится это кому-то или нет!

Вот как-то так… А больше вроде с критикой установки памятников никто не выступает.

Памятникам быть! Лютующие и злобствующие, утритесь! Вас не спросили!

А вменяем ли Нобелевский комитет?

Нобелевская премия – это награда, ежегодно вызывающая буквально шквал негодования и непонимания. И чем дольше эта награда существует, тем чаще ею отмечаются какие-то непонятные персонажи, и тем чаще обходятся вниманием действительно люди достойные. Не могу судить о Нобелевских премиях в технической и естественнонаучной сферах, а равно о Нобеле экономическом (хотя и на эти Нобели ежегодно - сотни и тысячи нареканий), но совершенно точно и определенно могу судить о рафинированно гуманитарных Нобелях. Они даются только известным (желательно – скандально известным) персонажам - и, как правило, за абсолютную туфту. Подлинные и весомые достижения, по всей видимости, смущают раздающих «плюшечки».

Вот за что выдается так называемая Нобелевская премия Мира? Ну, имеется в виду в идеале – так, чисто теоретически. Очевидно, что за укрепление мира во всем мире, так ведь? Ну, вот лауреаты последних лет – что они укрепили? Что укрепила блогерша-малолетка (вопрос, если что, риторический)? Что укрепил «Тунисский квартет», кроме эскалации напряженности и экстремизма в сырьевом регионе? Что укрепил колумбийский президент – с учетом того, что он вообще фактически ни за что в своей стране не отвечает, и правит в Колумбии кокаиновая мафия? Зачем тогда нужна гордая формулировка «Мира»? Ну, назвали бы как-нибудь «Нобелевской премией попустительства», «Нобелевской премией капитуляции» или «Нобелевской премией шутовства». Было бы значительно ближе к делу.

Но Нобелевская премия по литературе – это, кажется, еще более специфическая и задорная награда. Между прочим, ничего общего с литературой не имеющая. За последние два года ее в принципе не получил никто из тех, кто бы занимался литературой. Ну, хорошо: Патрик Модиано, лауреат позапрошлого года, – действительно оригинальный, сильный и самобытный писатель. Нравится он кому-то, не нравится – это личное дело конкретного человека, но автор, безусловно, нетривиальный, запоминающийся - и в силу этого заслуженный.

Но вот, скажем, Светлана Алексиевич – это ж вообще не литература! То, чем она занималась, и благодаря чему прославилась, - это журналистика. Скандальная, визгливая, душераздирающая, пропагандистская - но не литература, а именно журналистика. Журналистика и литература – это разные вещи, и странно, что комитет этого не понимает. Раз решено, что Светлана Алексиевич - великая журналистка – хорошо, вопросов нет, ну так и премируйте вы ее тогда Пулитцером! Зачем же ставить журналистку в один ряд с Франсом, Шолоховым, Нерудой, Грассом и прочими и прочими? Это совершенно разные творческие проявления.

Но, оказывается, Алексиевич – это еще не дно и еще не маразм. Можно опуститься и ниже – и премировать наивысшей наградой человека, вообще не имеющего отношения к написанию связных текстов. В этом году литературный Нобель получил всю жизнь писавший бессвязную тарабарщину Боб Дилан. В голове сразу возникла уйма вопросов без ответов.

Боб Дилан – да, наверное, очень крутой исполнитель и поэт-песенник. Ну, невозможно собирать многомиллионные аудитории на протяжении десятилетий, будучи бездарью! Так что его талант никто вроде как и не оспаривает. Но при чем же тут литература? Это ж совершенно другой род искусства! Ну, не будем же мы выдавать золотую олимпийскую медаль Халку Хогану – за то, что тот 30 лет назад успешно разыгрывал постановочные бои! Хотя сейчас, признаться, мало что способно удивить.

По сути, как таковые и без песенно-музыкального оформления, тексты Дилана нисколько не более содержательны и изящны, нежели тексты, скажем, «Ласкового мая» или «Веселых ребят». Прочитайте Дилана без какой бы то ни было аранжировки и инструментовки – и станет понятным литературный уровень новоиспеченного Нобелевского лауреата. По большому счету, если человек без блата и с улицы притащит такое в редакцию даже самой простенькой районной газетки, вероятность быть опубликованным у него при таких текстах значительно менее одного процента. Потому что это вообще не литература, это тексты под вскрики, визги и завывания. А комитет счел, что это наивысший планетарный уровень в области именно литературы.

Есть, правда, у Боба Дилана еще какой-то роман «Тарантул». Ну, так все отзывы, даже отзывы наиболее ортодоксальных фанатов Дилана, в отношении данного «гениального» творения абсолютно однородны: читать невозможно.

Складывается впечатление, что таланты измельчали, но ведь это далеко не так. Просто англо-саксонская матрица не дает им дорогу. Опасность нобелевской политики состоит в том, что коллективно-социальная психика кодируется категорически деструктивным образом. Ну, раз наивысшая награда планеты торжественно вручается не пойми кому – значит, все остальное еще на порядок хуже. А что тогда остается делать? Очевидно, смотреть мультики а-ля «Бивис и Баттхед», ну и, может, еще «рубиться в танчики». Стоящий продукт от людей попросту скрывается, да им его и не нужно, иначе как же из них сформировать потребителей животно-скотского типа? И не дай Бог жующий скот будет ориентироваться на победу и свершения! Тогда ему, этому скоту, срочно нужно подсунуть «права человека» и «общечеловеческие ценности» - и выдвинуть в качестве символов каких-то марионеточных, истеричных, ничего не решающих и, по сути, ничего не значащих персонажей! «Никто и ничто» - вот магистральное направление нобелевской политики!

Словом, адекватность сидящих в Нобелевском комитете и раздающих бонусы персонажей вызывает серьезные сомнения. Похоже, нужно начать анализировать не номинантов, а тех «экспертов», которые выписывают этот самый миллион долларов ежегодно.

Американская политическая клоунада и государственническая безальтернативность Путина

Вчера состоялся очередной базарно-визгливый бой «Трамп-Клинтон». Трамп опять проиграл, но речь в данном случае не об этом: кто из этих клоунов выиграл, а кто проиграл – не имеет ровным счетом никакого значения, успех каждого из них все равно будет определяться коллегией выборщиков, и мнение простых граждан тут абсолютно ни при чем. Как всегда, Трамп испугался, потому как чрезмерно усердствовать в накатывании баллонов на тех, у кого потом берешь кредиты, - по меньшей мере, глупо. Как всегда, Хиллари улыбалась в 32 зуба, даже когда ее светлый лик был омрачен посадкой на него мухи (хотел было заострить внимание на том, какую субстанцию предпочитают мухи для своей посадки – ну да ладно, не буду). Как всегда, лились зловонные, но смешные со стороны, потоки упреков, оскорблений, оправданий, провокаций, компромата и прочего подобного. В конце, чисто для приличия, обмолвились парой реплик по Сирии. В общем, шоу опять удалось на славу, и «демократия» в который раз победоносно свершилась. И еще свершится в ноябре, когда рядовых американцев в энный раз ни о чем не спросят.

Поразительно, но демократия, это позитивное в своем истоке явление, сегодня воспринимается как хаотичный парад формально правящих дегенератов, которые в условиях чрезвычайной ситуации, то есть на заранее назначенное время «свободных» и «демократических» выборов, устраивают какую-то дебильную клоунаду. Это сейчас принято считать подлинной демократией. Если лидер – не придурок, и не хочет таким быть, то он априори «диктатор», «автократор» и «лидер азиатского типа». А если он согласен быть дураком, и не стесняется всем это продемонстрировать, то он лидер «демократический». Раньше все это подавалось очень обтекаемо, в основном в публицистике и в периодике, но с течением времени стало все больше кристаллизоваться – и вот теперь мы видим, что эта теоретическая концепция стала безраздельно господствующей на Западе политической практикой.

Итак, Запад, в русле им же выдуманных штампов, подразделяет всех руководителей государств на «демократических лидеров» и «диктаторов». К первым относятся те, кто являются никем и ничем – и, как следствие, готовы на весь мир кривляться, ползать и унижаться, а ко вторым относятся те, за кого их странам не стыдно, те, которые способны проводить самостоятельную государственную политику. Путин – единственный «европейский диктатор», и неважно, что большая часть России простирается на самом-то деле в Азии, абсолютно неважно. Для западных ребят существуют только «цивилизация», то есть они, любимые, «гуманные» и гомосексуально-терпимые, и «варварство», то есть сторонники традиционной, конструктивной и человекообразной модели взаимного сосуществования.

Путин сегодня является выразителем дееспособности государственной власти, как Леонид Ильич Брежнев в свое время являлся выразителем стабильности, иначе именуемой «застоем». Плохой Путин, хороший Путин, добрый Путин, злой Путин, ошибается он, не ошибается он, но именно Путин является сегодня аватарой российской государственности как таковой, и это, как сейчас модно говорить, медицинский факт. Путин страшно раздражает Запад именно этим, то есть даже не столько российской внешнеполитической активностью, сколько наглядной демонстрацией того, что государственная власть жива – и, более того, способна грамотно лупить по мордасам власть денежно-финансовую. И, что самое возмутительное, данный конкретный лидер такого плана – не где-то там в «варварской» Азии, это как раз еще можно простить, а в Европе, прямо-таки под носом. Вот такой оксюморон точно не прощается.

Либералы непрерывно упрекают Путина в авторитарности и несменяемости. Дескать, это он, такой негодяй, узурпировал и коррумпировал власть, а им, либералам, просто не дают порулить. Но невдомек им, что Путин как таковой тут абсолютно ни при чем. Наш Президент всего лишь грамотно соответствует чаяниям тех миллионов людей, которые его избрали и которые ждут от него решительных действий – во избежание поражения. Путин сегодня может уже даже и не хотеть быть каким-то там символом, каким-то образцом, каким-то олицетворением. Но вот сейчас он уже образ и символ – вне зависимости от того, хочет он этого или нет. Наш народ прекрасно понимает, что альтернативы нынче только две: или адекватный и человекообразный лидер, или демократка с мухой на физиономии. Третьего не дано.

Рокфеллеровские триллионы

Сирийская кампания представляется в СМИ как фактически беспредметное и в значительной степени хаотичное противостояние друг другу десятков и сотен криминальных и до зубов вооруженных структур. Зачем они это делают, чего они хотят, откуда у всех этих отморозков оружие и техника – все это остается за скобками. Между тем, ответ, как всегда, следует искать в экономической плоскости, а если быть точным, то в плоскости тесного соприкосновения экономики с политикой и даже в плоскости их взаимопроникновения друг в друга.

Чем для мирового капитала ценны Ближний Восток и Северная Африка? Они ценны тем, что на их территории расположено значительно более 2/3 мировых нефти и газа. А еще тем, что они соседствуют со странами, также богатыми углеводородным сырьем. Зачем нужна хаотизация этих регионов? Затем, чтобы влиять на ценообразование в сфере углеводородного сырья, а также затем, чтобы получать значительные барыши от сделок с углеводородами. Кстати, в этом смысле крайне неприятной для Рокфеллеров является структура под названием «ОПЕК», занимающаяся ценообразованием в сфере нефти, а также вопросами нефтяной политики и стратегии. В 50е годы американцам удалось захватить более трети арабского и африканского нефтяного рынка, и именно ОПЕК пресекла их дальнейшие бесчинства.

Углубившись в историю, приходится констатировать, что Рокфеллеры всегда стремились стать единственными, неповторимыми и бесконкурентными. Джон Рокфеллер, например, еще в 30х годах имел состояние в полтора миллиарда долларов. В пересчете на нынешние деньги это без малого 200 миллиардов нынешних долларов США. Но вот как-то постоянно что-то мешало добиться безраздельного мирового господства, причем история складывалась так, что помех всегда возникало изрядное количество. То это С.Ю. Витте со своим Учетно-ссудным банком Персии, мимо которого рокфеллеровский Standard Oil пройти ну никак не мог. То это могучие сырьевые конкуренты – главным образом, клан Нобелей, Генри Детердинг и Галуст Гюльбенкян (последний, кстати, совсем немногим уступал Джону Рокфеллеру в части богатства и влияния). То это денежный гений всех времен и народов, могучий финансист и геополитик Бернард Барух, и являвшийся, по слухам, единственным в мировой истории долларовым триллионером, в пересчете на нынешний курс. То это, наконец, Иосиф Виссарионович Сталин, прикладывавший все зависящие от него усилия к недопущению расползания по всему миру гадины империализма. Конкуренты были, как видно, мама не горюй. С такими не стыдно сыграть и вничью, а то иногда позволить себе и проиграть. А что теперь?

Теперь Рокфеллеры, преимущественно Стивен и Дэвид, владеют значительным количеством влиятельнейших компаний, фактически контролирующих самые разные сегменты мирового рынка (банковский, фондовый, энергоресурсный, страховой, информационный, военный и проч.). При этом состояние Стивена оценивается «всего» в 3,2 миллиарда долларов США, а Дэвида – «всего» в 2,4 миллиарда. Состояние богатейших людей планеты сегодня 20-кратно превосходит формально задекларированное состояние Рокфеллеров. Очевидно, что свой колоссальный потенциал родственнички используют далеко не в полной мере, что вряд ли может их удовлетворять – тем более, что среда для них сегодня фактически бесконкурентна, а конъюнктура складывается как никогда благоприятно.

Так могут ли представители семейства Рокфеллеров стать долларовыми триллионерами сегодня? Ответ, на мой взгляд, очевиден: да, могут. Перспектив и предпосылок у них для этого значительно больше, чем когда-либо. Если, конечно, грамотно таковыми воспользоваться, а этого сегодняшние пожилые Рокфеллеры почему-то не делают. Для триллионных состояний Рокфеллерам необходимо всего ничего: разогнать строптивую ОПЕК, сформировать вместо нее послушную структуру, желательно находящуюся даже в юридической зависимости от ФРС США, – и продолжить в том же духе дальнейшую экспансию как в африканском направлении, так и в северокавказском направлении, с последующим проникновением раковых метастаз в район Каспийского моря. Все это - разумеется, в формате «международного терроризма», против которого так ратуют на словах американцы, а также в формате открыто поощряемых американцами общественно-политических движений «против коррупции и несменяемости».

Итого под финансово-сырьевым контролем семейства Рокфеллеров оказываются: Ближний Восток, Северная Африка, Закавказье, Северный Кавказ, Прикаспий – иными словами, уже не 2/3 и даже не 3/4, а порядка 4/5 мирового углеводородного рынка, поскольку рокфеллеровские компании Exxon Mobil (ранее – Standard Oil) и Imperial Oil, тесно взаимодействующие и взаимопроникающие, сегодня являются де-факто монополистами на нефтяном рынке. При физическом захвате вышеуказанных территорий посредством марионеточной криминальной сети - конкурентов у Рокфеллеров просто не может быть.

И, что очень важно, глобальная приватизация углеводородных ресурсов всего лишь одной семьей может быть осуществлена практически мгновенно – достаточно всего лишь нанести кинжальные удары по режимам в Сирии, Ираке, Иране, Египте и Казахстане, - это все дело максимум полугода. Причем удары эти могут быть нанесены одновременно – в форматах деятельности террористических организаций, всевозможных движений «за свободные выборы», в формате коррупционных «разоблачений», призывов к вооруженному смещению «жуликов и воров» и прочего подобного. Надо продемонстрировать народу недееспособность правящих им элит, дальше народ в экстазе и в благородном негодовании сметет тех, кто им управляет, ну а дальше, в условиях безвластия, он вынужден будет обратиться к тем структурам, которые заботливо оформили и подали на блюдечке с голубым окаймлением господа Рокфеллеры. Максимум полгода – и мир радикальным образом перестроен.

Сегодня мир все больше тяготеет к биполярности – и снова, как и раньше, по экономико-политическому критерию. Один полюс образуют страны, в которых суверенная власть и коммерческие предприятия все-таки разделяются, а порой и идут перпендикулярно (эти страны – Россия, Китай, Индия, Северная Корея, Иран, Египет и некоторые другие, в общем и целом данная группа совсем не многочисленна). Другой полюс образуют структуры (именно структуры, а не страны), которые сначала выступали за соединение денег и власти, а сейчас – за примат денег над формально-государственной властью, то есть за подчинение формально-государственной власти деньгам. Нигде конкретно данный полюс не локализован, и именно в неопределенности и текучести - его сила и преимущество, он тонким слоем размазан практически по всему Земному шару, но его штаб-квартиры расположены преимущественно в США и странах Евросоюза. Если первый полюс выступает за разграничение бизнеса и власти, то второй – за поглощение власти бизнесом. В этом и состоит фундаментальная основа по новой формирующейся биполярности. Причем, по словам, кстати говоря, Стивена Рокфеллера, данные полюсы в принципе непримиримы и не примеряемы, а посему Третья мировая война неизбежна.

Конфликты в рамках западных и прозападных структур (они, надо сказать, возникают все реже и все чаще оказываются инсценированными) происходят сегодня исключительно оттого, что Рокфеллеры пока еще не стали триллионерами. Какие-то отдельные люди, иногда их семейства, пока что надеются (и надо сказать, не без оснований) отвоевать себе место под Солнцем. Когда же в руках одного семейства будет сосредоточен хотя бы триллион долларов, то это позволит, за счет столь значительных ресурсов, отодвинуть конкурентов на задний план, да так, что конкуренты сами поймут, что лучше бы им действительно отодвинуться подобру-поздорову, и желательно самим. Формирование единого и внутренне непротиворечивого глобалистского полюса возможно, судя по всему, только по такому пути, и вождями этого процесса должны стать монополисты на рынке операций с углеводородами и банковскими активами, то есть желательно - клан Рокфеллеров. Рокфеллеровские триллионы – это не просто потенциальная возможность, это непременное условие консолидации глобалистского блока.

Деятельность клана Рокфеллеров уже давно вышла за пределы исключительно экономической плоскости - и практически всецело отвоевала себе плоскость геополитическую и геостратегическую. Мы уже не первый год являемся очевидцами такого усиления капитала, перед которым меркнут все (ну, вернее, почти все) государственные суверенитеты и международные договоренности.

По всей видимости, сосредоточение в одних руках «хотя бы» триллиона долларов - это и есть та самая пресловутая глобализация, которой нас пугают те деятели, кои к этой самой глобализации так стремятся. Но способны ли престарелые маразматики и их потомки, которым по факту происхождения даны все карты в руки, не профукать наследие их великого предка – вот это вопрос, на который хотелось бы получить отрицательный ответ.

Невзоров – паяц, действующий строго по выгодному нам сценарию!

Прочитал тут «мнение» «господина» Невзорова о том, что это не Россия победила во Второй мировой войне, а победили США и Европа. Дескать, именно им, родимым, нам надо упасть в ножки и воздавать похвалы за победу над ползучей немецко-фашистской гадиной. «Мнение», надо сказать, отнюдь не свежее – и именно в силу своей многолетней тухлости вызывающее устойчивый рвотный рефлекс у подавляющего большинства нашего населения. Собственно, нисколько не меньший рвотный рефлекс и нисколько не у меньшего числа людей вызывает и фигура самого «господина» Невзорова – человека, без тени иронии, исключительно обаятельного и речистого.

Невзоров, правда, на сей раз захотел пооригинальничать, заявив, что нынешний российский «триколор» - это на самом деле флаг Русской освободительной армии, и что-де Россия в ее нынешнем формате не имеет ровным счетом никакого отношения к Победе, поскольку сейчас она – не то, что тогда СССР. Справедливости ради, и это «мнение» отнюдь не ново, хотя и приелось оно несколько меньше. Ну ладно, не все сразу, сейчас разберем все эти невзоровские пунктики по очереди…

На вышеизложенные реплики «господина» Невзорова, зафиксированные всего пару дней назад на сайте «Сноб», возмущенно отрефлексировали уже десятки человек (в перспективе, полагаю, речь пойдет о сотнях негодующих читателей, чего, наверное, подзабываемому Невзорову и надо). Вместе с тем, в данном конкретном случае нужно не возмущаться, а уж, скорее, радоваться, причем радоваться победоносно, шумно и язвительно, с плохо скрываемым злорадством. Утверждение может показаться странным, поэтому поясню.

Во-первых, до 9 мая еще далеко, а это значит, что данная александроглебычевская провокация к славной дате не приурочена. А что это, в свою очередь, означает? Правильно: это означает, что ждать еще более полугода Александру нашему Глебычу нет никакой возможности, потому как деньги уже заканчиваются – и обратить на себя внимание требуется незамедлительно. А что из этого следует? А то, что дела нашей либеральной оппозиции – швах, и что для получения хоть каких-то «грантов» либерал-оппозиционеры вынуждены браться за любую, даже самую грязную, унизительную и нелепую, работу. А из этого, в свою очередь, следует, что заокеанское финансирование антирусских проектов урезано, а то и временно заморожено, вот и приходится нашим либерал-оппозиционерам самим напоминать о себе. А что они есть без заокеанской подпитки? Ну, это если Александр Глебыч – истинный враг, и не ломает сейчас перед нами комедию…

Во-вторых, сугубая маразматичность невзоровского заявления настолько очевидна, и столько раз предметно доказывалась, что сегодня подобные выходки могут вызывать либо усмешку, либо желание просто махнуть рукой на очередной сетевой бред. Но в случае с Глебычем отмахиваться не надо, а надо, напротив, сделать на всем этом акцент, детально разобрав, почему каждое из данных утверждений даже не маразматично, а поистине комично. Такая необходимость обусловлена отнюдь не вниманием к маргинальным отечественным либералам, к сонму которых, насколько можно судить, все активнее и активнее стремится Александр свет Глебыч, - но исключительно восторженной рефлексией на нарастающее либеральное фиаско.

Что немецко-фашистская гидра была раздавлена именно мощью Советского Союза – это настолько очевидно, что не нуждается ни в каких дополнительных обоснованиях и пояснениях. Надо просто сесть – и молча ознакомиться с источниками того трагического для всего человечества периода времени. Благо, таких источников сотни, и в том числе многие десятки – источников непосредственно из Третьего Рейха, и многие из них принадлежат перу и оралу непосредственно высшего нацистского руководства. Манифестируя победу США и «сопротивляющейся» Европы в самой кровопролитной из всех войн, Невзоров тем самым дискредитирует не нашу победу, а собственный интеллектуальный и профессиональный уровень. Ну, либо умышленно кривляется…

Теперь что касается флага… Александр Глебыч, как ему и положено, снова приврал. Ну, или вновь не постеснялся в очередной раз публично продемонстрировать свое невежество – тут уже трудно понять, что на самом деле произошло, и что сподвигло Александра Глебыча на изречение очередной в его послужном списке глупости. Так вот так называемый «триколор» (имеется в виду, в его бело-сине-красном формате), но с изображением по центру двуглавого орла с тремя коронами, скипетром и державой, - это флаг царя Московского в XVII веке. С самого начала XVIII века – и вплоть до падения Российской империи в результате предательства царя – «триколор», наряду с Андреевским флагом, был символом флота Российской империи, а в 1914-1917 годах бело-сине-красный «триколор» обозначал на тот момент уже надуманное единение царя с народом. А вот символом Русской освободительной армии был преимущественно Андреевский флаг, иногда, крайне редко, - во всевозможных комбинациях с бело-сине-красным «триколором». Но нынешний флаг Российской Федерации, с одной стороны, и флаг Русской освободительной армии, а равно власовского Комитета освобождения народов России, - с другой стороны – это два совершенно разных флага. Это надо быть слепым, чтоб перепутать. Невзорову неплохо бы подучить геральдику (если, конечно, он опозорился неумышленно).

По поводу того, что Россия «уже не та» и всякое такое… Ну, да, собственно… Равно как и Третий Рейх имеет мало общего с нынешней гомосексуализированной ФРГ (кстати, и флаги у них тоже разные). И равно как традиционные католико-протестантские США того времени имеют крайне мало общего с также гомосексуализированными и превращенными в нагромождение финансово-денежных пирамид США сегодняшними (да и их флаги, признаться, тоже чуть-чуть – да различаются). В общем, тоже какое-то забавное невзоровское отступление…

Вообще я склонен считать, что Невзоров – мужик умный, и если он громко и публично испускает газы в лужу, то, скорее всего, делает это специально. Кстати, для справки: в мае 2016 года он получил должность советника генерального директора Первого канала. Согласимся, довольно странно для целенаправленного идеологического врага. А вот для шута, целенаправленно дискредитирующего и без того под корень дискредитированный российский либерализм, - самое оно. В этом смысле пользы от него намного больше, чем от пламенных патриотов, голоса которых в силу разных причин не слышны на просторах глобального информационного пространства.

Пусть либерализм и дальше проявляет свое комическое естество, и в деле этого самого проявления никто не сможет превзойти великого мэтра журналистики и сетевой публицистики Александра Невзорова!

Спасибо Вам, Александр Глебович! Продолжайте в том же духе и далее, а лучше – набирайте обороты!

Политтехнологическая сила уфологии

На днях Триш Чамберсон, представитель скандально известного американского агентства по исследованию космического пространства - под названием «НАСА», сделала очередное для НАСА сенсационное заявление: инопланетяне существуют, и это достоверно установленный факт. И даже еще больше: они прилетают к нам, в нашу Солнечную систему, на своих звездолетах, «подключаются» к Солнцу посредством какой-то неведомой космической установки – и высасывают из Солнца его энергию. Могут высасывать и наши, земные, ресурсы – почему бы и нет, собственно? При этом Триш Чамберсон подчеркнула, что все эти действа для нас, землян, абсолютно безопасны, а вот северокорейское ядерное оружие, а уж тем паче его испытания, представляют для инопланетян непосредственную угрозу, поскольку разрушают «параллельные миры». И на все это в НАСА жалуются непосредственно сами инопланетяне.

Можно с уверенностью заявить, что мы, живущие сейчас на планете Земля, являемся непосредственными свидетелями формирования на практике принципиально новой управленческо-идеологической модели, эдакой помеси первобытного фетишизма с новейшими достижениями науки и техники. Вопросом перекодирования массового сознания именно в этом направлении ученые, философы и журналисты (преимущественно американские) занимаются уже примерно полтора века, но на практике и на высшем уровне данная парадигма манифестируется и реализуется впервые. Так что малограмотную и бессвязную речь Чамберсон можно по праву считать исторической – и нисколько не менее значимой, чем, скажем, блестящая по уровню ораторского мастерства речь Черчилля в Фултоне.

Для чего же американцам вдруг потребовалась столь активное и столь шумное продвижение новой модели управления массовым сознанием? Ответ прост и очевиден: потому, что старые уже напрочь не работают. Еще 30 лет назад Америка слыла «империей добра», а сейчас число ее махинаций и злоупотреблений достигло уже таких масштабов, что скрыть таковые уже в принципе невозможно. Да и, надо сказать, плохо скрывают: хваленые ЦРУ, ФБР и прочие американские специализированные структуры работают столь «блестяще», что утечка важной секретной информации для них давно стала делом обычным и повседневным. Причем чем дальше, тем меньше членораздельных оправданий находят американские должностные лица. В этом смысле, конечно, несправедливо: схемы создают и претворяют в жизнь биржевики и банкиры, а отдуваться приходится псевдогосударственным американским клеркам, на разных уровнях. Так вот чтобы не подставляться, проще во всеуслышание заявить, что они «в домике», а виноваты во всем инопланетяне. Это первый момент.

Второй момент заключается в том, что американским финансово-демократическим структурам необходимо нейтрализовать, а лучше и вовсе ликвидировать геополитических конкурентов. Но как это сделать? Воевать с сильным противником американцы не умеют, они привыкли только добивать слабых. Как-то членораздельно сформулировать концепцию, что именно США – «империя добра», а все прочие ядерные державы, кроме Великобритании и Франции, - «империи зла», - тоже, как видно, не получается. Жалобы «зеленых человечков» на лютующих северокорейцев сейчас как никогда кстати. Раз «высший разум» говорит – значит, стало быть, так оно и есть.

Раньше во всем были виноваты «небогоугодные» индейцы и негры. Перестало срабатывать: американцам быстро напомнили, что политика апартеида, геноцида и расизма исходила и исходит именно от них. Потом во всем были виноваты «коммуняки». Тоже перестало действовать: жертв американской «демократии» оказалось в разы больше, нежели жертв любого «красного террора», да и с падением красного планетарного полюса число проблем, как мы видим, только увеличилось, а уже имеющиеся – значительно обострились. Далее виноватыми стали «международные террористы», а также «кровавые и коррупционные» режимы. Эта позиция практически мгновенно стала вызывать резонные сомнения: на смену этих «чудовищных» режимов всегда и неизбежно приходит американская «демократия», творящая в разы больше бед и разрушений. Все традиционные и разрабатываемые веками американские идеологемы вдруг сгнили, причем сгнили окончательно, безнадежно и бесповоротно.

И вот теперь НАСА через своего замечательного представителя прозрачными намеками объяснила нам, что колоссальные деньги от истощаемых неимоверными темпами углеводородных ресурсов - не прокачиваются через оффшоры и не оседают в результате сложнейшей системы махинаций в многочисленных банках, в том числе (и даже главным образом) в банках Европы и системы ФРС США. Просто ресурсы (стало быть, и деньги) тихо, мирно и незаметно высасываются инопланетянами посредством неведомых установок на неведомых звездолетах. И, главное, все это абсолютно безопасно и безвредно. Просто было – и сплыло. Разумеется, население богатых углеводородными ресурсами регионов, а равно население самих США, необходимо при таком идеологическом раскладе довести до соответствующего «овощного» уровня восприятия. Чем, собственно, американская образовательная система и занимается, а сейчас, похоже, займется с утроенной интенсивностью.

Наивно при этом полагать, что нас этот маразм никак не коснется. То ли еще будет, уважаемые сограждане! Готовимся к «феерии» и к дальнейшему насаждению «тестов»!

Русский марш в Арктогею

В средствах массовой информации очень много говорится и пишется о наших интересах в Арктике. С докладами выступают такие столпы и гиганты информационно-научной сферы, как А.И. Фурсов, М.Г. Делягин, Л.Г. Ивашов и многие-многие другие. Речи произносятся пламенные, аргументированные, искренние, но вот как-то до массового читателя эти речи почему-то не доходят. Арктическую тематику упорно обходят вниманием как в Интернете, так и на телевидении, так и в прессе. Ну, был недавно в Арктике некий «Летучий отряд», но вот что он такое, что он там делал и для чего он был туда направлен – этого людям не объяснили, и как будто не объяснили умышленно. Между тем, арктический сектор важен для нас сегодня нисколько не меньше, нежели южнорусский, северокавказский и ближневосточный. Пока что нисколько не меньше, а в ближайшие годы будет важен намного больше, Арктика станет для России, да и для всего мира, вопросом и проблемой № 1.

В чем же состоит важность и притягательность Арктики?

Ну, во-первых, это на сегодняшний день, конечно же, сырьевой Клондайк, причем, как ни парадоксально это звучит, сохраненный почти что в своей исходной нетронутости и первозданности. Нынешняя мировая практика исходит из того, что ресурсы нужно выкачивать мгновенно и прожирать их нещадно, валово и немедленно, и в особенности такая практика сказывается на Африке, Ближнем Востоке и ряде российских регионов (возможно, в ближайшее время скажется и на США). Арктика же на сегодняшний день изучена и разведана крайне слабо, почти что никак, а посему и ресурсов из этого региона добывается в разы (а по некоторым параметрам – и в десятки раз) меньше, чем из других ресурсодобывающих регионов.

Во-вторых, Арктика сама по себе – это контроль над Северным морским путем. Понятно, что классиков оспаривать нехорошо, но тезис Д.Х. Маккиндера «кто контролирует Хартлэнд, тот командует миром», по состоянию на сегодняшний день явно неактуален. Сегодня лучше обозначить так: кто контролирует Северный морской путь, тот контролирует Ойкумену, а кто контролирует Ойкумену, тот держит под непосредственным контролем все мировые процессы, поскольку ресурсный субстрат всех сегодняшних мировых процессов практически всецело обеспечивается именно с территорий, опоясываемых Северным морским путем. И в этом смысле Д.Х. Маккиндер – конечно, безнадежная ветошь, а наш великий О.Ю. Шмидт – гений на все времена (ну, если и не на все, то уж, по крайней мере, на ближайшие два-три столетия – так точно). Труды «Демократические идеалы и реальность», а также «Круглая земля и обретение мира», сегодня можно с полным правом выкинуть на помойку, в то время как доклад Шмидта о перспективах на 1936 год сегодня сверхактуален и должен стать настольной книгой любого успешного практикующего геополитика.

Это два наиболее наглядных и понятных довода в пользу исключительной значимости Арктики для нас. Но есть еще довод ментально-метафизический, и он не менее важен, чем доводы в пользу хлеба насущного. Дело в том, что значительная часть Арктики исторически наша, и в этом смысле сегодня мы держава, распростертая в трех плоскостях: западной, восточной и северной. Мы не просто транснациональны и трансконфессиональны, но и транстерриториальны, трансграничны, а такой статус неизбежно обязывает нас к такой же политике и такому же мировоззрению. Так вот Арктика осваивалась преимущественно именно нашими мореплавателями - и осваивается до сих пор, вот уже почти десять веков. И именно нашим геополитическим гением Дмитрием Герасимовым еще в XVI веке была сформулирована доктрина Северного морского пути, через много столетий развитая и претворенная в жизнь опять же нашим гением Шмидтом. Так что Русская Арктогея спаяна с территорией России в единое и неделимое целое. Освоенная нашими мореплавателями и исследователями часть Арктики вот уже много веков составляет российскую территориально-политическую плоть, а потому отнять у нас данный регион бескровно уже невозможно, и с исторической точки зрения, невозможно предметно оспорить принадлежность нашей части Арктики к России.

Разумеется, не все готовы принять означенное положение вещей как данность. Для рвача и афериста вообще нет понятия «чужое». Для него все, что он в состоянии захапать, - его, и как будто принадлежало ему изначально. Раз у него достает сил и наглости «отжать» - значит, «отжатое» должно принадлежать ему, и плевать с высокой колокольни он хотел и на историю, и на сложившуюся многовековую практику, и даже на официально признанные и документально закрепленные границы.

Начиная с 2000х годов, мы вынуждены вечно доказывать «мировому сообществу», что Русская Арктогея - это наша земля, вечно оправдываться перед этим самым «мировым сообществом», временами унижаться и заискивать, бегать с какими-то бумагами, произносить какие-то публичные заявления. Наши государственные лидеры почему-то заняты тем, что отчитываются и оправдываются перед геополитическими врагами по тем вопросам, очевидность которых вот уже много десятилетий не вызывает никаких рациональных и фактически обоснованных сомнений и возражений.

Собственно говоря, на любые доказательства «мировому сообществу» в высшей степени наплевать. Пока оно готово скрепя сердце воспринять какие-то формальные отчеты и реплики, но как только мы окончательно потеряем влияние в этом регионе – он мгновенно перестанет быть нашим. Возможно, в пределах нескольких дней. Нас вышибут оттуда физически, начхав на все бумажки. Проведут какие-нибудь широкомасштабные американо-канадские военные учения – настолько широкомасштабные, что директива Стивена Харпера от 2013 года будет претворена в жизнь - и наши границы в одночасье изменятся – за счет официально-бумажно-военного присоединения хребтов Ломоносова и Менделеева к Канаде ну и, скорее всего, к тем же США. С учетом бурной активности «мирового сообщества» и нашей преступной пассивности – это более чем вероятный сценарий. Для России недопустимо, чтобы хребты Ломоносова и Менделеева были переломаны агрессорами.

Сегодня нам необходимо в разы усилить Северный флот, причем сконцентрировав значительную его часть в районе Новой Земли. При этом этот флот должен быть не демонстративно выставляемой декорацией, а именно боевым флотом, готовым к отражению провокаций любой интенсивности. Необходимо в десятки раз увеличить поток судов по Северному морскому пути (а то ведь, страшно сказать, по Суэцкому каналу сегодня ходит аж в сотни раз больше судов). Необходимо как можно шире освещать арктический вопрос в СМИ, создавать самые разные общественно-политические движения и течения арктической направленности, причем деятельность этих информационно-общественно-политических структур также должна быть обсуждаема и освещаема как можно более громогласно. Необходимо не только доктринально-декларативно, но и практически обозначить принадлежность Русской Арктогеи к нам. Необходимо делать в этом отношении хоть что-то, и желательно как можно больше и продуктивнее, потому как цена вопроса – без толики преувеличения, наша государственная и общественная безопасность, угрозы которой выстреливают в самых разных плоскостях, в том числе и в северной плоскости.

Зубастый и вечно голодный хищник подполз к нам еще и с севера, подполз непозволительно близко и обозначил свои хищнические намерения предельно недвусмысленно. Уже вот-вот бросится и перегрызет хребет – как в переносном, так и в буквальном смысле. Сложилась ситуация, при которой столкновение с осатаневшим от безнаказанности, алчности и роскоши хищником (по сути дела, синтетическим криминально-финансово-вооруженным организмом, жаждущим пространств и плоти) стало неизбежным. Наши перспективы при имеющемся раскладе не блещут многообразием: либо мы станем жертвой, и тогда нас неизбежно сожрут, предварительно цинично и публично поглумившись над растерзанным трупом, либо мы станем окончательно и бесповоротно боеспособными, и тогда от нас отстанут. Пусть не сразу, пусть не сейчас, пусть с предварительным и многократным получением по зубам, но все же отстанут. Нужно понимать, что англосаксонский хищник – по своей природе падальщик, а падальщики крайне редко нападают на сильного зверя, готового дать отпор, а то и разорвать нападающего в клочья. Русский медведь должен наконец-то проснуться и решительно разогнать сборище визжащих вокруг него шакалов, не стыдясь при этом потрепать кого-то из них или всех разом.

Трехсотлетняя схватка за историю, которую мы, похоже, проигрываем!

Каждому из нас с младых ногтей (то есть совсем с младых, лет с 12) объяснили, в какой стране мы все живем. Выглядит «эта страна» примерно так… Сначала мы бегали голыми и полуголыми в каких-то лесах и молились колесу. Потом призвали править какого-то то ли шведа, то ли голландца, потому что сами были не на шутку убоги, по причине чего ни на что не были способны. Потом пришел «пахан» и зачем-то заставил всех креститься, а кто не согласился, того убил. Затем потомки «пахана» стали в неимоверных количествах убивать друг друга и нападать на соседей. Потом нас поработили монголо-татары, прискакавшие из степей на кривоногих лошадках, и еще примерно три века от себя не отпускали (разумеется, ни о какой культуре не могло при этом быть и речи, она у нас была, есть и будет отсталой – или ее вообще нет и никогда не было). Потом к власти пришел маньяк, пресекший сообщение с «прогрессивным» Западом и утопивший страну в крови. Потом мы были под поляками. Потом на протяжении более двух веков мы были под масонам. Потом нас захватили иностранные евреи, а сразу после них – психически больной кавказец, в очередной раз утопивший страну в крови. Следом за ним нами правили ничего не соображающие старперы и маразматики, а с 90х – и вот прямо сейчас – «жулики и воры».

Картинка получается, прямо скажем, так себе. Хочется жить в такой стране? Или единственная мысль – валить? Вот-вот.

Нет-нет, это все не враки о нас за рубежом, это программа по отечественной истории в наших школах и вузах! Хочешь, не хочешь, а учи! Бывает и такое, что ребенок задает наивный и искренний вопрос о том, почему же мы, такие дикие, убогие и отсталые, тем не менее, всегда заявляем свою волю в отношениях с «цивилизованными» странами, и почему нас все захватывают-захватывают – и все никак не могут захватить. Тогда учитель – альтернативно: ставит «двойку», ставит в угол, вызывает родителей. Нам с раннего детства запрещено даже сомневаться в собственной дикости и отсталости, несмотря ни на какие факты! Это ли не разгромное поражение? Это ли не полноценная оккупация на собственной же территории?

Опросите нескольких ваших знакомых на предмет того, знают ли они о том, что такое, скажем, Аркаим (я уж молчу о том, знают ли они, где таковой располагался). Соответствующей информацией располагают только самые образованные, да и то не на шутку интересующиеся археологией и историей, да и те лишь краем уха что-то такое слышали. Остальные вообще ни о чем подобном не знают и по определению знать не могут, потому как не было у нас в третьем-втором тысячелетиях до нашей эры цивилизации, не было и быть не могло, в учебниках и пособиях же черным по белому написано! Не было сложнейших и совершеннейших фортификационных сооружений, оросительных систем, не было и металлургии, гончарного искусства, высокоразвитой архитектуры. Вообще никакой организации у нас не было. Сказано: были дикими – значит, были дикими!

А про курганы вообще говорить не стоит: это просто взяли – и засыпали мертвецов большим количеством земли. И ничего, что архитектура курганов весьма сложна и специфична, а в самих курганах обнаруживаются великолепно сделанные оружие, украшения и проч. – об этом опять-таки знать не положено, это у нас полулегальная, а зачастую и нелегальная, история. У нас принято или ее агрессивно отрицать, или ехидно похихикивать над людьми, транслирующими таковую. Почему-то, кстати, в последнее время таких людей принято именовать «конспирологами», хотя совершенно непонятно, какое отношение конспирология имеет к древнеславянским постройкам и захоронениям. Ну да ладно…

Если спросить человека о том, что такое славянское язычество, как оно зародилось, как оно веками (а может, и тысячелетиями) эволюционировало, в чем конкретно состоит грандиознейшая заслуга Владимира Великого, то услышать, скорее всего, придется что-то примерно такое… Ну, бегали у нас дикари (в лучшем случае человек в общих чертах обозначит регион «беготни»), потом пришел какой-то там князь, заставил всех молиться одному деревянному идолу, а потом (вот ведь неадекватный человек!) сбросил и этот идол в реку, после чего перебил всех желающих молиться этому идолу и перенял «жидовскую» веру. Очевидный бред, но вот так вот у нас преподается.

Кстати говоря, именно под этот бред великими деятелями журналистики, вроде Александра Невзорова, продвигаются совершенно дикие вещи – как, например, то, что никакой русской культуры не существует и никогда не существовало в природе. Вместе с тем, Толстой, Чехов, Достоевский, Чайковский, Римский-Корсаков, Врубель, Шагал, Рерих, Эйзенштейн, Тарковский и еще многие-многие другие великие русские деятели искусства прекрасно известны всему миру и прекрасно узнаваемы всем миром (во всяком случае, образованной его частью). И можно ни на йоту не сомневаться, что Александру Глебовичу все это прекрасно известно. Конечно, тем же самым Александром Глебовичем предпринимаются попытки обгадить имя Достоевского, обвинив его в несамостоятельности и сочетании идей дарвинизма с идеями православия, но предметно доказать дарвинизм Достоевского Александр Глебович, как ни пыжился, не смог, да и невозможно это смочь, потому как это не что иное, как либеральная ахинея. Тот же самый Дмитрий Быков, журналист чуть менее известный, как-то обмолвился, что «Война и мир», произведение, которое известно любому образованному китайцу, японцу, корейцу и вьетнамцу (это факт, я доподлинно это знаю!), - всего лишь плагиат. При этом внятно назвать «оригинал» Быков, разумеется, не смог. Зато подлинный и самобытный эталон русской культуры у Быкова – журналистка Светлана Алексиевич. Вот тут-то наш либерализм и показывает себя во всей красе: отринуть все свершения, выставить на передовую явно не заслуживающих такого выдвижения персонажей - и продолжить поливать себя, пардон, отходами пищеварения. Но мы, кажется, отвлеклись от темы…

Заявления о нашей дикости и безгосударственности до прихода Рюрика, прямо скажем, слабо стыкуются с успешными набегами наших далеких предков на Византию, и эти набеги вроде как никто не отрицает. Как так получается: дикие люди с дубинками с завидной частотой побеждают хорошо организованную армию, уже к тому времени вооруженную греческим огнем (по сути, напалмом), - и в итоге заставляют руководство проигравшей страны подписать торговые соглашения на невыгодных для этого самого руководства условиях? Может ли горстка дикарей с палками-копалками перебить взвод огнеметчиков? Никто не видит никакой несуразицы? Почему никто не обращает на нее внимания?

Далее… Всем известно, что мы были порабощены разрозненными и плохо организованными степняками, эдакими дикими оборванцами, не имеющими статичных управленческих центров, не имеющими инженерии, металлургии, ремесел, фактически не имеющими даже письменности как таковой (письменность для монголо-татар придумал-де некий уйгурский писарь лет за 20 до захвата Руси). И эти-то полуживотные-полулюди поработили наших далеких предков! Большего позора и придумать трудно!

Но никто почему-то не упоминает о том, что даже эталонно правдивая Книга рекордов Гиннесса рассматривает Чингисхана как величайшего завоевателя всех времен и народов. А после смерти Чингисхана управленческая система только усложнялась и становилась все более эффективной, этого вроде не отрицает никто из тех, кто в принципе признает факт наличия у нас в то время ига. Так, может быть, и не такими уж дикими были эти самые монголо-татары, раз уж они располагали такой высокоразвитой системой управления столь колоссальными по площади территориями? Да и почему, если уж мы были так порабощены, растоптаны и раздавлены, - у нас сохранилась самобытная культура и собственное управление, а иго выражалось только, по сути дела, в хороших взаимоотношениях между князьями и ханами? Снова неудобные вопросы, за которые положено бить по шапке.

Теперь про Ивана Грозного… Ну, тут уж и сомневаться не приходится: разумеется, маньяк, дикарь и… как его… «лидер азиатского типа», кажется так либералы его дразнят. Человек, безусловно, психически больной и старательно проявлявший свою болезнь на троне. Но как так вышло, что этот ненормальный дегенерат создал централизованный и работающий как часы управленческий аппарат? И как это он, такой дебил, смог увеличить территорию страны более чем в два раза, при этом окончательно объединив всю нынешнюю Европейскую территорию России, выйдя к Каспийскому морю и выйдя также в регион, который сейчас оказался одним из наиболее значимых в углеводородном отношении? А, ну да, знаем-знаем: Сибирский поход – это проект Строгановых, Иван Васильевич тут совершенно ни при чем, а Казанское и Астраханское ханства были присоединены, так как ослабли донельзя, и ничего сложного не было в том, чтобы их присоединить, да и тут больше заслуга «самоорганизующихся» казаков, нежели Ивана Васильевича. Зато Иван Грозный виноват в утрате выхода к Балтийскому морю и в опричнине, которая, как знает любой либерал, есть не что иное, как геноцид – наподобие ВЧК и НКВД. Вообще любой наш лидер виноват в любых промахах, а к победам он вообще никакого отношения не имеет. Ну, соответственно, и мы априори нация пораженцев: у нас есть только позор и упущения, а наши победы – это «естественный ход истории», мы тут абсолютно не при делах.

Конечно, всем нам рассказывали, как мы были попраны и унижены поляками (если быть точным, Речью Посполитой). В учебниках по истории мы снова смотримся несомненными и ярко выраженными идиотами: куда-то девалась наша монархия (будто бы испарилась), на смену ей пришли олигархи-бояре, которые потом, по причине своей подлости и тупости, решили «прогнуться» под польскую аристократию, а русский народ, как стадо баранов, вновь ровным строем пошел на убой. Разумеется, детский мозг не обременяется ни конкретизацией многослойных русско-польско-литовско-украинских интриг, ни грандиозным влиянием этого критического периода нашей истории на формирование нашей последующей централизованной монархической государственности. Конечно же, детям это понимать «рано», а вот понимать, что наши предки - всецелые пораженцы, которых на сей раз чуть было не размазали по стенке поляки, - вот это «понимание» всегда своевременно и всегда в самый раз.

Новая династия Романовых, как нам всем известно, была прозападная и масонская. И снова крутится шарманка о том, что наша культура и наше мировоззрение глубоко и органически не самобытны, и самобытными быть не могли, так как были под контролем западных элит. Разумеется, в голове знающего и хоть минимально осознанного человека не могут не родиться закономерные вопросы: а почему в таком случае мы постоянно воевали с Западом (и, кстати, в подавляющем большинстве случаев побеждали), и откуда тогда самобытные русские философские течения, такие как космизм, евразийство, славянофильство и почвенничество? Нет! Отметаем все сомнения и все вопросы! Нами правили предатели и масоны (чаще всего, конечно, опять-таки жизнерадостные придурки), а евразийцы, славянофилы и почвенники – идиоты, и именно как идиотов и маргиналов, пусть и трогательных, их надо подавать в учебниках (а о космистах лучше от греха подальше и вовсе не упоминать)!

Но наибольший шум вызывает, разумеется, «красный период» нашей истории. Знамо дело, власть захватили евреи, чтобы раздать всем все территории и поставить «тупых Ванек» в зависимость от еврейских и немецких олигархов. Закончился этот захват изгнанием интервентов, тотальной электрификацией (кстати, первой в мире – в таких масштабах), созданием собственной управленческой системы, а также экономической системы, в рамках которой, кстати говоря, функционируют сегодня все успешнейшие экономики мира (Индии, Китая и других). Потом пришел «кровавый тиран» Сталин и «со своими приспешниками», выражаясь языком Дмитрия Анатольевича, стал маниакально проводить геноцид русского народа, в результате которого численность населения выросла более чем в полтора раза, а промышленное производство выросло в разы, а по некоторым отраслям – и в десятки раз. А после Сталина нами правили дебилы, при которых у нас была в целом весьма успешная политика на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии и в рамках Пакта Варшавского Договора, то есть в тех регионах, которые сейчас, кажется, безнадежно и безвозвратно утеряны как геостратегические партнеры.

И сейчас у нас у власти «жулики и воры», измывающиеся над голодающим населением, ездящим на личных автомобилях и тыкающим в «Айпады» и прочие гаджеты. И эти проявления – явный признак того, что дальше в яму опускаться некуда. И политика у нас позорная – такая, что Европа и США уже дурниной воют. Словом, кромешный ужас: мы опять в яме, опять дикие, опять нам надо набираться цивилизации!

Приходится констатировать, что история России пишется ее врагами, по прямому указанию врагов и во вражеских целях. И транслируется чаще всего не вполне осознанными людьми, органически вписанными во вражескую либеральную риторику. Призванные «сеять разумное, доброе, вечное» - на деле сеют лишь русофобию и лютую ненависть к своему прошлому, причем занимаются этим посевным процессом неусыпно, неуклонно – и при этом зачастую абсолютно механически и неосознанно.

Что бы у нас ни происходило – пока мы присутствуем государственно, идейно и организационно, мы сволочи и дегенераты, и всю эту мерзость будут правдами и неправдами вживлять в мозги, в том числе, если не главным образом, и в детские. Вот когда нас не будет как нации и государства – вот только тогда нас похвалят и добродушно похлопают по плечу!

Остается все-таки ответить (в первую очередь, самим себе) на вопрос: так в какой все же стране мы живем (и, даст Бог, будем жить)? В отсталой, лапотной, неграмотной, порабощенной всеми и вся и умытой кровью, с тупыми, агрессивными, кровавыми и неадекватными лидерами? Или все же в стране со славной историей, со славными победами, в стране, неоднократно спасавшей от всевозможных внешних угроз другие страны и цивилизации, даже человечество целиком, в стране великой науки, великой культуры, в стране великих государственных и духовных лидеров? Сейчас мы в точке принятия решения – соответственно, четкого ответа на эти вопросы пока никто не даст. Историю пишут победители – за ними и ответ!

Органическая взаимосвязь Сталина и православия, или Сталина – к лику святых!

Нередко приходится сталкиваться с той точкой зрения, что политика Сталина была несовместима с подлинно русской монархией и православием. Дескать, большевики едва ли не безвозвратно порушили все наши государственные и нравственные институты, а Сталин-де завершил добивание страны и огораживание ее пресловутым «железным занавесом».

Либеральная ложь в вопросах, непосредственно связанных со Сталиным и сталинизмом, склонна мимикрировать под православно-монархическую идеологию. Смысл примерно таков: вот мы, не-либералы, так же, как и либералы, решительно осуждаем «Антихриста» и «безбожника» Сталина, руки которого по локоть в крови ни в чем не повинных православных людей и их младенцев. Ну, и прочая подобная уже набившая оскомину и успевшая изрядно поднадоесть околесица. Все это делается для того, чтобы пополнить либеральные ряды неосведомленными, а потому и информационно дезориентированными, людьми зачастую ультрапатриотических, даже монархических, взглядов. Но от этого ложь, внушаемая этим людям по вопросам Сталина и сталинизма, не перестает быть сугубо и всецело либеральной – просто в отношении патриотической аудитории либералы используют немного другие методы работы. Но на самом-то деле подлинно либеральная природа антисталинской лжи обнажается до чрезвычайности просто, а именно посредством: во-первых, установления приоритетных направлений антисталинской лжи; во-вторых, предметного развенчания этой самой лжи – по каждому из этих направлений и строго по пунктам.

Существуют три направления организованной антисталинской информационной работы. Эти три направления можно условно выразить в трех клише: а) «Сталин уничтожил и посадил в тюрьмы миллионы людей»; б) «Сталин лишил страну интеллектуального потенциала»; в) «Сталин душил православие». Если вы слышите что-то подобное (разумеется, с инверсиями и вариациями, но вот именно такое по сути), то ни минуты не сомневайтесь: перед вами либо истый либерал, либо исто либеральная жертва. Итак, начнем предметно разоблачать.

Сталинские репрессии, хоть и имели место быть, численно, очень мягко говоря, преувеличены. Что касается расстрелянных, то по самым завышенным достоверным данным, которые в принципе могут быть как-то предметно и документально подтверждены, число приговоренных к смертной казни за весь период правления Иосифа Виссарионовича составляло немногим более 640 тысяч человек. Это примерно один на 320 человек населения, и это при колоссальной рождаемости в то время. Например, за пять лет после войны население страны отнюдь не сократилось, а, напротив, увеличилось, и не на 640 тысяч, а на 11 миллионов человек. Как видно, на геноцид, мягко говоря, не тянет. Число ежегодно пребывающих в местах лишения свободы при Сталине составляло немыслимые полтора миллиона человек, что в абсолютном выражении примерно вдвое больше чем в нынешней «несвободной» России, но на миллион меньше, чем в нынешней «свободной» Америке.

Данное направление наиболее рельефно выдает строго либеральную направленность антисталинской пропаганды, в какие бы ритуально-маскарадные одеяния монархического толка она порой ни рядилась. Либерализм как таковой эксплуатирует такую обманку, как гуманность. Дескать, такой-то режим негуманен, а наш – самый что ни на есть гуманный, то есть, в идеале, максимально физиологически комфортный для среднестатистического обывателя. Поэтому если где-то поднимается вой и рев про невинно расстрелянных и невинно замученных в лагерях – сомнений нет и быть не может: либералы что есть мочи отрабатывают деньги либо североамериканских штатов, либо общеевропейского конгломерата. В случае со Сталиным это выражено наиболее явно, просто в силу масштабов его личности и деятельности.

Приходится сталкиваться и с той точкой зрения, что Сталин-де подорвал интеллектуальный потенциал страны, якобы уничтожив интеллигенцию. Обычно голосят: вот такой-то ученый уехал, вот такой-то писатель писал в стол, вот того-то за высказывание расстреляли и так далее и тому подобное. Абсурдность этого утверждения кажется настолько исторически очевидной, что даже не хочется акцентировать на ней внимание. Нужно, наверное, просто ознакомиться с той совокупностью производственно-технических и культурных свершений, которые были достигнуты героическим трудом советского народа, организованного на работу именно системой, созданной Сталиным. Никакому Китаю ничего подобное (по крайней мере, в такие сроки) и не снилось.

Почему данный миф сугубо либерален? Да потому, что либеральная парадигма позиционирует себя как парадигму всецело аристократическую (точнее, псевдо-аристократическую). Если вы пообщаетесь с либералом-ортодоксом, то увидите, что каким бы тупым и неотесанным он, этот либерал, ни был, он всегда считает себя голубой кровью и белой костью – в противоположность быдлу, к категории которого он относит чаще всего всех, кроме себя, любимого. Так вот о так называемом «простом народе» (волей-неволей приходится употреблять эту мерзкую либеральную фразочку) либерализм никоим образом не печется, потому как «простой народ» ни одному либералу на самом-то деле не интересен. Либералу жующему интересен только он сам, либералу минимально осознанному интересна во вторую очередь еще и так называемая «элита». Так что либеральность этой разновидности антисталинской лжи также очевидна.

Наконец, по поводу истребления Сталиным православной идеологии… Обычно тычут в нос тем, что сажались в тюрьмы и расстреливались тысячи служителей Церкви, уничтожались храмы, монастыри и так далее и тому подобное.

Ну, во-первых, о перегибах в работе на местах писал сам Сталин. В конце концов, услужливый, исполнительный и инициативный дурак – он чаще бывает опаснее врага, с этим уж ничего не поделаешь. А во-вторых, либералы почему-то (интересно, почему?) предпочитают молчать о том, что духовенство, наряду с эмигрировавшей аристократией, частенько воспринималось нашими заклятыми «друзьями» как оплот борьбы против советской власти. При Сталине, вообще-то говоря, уничтожалось не духовенство как таковое, а, скорее уж, подонки в рясах. Да, случались и отдельно взятые недосмотры и отдельно взятые ошибки, то есть те неконтролируемые частности, без которых глобальная государственная политика в принципе не представляется возможной, но в основном здоровый организм просто радикально очищал себя от вредителей, в том числе и от вредителей из числа лиц, по форме относящихся к духовенству. Подлинным представителем духовенства был отнюдь не митрополит Анастасий, недвусмысленно призывавший Гитлера захватить Советский Союз, а патриарх Алексий I, который призвал, наоборот, к сопротивлению через народное единение вокруг фигуры лидера, коим и являлся Сталин. И Сталин, в отличие от большевиков ленинско-троцкистского типа, директивно вовсе не запрещал православие, а кто транслирует подобные глупости, тот или вовсе не владеет вопросом, или, так скажем мягко, материально заинтересован в данной позиции.

Можно сказать даже больше: Сталин – православный монарх. Да, именно так! Система управления, выстроенная и отлаженная Сталиным, абсолютно монархична. Это касается и вертикали власти, и авторитета лидера, и абсолютизации высшей идеи, и многого-многого другого. По сути, Сталин – император. Но не Российской, а Красной империи, которая, вообще говоря, по своему содержанию и по своему национально-этническому составу практически ничем не отличалась от Российской империи. Противопоставление Сталина православной идеологии есть осознанная и целенаправленная ложь, и чем эта ложь интенсивнее и агрессивнее, тем интенсивнее и агрессивнее либеральная работа на соответствующем участке.

Когда либералы лезут грязными лапами в вопросы православия, они затрагивают очень щепетильную и до чрезвычайности важную именно для нашего общества и для сознания нашего общества тему. Мы формировались и достигли наивысшего подъема именно как православная держава. По этой причине любые фальсификации и инсинуации на соответствующие темы можно смело воспринимать как враждебный выпад против нас, нашей истории и нашей культуры. Тут неплохо было бы совершить ответный ход, а именно акцентировать внимание на тех моментах, которые заслуживают не только всеобщего и безоговорочного общественного признания, но и, возможно, признания сакрального.

За что, в сущности, был канонизирован Великий князь Александр Ярославович Невский? За свои выдающиеся военные и дипломатические заслуги: ему удалось наладить конструктивные дипломатические отношения с Золотой Ордой и спасти русские земли от тевтонских агрессоров. Чем хуже Сталин в этом смысле? Да ничем. На самом деле даже лучше. Гитлер был куда опаснее всех тевтонских магистров вместе взятых, да и внешняя политика Сталина в Азии была не заискивающей, а решительной и хозяйской. И это только в части непосредственно самозащиты и внешней политики. А ведь при Сталине были еще и: колоссальный демографический рост, колоссальное производственно-техническое и образовательно-культурное развитие, безусловное мировое лидерство СССР к окончанию войны и так далее. Ничего похожего Александру Невскому добиться не удалось. Да, он святой, и это справедливо, но факт тот, что Сталин-то не то, что ему не уступает, а, может быть, даже многократно и превосходит. И именно по тем аспектам, по которым в свое время был канонизирован Великий князь Александр Ярославович.

Вот странно, что канонизирован, например, император Николай II, при котором, будь он хоть трижды распрекрасным человеком в быту, была изуродована, измучена, попрана и отправлена в тяжелейший нокаут еще совсем недавно величайшая страна мира. Неужели Богу угодно, чтобы нашим духовным покровителем был тот, при чьем попустительстве произошла одна из величайших социальных катастроф не только в нашей, но и в мировой истории? Верить в это категорически не хочется. Да и нет оснований в это верить, поскольку исторический опыт доказывает строго обратное. На протяжении последних как минимум 300 лет, с перебоями вроде краха Российской империи, Господь нам благоволит. Нигде в истории вы не найдете хотя бы минимально приближенного аналога столь грандиозным территориальным приобретениям, столь немыслимым научно-техническим и культурным свершениям, столь амбициозным и с успехом на практике осуществленным глобальным идеям. Не может быть у нас пораженческой идеологии. Никак. Не для того мы живем. У великой страны должны быть не менее великие герои, с необходимо вытекающей из этого неоспоримого факта героикой.

Если Русская Православная Церковь осмелится причислить Сталина к лику святых, то это ее решение будет, пожалуй, одним из самых смелых и значимых за последние много лет! И, главное, это будет очень справедливо!

Причины исламистского окраса нынешнего терроризма и наиболее продуктивный формат новейшей антитеррористической работы

Теракты и перестрелки в Европе и в США, бандформирования на российском Северном Кавказе, вооруженная опиумная активность в Афганистане – и далее распространение таковой по всему миру, глобальная организация и посредничество в торговле рабами, оружием и кокаином, полыхающий Ближний Восток, теперь вот серия терактов в Турции. Транснациональные и до зубов вооруженные структуры, мгновенно запускающие свои щупальца в любой регион Земного шара, куда им потребуется, - все они эксплуатируют только и исключительно исламские мотивы. Возникло даже такое понятие, как «исламизм», которым на сегодняшний день обозначается вся совокупность радикально-криминальных идеологем, оправдывающих организованную транснациональную преступную активность постулатами магометанской веры.

Терроризм как таковой мы сегодня ассоциируем только и исключительно с мусульманами. Но на самом деле данная сфера деятельности монополизирована псевдомусульманами (именно с приставкой «псевдо»!) совсем недавно, всего-то чуть более полувека назад. Терроризм на стадии своего зарождения как мирового социально-политического явления, то есть примерно в конце XVIII - середине XIX столетий, был по преимуществу анархистским и атеистическим. Теракты осуществляли не как сегодня - бородатые арабы и кавказцы в балаклавах, а европейцы, в основном разночинцы - причем, как правило, весьма образованные, осознанные и даже экзальтированно-утонченные, но которые по каким-то причинам не могли успешно социализироваться и проявлять свои способности на государевой службе или в коммерции.

Тогдашний терроризм – это абсолютизация атомизированной личности, ничтожной, жалкой и капризной. Сегодняшний терроризм – это абсолютизация Аллаха, подлинная воля которого ведома, разумеется, исключительно руководителям исламистских бандформирований. Терроризм в его европейском формате был, в сущности, лишен высшего идейного организующего начала, оно, это начало, было заменено капризами и прихотями отдельно взятых индивидуумов. Нынешний же терроризм абсолютно и всецело идеологичен, каждая его клеточка буквально пронизана идеологией триумфа и несомненной грядущей победы. Видимо, именно поэтому западноевропейский терроризм приказал долго жить, а исламистский терроризм не только не отмирает, но и неимоверными темпами наращивает мощь.

Понятно, что все эти псевдомусульмане на самом-то деле обслуживают интересы транснациональных банковско-биржевых и углеводородных элит, которые являются по преимуществу своему американскими и западноевропейскими. Псевдомусульмане всецело подчинены воле транснациональных элит, воле так называемого «мирового правительства». Это следует хотя бы из того очевиднейшего факта, что «фанатичные мусульмане» всегда почему-то мгновенно объявляются и активизируются в тех регионах, где много нефти и газа, и где мгновенно за этими самыми «фанатичными мусульманами» приходят «парламентаризм» и «общечеловеческие ценности». Зависимость исламизма от так называемой «мировой закулисы» очевидна, и чем дальше, тем явственнее эта очевидность. И вместе с тем, терроризм не может использовать идеологию тех, кто его кормит. Если насаждать в своих рядах «общечеловеческие ценности», «свободную любовь», «самоценность личности» и прочее подобное, то совершенно очевидно, что никакого проку на практике от такой идеологии не будет: «самоценная личность» никогда добровольно не пойдет на смерть. В условиях войны, а террористы именно воюют, постулаты магометанской идеологии, пусть и изрядно исковерканные, оказывается значительно более жизнеспособными, нежели постулаты банковско-рыночной философии потребления.

Из этого следует тот не наполняющий сердце радостью факт, что эффективно бороться с нынешним терроризмом, в его нынешнем исламистском формате, вообще вряд ли возможно. Можно отловить или перестрелять отдельно взятых террористов или их хозяев, можно авиационными и ракетно-бомбовыми ударами разнести в пух и прах террористические базы и технику, но само явление никуда не денется до тех пор, пока в наличии будет его морально-этический стержень. Исламистский терроризм, этот агрессивный и паразитический организм, неизбежно будет разрастаться и искать себе питательные соки в виде финансово-сырьевых спонсоров. Придушить этот организм имеющимися средствами, судя по всему, на сегодняшний день невозможно. Перед нами, похоже, стоит лишь задача не проиграть бой.

Вместе с тем, вряд ли нужно чрезмерно предаваться пессимизму. Разрабатываются и претворяются в жизнь, и зачастую успешно, жизнеспособные концепции, на практике приносящие весьма ощутимые результаты, хотя и пока что не свидетельствующие о победе. На сегодняшний день наиболее эффективной является, по всей видимости, евразийская модель совместной антитеррористической работы, под российской эгидой, а также при непосредственном руководстве Владимира Владимировича Путина и подотчетных ему российских оборонно-силовых структур. Нравится это кому-то или нет, но это медицинский факт, успешно апробированный и доказанный как в Сирийской пустыне, так и в северокавказских горах. Он был бы также успешно апробирован и доказан на Западе, если бы для руководств западных стран, и в том числе и для США, приоритетными были бы не гомосексуально-общечеловечные ценности, а хотя бы минимальная защищенность своих граждан.

Но, при всем нашем вселенском сознании, нам надо все же уделять внимание не заведомо бесперспективным союзническим отношениям с Западом, как бы больно ни было созерцать западное разложение, которому, как явствует из нынешней западной обстановки, суждено осуществиться через кровь и унижение собственных граждан либо подданных. Нам все же необходимо искать выгодных внешнеполитических партнеров, которые бы не упивались собственными несчастьями и не лили бы крокодиловы слезы о неизбежности и непобедимости транснационального исламистского терроризма, а решали бы имеющиеся проблемы – методично, решительно и зачастую радикально.

Путин как, безусловно, блестящий геополитик очень грамотно выбрал партнеров в сфере борьбы с исламистским терроризмом: таковыми назначены Иран, Ирак, Сирия, Китай и Индия. Путинский выбор поистине гениален.

Как известно, Иран, Ирак и Сирия – исламские страны. Да, в Сирии довольно-таки широко, по меркам арабского мира, представлены интересы православного христианства, но все же в общем и целом это исламская страна. Соответственно, на плечи означенных стран и их руководителей ложится отстаивание идей подлинного ислама (с его многочисленными течениями и толкованиями, но все же подлинного), а не того криминально-коммерческого эрзаца, которого для людей несведущих и малограмотных навязчиво пытаются выдать за подлинный ислам. А на Иране вообще лежит повышенная ответственность, поскольку еще аятолла Рухолла Мусави Хомейни объявил о том, что именно Иран является оплотом всего мирового ислама, и нынешний аятолла Али Хаменеи придерживается строго той же самой позиции.

Индия и Китай имеют самую прямую заинтересованность в конструктивной ближневосточной политике. Дело в том, что основная масса углеводородного сырья эти страны (да, собственно говоря, и большинство стран Азиатско-Тихоокеанского региона) получают именно с территорий стран Ближнего Востока, в основном из Катара и Объединенных Арабских Эмиратов. Но вряд ли дело только и исключительно в нефтегазовой заинтересованности. Все прекрасно понимают, что Китай и Индия являются наиболее во всех смыслах авторитетными странами Азиатско-Тихоокеанского региона (наряду, может быть, с Россией). Соответственно, необходимо не только денежно-финансовая и материально-техническая подпитка со стороны этих стран, но и принципиальная и открыто выражаемая идейная позиция. Индия и Китай славны не только, а может даже, и не столько, своими нынешними грандиозными экономическими успехами. Это страны блестящей культуры и философии, философии справедливости и космического порядка. Это страны, где вот уже многие тысячелетия в ранг Абсолюта возводятся ценности социальной иерархии, порядка и взаимного уважения. И эти ценности необходимо активно противопоставить ничтожной своре агрессивных ублюдков, которые, объявляя себя мусульманами, торгуют кокаином и взрывают мечети.

Казалось бы, основным партнером в деле борьбы с исламистским должна была стать Турция – как по своему местоположению, так и по своей исторической памяти. Она ведь, в конце концов, бывшая Османская империя, сильнейшая в свое время мусульманская держава, владевшая некогда практически всем Аравийским полуостровом и поддерживавшая на его территории поистине солдатский порядок. Но нет, Турции и ее руководству под формальной эгидой Эрдогана сегодня не до этого: им бы денег с нефтяных махинаций заработать, самым нелепым и унизительным образом выслужиться перед США – и при всем этом сохранить свою шкуру непопорченной. Но речь в статье все же не о довольно специфической турецкой политике, не имеющей ничего общего с державными интересами, а о борьбе с транснациональным терроризмом.

Возвращаясь к теме, необходимо отметить, что с террористами нельзя церемониться, и это, пожалуй, то немногое, в чем необходимо всецело следовать американской практике – если не осуществляемой на деле, то, по крайней мере, декларируемой. Террористов нужно сажать в тюрьмы, уничтожать физически, их счета выявлять и блокировать, их технику и укрепления разрушать, и так далее и тому подобное. Но нужно при этом понимать, что конкретно взятые (так сказать, отслеженные) террористы – это не более чем симптом крайне серьезной международной болезни, имя которой – мировой империализм (корпоративизм, солидаризм – называли и называют по-разному, суть явления остается при этом неизменной). Гомосексуалисты в стрингах, в эротических масках и на привязи, с одной стороны, и бородатые отморозки в поясах смертников и с автоматами – с другой – это, в сущности, две грани одного и того же метаявления. Просто если у гомосексуалистов нет никакой веры, кроме, пожалуй, веры в то, что гомосексуалистами должны стать все без исключения, то у бородатых отморозков вера есть, и вера лютая и фанатичная. Соответственно, ракетно-бомбовому лечению исламистской заразы должно споспешествовать лечение морально-нравственное, призванное разъяснить людям подлинную природу того, во что их заставляют поверить, делая пешками в транснациональной криминальной игре.

Людям нужна ясная и внутренне непротиворечивая система нравственных ориентиров - по большому счету, неважно, какая. Но она с неизбежностью должна быть в наличии. Люди должны понимать, что делать можно, а чего делать нельзя, за кем надо идти, а за кем идти не надо, кто друг, а кто враг. Люди должны четко осознавать, за что положено поощрение, а за что – кара, и, что также немаловажно, в каком объеме. Все эти моменты должны быть сформулированы и поданы предельно четко и ясно, то есть так, чтобы поняли все, независимо от возраста и образовательного уровня. Кто все это сделает, и сделает лучше всех, тот и выйдет победителем из мировой схватки, вне зависимости от функциональной направленности той идеологии, которая выбрана в качестве инструмента для достижения победы. Эту очевидную истину, как показывает мировая практика, на сегодняшний день в надлежащей мере понимает почему-то только исламский мир. И, к сожалению, те недобросовестные и алчные люди, которые зарабатывают на исламизме, то есть псевдоисламе, многомиллиардные (разумеется, в долларовом выражении) барыши.

Бороться с сегодняшним исламистским терроризмом возможно лишь посредством сопряжения военных мер с мерами идеолого-информационными, когда до людей доводится правда, и когда людям предлагаются альтернативные и значительно более конструктивные по своей сути морально-этические идеологемы. Все это возможно, как показала практика, только в евразийском формате, а евразийский формат немыслим без руководящей роли России. На Запад, как видно, надеяться бесполезно, да и опасно для себя самих: Запад не только сам себя спасти не в состоянии, но не может даже спасти себя при наличии помощи извне.

Организатором глобальной антитеррористической кампании должна стать опять-таки Россия – и никто более. Но нисколько не менее важную роль, уже исполнительскую, должны сыграть, да и играют, наши геополитические партнеры - Иран, Ирак, Сирия, Китай и Индия. Дай Бог, чтобы не было конфликтов и перебоев во взаимных отношениях! В братском союзе если не победим, то уж точно не будем повержены!

Почему Китай – наш друг, а США – наш враг?

Часто приходится сталкиваться с точкой зрения, что-де опасность для России сегодня исходит от Китая, а не от США. Дескать, Китай с нами граничит (как будто США – нет), и ему, Китаю, дескать, до зарезу нужен наш Дальний Восток, и он, Китай, дескать, вот-вот направит все свои вооруженные силы, дабы захватить наши пустующие пространства аж до Урала. Вот уже лет 20 как собирается. Точка зрения, надо сказать, отнюдь не маргинальна, каким бы странным это ни показалось. Она озвучивается и отстаивается, в том числе, и маститыми политологами и высшими чиновниками. Вместе с тем, данная точка зрения очевидно и всецело бредова и маразматична.

Любимый западными людьми фрейдизм в данном конкретном случае срабатывает ну просто на все 100. Например, когда великий американский политолог и политтехнолог Збигнев Бжезинский говорит об опасности для России китайской агрессии, он допускает очевиднейшую оговорку по Фрейду, потому как именно англо-саксонская, но никак не китайская, геополитическая доктрина предусматривает присвоение себе Сибири и Дальнего Востока. Ни в одной китайской книге общественно-политической направленности вы не встретите таких инициатив (во всяком случае, если авторами являются психически нормальные и не отдиссидентированные Западом во все щели китайцы), в то время как и американские, и британские политологи пишут десятки, если не сотни, книг, статей и обзоров именно на тему присвоения англо-саксонским миром «Хартлэнда», причем все это частенько пишется весьма авторитетными западными людьми.

Почему китайцам не нужен наш Дальний Восток? Ответ прост: потому, что доктрина Мао Цзэдуна и Дэна Сяопина не велит. Американские мерки тотально неприменимы к китайской политике. Американцы понимают только экстенсивное движение во все стороны, за счет физического порабощения миллионов людей и обильного вооруженного захвата ресурсосодержащих территорий. Китайцы понимают только маниакально-фанатичный труд, благодаря которому они, находясь на своей собственной территории, не влезая ни в какие геополитические и финансовые авантюры, - сообща достигают грандиозного совместного экономического успеха. Изучать и понимать китайскую модель посредством американских постулатов и клише – это все равно, что пытаться начертить пентагон, используя только и исключительно циркуль.

Да, китайцам на сегодняшний день не нужен наш Дальний Восток, каким бы странным и абсурдным это утверждение ни показалось. Китайцы великолепно понимают, что Дальний Восток практически не заселен, что там много всего залегает, что им, китайцам, уже у себя тесно, и так далее и тому подобное. Но на Дальний Восток они не полезут по двум причинам: во-первых, они в самую первую очередь развивают себя; а во-вторых, они, в отличие от западного мира, прекрасно понимают, что с таким геополитическим и геостратегическим партнером, как Россия, лучше не враждовать, а дружить. Так что никакой вооруженной агрессии со стороны Китая в ближайшие лет 100 не предвидится, а все разглагольствования о перспективах такой агрессии есть несусветная и враждебная чушь.

Более того, Китай, несмотря на наличие у него понимания того, что российская территория заселена, мягко говоря, неравномерно, - является нашим другом – насколько термин «дружба» в принципе применим к сфере внешней политики. А вот США – наш однозначный враг. Казалось бы, почему так? Ведь мы вроде как Европа, то есть ментально западная цивилизация. Все мы слушаем западную музыку, читаем западные книжки, смотрим западные фильмы, даже наша речь изобилует заимствованными у Запада (кстати, преимущественно англо-саксонского) словечками, а Азия – это только для выпендривающихся и через край утонченных интеллектуалов, Азию у нас практически никто не знает и не понимает. Но это только на первый, предельно поверхностный взгляд.

Явления развлекательной культуры у нас, благо, пока что отделены от управления массовым сознанием. Можно, скажем, от всей души веселиться над нелепыми мазохистскими выкрутасами Бивиса и Баттхеда, можно восторгаться гением Тарантино, живописующего кровавые выходки ублюдков, горы трупов и пассивный гомосексуализм, - и при этом категорически отторгать эти явления в повседневной жизни. Американцы привносят происходящее по ту сторону экрана в реальную жизнь, мы – по каким-то непонятным причинам нет. Развлекательное и убивающее время мы решительно отделяем от политического и даже от повседневно-бытового. В качестве управленческих форматов и моделей наши люди не приемлют ни Бивиса и Баттхеда, ни героев и сюжеты Тарантино.

Наше массовое сознание закодировано строго под православное христианство, англо-саксонское массовое сознание – строго под протестантство и мормонство. Несмотря на, казалось бы, единый источник, то есть учение Иисуса Христа, - это две коренным образом отличающиеся и даже враждебные друг по отношению к другу парадигмы, и история, особенно начиная с XX столетия, демонстрирует данный факт с фанатичной настойчивостью.

А с кем православному христианству дружить? С доктринальным исламом – неплохо, с неортодоксальным иудаизмом – хоть скрепя сердце, но сойдет, с индуизмом – тоже сойдет, с буддизмом – вообще здорово, с морально-этическими околорелигиозными концепциями Юго-Восточной Азии – так и вовсе лучше не придумаешь. Но ни в коем случае не с западным форматом христианства и производными от него сатанизмом, неоязычеством и псевдо-атеизмом! Несмотря на то, что и восточное, и западное христианство формально следуют Учению Иисуса Христа, - восточному христианству по пути с кем угодно, только не с западным христианством!

Что касается сущностных составляющих, то между православным христианством, с одной стороны, и, скажем, конфуцианством и даосизмом – с другой, практически не существует различий. Все эти учения оперируют категориями общего дела, взаимного уважения, взаимной поддержки, иерархии и так далее. Православие, даосизм, конфуцианство и буддизм совершенно не оперируют категориями «самоценной личности» и «половой свободы», а вот нынешний формат западного христианства – сколько угодно. Об этом практически не пишут, на этом практически не делается акцент. Случайно ли?

И нашей, и китайской стороне необходимо видеть и отчетливо понимать принципиальное сущностное сходство собственных морально-этических фундаментов. Пока оно, это сходство, будет отчетливо зримо и осязаемо, ни о каком конфликте не может быть и речи. Если же внимание будет сознательно переключено на обрядовые частности вышеуказанных учений, то вероятность выстраивания взаимоотношений в конфликтном русле увеличится, без толики преувеличения, в разы. Собственно говоря, так называемое «западничество» этого старательно и добивается, въедливо занимаясь вопросом противопоставления России как азиатскому миру, так и самой себе, то есть своей собственной природе, являющейся исторически и по своему существу отнюдь не свободно-андрогинной, а византийско-имперско-православной.

Нам сегодня нужно помнить одно: только Китай и организуемый им азиатский блок способен содействовать нашей экономической и военно-стратегической безопасности. Сегодня Китай сотоварищи - отнюдь не отсталая полуколония, а политико-экономическая глыба, недооценивать мощь и союзническую расположенность которой не только глупо, но и преступно. И любая попытка выставить дружелюбный по отношению к нам Китай агрессором происходит либо по незнанию, либо от лукавого. В то же время, США являются нашим безусловным врагом, и по отношению к этой «империи добра» нужно предусмотреть возможность, в том числе, и вооруженного воздействия – как они в отношении нас 100 лет назад. Ничего в этом такого нет, нужно просто понимать: с союзником надо дружить, а врага избегать, а уж коли полезет на рожон – без зазрения совести уничтожать.

Речь идет не только (а может, и не столько) о политико-ресурсном взаимодействии, но и о взаимодействии цивилизационном, а также о цивилизационном позиционировании правящих групп. Путин – однозначный даос и православный христианин умеренно-черносотенной направленности, Обама – стопроцентный протестано-мормон с нескрываемым налетом космополитической гомосексуальности (возможно, пассивной). Примирение традиционализма с гомосексуализмом и «толерантностью» невозможно, и мировая практика без устали доказывает это.

Россия сегодня азиатская страна, хочет она того или нет. И вынуждена быть азиатской до тех пор, пока не вспомнит о своих величайших исторических подвигах в ранге православной державы византийско-имперского типа. Отрадно верить, что все же вспомнит – во избежание нахождения, со своей-то территорией и со своей-то великой историей, на азиатских задворках – на ученической должности. Китай – друг, но ни в коем случае не ментор!

Три угрозы, от которых в свое время спас человечество Сталин и сейчас спасает Путин

Сталин – диктатор, кровавый тиран и пожиратель детей, лично расстрелявший (ну, иногда, по случаю, в соучастии с Берией) и сгноивший в системе ГУЛАГ десятки миллионов народу. Путин «крышует» жуликов и воров во всех государственных, муниципальных, а зачастую и частных структурах России, притом сам получает с этого совершенно немыслимые барыши, исчисляемые сотнями миллиардов долларов и увеличивающиеся год от года в геометрической прогрессии. Эти мантры сегодня знает каждый. Причем даже если кто-то, допустим, не хочет этого знать – все равно придется, ибо все информационное пространство сегодня выстроено строго антигосударственно-либерально, о чем не стесняются в открытую заявлять хозяева и разработчики крупнейших электронных медиа-ресурсов.

Невозможно не отметить, что «кровавый диктатор» и «безбожник» Сталин сгноил в системе ГУЛАГ значительно, и очень значительно, меньше народу, чем сгноено в тюремной системе католико-протестанто-мормонских и до зубовного скрежета свободолюбиво-общечеловечных США. Скажем, при Сталине в местах лишения свободы ежегодно отбывали наказание в среднем, если привести к усредненному знаменателю все годы сталинского правления, порядка 1,6 миллионов человек. Действительно много, но все же многим меньше, чем 2,5 миллиона в нынешних США, в этом рассаднике ракетно-бомбовой демократии. Даже с учетом численности населения выходит, что, в, скажем так, процентном отношении к общей численности населения, в США сегодня сидит значительно больше народу, чем в СССР при общепризнанном «людоеде» Сталине.

Годовой оборот лютейшей коррупции в нынешней России (разумеется, лично «крышуемой» Путиным, хоть этого до сих пор никто и не доказал) составляет, по разным данным, от 240 до 400 миллиардов долларов – столько ежегодно пропадает из бюджета непонятно куда, и непонятно на что. Цифры казались бы ужасными, если бы не практически 30-кратное превосходство по этим показателям над нами Соединенных Штатов Америки. Причем необходимо заметить, что в США легализована практика лоббирования политико-корпоративных интересов (проще говоря, взятки за принятие нужных тому или иному бизнесу законов), а также практика «откатов» и «распилов» в научно-технической и образовательной сферах, что традиционно ставится в пику России. Многомиллиардные теневые операции Путина также не найдены, найдены таковые в исполнении истого демократа Порошенко.

В чем же тогда причина такой несправедливости по отношению к нашей стране и к ее государственно-властной системе? Почему США в лице своего руководства обвиняют нас в зачастую своих же грехах, и это при том, что у США-то эти грехи выражены, как правило, в разы более рельефно и гипертрофированно?

На самом деле причина проста: Соединенным Штатам как нашему заклятому геостратегическому «партнеру» не нужна наша государственность. Вообще. А сильная – и подавно. Они и свою-то государственность ненавидят, считая ее опасной для глобалистского бизнеса, а уж нашу-то государственность – и подавно. Ну, правильно, а за что ее любить? Да и как можно? Таким количеством углеводородов располагаем – это ж сколько триллионов долларов вне непосредственного контроля, это ж сколько потенциала по захвату транснационального и трансконтинентального управленческого ресурса упущено!

Ну ладно, раньше, 10-12 лет назад, хоть соглашения о разделе продукции были (то есть фактически 2 соглашения из первоначальных 262 и сейчас остались, но это, в сущности, капля в море). Да, все равно неприятно, конечно, что не удалось для надежности раздербанить Россию на полтора десятка «суверенных» республик, но все же экономический консенсус оказался тогда более-менее приемлемым, потому как операции с российскими углеводородами все равно оказывались экстремально прибыльными. Но потом ненавидимый из-за своей несменяемости «жулик и вор» Путин эту лавочку прикрыл. Вот наши заклятые «партнеры» и пожалели, что в 90е смалодушничали – и не дали российским республикам столько суверенитета, сколько они смогли бы проглотить. Прошу обратить внимание: все это не игры и не шутки, росчерк президентского пера по дозволению либо запрету соглашений о разделе углеводородной продукции стоит западной экономике триллионы долларов, а западной политике – пропорциональной потере своего планетарно-властного господства.

Примерно та же ситуация была и во времена Сталина. Разумеется, тогда не было никаких соглашений о разделе продукции, но уже тогда были геополитические доктрины Маккиндера и Бьюкенена. Ленин пришел к власти на волне западной поддержки, и это безусловно, но он же в итоге пресек интервенцию по всем фронтам. Западный мир замер тогда в ожидании грядущего развития событий, причем западные элиты в большей мере склонялись к тому, что российской государственности пришел-таки конец. Ну, мало ли, ну выгнал немцев, французов, англичан и японцев – ну так это временно. В конце концов, государство в его имперском формате уничтожено, а Запад – голодный и злой, да еще и идейно единый, спаянный в Лигу Наций. А когда Ленин решил организовать советское государство в формате добровольного союза республик, то тут уж и сомнения отпали: коль скоро союз доброволен, то республики так же добровольно (ну, добровольно-принудительно) могут перейти в сферу империалистических интересов. Закавказье, Средняя Азия – выгоднейшие в ресурсном отношении регионы. Но не тут-то было! После смерти Ленина к фактической власти пришел Сталин, тот самый «кровавый тиран», который не допустил развала страны, возможность которого была юридически закреплена в Договоре об образовании СССР. То есть на самом-то деле ситуация была в сущности ровно той же самой, что и сейчас, при Путине. Историческая диспозиция вновь, спустя 80 лет, воспроизведена, и воспроизведена буквально точь-в-точь.

Приходится констатировать, что западная цивилизация по своей сути однородна. Да, в ее рамках есть масса течений, зачастую конфликтующих между собой, зачастую даже по форме непримиримых и враждебных, но смысл западной политики всегда одинаков: захват территорий, захват природных ресурсов, захват рынка рабов, захват инструментов банковско-финансового контроля. И, что очень важно, все это осуществляется совершенно одинаково – путем подрыва государственного авторитета, а уж как он подрывается – это как раз технологические частности. Но вот по вопросам этих самых частностей и выделяются три фундаментальных, строго западных, течения: троцкизм, фашизм и либерализм. Они никуда не делись со времени своего зарождения и оформления. Они вгрызались в нас при Сталине, вгрызаются и при Путине.

Троцкизм – это идейно-политическое течение, адепты которого прямо и открыто заявляют о своей ненависти к государству и о желании его, государство, уничтожить. Под это свое желание троцкисты организовали аж два Интернационала – Четвертый, идейным вдохновителем которого был собственно Лейба Давидович Троцкий-Бронштейн, и Пятый, идейным вдохновителем которого был аргентинский активист троцкизма Либорио Хусто. Членами данных структур, а также сочувствующими их деятельности, были и остаются десятки и сотни видных и недовольных государством как явлением интеллектуалов, причем, что крайне любопытно, практически все эти интеллектуалы – с Американского континента, а абсолютное большинство – собственно из Соединенных Штатов Америки.

В принципе идеология троцкизма была утопией, утопией пока что и остается. Политический вес троцкистов крайне невелик, их целевая аудитория – обиженные на жизнь и на начальство интеллектуалы, исповедующие индивидуалистические ценности и, может быть, желающие пооригинальничать. Могут ли эти ребята привести к власти нечто в политическом отношении жизнеспособное? Сомнительно, даже очень. Но это пока. Чем больше будет раскручиваться волна ненависти к государству, да и вообще к социальному порядку, тем в большей степени будут усиливаться позиции троцкизма и троцкистов.

При Сталине их позиции были значительно сильнее, чем сейчас, троцкисты тогда реально угрожали нашей государственной целостности и государственной безопасности. В наше время троцкисты – никто, и звать их никак, так что Путину даже нет резона что-либо противопоставлять этим пока что маргиналам. Но еще несколько лет – и резон вполне может появиться. Во всяком случае, проблему троцкизма не удалось решить проламыванием черепа Троцкому, и в скором времени троцкистская проблема рискует реанимироваться, вытянуться в полный рост и во весь голос заявить о себе. Их бы, с их идеологией социально-государственного уничтожения, желательно бы, по-хорошему, искоренить, но пока вроде как не дают повода, а у нас, как известно, идеологический плюрализм. Но вот если дадут, то и видно будет, что и как с ними делать.

Фашизм – это идеология исключительности (нации, расы, государства, какой-либо иной общности) и военизированного противопоставления себя и своей идеологии всему остальному миру. Фашизм теперь модно отделять от нацизма. В принципе, конечно, можно найти отличия между германским национал-социализмом, итальянским фашизмом и японской доктриной Кокутай. Но если выделять зерно этих течений, то оно в них абсолютно идентично и просто как три копейки – это восприятие себя как исключительных и желание непременно уничтожить всех тех, кто не принадлежит к этой самой исключительности.

Фашизм также получал подпитку из сугубо западных источников, но на этот раз не только идейно-информационных, но и финансово-промышленных (ну, кроме, разве что, японской государственной системы Кокутай). Хозяева десятков транснациональных корпораций, обильно и неприкрыто вливавших колоссальные денежные средства в германский национал-социализм и итальянский фашизм, избежали ответственности после разгрома стран «оси». Избежали совершенно: на нюрнбергской скамье не было ни Уильяма Дюранта, ни Круппов, ни Кёгелей, ни Генри Форда, ни кого-либо другого из этой благородной и влиятельной компании. Более того, соответствующие корпорации и сейчас продолжают безнаказанно и благополучно существовать, причем чем дальше, тем более благополучно, тем более политично. Именно поэтому фашизм, при декларировании централизации и национально-мировоззренческого единства, на деле является сугубо антигосударственной доктриной, подчиненной интересам корпораций-монополистов, отнюдь не заинтересованных в подлинно сильном и независимом государстве.

Сегодня фашизм уже, главным образом, не национальный и не личностно-исключительный. Нет, есть, конечно, и скинхеды, и неонацисты, и национал-анархисты, и вооруженные американские байкеры, да и вообще кого только нет. Но все же это в общем и целом маргиналы, не делающие по состоянию на сегодняшний день геополитической погоды.

Сегодняшний фашизм – по преимуществу экстремистско-религиозный. ДАИШ (ИГИЛ) ничем, в сущности, не отличается от всевозможных военных и полицейских подразделений фашистских режимов 20х-40х годов. Отличие лишь одно, и оно чисто косметическое: ДАИШ (ИГИЛ) проповедует псевдорелигиозную исключительность, а фашизм, нацизм и Кокутай – национальную, государственную, мировоззренческую и какую угодно еще. Кстати, и доктриной религиозной исключительности фашизм 20х-40х годов также не брезговал, просто не придавал первостепенного значения именно религиозной исключительности как таковой. Короче, исламистский экстремизм – это наиболее успешный на сегодняшний день формат фашизма XXI века.

Как победил фашизм Сталин – мы все с вами прекрасно знаем. Как побеждает псевдорелигиозный фашизм XXI века Путин – мы тоже наблюдаем – как на примере Сирии, так и на примере собственного Северного Кавказа. Судя по всему, фашизм бессмысленно одолевать словом, его надо ломать по хребту и через колено, и чем скорее, тем лучше. Сталин справился успешно. Путин пока вроде тоже справляется.

Ну и, наконец, самая страшная для человечества угроза – либерализм. Это всецелый и тотальный диктат мирового нефтедолларового капитала, замаскированный под «свободу личности» и «общечеловеческие ценности». Либералы категорически против государства. Ну нет, не то чтобы так-таки и против, его ликвидации они как раз-таки не хотят. Но они против правящего государства. С точки зрения либерализма, государство – это масса никчемных и практически не организованных клерков, функция которых сводится исключительно к документально-бумажному обеспечению функционирования нефтедолларового капитала, а равно к устранению всех формально-юридических препятствий на пути к расползанию политического влияния данного капитала в масштабах Земного шара.

Почему либерализм является страшнейшей угрозой? Да потому, что он под благовидной маской личностного комфорта проводит отнюдь не благовидные идеи финансово-экономического рабства, которое на практике оказывается значительно более жутким и оголтелым, чем любое сословно-кастовое рабство.

Либерализм стремится одним махом захватить все экономические, политические и информационные ресурсы и рычаги, и сама либеральная система и практика выстроены таким образом, что чаще всего у либерализма это получается. Вспомним историю 1946-1949 годов, когда гениальнейший американский финансист Бернард Барух активно продвигал идею Агентства по атомным разработкам – международной структуры, которая через американскую администрацию и через систему американских спецслужб контролировала бы повально все разработки в сфере атомной энергетики и создания ядерного оружия.

При этом нелишне было бы вспомнить о том, что три американских Президента (Вильсон, Рузвельт и Трумэн) были приведены к власти именно при активнейшей финансово-политической и информационной поддержке лично Бернарда Баруха. То есть, в сущности, все эти три Президента США были верховными клерками при нем. Финансист, контролирующий всю атомную энергетику, все ядерное вооружение на планете. Да Гитлер рядом с ним – клоп. Был бы, если бы не сталинское вето, спасшее тогда мир от господства, по сути дела, одного финансиста-самодура. Кстати, в мире только Сталин осмелился тогда противостоять наглому выпаду американского финансиста. Только Сталин заблокировал «план Баруха», тем самым обезопасив мир от, скорее всего, апокалипсических последствий американского либерализма.

Сталинская экономическая и государственная модель победила модель либерально-империалистическую. Победила как за счет эффективного и централизованного планово-хозяйственного управления, так и за счет политической решимости лично Сталина.

Что же касается Путина, то он войну с либерализмом пока проигрывает. Пусть и не вчистую, пусть и не нокаутом, а по очкам, но все-таки пока проигрывает, и проигрывает заметно. И об этом наглядно свидетельствует наличие сугубо либерального экономического блока в нашем Правительстве.

Пока Путин вынужден противопоставлять либерализму кооперирование с блоком стран АТР, формат ЕАЭС и активную российскую внешнюю политику, но все-таки этого явно недостаточно для победы в бою со столь мощным чудищем, коим является либерализм. Судя по всему, эффективно бороться с либерализмом можно либо в формате сталинской модели, либо в формате нынешней китайской модели (второе, наверное, было бы предпочтительнее).

А для того, чтобы хотя бы приступить к антилиберализации, необходима, в первую очередь, «чистка» экономического блока – с последующим выстраиванием отечественной суверенной экономики. Задача, по всей видимости, крайне непростая, особенно с учетом того, что и наши люди не горят желанием оказывать в этом вопросе содействие Президенту – посредством по-китайски адского производительного труда. Так что решение вопроса победы над третьим злом, либерализмом, пока что отложено на неопределенный срок. Но и выстаивать под мощными либеральными ударами пока что тоже получается, и относительно безболезненно. Хочется верить, что и будет получаться – до тех пор, пока не будет найдено и применено эффективное противоядие.

Необходимо понимать, что все три указанные выше угрозы касаются не только нас, но и всего мира, всего человечества. Троцкизм в открытую заявляет о мировой антигосударственной революции, фашизм – о мировом военно-полицейско-террористическом господстве (между строк - в интересах промышленно-производственных корпораций), либерализм – о глобализации, то есть тоже, по сути дела, о мировом господстве, но финансово-монетаристском. Объект воздействия всех трех течений – весь, без исключения, мир. А защищать мир от этих угроз приходилось, приходится и будет приходиться нам, и только нам. Почему? Да по факту евразийского местоположения и по факту наличия изобилующего количества минеральных ресурсов, до которых охочи хозяева каждой из этих трех идейно-политических парадигм, выступающих на деле лишь орудиями западной цивилизации в ее постмодернистском формате.

Что нам для этого нужно сделать? Да, в первую очередь, то, чего так боятся представители вышеназванных трех течений, эти любители ловли рыбы в мутной воде, - нам нужны вертикаль власти, тотально подчиняющая себе интересы бизнеса, эффективная правоохранительная система и сильная армия. Это фундамент эффективного сопротивления, все остальное – отрихтовываемые частности и детали. Пока что держимся в меру уверенно. За последние три года только санкциями, Украиной и Олимпиадой нам слегка подгадили. Это практически ничего.

Вот уже в течение более 60 лет мировой формат выстроен до примитивизма просто. Есть сила (в лице США и мировой банковско-финансово-углеводородной олигархии), настроенная на сокрушение государственности как таковой, а следовательно - и на размазывание по стенке личности как таковой, и есть сила (в лице РФ и Владимира Путина), настроенная на сохранение государственности и личностной ценности, которая на самом-то деле немыслима вне феномена государственности и вне государственной защиты и опеки. Разрушительная сила (так же, как и во времена Сталина) представляет собой трехглавого змия, и головы его – так же, как и раньше, - троцкизм, фашизм и либерализм. Но сила эта едина.

Путин противостоит этой разрушительной силе в лице трех ее угроз-проявлений не потому, что он весь из себя такой замечательный, равно как и Сталин противостоял не потому, что он гениальный лидер или «кровавый тиран», а просто и банально потому, что без противостояния этой самой разрушительной силе нам конец. Тогда стране без Сталина был бы конец, и после его смерти, а может, и гибели, этот самый конец и наступал – хоть относительно медленно, но неминуемо. Сейчас без Путина или лидера типа Путина нашей стране конец. И выразится этот наш исторический конец не в головорезах на улицах российских городов и не в том, что Президентом России будет избрана какая-нибудь Хиллари Клинтон или какая-нибудь негритянка-демократка, а в безоговорочной победе на нашей пока еще суверенной территории одной из трех вышеуказанных идеологий-угроз и в безоговорочной капитуляции идеологии государственности.

В общем, история повторяется, и повторяется практически всецело. А это означает только то, что на Путине сегодня лежит отнюдь не меньшая ответственность, чем та, которая лежала в свое время на Сталине. В том числе, и этого также нельзя исключать, и в вопросе решительности применяемых мер.

Как сделать Россию величайшей спортивной державой?

В связи со скандальными предолимпийскими событиями решил написать заметку о том, что необходимо для спортивного лидерства той или иной страны. Подчеркну, что в предлагаемой вашему вниманию заметке не решено ни одной мировой проблемы, как то: «как сделать спорт честным?», «как победить допинг?» и прочее подобное. Речь – только и исключительно о технологиях спортивного лидерства.

В первую очередь, необходимо очень хорошо понимать два фундаментальных момента: первый – спорт – это политика и система специализированных технологий, никаким здоровьем там и не пахнет; второй – никакого честного и чистого спорта нет и быть не может, начиная примерно с 1960х годов. Постараюсь пояснить.

Что вообще такое здоровье? Здоровье – это нормальное и бесперебойное функционирование организма – всего целиком и отдельных его составных частей. Можем ли мы назвать здоровыми тех людей, которые сидят на пилюлях и инъекциях и регулярно лечатся от травм, сахарного диабета и прочего подобного? На мой взгляд, конечно же, нет. Здоровье – это сон по 6-8 часов в сутки, это прогулки на свежем воздухе по 40-60 минут ежесуточно, это минимум негативных эмоций и максимум позитивных, это правильное питание, это в лучшем случае дополнительная физическая нагрузка в виде зарядки. Если вы посмотрите биографии и интервью долгожителей, то увидите, что практически все они в один голос рекомендовали и рекомендуют примерно одно и то же, в то время как средняя продолжительность жизни спортсменов мирового уровня немногим превышает 40-летнюю планку, а многие умирают и в 20-25 лет. Итак, спорт – это не здоровье, а система технологий по выжиманию максимума из своей физиологии.

Теперь про спортивную честность и чистоту… Говорю абсолютно и всецело уверенно: на планете (по крайней мере, на нашей) нет ни одного человека, способного выполнить мастера спорта международного класса (неважно, по какому виду) без применения запрещенных препаратов (кто не в курсе: в большинстве олимпийских видов данный норматив соответствует примерно топ-4 – топ-5 на Олимпиаде). Это физически невозможно не простимулированному человеческому организму. В то же самое время, людей, выполняющих этот норматив, в мире сотни тысяч. То есть из этих сотен тысяч человек любого при желании можно «раскрутить» и довести до любого конкурентного уровня, а можно подбить на взлете, а то и вовсе не позволить взлететь. Просто кого-то казнят, а кого-то милуют, вот и все. Спортсмены – не более чем инструменты в политической борьбе за медали. Как у столяра инструменты – резец, рубанок и прочее подобное.

Что же из всего этого следует? Очевидно, то, что для победы при многосоттысячной требуется больше пускать своих и больше блокировать чужих. Нужно понимать, что спорт – это война минус убийство, как говаривал старина Оруэлл. А что нужно для того, чтобы эффективно воевать? Очевидно, иметь в руках самое эффективное оружие и держать самые выгодные позиции. В частности, в Международном олимпийском комитете. А что нужно для того, чтобы занять эти позиции в Международном олимпийском комитете? Ну, с учетом того, что это международная организация, то для силы в ней, очевидно, нужно, чтобы соответствующая страна имела соответствующий вес на международной арене. А что нужно для веса на международной арене? Очевидно, что нужна сила. А как стать сильным? Очевидно, нужно поставить в зависимость от себя весь мир или, по крайней мере, большую его часть. А что нужно для такой зависимости? Полагаю, что необходим высочайший военный и производственно-технологический уровень. А что нужно для такого уровня? В первую очередь, эффективное управление, способное организовать под своим началом миллионы людей для достижения соответствующих результатов.

Высшие спортивные достижения немыслимы без высших достижений в политико-экономической сфере. Более того, спорт – лишь одно из многочисленных проявлений этой сферы. Золотую олимпийскую медаль способны получить если не сотни тысяч, то десятки тысяч – уж точно, но пускают тысячи, а получают – десятки. И не из-за того, что какой-то спортсмен поленился или тренер, дурак, недоработал (хотя и это порой бывает), а, в первую очередь, из-за специфически выстроенного спортивного сита. Так вот для выстраивания этого самого сита в конструктивном для страны русле нужна диктатура. Неважно, бюрократическая, идеологическая или денежная. И неважно, как это выглядит и что это по сути: диктатура Третьего Рейха, СССР или США. Сам факт диктатуры, ставящей в зависимость от себя весь мир, необходим для выхода на первые позиции в спорте. Это не плохо и не хорошо, это просто так, и никуда нам от этого не деться.

Глобалистское мракобесие – на суд православной элиты!

В настоящее время противоречия и конфликты между глобалистским экуменизмом и православной моралью усиливаются и нарастают как снежный ком. Они, безусловно, тщательно заретушевываются, тщательно вуалируются, и узнать о них можно, только если пристально наблюдать за их фундаментальным мировоззренческим противостоянием, уже давным-давно принявшим планетарный масштаб. Но как ни вуалируй, сами противоречия и конфликты от этого не исчезают, а, напротив, только укрепляются.

Глобализм, со своим мировоззрением, со своими категориями и посредством своих элит, запускает свои грязные лапы, в том числе, и в православную мораль, причем делает это де-факто безнаказанно. На мировом (так сказать, стратегическом) уровне – да, идут вроде бы корректные и сдержанные обсуждения, никто никому не хамит. А вот на информационном уровне, якобы предназначенном для свободных высказываний своего мнения, идет целенаправленная и бескомпромиссная война на гнобление и уничтожение, причем идет она практически только и исключительно со стороны глобалистского лагеря.

Надо отдать либералам должное: в последнее время что-то не слышно про «пьяных попов на «Мерседесах» и прочее подобное. Точнее, не слышно на всю страну, в блогах и на Ютубе продолжают раздувать эту мерзость, заботливо выискивая единицы действительно дискредитирующих примеров, но чаще – просто вбрасывая в Сеть огульную ложь и клевету. Но массированной пропаганды с эксплуатацией данных мотивов – да, уже практически нет. Ну, вот, например, относительно новый тренд – просто тупое и инфантильное паясничанье, вообще без какой-либо предметной аргументации, даже лживой. Из того, что попалось на глаза за последние дни и зацепило: на днях известный либеральный блогер Варламов «предложил» отдать под церковь телебашню, причем максимально роскошную и по-европейски нелепую, с точки зрения архитектуры. Дескать, все это - такая же развлекуха, а бабла-де все равно попилите, ну и далее стандартно по тексту – собственно, в комментариях к данному «предложению» это все, разумеется, было со всей полнотой и эмоциональностью разъяснено.

Нужно ли Русской Православной Церкви проглатывать все эти мерзости? Применим ли в данном случае и в данном контексте принцип обращения к ударяющему другой своей щеки? Очевидно, что все же нет. Во-первых, речь идет не о мести, не об отплачивании злому человеку тем же, а о сохранении своей морально-педагогически-социальной репутации; и во-вторых, Церковь призвана сообщать людям подлинные морально-этические ценности – так почему бы и не заявить во всеуслышание о подноготной антицерковной пропаганды, то есть об альтернативных ценностях?

Для этого, безусловно, нужны информационные ресурсы – телевизионные, печатные, интернетовские. Причем упор нужно делать на электронные СМИ. Ну, скажем, создать канал на телевидении или в Интернете, привлечь к просмотру этого канала значительную аудиторию – и на этом канале начать предметно изобличать либеральную ложь и последовательно отстаивать свою позицию. В принципе нечто подобное делается и сейчас, просто отстаивание православно-патриотической позиции на сегодняшний день по степени интенсивности даже близко несравнимо с интенсивностью тех фекально-зловонных потоков, которые то и дело на эту позицию брызжут из самых разных щелей. Как вариант, можно организовать передачу, на которую бы приглашались соответствующие лживые либералы (желательно брешущие наиболее громко и резонансно), и им бы задавались предметные и конкретные вопросы по факту их публичной лжи, с требованиями – альтернативно: либо максимально подробных и предметно-фактических пояснений, либо публичных извинений. Причем «милых шуток», типа варламовских, это касается абсолютно в той же мере. Скажем, пояснить цели и функциональную ориентированность «юморка».

Разумеется, данную работу должны выполнять интеллектуалы – и обязательно принадлежащие к православной вере, то есть представители интеллектуальной православной элиты. Интеллектуалы, призванные на защиту православной веры от всевозможной либерально-глобалистско-экуменистической погани, должны располагать информацией, уметь мгновенно ее обрабатывать, не стесняться говорить людям правду и публично гвоздить вражеских идейных диверсантов. Но это, повторюсь, должны делать исключительно православные – по тем вопросам, по которым на них и на их веру льется грязь.

Православие как религиозная и морально-этическая концепция должно уметь за себя постоять. Да и кому ж еще это сделать, как не русским православным людям? Тем более, что на них сегодня лежит громадная социально-политическая ответственность: защищая православную репутацию, они защищают системообразующую русскую веру, а равно православие как таковое, ведь именно Русская Православная Церковь представляет интересы доброй половины православных по всему миру. С дискредитацией нашей веры уничтожается православие как таковое, а это значит, что России уже больше нет на пути у глобалистов – остаются только индусы (альтернатива довольно спорная) и китайцы, с их многовековыми морально-этическими концепциями. А нас после такого разгрома можно будет смело выкидывать на помойку. Нужно ли нам это? Ну, наверное, все же нет, не нужно.

Можно резонно поинтересоваться: а почему только православные элиты? Почему не исламские? Ведь не меньше грязи выливается и на ислам. Да и нашей Конституцией официально предусмотрена полирелигиозность. Да и ислам не меньше, а то и больше, отстаивает интересы семьи, порядка и патриархальности, хоть зачастую и в довольно-таки специфической и суровой форме. Все это так. Но: во-первых, Россия – все же оплот православия, а не ислама (так уж исторически сложилось), а во-вторых, в Исламской Республике Иран есть факихи, которые весьма успешно занимаются оказанием отпора либерал-глобализму, и занимаются этим, надо сказать, намного успешнее нашего духовенства.

Нам же нужно думать о защите нашей веры и основанных на ней идеалов патриархальности и государственности. Мерзость и гнусные хихиканья – это то, что конструктивно предназначено для уничтожения этих идеалов через скрепляющую их веру, через те морально-этические нормы, которые эта вера доводит до наших людей.

Но понять необходимо главное: Россия, ее мощь и целостность немыслимы без православия и православной культуры. Это есть факт. Нравится он кому-то или нет, но веками формировалось именно так. Даже, казалось бы, советский «Моральный кодекс строителя коммунизма» абсолютно православен по своей сути. Ну, никуда от этого не деться, даже атеисты у нас православные. Альтернатива – раскол России сначала по Уралу, а затем ее дальнейшее расползание на многочисленные «княжества». Мы будем какой-нибудь «Московией» - кстати, с минимумом необходимых для жизни ресурсов. Собственно говоря, именно такой «веселой» альтернативы и добиваются ребята, стоящие за напоказ истерически-шумными хихиканьями и гадостями в адрес православной веры, ее носителей и ее защитников. У любого действия всегда есть причина, а уж целенаправленный информационный прессинг и подавно беспричинным быть не может. Надо просто видеть эту самую причину, а для этого до людей необходимо доводить информацию, максимально полную, многогранную и многоаспектную, и доводить ясно и наглядно, чтоб гниль глобалистская видная была.

Информационная работа – это то, чем надо заниматься. Хоть тресни. Этим не надо пренебрегать, а уж тем более этого не надо стыдиться. Если на тебя льют потоки лжи, клеветы, оскорблений и прочей тошнотворной мерзости, - совершенно логично парировать данные выпады корректными и спокойными публичными указаниями на то, в чем состоит ложь, что собой представляет лгущий, кто за ним стоит и, если есть такая информация, кто, зачем и через какие схемы ему платит. На сегодняшний день это должно стать именно православной миссией, потому что именно православие сегодня, и в особенности русское православие, – сторона, оскорбленная и поруганная сволочью и нечистью.

Желательно закрепить соответствующую возможность православных элит на уровне федерального законодательства, раз для кого-то до сих пор это остается непонятным. Тогда уж опасность для «духовных скреп», как выразился Путин, станет наглядной, очевидной и понятной всем.

Есть ли русофобия? (Рассуждения о беседе Анатолия Степанова с Бояном Крстуловичем в «Хрониках Царьграда»)

На сайте «Русской народной линии», в разделе «видеоматериалы», опубликована видео-беседа Анатолия Степанова, стоящего на черносотенно-патриотической позиции, с Бояном Крстуловичем, представителем и «адвокатом» западной доктрины в отношении России. Беседа, если так в принципе можно обозначить данное ментально-интеллектуальное изнасилование Крстуловича (причем не только Степановым, но и под занавес – ведущим), выдалась довольно любопытной.

Позиция Анатолия Степанова сильна просто по факту. Никакой адекватный, грамотный и непроплаченный Западом человек не будет отрицать факт наличия русофобии. Да, были и Сигизмунд фон Герберштейн, Генрих фон Штаден и Астольф де Кюстин, упомянутые Степановым, но были и десятки других западных и, что самое прискорбное, русских (точнее, русскоговорящих) авторов, настойчиво и последовательно проводящих идеологию русофобии. Чтобы обосновать эту позицию, этих авторов и их клише достаточно всего лишь озвучить, в то время как никаких адекватных возражений на позицию Степанова не может быть, и не может быть просто фактологически. Оттого, собственно говоря, и заикание у оппонента Анатолия Степанова, Бояна Крстуловича, которому в эфире выпала столь идиотская и заведомо обреченная на поражение адвокатская роль.

Любопытно и нелишне отметить мощь художественно-публицистического слова, в том числе и в деле русофобской пропаганды. Буквально на днях, идя на работу, слышал откуда-то из кустов пьяные крики какого-то дипломированного экономиста (по крайней мере, так он представлялся своим не менее пьяным собеседникам) о том, что мы воруем, ходим в лаптях, ездим на телегах, ну и прочее подобное. Были ли лапти на этом не вполне адекватном экономисте – сказать не могу, ввиду того, что обсуждающие интеллигентно заныкались далеко в кусты, и разглядеть хоть кого-либо из них не представлялось возможным. Тем более, не могу сказать, ворует ли кто-то из них, и ездит ли кто-либо из них на телеге, и сколько раз на дню. Но факт тот, что ни одного своего слова эти пьяные «радетели» не сказали – все только и исключительно западная пропаганда, концентрированно поданная в свое время Кюстином. И, что самое интересное, озвучиваемая до сих пор, практически в ее двухсотлетнем виде. Даже клише не удосужились видоизменить, за столько-то столетий. Но мы отвлеклись, вернемся к видео-диалогу…

Далее по ходу видео-диалога интересно было наблюдать, как прямо на глазах «сливается» адвокат западной доктрины в отношении России. Очень быстро он признал, что – да, такое явление, как ненависть к России, в принципе было, но когда-то, не сейчас. После приведения очевидных аргументов по ПРО и по агрессивной информационной западной политике Крстулович мгновенно признал, что ненависть к России есть и сейчас, но… Во-первых, это-де не боязнь («фобия»), а именно ненависть, а во-вторых, это-де касается не Запада в целом, а только его элит, причем только и исключительно каких-то эфемерных недобросовестных их представителей. Причем, что забавно, на эти сентенции даже возражений не понадобилось – сам Крстулович вслед за этим судорожно поторопился заявить, что размеры России действительно вызывают опасения, разумеется, резонно напомнив своим лепетом Анатолию Степанову афоризмы нашего великого государя-строителя Александра III. А в финале Крстулович де-факто признал (прошу заметить: сам, при минимальной, но, как оказалось, убийственной аргументации со стороны Анатолия Степанова) и ненависть западного общества к России, при этом «аргументировал» это по-детски наивно, в духе «а вы на себя посмотрите».

Хотелось бы также отметить возмутительное незнание Крстуловичем русской истории… Немецкому журналисту Крстуловичу, наверное, простительно не знать каких-то широко известных для нас фактов. В конце концов, даже блестящий русский интеллектуал не обязан знать историю той же Германии или, скажем, упомянутого в видео-беседе Лесото. Но если идешь на передачу – уважай авторов, оппонента и аудиторию – и подготовься. Хотя бы по тем вопросам, которые намерен затронуть. Ну, нельзя упоминать Турцию применительно к «российской агрессии»! Категорически! Если, по крайней мере, не хочешь выглядеть странновато. А Крстулович упомянул и даже, похоже, не понял, в чем состояла странность. Ну, хочется надеяться, что какую-нибудь адекватную книжку по русской истории он все же на досуге прочитает.

Про «русские хорошие, это Путин у вас плохой» и говорить не хочется. Но рассматривать – так рассматривать. До конца, по всем пунктам, тыкая пальцем даже в очевидные русофобские и «нерусофобские» нелепицы. Крстуловичу как гражданину другой страны, может быть и на фиг не нужна лапотная Россия, с пьяными мужиками в ушанках и с медведями в обнимку. Это выбор Крстуловича как гражданина его страны, и это нормально. Это если речь идет об уровне обывательского восприятия. Но вот Крстуловичу-журналисту неплохо было бы ознакомиться с мнением наших людей (во всяком случае, подавляющего их большинства) о Путине. Путин и русский народ едины. Если Путин плохой, то, уж будь любезен, выстраивай ложь таким образом, что и русский народ плохой. Но если русский народ хорош, то и Путин во вранье должен неминуемо быть хорошим. В противном случае очень легко припереть к стенке результатами опросов и выборов, которые признаны всеми официальными организациями в мире, кроме наших «болотных» либерастов, которые по причине их дикости, малочисленности и маргинальности не в счет.

Ну, и, конечно, фееричный финал видео-обсуждения, когда на лепет Крстуловича о том, что Россия-де должна посыпать голову пеплом, - уже ведущий уверенно и резонно ответствовал, что силу и самостоятельность всегда не любят просто по факту.

Похоже, что выбор у нынешних русофобов, а равно «нерусофобов», невелик: либо кидаться на вменяемых людей, кусать их, тем самым показывая свое буйство и дальше, либо трясущимся голоском (вот как у Бояна Крстуловича) лепетать и оправдываться, что-де никакой русофобии нет, это «просто критика», это просто «вы не так поняли». При всей безусловно качественной общественно-политической подготовке Анатолия Степанова, его победа в этом обсуждении была заведомой – просто по причине изначально сильной собственной позиции, а также по причине восхитительно слабой подготовки оппонента.

Ну, а мы от всей души скажем «спасибо» глобальной информационной сети под названием «Интернет», которая изначально планировалась как сугубо глобалистский и антирусский проект, и которая теперь, против воли ее творцов, дает массу возможностей и резонов вскрыть изъяны и нелепицы русофобской пропаганды. Хочется верить, что со всеми названными Анатолием Степановым агрессивно-антирусскими персонажами и их творениями пытливый зритель и пытливый читатель с удовольствием ознакомится хотя бы в Сети – просто за неимением какой-либо преподнесенной информационной пищи со стороны «нерусофоба» Крстуловича.

Британский Brexit: от гомосексуализма романо-германского к гомосексуализму англо-саксонскому

Британский так называемый Brexit вызвал закономерно бурную информационно-политическую реакцию во всем мире, и эта бурная информационно-политическая реакция обусловлена закономерно и стихийно возникшим вопиющим когнитивным диссонансом. В сознании большинства людей Объединенное Королевство всегда было Европой, теперь же придется мгновенно перестраиваться и воспринимать ее теперь уже как что-то такое своеобразное: уже вроде бы и не Европа, но и никак не какая-либо другая часть Света. Путаница, одним словом. Но на самом деле никаких сущностных изменений не произошло, прошедший референдум (который, кстати говоря, есть все шансы переиграть, особенно по указке «дядюшки Сэма») всецело декоративен. И подноготная выхода кроется не в неконтролируемых миграционных потоках, а исключительно в вопросах предпочтения той или иной коллективной патофизиологической парадигмы. Об этом – чуть подробнее…

Конечно, миграционные потоки какую-то роль сыграли, но отнюдь и далеко не главную. Вспомним, что задолго до нынешней миграционной угрозы Великобритания: во-первых, отказалась войти в Шенгенскую зону; во-вторых, отказалась от евро и сохранила свой фунт стерлингов. Очевидно, что к отделению от «Единой Европы» Объединенное Королевство было готово заблаговременно, а подписать Маастрихтский договор его сподвигли исключительно торгово-экономические интересы, вытекающие как из географического местоположения самого Объединенного Королевства, так и из исключительной ресурсной бедности такового. Да и то, если вспомнить, договор прошел в парламенте со скрипом. Тогда Объединенное Королевство решило-таки наступить на горло собственной цивилизационной песне и отдать приоритет торгово-экономической составляющей, но и с собственной англо-саксонской идентичностью решила не порывать. А вот теперь, в условиях европейской цивилизационно-политико-экономической импотенции и андрогинности, а также под благовидным предлогом миграционных потоков, - решила отринуть свою принадлежность к Европе. По-моему, это очевидно.

Теперь немного о гомосексуализме как об основополагающем векторе западного функционирования. Не английского, не американского, не немецкого, не французского, а подлинно всецело западного, потому как цементирующим, объединяющим и фундаментальным компонентом любой современной западной идеологии является именно гомосексуализм, все остальное вторично и производно. Рассмотрим этот вопрос, опираясь строго на факты, цифры и их хронологическую последовательность, а там уж и выводы сделать будет нетрудно.

В 1972 году на заседании «Римского клуба» был сделан ставший легендарным и революционным доклад под названием «Пределы роста». В нем максимально открыто и цинично для официального доклада была озвучена необходимость сокращения населения в условиях острейшего дефицита ресурсов и сильнейшей социально-имущественной поляризации. Уже с 1973 года была запущена общезападная пропагандистская кампания, суть которой состояла в отрицании патологической природы гомосексуализма, и, наконец, в 1992 году белый флаг выбросила Всемирная организация здравоохранения, признав гомосексуальные отношения нормой.

Но дальше – больше. Гомосексуализм все интенсивнее отстаивает свои интересы и стремится вытеснить морально и физиологически здоровые системы отношений. Причем его дегенеративная экспансия начинается именно с тех территорий, где больше всего населения и меньше всего ресурсов – в процентном отношении к населению. Речь, разумеется, о «гамбургском браке» в ФРГ. Но это поветрие подхватили также и другие германцы – шведы, норвежцы, датчане и голландцы, которые не отличаются многочисленностью собственного населения.

Готы оказались патологически активными в легализации гомосексуальных контактов, галлы – намного скромнее, ну а кельты, то есть интересующие нас англосаксы, - еще более скромными. США признали гомосексуальные браки лишь в прошлом году, а то же Объединенное Королевство не признает их на федеральном уровне и по сей день, зато уже без малого три года охотно регистрирует их на уровне региональном, за исключением уровня Северной Ирландии. То есть единственное, чем на сегодняшний день отличаются друг от друга англо-саксонская и романо-германская цивилизации, - это степень стыдливости гомосексуализма, и ничем более.

Необходимо подчеркнуть, что это все не шутка, не розыгрыш и не чье-то воображение. Это реальность, и идеология гомосексуализма – самая что ни на есть серьезная западная идеология, включающая в себя все компоненты разом: и экономический, и культурный, и политический, и даже религиозный. Недаром ведь Папа Римский Франциск столь заботливо печется о «правах геев». Все объясняется легко и по-западному цинично: ресурсов в Европе мало, а населения много, поэтому надо либо умеренно потреблять ресурсы, либо сокращать население. К первому западные элиты не готовы, не для того они столетиями впаривают «общечеловеческие ценности». Следовательно, необходимо выбрать второй вариант. Гомосексуализм стал способом западного самосохранения, пусть и в таком ублюдочном формате.

Речь на сегодняшний день идет о самоопределении Британии через систему гомосексуальных отношений. Объединенное Королевство решило, что ему необходимо сблизиться с американскими гомосексуалистами, а французских, немецких и прочих европейских послать куда подальше. Таким вот причудливым образом англичане намереваются сохранить свою идентичность, со всеми ее традиционными конституционно-монархическими атрибутами. Идея сугубо и всецело идиотична, но это, в конце концов, выбор той некогда великой страны, которая, на секундочку, создала англо-саксонскую цивилизационную модель, в руках представителей которой по преимуществу сосредоточен нынешний мировой финансовый капитал.

Все равно стержень этих пертурбаций един и несгибаем – тотальная физиологическая свобода с нескрываемым креном в сторону гомосексуализма. И британский гомосексуализм хочет дружить с американским, но никак не с европейским (читай «романо-германским»). Вот и вся суть «отделения». И, кстати говоря, гомосексуализм как идеология, объединяющая весь Запад, дает возможность Объединенному Королевству при необходимости в любой момент вернуться в западноевропейское гомосексуальное лоно, предпочтя его американскому гомосексуальному лону.

Что ж, ожидаем в ближайшее время серию «каминг-аутов» от британо-американских политиков, идеологов, пиарщиков и миллиардеров. Посмотрим, посмеемся. В первую очередь, в очередной раз - над несогласными с шевыревской концепцией гниющего и разлагающегося Запада. Для особо непонятливых: он уже сгнил, и мы, живущие сегодня на планете Земля, являемся свидетелями стремительного протухания некогда жизнеспособного и жизнелюбивого организма.

Придушить гадину либерал-фашизма

Необходимо сразу же оговориться о том, что в настоящей статье речь пойдет отнюдь не о необходимости физического устранения каких-то конкретных людей или их групп по идеологическим соображениям, но исключительно о необходимости устранения либерал-фашистской идеологии – как о вопросе жизни и смерти. Ну, или хотя бы сведения данной идеологии до критически допустимого минимума, когда адепты таковой станут маргиналами и принуждены будут доносить свои либерал-фашистские перлы исключительно из подвалов – и для таких же деградировавших маргиналов, как они сами. И достигать этого нужно преимущественно не силовыми и репрессивными методами, а неукоснительной воспитательно-идеологической и хозяйственно-административной работой. Это обстоятельство тоже крайне важно отметить сразу, дабы никакой либерал не завизжал об НКВД и сталинизме (хотя, конечно, он все равно завизжит).

Кроме того, необходимо усматривать разницу между либерализмом социальным и либерализмом экономическим. Историческая практика показала, что это два коренным образом разных либерализма. Первый либерализм включает в себя всевозможные социальные свободы, главной из которых, судя по всему, является свобода слова. Второй либерализм включает в себя свободу предпринимательства, с логически вытекающими из такой свободы подчиненной ролью государства и всецелым диктатом капитала (сегодня – почти на 100% банковско-финансово-сырьевого). Удивительное дело, но данные идеологии (казалось бы, родственные) друг с другом не уживаются, то есть экономический либерализм стремится всеми правдами и неправдами заткнуть глотки тем, кто против него, вплоть до остракизма несогласных. И по состоянию на сегодняшний день либерализм экономический окончательно придушил либерализм социальный – на тех территориях, которые покрыло рассыпчатое тело его гадины.

Наконец, необходимо усматривать очень много общего между экономическим либерализмом и фашизмом. Более того, фашизм есть торжество экономико-либеральной идеологии, возведенное в Абсолют – как по степени агрессии и режима неравенства, так и по степени лжи и лицемерия. Не секрет, что при фашизме физически устранялись миллионы несогласных, да и фашистские идеологи и доктринеры, не краснея, врали о том, что радеют за интересы трудового народа, при этом всеми своими усилиями мгновенно превратили людей труда, по сути дела, в бессловесных рабов и скотов. Поэтому в принципе между либерализмом экономическим и фашизмом как таковой сущностной разницы нет. И даже больше: фашизм – это либерализм в его высшей стадии. Впрочем, тут и мельчить особо не стоит: лучше Георгия Димитрова об этом, наверное, и не скажешь, а он об этом сказал еще в 30е годы прошлого века.

Материальные и человеческие потери от современного либерализма нетрудно подсчитать. Для этого необходимо просто подсчитать потери в войнах, количество заморенных голодом, а также убитых и сгноенных в ходе политических преследований. Даже по самым грубым подсчетам, от либерального фашизма только за последние десять лет погибли в общей сложности значительно более полумиллиона человек, и это только открыто ведущиеся войны, и только по официальным данным. Добавим к этому измученных и заморенных голодом в Африке («общечеловечный» либерал-фашизм регулярно отнимает у них ресурсы и провоцирует острейшие конфликты) – получим уже более полумиллиарда человек. Ну, а последствия либерального фашизма (неконтролируемую миграцию, чудовищное имущественное расслоение, обязанность уважать «права геев» и прочих «нетрадиционных» и так далее и тому подобное), наверное, ощущает на себе каждый человек, не являющийся отшельником, живущим где-нибудь в лесу или в горах. Политически репрессированных либерал-фашизмом даже за последнее десятилетие и упоминать не стоит, дабы не мелочиться: по сравнению с вышеуказанными жертвами это капля в море.

Почему же все так происходит? А все очень просто: либерал-фашизму нужно как можно больше пищи, как минерально-ресурсной, так и плотской, а потому миллионы и миллиарды жертв неизбежны, просто по природе самого либерал-фашизма. И это не потому, что в его руководстве засели какие-то сволочи и негодяи (хотя, конечно, моральный облик формальных и фактических лидеров либерал-фашизма, мягко говоря, далек от идеального), а просто дело в природе данного явления. Идеал либерал-фашизма – сотни тысяч рабов по всему миру, добывающих ресурсы почти задаром, миллионы клерков, продающих и перепродающих эти ресурсы за минимальную заработную плату, - и всего лишь сотни магнатов, имеющих суммарно многотриллионные прибыли от операций по реализации ресурсов и получаемых от данной реализации прямо или косвенно доходов. Итог – 1% населения в мире имеет 99% мировых богатств, 99% населения – 1% богатств. Такого расслоения, как при нынешних «свободах» и «равенстве», не было ни в одной сословно-кастовой системе. Да, наверное, большего расслоения, чем при либерал-фашизме и быть не может, это последняя ступенька на пути к глобальному коллапсу.

Так что же нам делать с либерально-экономической идеологией, как спастись от этой гадины? Организованная освободительная силовая борьба против мирового либерального ига на сегодняшний день, как показывает практика этой самой силовой борьбы, бесполезна. Во-первых, люди наслаждаются своей зависимость от либерального шприца, даже не понимая отсроченного вреда, наносимого либеральными инъекциями (и даже не понимая, что этот вред по своей сути сугубо либерален). Во-вторых, при малейшем применении силы нечистоплотный либерал всегда готов завыть о «ГУЛАГе» и «сталинских репрессиях» (и, что самое опасное, население всегда готово в это поверить). То есть прежде чем гадину придушить, необходимо сначала выпутаться из ее сдавливающих объятий. И действовать надо предельно тактично и деликатно, но при этом решительно.

Что самое страшное для лжеца? Очевидно, правда. Либерал-фашистская идеология, основанная на лжи о «свободе личности», категорически не приемлет фактов. Когда излагаются факты, либеральная когорта тут же поднимает вой и рев, поливая излагающего факты грязью. А раз плесень либерализма так боится Солнца правды, то именно солнечные лучи на эту самую плесень и надо проливать. А если кто распространяет ложь, того, нимало не стесняясь, требуется привлекать к ответственности - если, конечно, соответствующий персонаж не в силах предоставить фактических и нефальсифицированных доказательств корректности своей позиции. Это первое.

Второе. Надо понимать, что либерал-фашисты категорически не способны к самоорганизации, как не способны к социальной самоорганизации низшие приматы. За ними обязательно должен стоять денежный мешок и мохнатая лапа, которая их продвигает и «раскручивает». Трудно себе представить, чтобы какой-нибудь мелкий визгливый завистливый клерк, анонимно распространяющий в интернете всякую гнусь, был бы способен скооперироваться с ему подобными клерками, организовав: во-первых, силу, способную взять власть; во-вторых, силу, способную удержать власть; в-третьих, силу, способную выстроить конкурентную экономическую и политическую модели. Очевидно, что буйные да неадекватные на такое по определению не способны. Значит, надо копать глубже, до первоисточника, финансово питающего визги буйных да неадекватных. То есть надо бить по первоисточнику – по биржевикам и банкирам. Но бить как? Опять-таки не посредством отстрелов и «посадок», и не упраздняя явления как таковые (как ни прискорбно, но их, судя по всему, уже не упразднишь), а посредством грамотной государственной политики в этих секторах. А грамотная государственная политика в этих секторах предусматривает, и это показывает авторитетнейший китайский опыт, во-первых, широчайшее государственное вмешательство в данные секторы, во-вторых, нацеленность значительной части прибыли этих секторов на поддержку социально-государственных проектов, в-третьих, постановку на руководящие посты в этих секторах не врагов, а уж хотя бы коллаборационистов.

Можно с этим соглашаться, можно не соглашаться, можно исходить желчью по этому поводу или не исходить, но факт остается фактом: в тех немногих странах, где такая модель действует, и особенно в Китае, наблюдаются поистине фантастические экономические, да и демографические показатели и их рост. А причина проста: в этих странах сама система выстроена так, что гадина если не придушена, то зашугана и загнана в свое змеиное логово. А если она выползет оттуда, да еще если ей предоставят пищу, то англосаксонский по своей сути Гоминьдан уже не будет лишь одной из многих политических сил в КНР, а полноценно расползется по всему периметру страны, а то и за ее пределы. Со всеми вытекающими из либерал-фашизма ценностями: нацизмом, сырьевизацией и нищим населением. Вывод базируется исключительно на фактах. Сомневающимся рекомендуется сопоставить экономические показатели при китайских милитаристах, Гоминьдане и их идеологии (1911-1948 годы) и экономические показатели Китая с 1949 года – и вплоть до наших дней. Более чем десятикратный рост, причем регулярно увеличивающийся и по сей день. Вот примерно такое количество благ, потенциальных и реальных, в процентном отношении пожирает гадина либерал-фашизма по всему миру.

Читающие могут возразить на предмет, скажем, уровня жизни в Китайской Республике, что-де он выше, нежели в материковом КНР, а из этого якобы следует, что либерализм экономический лучше экономического плана. Собственно говоря, такие иллюзии либерал-фашизмом создаются повсеместно и на всех континентах (Швейцария, Республика Корея, Сингапур, Саудовская Аравия и многие-многие другие примеры). Но если человек думающий, аналитически мыслящий и въедливый, то он не поленится изучить сущность и предысторию каждого из этих примеров. И заодно – биографии каждого из «вождей»: где учился, с кем якшался, от кого получал поддержку. И тогда станет понятно, что крупнейший либерал-фашистский капитал вкачивает в соответствующие регионы неимоверные деньги (либо же обогащает кучку элит за счет углеводородного сырья, при чудовищном обнищании основной массы населения) – с тем, чтобы доказать свою мнимую исключительность и бесконкурентность. На деле же данные примеры, при въедливом и неприятном для либералов аналитическом изучении, лишь еще более рельефно демонстрируют все изъяны либерал-фашизма: неравенство, взаимную агрессию, ложь, ханжество и прочее подобное. Собственно, правду об этом также надо заявлять как можно громче и как можно аргументированнее, в том числе со страниц печатных СМИ и с экранов телевизоров.

Итак, если проводить в жизнь вышеуказанные идеолого-просветительские и экономико-административные меры, то гадина захиреет и загнется сама, и репрессий не понадобится, а если и понадобятся, то лишь по отношению к либеральным террористам, экстремистам, погромщикам, киллерам и прочим агрессивным и буйным. Ну, собственно, никто, кроме либералов, вроде и не возражает против привлечения данных элементов к уголовной ответственности – очень желательно к высшей мере. Но это именно перверты, даже в либерал-фашистской среде. И это никакие не политические репрессии даже близко, это просто охрана правопорядка и обеспечение госбезопасности от разного рода кровавых выползней и смрадных гадов.

Конечно, это будет непросто, но Третья мировая война, которая на самом деле идет уже более десяти лет, и проходит именно по этому цивилизационно-экономическому слому. Как видно, сторона, исповедующая государственно-патриархальные ценности и выбирающая военную силу против гадины либерал-фашизма, как правило, оказывается в проигрыше, потому как оказывается одна против всего мира, обкуренного фимиамом либерал-фашизма. Значит, надо попробовать что-то другое.

Итак, практически все современные мировые беды проистекают из одного источника – из либерал-фашистской идеологии и практики, распространяемых и навязываемых хозяевами крупнейших в мире фирм и корпораций – как правило, задействованных в сфере банков и финансов, ну и еще в сфере добычи и реализации полезных ископаемых. Когда такой идеологии не было, а равно когда таковая была зажата в тиски и загнана в подвал, ни одной из тех острых проблем, которые актуальны для нас сегодня, попросту не существовало. Объединиться, чтобы всем миром планомерно и по преимуществу ненасильственно придушить гадину либерал-фашизма, пока она не придушила нас, – вот что должно стать национальной идеей и госпрограммой. Добиться социального либерализма в его латинской трактовке, а не либерализма алчности и фанаберии по Руссо и прочим подобным, более поздним и еще более циничным.

Хорошо, если эту очевидную истину поймет наконец-таки весь мир (вроде близок к осознанию). Тогда, быть может, и ссориться друг с другом перестанем. Ссорящего нас не будет.

Ответ «критикам» по поводу статьи о модели госбезопасности Сталина-Берии…

8 июня 2016 года мною на сайте «Литературной газеты» была размещена статья под названием «Гениальность модели госбезопасности при Сталине-Берии и острейшая необходимость такой модели для нас сегодня». 10 июня этого же года статья была также размещена на сайте «Русская народная линия» - под названием «Нам необходима гениальная модель госбезопасности Сталина-Берии».

Бурную реакцию на данную статью я, конечно же, предвидел - уж больно любимая либералами и укро-нацистами тема. Но реакции такой бешеной интенсивности и в таком, мягко говоря, специфическом формате, признаюсь честно, не ожидал. Любит все же либеральная общественность Иосифа Виссарионовича и Лаврентия Павловича! Ну, просто хлебом ее, эту либеральную общественность, не корми! Раз сявки так заходятся - значит, все же был не только культ, но были и личности! И такие, что и по истечении более чем 60 лет с их смерти неистово будоражат фантазии сявок!

За эти несколько дней я, честно говоря, немного умаялся вычищать электронную почту от исступленно-гневных записей всевозможных диких и бесноватых – разумеется, фанатичных сторонников свободы слова, которую, конечно же, всецело душили Сталин и Берия. Большую часть комментариев, а их скопилось суммарно на разных сайтах под тысячу, если не больше, я, разумеется, прочитать физически не смог, да и нет ни малейшего желания это делать. Но из прочитанного – все в общем-то оказалось предсказуемо: 90% постов свидетельствуют о максимально низкой степени адекватности и минимальной степени умственной полноценности их авторов (особенно это касается авторов укро-бандеровского толка), 10% пишут вроде бы сдержанно, но, естественно, о «репрессиях» и о том, как «ужасный Сталин» расстреливал, едва ли не лично, главных редакторов «Литературной газеты». Ничего нового, как я и ожидал. Но комментаторы второй, 10%-й, группы смотрятся вроде бы в целом адекватными людьми, и в психиатрической помощи, по крайней мере, по первому впечатлению, не нуждаются. Вот этим-то хоть мало-мальски адекватным и хоть на грамм умственно полноценным людям, еще пока способным связать буквы в слова, а слова - в предложения, и хочется ответить. Итак, поехали…

Всех, в первую очередь, заинтересовал вопрос относительно расстрелянных главных редакторов «Литературной газеты». Уважаемые комментаторы! Чтобы понять причину расстрела того или иного человека, очевидно, недостаточно просто громко завыть о «негодяе» Сталине. Нужно как минимум ознакомиться с материалами уголовных дел, а также максимально подробно - с биографией каждого расстрелянного. Вы этим озадачились? На 99,9% уверен, что вы и понятия ничего не имеете о тех главных редакторах, которые были расстреляны. Вы о них и слыхом до моей статьи ничего не слыхивали. И уж тем более ровным счетом ничего об их деятельности как не знали, так и не знаете, да и не узнаете, потому что вам на это все плевать. Вам это не нужно. Вы просто сработали по своей традиционной либерально-пропагандистской схеме: нашли слово «расстрелы», традиционно увязали это слово с фамилией «Сталин» - и подняли традиционный для вас, либералов, информационный вой, эдакий истероидный семантический шум. Схема абсолютно механистична. Либералы в информационном поле вообще работают по типу ботов. Я иногда даже задаюсь вопросом, а живой ли человек пишет тот или иной комментарий и, честно говоря, не всегда готов утвердительно ответить на данный вопрос.

Вообще нельзя не отметить, что либералы и укро-нацисты – самые сердобольные ребята на Земле. Им, оказывается, очень жалко не только многочисленных расстрелянных, но и, например, Сергея Павловича Королева, Кирилла Афанасьевича Мерецкова и многих-многих других великих ученых, конструкторов и военных, попавших под жернова «кровавых репрессий». В либеральной сердобольности никто, полагаю, и не помышляет сомневаться – все-таки монополию на сердобольность давно отвоевали именно либералы, и просто невежливо было бы у них эту самую сердобольность отбирать. Но все-таки хотелось бы отметить целых три момента, нуждающихся в некотором уточнении.

Во-первых, либералы почему-то нимало не жалеют многомиллионных жертв собственной бурной мировой активности (войн, разноплановых голодоморов, геноцидов, «цветных революций» и прочего подобного). Либералы всегда старательно выискивают жертв тех режимов, которые им необходимо смести, - и льют свои сердобольные горючие слезы, автоматически с этим призывая к свержению власти. А вот в 90х, например, сердобольные либералы почему-то напрочь забыли о своей сердобольности – и выгнали на улицу и без зарплаты сотни ученых и конструкторов, для многих из которых данная ваша политика закончилась в буквальном смысле слова голодной смертью.

Во-вторых, либерализм болотного типа, при всей его исключительной и безусловной сердобольности, почему-то не дал нашему обществу ни Королева, ни Туполева, ни Курчатова, ни Вавилова, ни Гагарина, ни Мерецкова, ни кого-либо еще того же уровня. Хотя у ортодоксальных либералов на то было целых 10 лет, даже больше. Можно ж было хотя бы попытаться. Но нет, никаких даже наметок, никаких даже попыток по созданию великих научных школ, по усилению обороноспособности, по укреплению национально-государственного суверенитета. Либералы даже и не думали в 90х и начале 2000х о великих ученых и прочих прорывных фигурах, по поводу которых сейчас так остро заболело их либеральное сердце. А если и думали они о науке, армии и правоохранительной системе, то думали на самом-то деле, как бы разогнать и вышвырнуть на улицу ученых, инженеров, военных и сотрудников правопорядка.

И в-третьих, ознакомьтесь, пожалуйста, господа либералы, по наущению кого был арестован и отправлен в шарашку Сергей Павлович – и вы тогда поймете, если будете беспристрастными, что нагадили ему люди именно вашего склада. От подобных пакостей человек, тем более масштаба и квалификации Сергея Павловича, не застрахован ни в одну эпоху и ни в одной стране мира – вы везде и всегда способны достать и замарать. И еще, кстати, вам неплохо было бы ознакомиться с тем, что это такое, эти пресловутые шарашки.

Наконец, комментирующих традиционно возбудили расстрелы и ГУЛАГи. Это все понятно, это банально до тошноты. Но вот тут хотелось бы сыграть с комментирующими на их поле и привести ряд фактических и статистических выкладок. А чтобы раззадорить вас еще больше, сопоставлю-ка я реальные цифры и факты – применительно к «кровавому сталинскому террору», с одной стороны, и к сегодняшней «свободной и демократичной» Америке – с другой. По-моему, это логично: сравнивать два полярных полюса – режим «людоеда и маньяка» с режимом «всеобщих прав, свобод и благоденствия». Ну, так вот что у нас выходит…

По лишениям свободы: при «кровавом сталинском терроре» за решеткой сидели не более 2,5 миллионов человек, в нынешних «свободных и демократичных» США – примерно столько же, даже, по некоторым сведениям, немногим больше. По расстрелам… При Сталине, за все время его правления, к высшей мере наказания, по так называемым «расстрельным спискам», были приговорены 44,5 тысячи человек, с учетом «троек» – примерно 643 тысячи, причем эти цифры, скорее всего, изрядно завышены. В США ежегодно (именно ежегодно!) ожидают приведения в исполнение смертного приговора порядка трех тысяч человек. Стоит ли говорить об обильно применяемой в США практике поражения в правах (не путать с расстрелами и лишением свободы!) - в связи с теми или иными политическими убеждениями? Данная практика в разы меньшем объеме осуществлялась при «тиране Сталине». С соответствующей информацией вы можете ознакомиться, прочитав ставшие уже многочисленными работы историков, в том числе работавших «в системе» и имевших доступ к архивам. Эти же сведения вы, кстати говоря, можете почерпнуть и в либерально-демократической «Независимой газете» 2003 года, № 45 (2878).

Это было сопоставление «сталинского террора» и сегодняшней «свободной» Америки по числу пострадавших – просто чтобы было понятно, о чем идет речь, и каких масштабов может достигать либеральное вранье. Так вот и выходит, что нынешний, то есть прямо-таки самый что ни на есть сегодняшний, американский либерализм в среднем уничтожает и поражает в правах суммарно или примерно столько же, или даже чуть больше народу, чем карательная система «кровавого тирана» Сталина! Это есть факт. Да и с репрессиями в отношении редакторов «Литературной газеты» тоже, надеюсь, разобрались, и с замученными учеными-конструкторами – вроде тоже. Вроде бы пора и итог подвести…

Уважаемые адекватные и не очень адекватные либеральные читатели! Хочется вам того или не хочется, но непрерывно раскручиваемая по поводу так называемых «сталинских репрессий» истерия – это не более чем раздутая до небес фигня, и выгодна она именно вам, господа адекватные и не очень адекватные либералы! Надеюсь, неангажированная ваша часть в принципе способна сие уразуметь, хотя в этом я все чаще сомневаюсь. Вы ознакомьтесь, пожалуйста, для начала с информационными источниками, в том числе со своими, либеральными! Тогда, может, и всякой ерундой спамить не будете! Прискорбно сводить все познание мира к демпропаганде 90х, а равно к «дождевому» и «эхомосковскому» спаму, обильно заливаемому через Твиттер, Вконтакте или через что-нибудь еще. Развивайте мозги, чтобы на почве либерализма головного мозга в конец не отупеть и не заработать себе Альцгеймера годам к 30! А то вон Каспаров с головой ушел в либерализм, перестал заниматься умственной деятельностью (забросил шахматы) – и даже он, уж на что светоч, прямо-таки заметно деградировал за все эти годы, а ведь каким славным игроком некогда был…

В общем, желаю вам мира, добра и минимизации вашей маниакальной и навязчивой активности – в сети и в реальности! И с надеждой на ваше скорейшее интеллектуальное и психическое выздоровление! И, конечно же, удачи всем нам, живущим на планете Земля!

Можно ли считать Россию на 100% независимой?

В интернете, да и просто в беседах, иногда приходится сталкиваться с точкой зрения, в соответствии с которой противостояние России и Америки – не более чем игра на публику, что, дескать, никакого противостояния реально быть не может, поскольку российские элиты тотально зависимы от заокеанского банковско-финансового капитала. В связи с «Днем России» хотелось бы поискать ответ на вопрос, а действительно ли это так.

Государственный суверенитет в наши дни превращается во все более расплывчатую и размытую категорию. Фактически его уже и нет, как такового. За редчайшими, буквально единичными исключениями. Суверенных держав в мире практически не осталось, и это касается не только беднейших африканских стран, но и практически всех без исключения стран на нашем Земном шаре. Взять вот даже, казалось бы, респектабельные и обеспеченные европейские страны – и те уже практически никогда не принимают решений самостоятельно. Это наиболее рельефно продемонстрировано и продолжает демонстрироваться как на примере решений по Ближнему Востоку, так и на примере политики в отношении собственных территорий, где все больше и больше обостряется вопрос о выходцах из Северной Африки, из Южной Европы и с Ближнего Востока. И это только бросающиеся в глаза всему миру проблемы, реально их в разы больше. То есть даже западноевропейские страны, с их, казалось бы, богатейшей историей, с некогда собственной могучей культурой, с когда-то уймой творческих и научных достижений и так далее, - даже они сегодня не являются суверенными, в классическом (кстати говоря, сугубо западноевропейском) смысле слова «суверенитет». Причем не являются тотально и по всем пунктам, даже в части границ и валюты. Чего уж говорить о странах «диких» и «полудиких». А есть ли все же суверенитет у нас, у нас сегодняшних?

Судя по всему, Россия к настоящему времени добилась примерно 50%-й суверенной независимости. Она уже в силах всецело определять собственную внешнюю политику, она уже достаточно эффективно наладила собственную обороноспособность, она уже обеспечивает, и обеспечивает, надо сказать, очень даже неплохо, безопасность собственного населения, в том числе защиту от транснациональных бандформирований. И даже еще более того: Россия в прошлом году экспортировала товаров на сумму почти 350 миллиардов долларов, что, конечно, пока крайне далеко от китайских без малого четырех триллионов долларов, но, тем не менее, как говорится, движемся в верном направлении. Идут уже даже и расчеты в рублях на мировой арене, хотя на сегодняшний день нынешний объем рублевых расчетов - это, конечно, капля в море. И даже еще более того: Россия замахнулась на собственную государственно-патриотическую идеологию, коренным образом отличную от глобалистской, что уж, конечно, совсем непростительно. Но вот это все вкупе - примерно 50%. До итоговых 100% остаются полноценная собственная продовольственная обеспеченность, стопроцентный расчет в национальной валюте и полноценная сырьевая независимость, предусматривающая реализацию получаемого углеводородного сырья и прочих ископаемых без теневых схем с западными посредниками. Вот выполнить все это - и тогда будут все 100%.

Всем пессимистам и нытикам сразу хочется сказать, что 50%-я национально-государственная независимость в формате всепронизывающего атлантистского глобализма – это не то что не так уж и плохо, а это поистине великолепный показатель для нашего времени. Лучше нас по этому показателю сегодня, наверное, только Китай и, может быть, Индия. Эти страны сами определяют свою политику и свою экономику. Но даже эти страны не могут полностью абстрагироваться, скажем, от долларовых расчетов, а также от физического и интеллектуального труда весьма значительной части своих граждан на благо американских корпораций. Так что, допустим, суверенитет этих стран равен 80% (может, больше) - по стобалльной шкале. Наш суверенитет – примерно 50%. Совсем даже неплохо.

О 100%-м государственном суверенитете в формате ФРС и в формате Бреттон-Вудса рассуждать довольно-таки странно. Собственно говоря, эти системы и создавались с целью уничтожения суверенитета как «отжившего» явления. Начнем с того, что этого самого суверенитета нет и у самих США, потому как нет государства, а есть лишь система бизнес-корпораций, преимущественно банковско-биржевых, ориентированных на мировое господство, и которым часто бывает нужна военная и прочая карательная сила – для продвижения собственных интересов на своей территории и на территориях соответствующих выгодных для этих корпораций регионах. Но никакого американского государства нет – соответственно, нет и американского суверенитета.

Можно ли говорить о существовании суверенного государства на территории, где совершенно не обеспечивается защита воздушного пространства (речь о событиях 11 сентября 2001 года), где правоохранительные органы и сотрудники правопорядка каждодневно оказываются по-детски бессильными перед перестрелками на улицах и захватами заложников, где маргиналы врываются в воинские части и устраивают успешную пальбу (речь о стрелке из Теннесси и многих ему подобных), где неконтролируемый мигрантский поток исчисляется многими десятками тысяч человек ежегодно? А уж всецелая и открыто выражаемая зависимость Президентов США и других высших чиновников от соответствующих бизнес-кланов – это вообще отдельная и крайне объемная тема, многократно муссируемая и многократно аргументируемая, в том числе самими американцами.

США - это давно никакое не государство. Это именно конгломерат бизнес-корпораций, разной направленности, зачастую конфликтующих, но совместно преследующих в качестве своих целей запредельные прибыли и захват все новых ресурсов, сырьевых и человеческих. Но при всем этом никак не преследующих защищенность территории и собственного населения. На бизнес-корпорации и так никто не нападет (по крайней мере, в обозримое время не должен), потому как невыгодно нападать на собственные кровно наворованные и вывезенные за рубеж, а на безопасность населения в общем-то плевать. Поэтому имеет смысл говорить не о США как о глобально угрожающем государстве, а рассматривать именно ФРС и Бреттон-Вудскую систему в качестве угроз государственному суверенитету - как многотысячелетнему и наиболее продуктивному формату организации социальных отношений. Именно системы ФРС и Бреттон-Вудса (да, выстроенные в США и по преимуществу американцами) и угрожают нам и всем остальным. Угрожают колоссальным имущественным и социальным неравенством, угрожают общественным хаосом (ввиду того, что при такой системе государство – не гарант безопасности, а всего лишь нелепый обслуживающий персонал), угрожают рабской кредитной зависимостью населения от банков, а следовательно – от экстра-богатых людей, получающих прибыли вследствие собственной дутой финансовой активности. Что же нам с этой угрозой делать?

Очевидно, что мы никогда не уйдем от долларовой зависимости до тех пор, пока не обеспечим настолько интенсивный поток товаров российского производства, чтобы уже потребовать от мира вести международные расчеты в рублях. Смысл Бреттон-Вудского соглашения состоял в прямо противоположном: объявить доллар «мировой» валютой, таким образом всецело привязав все национальные производства и расчеты на международной арене к американскому печатному станку. Но сейчас все большую силу набирают и другие резервные валюты, особенно юань, ворвавшийся в этом году в группу резервных валют. Страна, располагающая собственной резервной валютой, оказывается уже в значительно меньшей зависимости от ФРС, с ее печатным станком и жульнической системой кулуарного определения курсов, что эта страна теперь уже вправе сама определять, хотя бы частично, что производить, в каких объемах производить, кому сбывать и в какой валюте реализовывать. Да, о независимости, даже при таком раскладе, речи не идет, но уровень зависимости, по крайней мере, существенно снижается. Китай в максимальной степени вырвался из атлантистской зависимости посредством организации поистине маниакального по своей интенсивности и продуктивности труда собственных граждан. Нам, похоже, предстоит сделать нечто подобное, если мы действительно хотим независимой (или хотя бы приближенной к состоянию независимости) отечественной экономики, а не причитаний о том, как все вокруг плохо. Многие ли готовы своим личным горбом обеспечить русское экономическое чудо? Или предпочитают «жуликов и воров» анонимно в интернете костерить?

Также довольно странно рассуждать об экономической независимости, когда население страны берет деньги в американских и западноевропейских банках, а равно в банках, аффилированных ими. Вообще система коммерческих банков – это в принципе зло, потому как одни люди посредством витиеватых схем обогащаются исключительно за счет жадности и недальновидности других людей, а сами никакой пользы обществу чаще всего не приносят. Но раз уж граждане так хотят в финансовое рабство и так хотят набирать кредитов в неимоверных количествах, то уж нужно, при учете столь мазохистского и странного желания, хотя бы обеспечить удобоваримую государственную независимость от власти транснационального финансового олигархата. Это можно сделать в нынешних реалиях лишь через выстраивание собственной конкурентной банковской системы, при этом конструктивно ориентированной. Ну, например, создать что-то наподобие Индустриального и Коммерческого Банка Китая, акции которого принадлежат китайскому правительству, и который ежегодно переводит сотни миллиардов (в долларовом выражении, естественно) инвестиций на всевозможные проекты.

Ну и, разумеется, идеология, идеология и еще раз идеология! Модель развития, какой бы конструктивной по своей сути она ни была, нуждается в продвижении, в систематической информационной подпитке. Свобода слова необходима, и ее никоим образом нельзя душить. Но только она со всей необходимостью должна быть правдивой, аргументированной и фактически обоснованной. Иначе это уже не свобода слова, а финансово контролируемая и ангажированная брехня. Если человек – либерал, то пусть и озвучивает свои подлинные намерения в отношении нашей страны, кроющиеся за размещением в СМИ соответствующего либерального информационного продукта. За любое оскорбление или клевету в СМИ автора «творения» и редактора, разместившего «творение», надо незамедлительно привлекать к уголовной ответственности. Тогда правды на информационном пространстве станет в разы больше. И тогда люди сами поймут, какой путь для России является конструктивным и правильным, а какой – ублюдочным. Пренебрегать идеологическим направлением ни в коем случае нельзя, тем более с учетом массированной информационной атаки на нашу государственность со стороны либерального лагеря.

Итак, стране, чтобы в наше непростое время добиться подлинного государственного суверенитета, необходимо успешно предпринять следующие шаги: во-первых, развить собственное реальное производство, и в таких объемах, чтобы не только полностью обеспечить саму себя, но и поставить в экономическую зависимость от себя весь Земной шар; во-вторых, развить собственный банковский сектор, чтобы не брать кредитов в западных банках, ведущих операции в валюте, штампуемой ФРС; в-третьих, на базе этих достижений создать и запустить в активное обращение собственную резервную валюту; в-четвертых, доказать все это информационно.

На новизну предложений не претендую – более того, я прекрасно знаю, что все это высказывалось уже сотни раз, разными людьми и на разных уровнях. Просто хочется еще раз ткнуть в эти предложения носом тех, кто воет, особенно публично, о «несамостоятельности» нашей страны. И хотелось бы еще раз попросить кричащих о «зависимости» России ознакомиться с фактами. Да, пока наша страна самостоятельна всего лишь процентов на 50. Но… Повторюсь. Во-первых, по нынешним меркам, и если сравнивать себя с другими, это, мягко говоря, совсем не плохо; а во-вторых, Россией предпринимаются активнейшие попытки, нацеленные на освобождение от зависимости, то есть на достижение хотя бы, ну скажем, 80%-й независимости, а в перспективе, возможно, и 100%-й. Не видеть этих процессов сегодня могут либо в упор не знакомые с вопросом, либо либерально-вражески ангажированные. Ни те, ни другие своими речами и своими делами пользы не приносят и принести по определению не могут, а следовательно, речи о сегодняшней «зависимости» России необходимо воспринимать как сугубо вредительские. Предлагать – это одно, а огульно хаять – это совсем другое.

Гениальность модели госбезопасности при Сталине-Берии и острейшая необходимость такой модели для нас сегодня

Сразу хочу разочаровать господ либералов: в статье не будут освещаться любимые ими, господами либералами, вопросы о расстрелах и ГУЛАГах. Категорически не будут. Либеральная душа ждет и жаждет фальсификации и провокаций на тему сталинизма, но повторюсь еще раз: в данной статье такого удовольствия либералам доставлено не будет. Речь пойдет строго об управленческой модели в системе госбезопасности, выстроенной Сталиным и Берией, о специфике данной модели, а также о причинах ее исключительной эффективности в деле борьбы с вражескими элементами и в деле обеспечения общественной защищенности.

Управленческий гений Сталина и Берии заключался в том, что государстсвенно-властную систему они видели как единый целостный организм. Вроде бы банальная истина, вроде все о ней много раз слышали, и большая часть ее даже разделяет, но вот на практике ее реализовывали единицы государственных мужей. А в сфере госбезопасности данная концепция была реализована, пожалуй, только Сталиным и Берией. Остальные государственные мужи и близко не подходили к такому уровню слаженности и эффективности функционирования механизма госбезопасности в их странах.

В чем же причина? Почему именно Сталину и Берии удалось выстроить модель госбезопасности, которая до сих пор является образцом для государственников, и от которой до сих пор воют дурниной либералы? А все, оказывается, очень просто. Именно Сталин и Берия поняли, что понятие «госбезопасность» не исчерпывается борьбой с преступностью, разведкой и контрразведкой. Это комплекс всех без исключения мер, направленных на обеспечение защищенности страны от внешних и внутренних угроз. Госбезопасность, наряду с вылавливанием враждебных элементов в мутном и зловонном потоке диверсионной активности, направленной против нас и против нашего государства, должна включать в себя и обеспечение защищенности от внешних угроз, причем от угроз любого масштаба, любой опасности и любой интенсивности. Короче говоря, госбезопасность должна работать практически, а не подменять собственную работу некими имитационными ритуальными действиями.

Система НКВД при Берии включала в себя и борьбу с преступностью, в том числе организованной, и борьбу с маргинальными деструктивными течениями (вроде сионистов, нацистов, фашистов, оккультистов, троцкистов и прочих им подобных) внутри страны и за ее пределами, и формирование ракетной и ядерной отраслей, и даже разведку урановых руд.

Каковы итоги работы системы НКВД? По всем направлениям итоги были поистине ошеломляющими – разумеется, со знаком «плюс». Организованная преступность была полностью раздавлена, диверсанты были истреблены (не все, конечно, - часть из них временно притаилась, а потом залихватски развернулась уже при Хрущеве). Даже нацистский сепаратизм в наиболее уязвимых регионах (в Прибалтике и Западной Украине) был сведен к минимуму. Был создан уникальный оборонный щит, который вызвал крайнюю озабоченность, в первую очередь, у США, ставших, кстати говоря, первой ядерной державой. Под началом талантливейших советских физиков было создано атомное оружие, была придан конструктивный вектор развития ракетной отрасли. Что уж говорить про продвижение советской идейно-политической модели в Юго-Восточной Азии, осуществляемое также не без деятельной роли НКВД.

В общем, это та самая модель развития, которая, как известно, вывела нашу страну от сохи до атомной бомбы, и еще дальше – до освоения космоса и планетарного признания. Модель Сталина-Берии сильна и даже непобедима своим безусловным организационным единством и структурной непротиворечивостью.

А какова сейчас система госбезопасности практически во всех без исключения странах мира? Сейчас она практически повсеместно хаотизирована. Страны располагают огромным количеством министерств, комитетов, ведомств, агентств и прочих аналогичных объединений, каждое из которых, казалось бы, отвечает за что-то свое, и, казалось бы, такого рода специализация должна оказаться полезной, однако на деле происходит прямо противоположное. Многовластие на практике превращается в безвластие. Уйма начальников, уйма бумажной волокиты, споров и согласований на деле парализуют работу. И уйма терактов и организованных преступных групп по всему Земному шару есть наиболее иллюстративное доказательство данного факта. Сегодня практически в любой стране мира совершить теракт или взять в плен заложника можно без особого труда, что преступные объединения не устают систематически, шумно и флэшмобно доказывать. Это при том, что почти во всех странах совершенно неимоверное количество подразделений, якобы борющихся с преступностью и якобы обеспечивающих безопасность населения.

Надо сказать, что и Россия не избежала многовластного безвластия в сфере госбезопасности. И поэтому угроза террористической атаки, аналогичной, например, актобинской, разумеется, присутствует (в парадигме системы Сталина-Берии на пике ее развития такая угроза была в принципе неактуальной).

Вместе с тем, начиная с прошлого года, Президент Путин активно занимается вопросами кадровой политики во всем государстве – и в особенности в структурах, обеспечивающих правопорядок и госбезопасность. Нельзя не отметить, безусловно, положительную центробежную тенденцию путинской активности за последнее время: ФМС и ФСКН упразднены, а их функции переданы МВД. Видимо, наше руководство прониклось очевидной истиной Сталина-Берии о том, что бесконечно множить ведомства по их функционалу контрпродуктивно. Пока, конечно, до эталонной госбезопасности нам – как до Луны, но сам факт централизации, и продуктивной централизации, свидетельствует о том, что все еще, может быть, впереди. И что и на нашей улице может быть праздник.

Чтобы раздавить гадину организованной преступности, в том числе (наверное, теперь уже даже главным образом) глобалистски ориентированной, необходима колоссальная и разветвленная структура госбезопасности, включающая в себя под единой эгидой самые разноплановые и разнопорядковые организации, преследующие единственную стратегически значимую цель – достижение состояния защищенности граждан нашей страны. Пока, к сожалению, нам до этого далеко – даже несмотря на то, что реформа милиции/полиции в общем и целом увенчалась успехом, да и обороноспособность нашей страны год от года все усиливается, и это очевидно.

Но о надежном монолите госбезопасности можно будет говорить лишь тогда, когда единой структуре будут подчинены и следствие с дознанием, и разведка с контрразведкой, и научно-технические и технологические разработки и исследования стратегической направленности (включая освоение Арктики), и все это – при наличии талантливого руководителя уровня как минимум Сергея Шойгу. Пока до эффективной системы госбезопасности нам, как и всем остальным странам, далеко, хотя шаги в конструктивном направлении определенно предпринимаются, в том числе и в вопросах государственно-властной консолидации.

Ну вот, собственно, и все. Лапидарно – о наболевшем. Не смею даже и надеяться на то, что либерально ориентированные читатели не отметят, что при Сталине половину расстреляли, а половину посадили. Если и не прокомментируют, что было бы крайне странно, то хотя бы подумают об этом. Еще, разумеется, отметят (вслух или про себя) про «жуликов и воров». Либеральная реакция на темы такого плана до невозможности непредсказуема и многообразна.

Раковая опухоль родноверия и ее ублюдочные метастазы в общественное сознание

Есть такое «учение» - родноверием называется. С виду «учение» очень даже забавное: фанатичные ребята разных возрастных категорий одеваются в якобы славянские кафтаны, городят какую-то ерунду о происхождениях всех слов от якобы метаязыка, поклоняются не пойми кому и не пойми чему, но зато поклоняются неистово, изо всех сил, с элементами экстаза и кликушества. С виду – просто веселые и забавные дурачки. Но это только с виду. Забавность этого учения - лишь кажущаяся, лишь мнимая. Если хотя бы чуть-чуть повнимательнее взглянуть на системообразующие компоненты данной, с позволения сказать, «веры», то становится понятным, что планы глобалистов, реализуемые посредством родноверия, пожалуй, куда похлеще джихада. Похлеще как в технологическом, так и в собственно мизантропическом планах.

Где и когда зародилось родноверие? Как оно эволюционировало? Каковы «священные тексты» данного «учения»? Как это «учение» видит государственное и общественное устройство? Какова родноверческая концепция относительно мироздания в целом? С какой степенью терпимости родноверие относится к мировым религиям, а равно к любым вероисповеданиям и морально-этическим концепциям? Каковы технологии продвижения родноверия в массы – и, что немаловажно, в какие массы? Наконец, каковы биографии величайших родноверов прошлого и современности? Итак, начнем предметное рассмотрение…

Родноверие, как и положено «истинно славянскому» учению, зародилось в Сан-Франциско в начале 1950х годов, в разгар Холодной войны, а также в период засилья протестано-мормонской идеологии «свобод» в их строго физиологическом аспекте, и продолжало развиваться и бурлить в штате Калифорния вплоть до середины 2000х. В начале 1950х годов белоэмигрантские «исследователи» опубликовали так называемую «Велесову Книгу», якобы неопределенно древнюю, якобы описывающую всю нашу древнюю историю (прямо от и до), а на самом деле неумело имитирующую праславянский язык и по структуре представляющую собой объемный агитационный лист, причем составленный довольно-таки криво и кургузо. «Велесова Книга» описывает нашу историю как череду постоянных захватов нас немцами и постоянных освобождений нас от немцев, и на этом старательно делается акцент. Разумеется, никаких ссылок – просто «древние знания» и подстрочник, разъясняющий либо общеизвестные термины, либо абсолютно бессвязные слова и формулы, которые авторы, судя по всему, придумывали наспех и на ходу. Продвижением этой нелепицы, естественно, также занялись белоэмигранты, да и, надо сказать, занимаются до сих пор. Разумеется, практически моментально этот фейк был разоблачен, однако это нимало не смущает родноверов и не останавливает их в обращении к этой «великой» книге и по состоянию на сегодняшний день.

Эволюционировало родноверие с 1950х годов и до наших дней примерно никак. Некоторая идеологическая скачкообразность имела место быть, но обусловлена она была разве что разницей в интеллекте «проповедников». Ну, скажем, Хиневич поглупее – и все свои диверсионные маразмы выливал цинично и практически неприкрыто (максимально утонченная уловка в его исполнении состояла в неуклюжей попытке перетащить в свою секту патриотов-сталинистов). А вот, например, Левашов – тот значительно умнее, тот, можно сказать, интеллектуал родноверия (если понятие «интеллектуальность» к родноверию в принципе применимо). Как следствие наличия у Левашова интеллектуальности, данным диверсионным мыслителем активно эксплуатировались индуистские, буддистские, каббалистические и даже трансгуманистические мотивы, в крайне специфическом, даже патологическом, сочетании и преломлении. Более того, Левашов посягал даже на создание единого и внутренне непротиворечивого (или хотя бы минимально внутренне противоречивого) идеологического концепта, базирующегося на оккультном язычестве – частью выдуманного им, а частью заимствованного из эклектики вышеназванных мотивов. Но это все как раз частности, касающиеся, главным образом, расхождений по вопросам технологии оболванивания и оскотинивания населения. Вектор у родноверия был и остается один – разгосударствление нашего общества, низведение его из ранга государственно организованного в ранг организованного по родоплеменному принципу (при этом в сознание жертв идеологического родноверческого прессинга методично, неукоснительно и настойчиво внедряются даже идеи кровосмешения). Собственно, все это не стеснялись и не стесняются настойчиво твердить сами родноверы.

Соответствующим образом выстраивается и родноверческая модель мироздания. Уйма каких-то богов, богоподобных созданий, духов, которые взаимодействуют друг с другом абсолютно хаотично, а иногда и перпендикулярно. Так, с точки зрения родноверия, осуществляется функционирование макрокосма: никакого единства, одни сплошные конфликты и перманентно хаотическое, бурлящее состояние. Естественно, у любого родновера, даже космически тупого, возникает закономерный вопрос: а мы-то, родноверы, чем хуже? И из этого метафизического вопроса вытекает очевидный для любого ортодоксального родновера ответ: а ничем! В свою очередь, из этого ответа закономерно вытекает стремление устроить аналогичную же хаотизацию в социуме, и маниакальность этого стремления неукоснительно подогревается, поддерживается «проповедниками» родноверия через систему психотехник и идеологической обработки.

Что же касается «священных текстов», то родноверие, заявляющее о себе как о религии (и не просто как о религии, а как о прарелигии), их попросту не имеет. Совсем. Родноверы постоянно ссылаются на упомянутую выше «Велесову Книгу» и на «Славяно-Арийские Веды». Ну, и многочисленные работы Левашова – насколько можно судить, их безусловного «пророка № 1». В первом из вышеназванных фолиантов, как уже было сказано, описывается видение родноверами славянской истории как череды порабощений и освобождений, а во втором сказано, что весь наш мир произошел от Солнца. И все. Так вот очень концептуально и принципиально ново. В текстах Левашова, несмотря на наличие в них высочайшего уровня нравоучительной и метафизической претензионности, проявлена лишь поистине феноменальная, хотя и явно нездоровая, фантазия автора, буквально на ходу рождавшая разнообразных чудиков и монстриков (ну, и разносторонняя авторская начитанность – лучше даже, наверное, сказать «разносторонняя авторская натасканность»).

«Священностью» во всех этих текстах не пахнет просто по определению. Для любого священного текста характерно наличие той или иной концепции мироздания, призванной выстроить индивидуальное и коллективное поведение в строго конструктивном русле. Для этого необходима не только единая онтологическая картина, но и наличие заповедей (парамит, столпов, мицв и прочего), в соответствии с которыми выстраивается конструктивное социальное взаимодействие и взаимопонимание. Ничего такого у родноверов нет и в помине. Их цель – выпятить напоказ мнимый вселенский хаос и мнимую славянскую ничтожность, заключающуюся в якобы перманентно рабском состоянии. Родноверие – это «религия» без онтологии и без этики – да чего там: даже без эстетики. Это «религия», кричащая о праславянстве, но на деле люто ненавидящая все славянское.

«Проповедники» родноверия во все горло кричали и кричат о том, что их «учение» веротерпимо и миролюбиво на все сто (в отличие, разумеется, от всех остальных учений -и от православного христианства в особенности). На деле же это течение не просто нетерпимо – оно является, без преувеличения, террористическим, причем по-скоморошьи террористическим. В качестве последних репрезентативных примеров можно привести эксцентричные выходки известного бойца смешанных боевых искусств Вячеслава Дацика – по сути, безнаказанные и не прекращающиеся вот уже долгие годы. Ранее родноверы устраивали кровавые акции против православных христиан в 2008 и в 2014 годах. «Проповеди» идеологов родноверия также далеки от какой бы то ни было терпимости: те, кто не желает слушать родноверческий бред, объявляются недалекими людьми, агентами и сектантами – словом, обвиняются во всем том, что органически присуще самим последователям и проводникам родноверия. При этом в качестве своей аудитории «проповедники» родноверия всегда выбирают не самых умных, не самых счастливых, но зато чрезвычайно энергичных и взвинченных людей – словом, идеальный боевой материал. Судя по всему, «проповедники» обладают поистине звериным чутьем на такого рода людей.

Кстати, выдающийся отечественный журналист и критик «православного мракобесия» господин Невзоров назвал Левашова «замечательным русским ученым». Тот, кто не устает подгаживать православию якобы по причине видимой нереальности ряда сюжетов, изложенных в Писании, почему-то признает «замечательными» и «безумно интересными» явно нездоровые и неструктурированные левашовские фантазии. В устах «борца с православием» это звучит более чем предвзято и ангажировано и свидетельствует лишь об органической спаянности антиправославных и аморальных веяний, движений и течений с оккультно-языческими практиками и оккультно-языческой символикой. Недаром же выдающийся общественный деятель Невзоров учит лошадей разговаривать и читать, целует им копыта и доказывает наличие лошадиного разума, не уступающего разуму человеческому, а то и превосходящего разум человеческий. При всем уважении к великому мэтру журналистики, то, что он делает, представляет собой ярко выраженный и маниакальный оккультный фетишизм и не менее ярко выраженный и маниакальный языческий анимизм.

Что касается биографий идеологов родноверия, то их можно назвать маргинально-эмигрантско-антлантистскими. Миролюбов, Куренков, Лесной, Левашов – все эти ребята действовали за границей, строго в англо-саксонской парадигме (не только ментально, но и территориально), и имели крайне мало общего со славянством. Во всяком случае, они, нимало не задумываясь, отказались не только от славянства, но и от территориальной принадлежности к России, переехав в США (Лесной – в Австралию) и ведя оттуда родноверческую работу по хаотизации нашей страны и нашего государства. Хиневич, автор родноверческого «инглиизма», на ПМЖ в США не переезжал, однако с начала 1990х годов плотно контактирует с оккультно-эзотерико-родноверческими центрами в США, преимущественно на территории «истинно арийского» штата Калифорния. Как видно, адепты и проводники родноверия – славяне и арийцы до мозга и костей.

Родноверческие метастазы опасны и абсолютно не иллюзорны, даже несмотря на то, что родноверие, при всех информационно-пропагандистских усилиях, так и не получило в общем-то широкого распространения. Тем не менее, молодые люди в возрастной группе «14-25 лет», особенно падкие на авантюры и мистицизм, легко поддаются на эпатажные «проповеди» всевозможных фриков, попадают в тотальную психическую зависимость от таковых – и в дальнейшем становятся идеальными орудиями в продвижении родноверческих идей хаоса, безвластия и кровосмешения. Но и недалекие люди старшего поколения, особенно, кстати говоря, патриотически настроенные, являются в этом отношении довольно-таки уязвимыми: им достаточно сказать, что все мировые религии являются «жидовскими» - и эти несчастные люди начнут исповедовать «исконно славянское» родноверие.

Как видно, родноверие – это не какая-то там милая забава, а вполне технично и цинично выстроенная заокеанская технология. Это маховик, раскрученный с целью уничтожения, в первую очередь, христианства (причем не только православного, но и католического, протестантского, а равно производных от них), но также любых других традиционно-консервативных религий и морально-этических учений. Маховик этот набирает обороты в буквальном смысле слова год от года (сейчас родноверами являются уже более двух миллионов жителей нашей страны). Вращаясь все более интенсивно и в разных плоскостях, он, этот маховик, стремится подмять под себя наибольшее количество психически неустойчивых фанатиков, а также сокрушить на своем пути любые морально-этические преграды – разумеется, громко и навзрыд заявляя о том, что именно этому-то маховику (и более никому) и ведомы подлинные ценности.

Бороться с родноверием посредством логически выверенной аргументации невозможно, несмотря на явно выраженную тупость «учения». Чем больше аргументов представишь родноверу, тем более агрессивно он будет следовать родноверческому курсу, потому как при противостоянии сознания и бессознательного всегда побеждает последнее, в особенности у психически неустойчивых и податливых людей. Противостоять родноверию, как и любой другой идейно-диверсионной вражеской заразе, возможно лишь посредством донесения до широких масс максимума правды о родноверии и об этом «учении», а равно о его адептах и пропагандистах. Никакой информационной войны не нужно – нужна только правда, и ничего кроме правды, и тогда родноверы сами предстанут самими собой, то есть в крайне убогом и жалком виде, без каких бы то ни было дополнительных усилий. Не стоит стесняться и привлечения родноверов к ответственности, вплоть до уголовной, - в случаях, когда эти персонажи осатанеют настолько, что начнут насаждать это свое родноверие силой, агрессией и ложью (а их, как видно, постоянно тянет это делать).

Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы мерзостные элементы перекраивали коллективное сознание и коллективное бессознательное по своему собственному дегенеративному почину, под свое собственное нездоровое сознание – и в интересах общественной и государственной хаотизации, в интересах тех, кому такая хаотизация выгодна. Люди (по крайней мере, наши) должны научиться отличать подвижников от диверсионных западных и прозападных элементов. Или, как там у родноверов, Юрода от Урода – кажется, так…

Почему Россия вечно оглядывается на Европу и США?

Трудно обойти вниманием сегодняшнее вызывающее несоответствие между разнородными концептами, внедряемыми в наше массовое сознание всевозможными информационными источниками. С одной стороны, до нас доводится сугубо патриотическая риторика, с другой стороны – посредством могучего рекламного прессинга навязывается культ потребления, развлечений и индивидуализма. С одной стороны, нам внушается, и внушается совершенно справедливо, уважение к армии, правоохранительной системе и производственному сектору, а с другой – необходимость для детей после школы идти в экономисты, какие-нибудь корпоративные юристы, психологи и менеджеры. Наконец, с одной стороны, российская сторона заняла активную и самостоятельную внешнеполитическую позицию, а с другой – до сих пор боязливо озирается на «нормы международного права» и мнение «мирового сообщества». И несмотря на то, что самостоятельная стратегическая линия России год от года все усиливается, и в результате этого российская сторона демонстративно и напоказ стремится перечеркнуть для себя западное мнение, - полностью абстрагироваться от мнения США и Европы она не в состоянии до сих пор. Вопрос – почему?

Необходимо понимать и помнить, что «элиты» и «народ» - две совершенно разные и даже противоположные друг другу группы населения. Причем в России эта их противоположность доведена до состояния патологии.

В царской России признаком элитарности дворянства было знание французского и желательно еще английского и немецкого языков, при этом родной язык можно было знать слабо, а то и вовсе не знать – так, по крайней мере, воспитывались «элитарные» дворянские дети. Совершенно естественно, что «элитарные» дворяне отождествляли себя в культурно-цивилизационном отношении с Западом, поскольку язык – первичный элемент культуры. При этом народ, не говоривший по-французски, по-английски и по-немецки, воспринимался русской дворянской аристократией как элемент, враждебный «элитарной» идентичности. А посему оценивался как «дикий», «отсталый» и «лапотный».

В советскую и российскую эпоху такая катастрофическая поляризация оказалась вроде бы преодоленной. Но именно вроде бы. Да, российские элиты сейчас в основном говорят по-русски, и это, пожалуй, важнейшее культурное достижение постмонархической российской истории. Это действительно очень важно: теперь элиты и народ в состоянии хотя бы на уровне каких-то вербальных формул понимать друг друга. Но оказалось, что язык – не единственная преграда, разделяющая российские элиты и русский народ. Оказывается, что дети внешторговцев, дипломатов, генералов, миллиардеров и медийных персон продолжают до самозабвения поклоняться «цивилизованному» Западу, получая образование в западных университетах и колледжах, имея недвижимость где-нибудь на лазурном берегу, - и столь же самозабвенно, как и ранее, ненавидеть русский народ. Интересно при этом, что это дети чаще всего тех, кто с публичных трибун озвучивает русскую государственно-патриотическую позицию.

Фундаментальное отличие русского народа от российских элит кроется ни много ни мало в вопросах космологии. Элиты полагают, что весь мир организован как система развлечений и наслаждений именно для них, любимых, и поэтому совершенно естественно, что западная гедонистическая модель подходит для такого мировоззрения в наибольшей степени. Русскому народу же все это органически чуждо. Исторически это народ-воин, народ-пахарь, народ-герой. Он отторгает сибаритские выкрутасы и пораженчество, приемля только идеологию национальной победы и национальных свершений – что с этим «диким» народом ни делай.

Но исторический опыт показал, что возможно даже примирение, казалось бы, непримиримого. В наибольшей степени элиты и народ в России были сращены в годы Великой Отечественной войны, когда общая угроза, так называемая «коричневая чума», сумела объединить все население СССР – за исключением, разумеется, предателей и прочих подобных выродков. Плюс, разумеется, надо отдать должное уму и прозорливости Иосифа Виссарионовича Сталина, который проводил грамотную кадровую и управленческую политику, не допуская на стратегически значимые должности русофобов-«западников». Проект по формированию единого народно-элитарного населения в рамках советского пространства Иосифу Виссарионовичу в общем и целом вполне удался. Но, как оказалось, только в условиях опасности и максимальной концентрации общих усилий. Как только вопросы жизни и смерти, ставящиеся ребром, отпали – все фундаментальные противоречия между элитой и народом снова вылезли на поверхность.

Россия вот уже много веков живет в крайне своеобразном режиме самосопротивления: российским элитам нужно тупое калькирование Запада, русскому народу (во всяком случае, на уровне коллективного бессознательного) нужны великие свершения. Естественно, одно другому противоречит, и противоречит кардинально. Так вот мудрость русского государя исторически состоит в том, чтобы, будучи на этапе «раскрутки» поддержанным элитами, в конце концов, начать действовать против этих самых элит, в неразрывной связке с народом. А высший пилотаж мудрости, достигнутый за все время существования данного оксюморона, пожалуй, только Иосифом Виссарионовичем Сталиным, - это использование элит на благо народа. Разумеется, не всех, и далеко не всех (на это не был способен даже Иосиф Виссарионович), а лишь тех, кто еще помнит свое происхождение и свою историю, и чья печень еще пока не целиком покрылась жировой пленкой от избыточного потребления фуа-гра.

Вряд ли Владимир Владимирович Путин сможет достигнуть такого же уровня мастерства в работе с элитами, да и очень это рискованно, особенно с учетом сращенности значительной части российских элит с оффшорной и кредитно-денежной сетью. Но вот переиграть западоориентированные российские элиты в пользу русского народа Путин вполне способен. И не только способен, но и должен это сделать – как лидер нашего государства и нашего народа.

Поле боя «Интернет»: технологии сублимации массовой агрессии в информационном поле

Интересно все же наблюдать за совершенствующимися информационными технологиями. И я даже не говорю о длительной эволюции этих технологий, начиная с царя Гороха - и до наших дней (появление письменности, изобретение печатного станка, затем средств массовой коммуникации и так далее и тому подобное). А вот прямо здесь и сейчас – не то, что на протяжении всей нашей жизни, а на протяжении последних буквально полутора-двух десятилетий. За это время информационная сеть под названием «интернет» не только успела безоговорочно отвоевать пальму первенства у всех прочих источников получения информации, но и успела несколько раз сменить свой сущностно-содержательный вектор.

Еще не так давно, в начале 2000х годов, интернет был практически всецело развлекательно-информационной площадкой – по сути дела, системой, объединяющей в себе разнородные кружки по интересам в виртуальном формате. Примерно к середине 2000х годов обозначилась тенденция «информатизации» интернета, с усиливающейся год от года тенденциозностью и пристрастностью размещаемой в глобальной сети информации. С конца 2000х интернет все больше превращается в информационное оружие, все чаще информация, размещаемая на специализированных ресурсах, не просто тенденциализируется, но и сопровождается непримиримостью и агрессией по отношению к любой контринформации.

Столь динамичных изменений в информационной сфере история человечества ранее никогда не знала. Достаточно вспомнить, сколько столетий человечество плелось от изобретения письменности до изобретения, скажем, печатного станка, и сколько – от печатного станка до телевизоров, компьютеров и планшетов. Ошеломляющие технологические преобразования столь же ошеломляющим образом воздействуют и на формат информационной работы.

Как выглядит сегодня практически любой новостной/информационный портал? Обычно это примерно 2% действительно содержательной информации и примерно 98% - фальсификата, нагнетаемой агрессии, перехода на личности и склок с другими информационными ресурсами. Да, так обстоят дела далеко не на всех информационных ресурсах, но все же на подавляющем большинстве таковых. И не только у нас, но и во всем мире.

Все чаще используется термин «информационная война», часто с вариациями (типа «сетевая война», «вбросы» и прочее подобное). Большая часть новостных, информационных и аналитических порталов не скрывают, что они ее активно ведут. А что это означает на практике? А то, что на той или иной интернет-площадке задействована масса «троллей» (как правило, неврастеников и неудачников в реальной жизни), а также масса некомпетентных или ангажированных публицистов – и эти массы создают крайне бурный ажиотаж, приводят в движение зловонные потоки ненависти и фанаберии, зачастую подогреваемые личными комплексами «троллей» и некомпетентных авторов. И в итоге весь этот поток сублимированной и практически не структурированной агрессии выливается на идеологических врагов, а иногда и на более успешных в информационном пространстве друзей. Понятное дело, что тут уже не до информации: тут бы сетевую войну выиграть.

Каждый, кто знаком с интернетом, кто регулярно просматривает новостные ленты, неоднократно встречался с диаметрально противоположными трактовками даже известных событий, причем сайты, излагающие и трактующие эти события, зачастую авторитетны и собирают многотысячные, а иногда и многомиллионные просмотры. Что это: информирование населения или война на уничтожение?

Сегодня победа в сетевой войне достается тому, кто активно и неусыпно создает соответствующие зловонные потоки, разнообразит их, зачастую сливая их друг с другом, в кратчайшие сроки усиливает их интенсивность и направляет таковые на жернова определенных интересов. Иногда эти интересы конструктивны (такое действительно редко, но бывает), и даже организованные зловонные потоки иногда могут содействовать, в конечном счете, определению правильного вектора социального движения и в дальнейшем – неукоснительного следования в нужном направлении. В конце концов, есть же не только наглая ложь, но и ложь во спасение, а бывают и случаи, когда хирург делает больному еще больнее, дабы в конечном итоге излечить от болезни совсем. Да, такое тоже бывает. Но чаще всего мерзость продуцирует исключительно мерзость, и от мерзостного рождается исключительно мерзостное. И ложь в подавляющем большинстве случаев, к сожалению, бывает не во спасение, а во корпоративные и во своекорыстные интересы.

Но надо понимать, что за ложь надо держать ответ. Если в сети размещается какая-нибудь гнусность, лживенько и подленько порочащая доброе имя человека или идеи, то гнусность эта должна быть немедленно вычищена с просторов соответствующего ресурса, а автор сей гнусности должен быть привлечен к ответственности, в том числе, возможно, и к уголовной – в зависимости от того, что он соизволит понаписать. Разумеется, в наибольшей степени это касается авторов публикаций и членов редколлегий соответствующих изданий, но и кликушествующим «комментаторам» (пресловутым «троллям») не следовало бы расслабляться: возможность вычисления пакостника по IP-адресу еще никто не отменял. Да и неплохо бы обязать указывать максимум личных данных при регистрации на сайтах.

И замечания по поводу «красных цензоров» в данном случае должны отмечаться сразу же и решительно. Цензура тут совершенно ни при чем. Цензура – это когда затыкают глотку неугодным и неудобным, как бы те ни обосновывали свою позицию аргументами, логическими выкладками и ссылками на факты. А вот первичная информационная гигиена – это когда клеветника, крикуна и негодяя заставляют отвечать за его ложь и клевету в публичном информационном пространстве. Неукоснительная цензура только обостряет информационный голод и агрессию, в то время как неукоснительная информационная гигиена, осуществляемая посредством сдерживания злых и не вполне адекватных, а иногда и не вполне здоровых психически, пользователей, практически мгновенно решает все проблемы коммуникации в интернет-пространстве. Тогда, быть может, не нужно будет никакой сетевой войны: люди просто начнут понимать друг друга, станут получать информацию и естественным образом отбирать наиболее приемлемое для себя.

Но тут, в конце концов, возникают вопросы, о которые разбивается все написанное выше: 1) а действительно ли большая часть держателей информационных ресурсов готовы поддержать курс на «мир во всем мире»; 2) а действительно ли большая часть пользователей готовы к подлинности информации и к дружескому формату сосуществования? Эти вопросы, скорее всего, относятся к категории риторических. Впрочем, если это и не так, то тогда хочется, чтобы ответы на эти нериторические вопросы были бы положительными.

К сожалению, первичная интернет-гигиена – это то, чего у нас, да и во всем мире, пока нет, это то, к чему нам еще предстоит прийти, и это то, чем, к сожалению, пока и не пахнет, причем даже в отдаленной перспективе. Хочется верить, что екклесиастский принцип «всему свое время» применим и в данном случае. Иначе богатейшее и благодатнейшее информационное поле рискует порасти осокой и борщевиком.

Инфантилизм либеральной внешнеполитической риторики

Позавчера депутат Верховной Рады Антон Геращенко заявил, что Украина в 2017 году по праву победительницы запретит участие в «Евровидении» исполнителей, не согласных с тем, что Россия «захватила Крым» и «оккупировала Донбасс». Параллельно турецкий парламентарий некий Шамиль Тайяр в своем Твиттере предложил сбивать российские самолеты за любой футбольный проигрыш Турции в матче против России. Потом, правда, Тайяр отчитался, что это он на самом деле так «пошутил».

Ну, «шутку» наши западные коллеги пока вроде особо не комментируют, предпочитая не акцентировать на ней патологически нездоровое внимание (речь идет, по крайней мере, о крупных, а не о скандально-маргинальных изданиях). Вроде некоторые издания и упоминают, но вскользь и очень аккуратно. А вот «Евровидение» западные СМИ уже в открытую признают политическим инструментом – в сущности инструментом давления на Россию. В частности, об этом, по сути дела, открыто заявлено на страницах журнала «Шпигель», где сказано, что конкурс под названием «Евровидение» не может и не должен оставаться вне политики. А журналу «Таймс» очень хотелось бы, чтобы российская сторона отреагировала раздраженно и агрессивно на свое «поражение» Украине.

Совершенно очевидно, что официальные лица, представляющие Украину и Турцию, - не более чем говорящие головы. Это не потому, что какая-то там демоническая «кремлевская пропаганда» этого хочет, а просто потому, что такова объективно данная на сегодняшний день диспозиция. Представители украинского и турецкого истеблишмента, практически в полном составе, с головой инкорпорированы в транснациональный бизнес, финансово-промышленной, сырьевой и криминальной природы. Поэтому совершенно естественно, что все их заявления тотально несамостоятельны, и этот факт по простоте душевной открыто озвучивают информационные представители режимов, кормящих украинскую и турецкую элиты (или с территории которых в том или ином формате непосредственно подъедаются данные элиты). Это все понятно и очевидно.

Шокирует и одновременно радует другое. Наши внешнеполитические и внешнеэкономические коллеги все чаще срываются на довольно-таки трогательные истерики в духе «а я тебя не позову на день рождения» (на «Евровидение») или «ух, я тебе уши надеру» (собью самолет). По меркам дворовой шантрапы заявления такого рода смотрятся весьма увесисто, залихватски и авторитетно, в устах же политиков (тем более, мирового уровня) это может вызывать исключительно снисходительную усмешку. Это, безусловно, шокирует, потому что люди, которым по статусу положено быть приличными, нисходят на уровень дворовых хулиганов, причем нисходят громко и публично. Но это и радует, потому что истерика является неизбежным проявлением бессильной злобы, а это, в свою очередь, означает, что мы сильнее.

Наши заклятые коллеги в своей диверсионной политике все больше походят на бьющегося в истерике ребенка, которому мама не покупает какую-нибудь дорогую, веселую и интересную игрушку. Ребенок не хочет и не может понять, что игрушку он не получит, и оттого начинает яриться, заходиться в истерике, кричать, может быть, даже плеваться и кусаться. Выражение недовольства у ребенка лет пяти выглядит именно так. И на таком уровне внешнеполитической дискуссии находятся сегодня наши коллеги западного толка. Причем ладно бы только США - им, в конце концов, простительно, ведь они еще крайне молоды и в цивилизационном отношении на самом-то деле несамостоятельны, да и нам не привыкать к такому их состоянию. Но ведь и многовековая старушка Европа и не меняя древняя старушка Малая Азия ведут себя аккурат так ж - вот что поразительно. И иногда по степени инфантилизма данные наши партнеры уже даже опережают США – вот, например, как сейчас. Старческий маразм, никак не иначе.

Политика взятия в кольцо: либо они, либо мы! Иного пути нет!

Главными внешнеполитическими событиями последних нескольких дней можно с уверенностью назвать демарш генсека НАТО Йенса Столенберга о размещении системы ПРО в Румынии, а также публичный призыв министра иностранных дел Польши Витольда Ващиковского к несоблюдению договоренностей между Россией и НАТО по ПРО. Это исторические события, знаменующие новый виток во взаимоотношениях между Россией и НАТО, а также между Россией и бывшим блоком стран Варшавского договора. Эти события подводят нас к весьма вероятной фазе открытого вооруженного противостояния с мощной и разветвленной системой под названием «НАТО».

Придумывать какие-то благовидные объяснения своим агрессивным действам Запад уже, похоже, не может, да и это становится объективно невозможным. Раньше официальные лица США и НАТО заявляли, что это от Ирана исходит какая-то там гипотетическая ядерная угроза. Но с прошлого года стало понятно, что никакой опасности Иран в этом смысле не представляет. Даже если раньше эта опасность и была, то с прошлого года ее уже совершенно точно нет и быть не может, и это подтверждено, в том числе, и специалистами МАГАТЭ, то есть представителями той самой системы международных организаций, от которой приходят в дикий экстаз США. Да и в чем конкретно Польша видит агрессию по отношению к себе – тоже непонятно. Хотя, конечно, она сейчас пытается по заказу «западных коллег» исступленно «раскрутить» тему российских беспилотников на своей территории, но даже самое бурное воображение не в состоянии представить целостную картину противостояния беспилотникам со стороны системы ПРО, особенно в планируемом формате. И во всем этом балагане западные высшие должностные лица продолжают уверять, что ПРО направлена не против России, а против каких-то непонятных и нематериализованных угроз. Каких именно – видимо, уже даже самая извращенная западная фантазия не в состоянии придумать.

Никаких доводов в пользу наличия опасности, исходящей от России, нет и быть не может. Опасность, исходящую от России, в принципе невозможно доказать в виде целостной и непротиворечивой картины, даже при наличии богатой фантазии и обильного фальсификата. Невозможно не потому, что российская агентура великолепно конспирируется, а потому, что опасности, исходящей от России, попросту нет, то есть ее физически не существует. По всей видимости, многочисленные поиски хоть каких-то формальных оправданий экстенсивно-агрессивной прозападной политики несколько утомили наших заклятых коллег – и они решили опоясывать нас пока что с юго-запада и с запада без каких бы то ни было предлогов.

В этой связи, кстати говоря, нельзя не отметить и угрозы, наползающие на Среднюю Азию. И речь идет не только об агрессивном Узбекистане, но и вроде бы дружелюбно настроенном по отношению к нам Казахстане, которому Джон Керри в прошлом году предложил стать оплотом среднеазиатской глобализации. Нельзя не отметить еще и агрессивную арктическую политику США и НАТО. Ну и, соответственно, с востока расположены «дружелюбно» настроенные США.

Россия рискует быть опоясанной со всех сторон – и тем самым напрочь обездвиженной в политическом, экономическом и цивилизационном отношениях. На самом деле проекты блокады России разрабатывались и претворялись в жизнь многократно на протяжении нашей истории, но таких территориальных масштабов, такого тотального охвата всех близлежащих к нашей стране регионов, кажется, не было еще никогда. Спасение России может состоять только и исключительно в активных действиях, выверенных до мелочей в доктринальном и практическом отношениях. Ошибки и резкие телодвижения в складывающейся ситуации смерти подобны.

Во-первых, критически необходима адекватная обороноспособность, то есть такое состояние вооруженных сил и в значительной степени правоохранительной системы, при которой у агрессора не возникнет даже мысли напасть. Это банальная и очевидная истина, и наша страна не устает демонстрировать ее практическое понимание – и в ходе многочисленных учений, и в ходе парада вооружений на День Победы. Такое поигрывание мускулами показывает западному сообществу, что вытирать о нас ноги не только нежелательно и невыгодно, но и опасно. Только вопрос: а достаточно ли нынешней интенсивности поигрывания? Необходимо учесть, что враг многочислен, силен и многогранен, а это означает, что и численность и качество вооруженных сил должны быть соответствующими.

Во-вторых, необходима политика сближения с Казахстаном, что Россия по мере своих возможностей и делает – например, в формате Евразийского экономического союза. Но экономический формат – это, конечно, хорошо и первостепенно, но и вопросы геополитики тоже нельзя сбрасывать со счетов: Казахстан не должен становиться глобалистским, потому как это смертельно и для него, и для всей Средней Азии, и для нас. Благо, бессменный Президент Казахстана – умнейший и дальновиднейший человек, который сам, без предварительной «обработки» с нашей стороны, понимает эту очевидную и простую истину. Но все же политическую и экономическую интеграцию в среднеазиатском регионе ни в коем случае нельзя пускать на самотек, а, напротив, крайне важно крепить совместную оборону (в самом широком смысле этого слова) на наших южных рубежах.

В-третьих, необходима интенсивная и грамотно выстроенная арктическая политика. Запад (по традиции, во главе с США) патологически активно стремится захватить влияние в Арктике, поскольку этот регион благоприятен сразу в двух отношениях: как источник углеводородного сырья и как плацдарм для воздействия на Россию с севера. Как известно, именно западная геополитическая доктрина подразумевает занятие одних территорий с тем, чтобы впоследствии оказывать с них давление на близлежащие территории. В этой связи необходимо как наращивание военной мощи в арктическом регионе (что и продемонстрировал «Летучий отряд»), так и интенсификация разведывания нефтяных месторождений на Новой Земле.

Наконец, в-четвертых, необходимо провести по США серию контрударов опоясывания. Наверное, это на сегодняшний день важнейший блок действий, поскольку США известны своей тотальной беззащитностью перед внешними военными угрозами, и системой опоясывания проблема может быть решена радикально. А если речь будет идти о массированной блокаде США режимами, тотально не ангажированными системой ФРС, то это будет, по сути дела, равносильно гибели фрикового и пшикового американского проекта. Проблема состоит в том, что сейчас таких кристально чистых и честных режимов нет, а посему максимум, что можно предпринять при нынешней конъюнктуре, - это найти: а) эффективных партнеров в деле опоясывания США; б) эффективный формат такого опоясывания.

В качестве наиболее благоприятных и эффективных партнеров в данных вопросах можно считать Индию, Китай, Египет, Иран, Кубу и Венесуэлу. У каждой из этих стран есть очень веские исторические и цивилизационные основания ненавидеть навязчивую англосаксонскую модель, в гегемонистском формате представленную США. И более того: Индия, Китай, Египет, да и, в конечном счете, Иран имеют серьезнейшие и вполне реальные рычаги хозяйственного воздействия на США, а Куба и Венесуэла – не менее серьезные и не менее реальные рычаги территориального воздействия.

Как оплот на Ближнем Востоке можно и нужно постараться использовать Израиль (насколько, разумеется, это в принципе возможно), который с некоторых пор органически не приемлет американские гомосексуальные и глобалистские ценности и (по крайней мере, на уровне деклараций и на уровне торговли) открыт для сотрудничества, в том числе и строго антиамериканского.

Необходима интенсификация совместных военных учений (особенно в АТР и Карибском бассейне), а также теснейшее сотрудничество с партнерами в военной, информационной, образовательной и научно-технической сферах, то есть по тем направлениям, которые обеспечивают совместную безопасность. Необходимо создание если не единого военного блока в формате «анти-НАТО», то уж хотя бы единой системы взаимодействия на случай враждебного выпада или даже серии враждебных выпадов. Такая система должна предоставить возможность и самим уцелеть, и ответить врагу так, чтоб мало ему не показалось.

Конечно, опоясывание, с географической точки зрения, будет не таким намертво глухим, как при опоясывании Америкой России. Но с функциональной точки зрения оно будет не менее (а может, и более) эффективным, потому как будет нацелено на сущностные проявления американской гегемонии: на доминирование банковского сектора, на зависимость от чужой рабочей силы и на господство в Карибском бассейне.

Но как бы то ни было, система противостояния взятию нас в кольцо должна включать в себя все компоненты политики, экономики и идеологии, и на всех уровнях –даже на самых отдаленных подступах. Организованной силе противостоять в одиночку невозможно, необходима ответно организованная сила. И спектр действий также должен быть ориентирован на зажимание врага в кольцо – так, чтобы тот не пискнул.

Почему заморозили проект гомосексуальной революции в России?

Любой интересующийся и отслеживающий морально-нравственную диспозицию в нашей стране, наверное, уже давно обратил внимание на то, что бесноватые выходки дегенератов и извращенцев у нас как-то сошли практически на нет, причем довольно-таки резко. Максимум, что несколько дней назад смогли торжественно выдать буйные «радужные» гомосеки отечественного разлива – это подраться с веганами. Прямо скажем: жидковатый флэшмоб. И это при том, что всего-то лишь четыре с половиной года назад «нетрадиционные» бессовестно, нагло и неприкрыто визжали о своих поползновениях на власть в России. Многие, наверное, помнят вот это вот трогательное «Геи и лесбиянки против жуликов и воров», не говоря уж про с помпой проводимые «гей-парады». А потом вдруг раз – и как в воду канули. Что же случилось? Наша «азиатская тирания» все никак им, «либеральным», продохнуть не дает, или же причина в чем-то другом?

Российское ЛГБТ-движение, при всем его вырожденчестве и при всей его нескрываемой спаянности с так называемым «мировым сообществом» - в данном случае в лице руководства Комитета по правам человека ООН, не вызывает недовольства (по крайней мере, воинствующего) у руководства нашей страны. Насколько можно судить из публичных заявлений Путина, наш Президент относится к геям иронично и пренебрежительно и, похоже, просто не видит в них угрозы. Надо сказать, совершенно резонно: наше население категорически не приемлет буйных и «нетрадиционных» - не приемлет само, без дополнительного волшебного пинка сверху. Наш народ и раньше не воспринимал гей-пропаганду (например, в ранних 90х, когда она перла изо всех щелей под могучим напором), и сейчас не воспринимает. Сам, по доброй воле, и ничего объяснять ему по этому поводу не нужно, да и бесполезно, а то и контрпродуктивно. Но вот как-то так получается, что, тем не менее, гей-прессинг в России идет волнообразно, то активизируясь, то фактически сходя на нет – полностью независимо от воли народонаселения нашей страны.

Думается, что причину необходимо искать в сочетании двух составляющих: с одной стороны, в поползновениях западных элит на нашу территорию, располагающую богатейшими природными ресурсами, с другой – в демографической политике. Необходимо отметить и подчеркнуть, что это только так кажется, что демографическая политика проистекает сама, стихийно и неконтролируемо. На самом деле она не может находиться вне повышенного внимания и вне контроля со стороны «кукловодов». Такого не может быть просто хотя бы потому, что численность населения Земного шара продолжает увеличиваться поистине патологическими темпами (всего за какие-то четыре года оно увеличилось примерно на 300 миллионов, или примерно на 1/20 от уровня четырехлетней давности), в то время как ресурсная база планеты истощается, и не менее стремительно.

Россия – не Европа, принудительно сокращать население России просто невыгодно. Невыгодно, в первую очередь, с хозяйственной точки зрения – как бы ни хотелось его сократить с точек зрения идеологической и биологической. В Европе ресурсов мало, а населения довольно-таки много, оттого и политика контролируемого геноцида посредством массированного гомосексуального давления именно применительно к Европе вполне оправдана: меньше ртов – сытнее самим хозяевам.

В России же ситуация принципиально иная: мы занимаем 1/9 часть суши (причем при наличии наиболее благоприятного, с геостратегической точки зрения, местоположения), располагаем 40-50% мировых природных ресурсов – и при этом имеем всего лишь 1/50 часть населения Земли. Добавим к этому еще и то, что почти три четверти нашего населения сосредоточено в наименее ресурсных регионах России. Вот, видимо, новейшие западные элиты наконец-то и доходят до понимания того, что уничтожать посредством гомосексуального геноцида нас просто невыгодно. Категорически невыгодно. А кто будет качать нефть за бесценок? А кто будет выполнять дармовую черную работу? И так ведь практически некому: Россия, при ее 146 с половиной миллионах населения, к настоящему времени фактически не способна даже самообеспечиться в продовольственном и техническом отношениях. Сказывается все еще дающая о себе знать разрушительная информационная работа 90х, обесценившая рабочие и технические специальности.

Так вот западные и прозападные элиты, преимущественно демократическо-финансово-сырьевой направленности, на самом-то деле заинтересованы в том, чтобы мы были, и чтобы нас было много, но чтобы мы были исключительно на положении тупых рабов, обслуживающих «трубу» в интересах немногих, но «избранных» - на Западе. Или не только на Западе – возможно, и в других регионах Земного шара – например, где-нибудь на Ближнем Востоке, где отдельным представителям финансово-сырьевых элит живется тоже в общем-то довольно-таки неплохо. Собственно, ничего нового: обо всем этом в открытую писал и говорил еще Адольф Гитлер, а до него – величайший сионист Теодор Герцль. Все по классической европейской геополитической доктрине.

Любые поползновения на осуществление гомосексуального геноцида в нашей стране следует воспринимать исключительно как временную слепую ненависть к нашим успехам. Дескать, «ах, у вас успехи во внешней политике, ах, вы с грехом пополам, но вылезаете из экономической ямы, ах, вы не приемлете наших директив – так сдохните же!». Только так. Рациональных объяснений гомосексуальной диверсии в России нет. Но когда западным и прозападным элитам удается отдышаться и прийти в себя после удушающего приступа агрессии и тупой злобы, то им тут же становится понятно, что от генеральной линии сырьевизации нашей страны и сопутствующей ей дебилизации нашего населения отступать нельзя – просто непродуктивно. То есть когда преобладает эмоциональная составляющая, гей-пропаганда моментально нагнетается и усиливается в геометрической прогрессии; когда же преобладает рациональная составляющая, гей-пропаганда мгновенно сходит на нет.

Судя по всему, гомосексуальной революции в России, несмотря на извращенные мечты и необузданные фантазии, в первую очередь, наших либеральных первертов, все же не будет. И не предвидится. Ни сейчас, ни завтра, ни в ближайшие лет 100.

Сейчас Запад стал маниакально акцентировать мировое внимание на якобы «агрессивной» внешней политике России, ну и традиционно на «коррупции» и «нарушении прав человека». Запад со всей очевидностью намекает, что надо бы вернуться в лоно тотальной сырьевизации, в том числе на политическом уровне, в идеальном варианте – в уже позабытом формате соглашений о разделе продукции. Сейчас на повестке - только экономика и пока что ничего, кроме экономики, вопросы демографии пока что вторичны. А вот если план по сырьевизации (причем такой сырьевизации, которая исключает даже перспективу развития реального сектора) будет успешно выполнен, вот тогда-то можно уже и о демографии поговорить, но лишь о той демографии, которая диаметрально противоположна «голубизне». Нужно ведь будет гарантированно обеспечить эффективную рабскую силу – и в достаточном количестве.

Соответствующий демографический сценарий вполне реален, но только после установления безраздельного экономического господства западного и прозападного финансово-сырьевого олигархата на нашей территории. Ему на самом-то деле остро нужна наша рождаемость, хотя этот самый олигархат не всегда имеет смелость признаться в этом даже самому себе. Желательно при этом, чтобы рождаемость происходила на строго определенных территориях и в строго определенном формате функционирования родившихся и уже повзрослевших. Эдакий инкубатор рабской силы.

Ну а нам, в свою очередь, следует помнить, что наша рождаемость необходима только для нас, для нашего развития и для наших интересов. Неукоснительная, равномерная по всей стране, но для нас. Но никак не для того, чтобы рабски обслуживать интересы тех, кто держит под контролем мировую экономику, мировую политику и мировую демографию. Это и есть подлинный суверенитет 21 века! Роскошь, которую может себе позволить далеко не каждая страна!

Какой праздник в России является главным?

В России насчитывается 8 государственных праздников (с сопутствующими выходными и каникулами) и порядка сотни – тех, которые отмечаются в узком кругу (либо вообще никак не отмечаются) и государственными не признаются. Решил порассуждать на тему того, какой же праздник для нас, для нашей страны, для нашего народа, является важнейшим. Пришел к выводу, что этот праздник – 9 Мая, День Победы. Причем он совершенно вне конкуренции, другие и рядом не стоят. Постараюсь объяснить, почему.

Праздник – это символическая дата, с которой массовое общественное сознание связывает определенное событие, явление или идею. Эти событие, явление или идея касаются только одной страны или группы стран, а еще чаще – только какой-либо конкретной социальной группы (религиозной, профессиональной, гендерной, какой-либо еще). Универсальных праздников, которые бы объединяли всех людей на планете, крайне мало, их практически нет. Их во всем мире практически нет: китайцы празднуют что-то свое, индусы свое, американцы свое, мы свое, и так далее. И это правильно и понятно: любой народ, собственно, и проявлен в качестве народа потому, что обладает собственной ментальной идентичностью, необходимым компонентом которой является, в числе прочего, и наличие собственных праздников. Это все правильно, это все понятно. Но есть все же один праздник, который объективно консолидирует все человечество. Все без исключения. Это день освобождения мира от коричневой угрозы, грозившей, в конечном счете, неминуемой гибелью всего человечества (по крайней мере, человеческой цивилизации – это совершенно точно)! Это день 9 мая!

Чтобы победить так называемый «блок стран оси», необходима была максимальная консолидация усилий огромного количества стран, народов и общественно-политических движений, желающих сохранить свою идентичность и человеческий облик своих людей, а также не желающих находиться под пятой алчных и агрессивных оккультных сумасшедших, имевших претензии на мировое господство. И возглавил мировое национально-освободительное движение именно СССР, не только избавивший на тот период мир от нацизма и фашизма, но и доказавший, что подлинное братство народов возможно не только в красивых сказочных теориях, но и на практике. Мы показали миру пример и эталон всеединства. Западная цивилизация, оппозиционная или как бы оппозиционная Гитлеру, в то же самое время показывала только интриги и раздрай (за исключением, разве что, Нормандской операции, благоприятная почва для которой также была подготовлена ценою жизни миллионов именно советских людей).

Великая Победа показала, что перед лицом глобальной опасности нет партийных, конфессиональных, этнических или каких-либо еще различий и склок. Есть народ, отказывающийся признавать иго, и есть убежденные или вынужденные холуи, согласные это иго принять. Был советский народ (аккумулировавший в себе все народы, проживавшие на территории СССР, верующих и неверующих, образованных и необразованных, мужчин и женщин, стариков и детей, и так далее), а были сволочи-отщепенцы, оправдывающие свою мерзость и свое предательство «кровавым сталинским режимом». Неважно, в каком обличье предстает борец за свободу: в виде солдата, в виде труженика тыла, в виде партизана. Неважно. И неважно также, в каком обличье предстает сволочь: в виде сепаратиста, в виде злобного белоэмигранта, в виде полицая, в виде простого труса или же в каком-либо еще непотребном виде. И понимание этой очевидной истины дал миру именно Советский Союз, и именно в годы Второй Мировой войны.

Сегодня мы, кстати говоря, опять спасаем Европу, которую накрыла новая ублюдочная волна, нисколько не менее опасная волны коричневой. Наверное, эта волна даже опаснее, и ее повышенная опасность обусловлена ее кажущейся ненасильственностью. Речь идет о голубой волне. О гомосексуалистах, андрогинах, феминизации и прочем подобном. И вновь спасаем мир мы. Ну, не только мы, но и весь блок стран, отстаивающих традиционные системы морально-этических ценностей. Но мы вновь оказались на передовой – просто по своему территориальному местоположению. Наша страна не ввязывается в конфронтацию за наши ценности, но нам стараются навязать эту конфронтацию в принудительном порядке. От нас в целях самозащиты требуется лишь боеготовность (армейская и правоохранительная) и информационная работа, в ходе которой разъяснялись бы очевидные морально-этические постулаты, которые сатанинский Запад предпочел забыть. Например, что брак может заключаться только между мужчиной и женщиной, и что дети должны уважать родителей. Вроде бы так просто, а Запад этого уже почему-то не понимает.

Нельзя также не отметить желание наших «западных коллег» вновь предоставить нам возможность победить. Это желание выражается в многочисленных военно-тактических провокациях, которые, с подачи опять-таки «западных коллег», все более и более приближают момент лобового столкновения. Мы умеем побеждать, история не устает подтверждать этот ставший уже давным-давно очевидным факт. Почему «западные коллеги» не унимаются – трудно сказать. Может быть, от большой любви к нам: чтобы мы снова им наваляли и тем самым еще раз уверились в своей способности побеждать. А может быть, напротив, хотят показать своим людям, до какого уровня может пасть боеготовность вооруженных сил при наличии в обществе ценностей гомосексуализма, андрогинности и тотальной распущенности. Трудно сказать. Но это, наверное, и неважно. Самое главное и самое страшное (в первую очередь, для Запада) заключается в том, что в своем желании огрести по новой Запад не идет ни на какие переговоры – вот хочет огрести и все! Так что нашей дипломатии придется приложить еще массу усилий для того, чтобы защитить бесформенный, бесполый и неразумный Запад от нашей способности в очередной раз победить его.

71 год назад мир был спасен от коричневой чумы, и спасен именно нами. Сегодня мы не допускаем расползания голубой чумы – по крайней мере, на нашей территории, но даже и это немало. Запад по-прежнему хочет с наслаждением захлебываться в продуцируемой им же коричнево-голубой смердящей субстанции, и это, казалось бы, его дело и его выбор. В конце концов, принцип суверенитета является международно-правовым, придуманным Западом, и этот принцип необходимо уважать. Но нет ведь: сам Запад не желает ограничиваться в своем выборе исключительно собою – ублюдочности и андрогинности он ждет тотально, немедленно и ото всех. Так вот вырожденческой символике и вырожденческой политике необходимо противопоставить символику Великой Победы, а также действия, иллюстрирующие готовность и возможность побеждать, снова и снова. У гнусной болезни нет никаких шансов сломить здоровый организм с крепким иммунитетом.

Так что 9 Мая - это не только наш, но и общемировой праздник! Праздник Победы, которая была, есть и будет за нами, за нашей цивилизацией и за нашей системой ценностей! Праздник однозначно № 1, вне конкуренции!

Почему перемещения «Ночных волков» вызывают столько шума?

Сегодня байкеров из клуба «Ночные волки» не пустили в Польшу. Не пустили за то, что байкеры намереваются проехаться до Берлина с символикой Победы в преддверии 9 мая. Еще их не пустили за их активную общественную позицию по Крыму, а еще - за нескрываемую ненависть к украинской хунте, к произволу в Польше и Прибалтике, к марионеточной белоленточной оппозиции. Вот за все это власти Польши их взяли – и не пустили. Собственно говоря, это уже не первое такое проявление польских «демократических прав и свобод» (в частности, свободы передвижения) - в стопроцентно идентичном контексте. В прошлом году байкеров так же тормознули – и так же на польской границе. Формальный предлог всегда озвучивается один и тот же: цели «Ночных волков» якобы провокационны, «Ночные волки» якобы намереваются устроить какие-то там беспорядки в Варшаве и в Берлине. Но только ли в этом дело?

«Ночные волки» - насколько можно судить, довольно-таки интересная и своеобразная организация (хоть и ныне формально ликвидированная, но де-факто продолжающая свое существование и функционирование). Это не только объединение любителей мотоциклов и многочасовых мотопробегов, но и объединение русских патриотов, впитавших в себя ни много ни мало мировоззрение русского космизма. И в этом смысле «Ночные волки», конечно, очень тонко и грамотно троллят весь западный мир.

Дело в том, что само по себе байкерство – это, вообще говоря, исконно американское течение, чуждое не то что патриотизма и космизма, но и вообще какой бы то ни было социальной организации. Причем это движение даже не просто американское, а синкретически-западное, включающее в себя и элементы американского конфедерализма 19 века, и оккультно-сатанинское поклонение смерти и наркотикам, и неповиновение властям, и половую свободу, и даже нацизм. Короче говоря, изначально это такое вот фриковое анархистское течение, манифестирующее о вызывающе наплевательском отношении к порядку и об абсолютизации собственной якобы исключительности и якобы свободы. Все строго в соответствии с западными веяниями. Ничего общего с духом единства, братства и любви к ближнему своему.

«Ночные волки» же основываются на диаметрально противоположных началах. Они занимаются категорически антизападной информационной работой, отталкиваясь при этом от идеалов русского всеединства, православной морали и этики, а также памяти о грандиозных свершениях нашего народа. Более того, «ночным волком» никак не может быть гомосексуалист, педофил, наркоман и сатанист. Такой синкретизм, конечно, взрывает мозг западного человека. Действительно: как такое может быть? Западный мозг не способен это все усвоить, а уж тем более переварить. В западном понимании синкретизм – это обязательно винегрет из каких-нибудь оккультных, с примесью язычества, половых извращений и культа смерти, веяний, преследующих своей целью абсолютизацию «свободы» и животных инстинктов. Иного синкретизма Запад понять не в состоянии, а по исконной логике Запада, все, что он не понимает, он ненавидит лютой ненавистью.

То есть «Ночные волки» приковывают к себе самое пристальное внимание всего мира по трем причинам: во-первых, потому, что отстаивают Русскую Идею методами, на которые у Запада нет категорически никакой управы; во-вторых, потому, что представляют убивающий западную логику синкретизм; наконец, в-третьих, потому, что научились направлять западную кальку против самого Запада. Все это еще уметь надо!

Мы (то есть наше общество) не только показываем, что помним свою славную и героическую историю, как бы нас ни понуждали ее забыть. Адепты «кровавого путинского режима» идут еще дальше (обращу внимание и подчеркну: сам «кровавый путинский режим» тут абсолютно ни при чем, инициатива исходит исключительно от изобретательного и самоорганизовавшегося народа, с низов!). Мы доказываем, что даже, казалось бы, до мозга и костей западная «фишка» может работать на нас, и доказываем это с большим успехом, с большим остроумием и с большой изобретательностью. Мы теперь уже готовы бить врагов их же оружием. Мы показываем всему миру, что и сейчас готовы совершить марш-бросок в Европу (не говоря уж про США, самую незащищенную территорию мира), если глобалисты не уймутся и усилят давление посредством санкций, кровавых провокаций и возможных в ближайшей перспективе систем ПРО неподалеку от наших границ.

Такую прыть «западные коллеги», конечно, не прощают. И такое, конечно, с их точки зрения, недопустимо.

Почему украинский нацизм не замает евреев?

Украинский нацизм – преинтереснейшее явление. По форме идиотическое, по содержанию – циничное, но при всем этом крайне любопытное. По этому явлению много всего написано, много всего сказано, много копий сломано – и всего этого все равно оказывается недостаточно. Недостаточно хотя бы потому, что фанатичного нациста-украинца невозможно пронять фактами, эмоционально на него гораздо сильнее влияет истеричная галиматья тех демагогов, которые, интенсивно обращаясь к животным инстинктам, раздувают русофобию на территории русских регионов, по исторической ошибке оказавшихся вне пределов России. В этой связи хотелось бы обратить внимание на один довольно-таки интересный момент: новейший украинский нацизм направлен исключительно против русских, добродушен по отношению к Западу и к самим «украинцам», толерантен по отношению к Восточной Европе и преклоняется перед сионизацией, в любых ее проявлениях. Иными словами, для украинского нациста сионизация превыше даже самого укро-нацизма.

Украинский нацизм на протяжении своего существования претерпел значительные изменения, на диво зеркально меняющиеся вместе с изменениями геополитического курса наших западных «коллег», преимущественно Австро-Венгрии, Германии и блока англосаксов, в отношении России.

Всем известен древлянский сепаратизм, так что истоки украинства можно в принципе поискать и в нем. Но это все же будет большой натяжкой. Украинство, навязываемое нам извне, начало формироваться, судя по всему, в период становления и засилья униатства, то есть примерно с 17 века. Тогда, кстати говоря, украинство было в значительной степени антисемитским, потому что на раннем этапе впитало в себя сознательное и бессознательное негативное отношение русских к ростовщичеству и к индивидуалистической материальной выгоде в ущерб идеалам коллективизма и человеколюбия. Но этот период оказался совсем недолгим, деструктивное крайне быстро сломало конструктивное. В дальнейшем, с упрочением униатства, а также с усилением хасидизма на Западной Украине, отношение к евреям стало сначала терпимым, а впоследствии даже теплым и добродушным, отношение же к России сначала охладевало, а впоследствии сменилось на ненависть.

20 век и начало 21 века можно охарактеризовать как период самоотверженной и стремительно нарастающей любви украинских нацистов к евреям, причем именно к евреям-сионистам.

Большевистское руководство, на начальном этапе более чем на 90% состоящее из евреев, активно подпитывало украинский нацизм и сепаратизм, закономерно получая позитивный эмоциональный отклик со стороны идеологов и проводников укро-нацизма. Украинские нацисты, лгавшие об исключительности «украинцев» и об ущербности русских, говоря современным языком, «сидели на грантах». В частности, великий украинский историк и пропагандист Михаил Грушевский, этот вневременной идол украинства, был всецело обласкан сторонниками украинского сепаратизма, получив уйму в значительной степени незаслуженных и явно чрезмерных почестей. И, кстати говоря, он же и пострадал одним из первых, когда государственно-политический вектор сменился на прямо противоположный.

В Великой Отечественной войне инициативу у сионистов на время перехватили «истинные арийцы». Но и они натравливали Шухевичей и Бандер именно на русских, хотя отдельные эксцессы, в результате которых страдало некоторое количество поляков и евреев, все же происходили, но это были именно эксцессы, как ни пытаются нас убедить в обратном. ОУН и УПА были призваны именно к русофобии, и их кровавый идеолог Дмитрий Донцов подробно и пошагово расписал инструкцию по вредительской работе именно в отношении русских, потому что государствообразующей нацией в России (тогда – СССР) являлись и являются именно русские. «Национал-социалистическое» руководство прекрасно понимало, что Русская Идея, делающая нас едиными и оттого непобедимыми, может быть подточена исключительно противопоставлением русских русским – по тщательно выдуманным, выверенным и выстроенным в единую схему предлогам. Собственно говоря, об этом писал Йозеф Геббельс, министр пропаганды, рассматривавший Украину в качестве житницы и призывавший к ее захвату именно посредством искусственно раздуваемого сепаратизма.

После Второй Мировой войны украинство стало практически на 100% сионистским. Зиновий Матла, Лев Ребет, Дарья Ребет, Василий Кук - эти и многие другие до мозга и костей украинские ребята, получавшие информационную и финансовую подпитку преимущественно из США, разными способами осуществляли украинскую пропаганду и разжигание антирусских настроений. А исполнителями «наставлений» этих всецело украинских ребят были и остаются преимущественно русские, которым с детства внушили, что они «украинцы», и которым запретили думать и задавать вопросы. Такое положение дел продолжается со второй половины 40х годов и до наших дней, но именно с приходом на Украину «демократии» и «свобод» поле разрушительной деятельности украинствующих сионистов было существенным образом расширено.

В 2014 году произошел захват власти на Украине (власти уже даже формальной, а не только фактической) евреями, и упрочение еврейской власти в этом регионе год от года лишь усиливается, и вряд ли в ближайшие несколько лет эта тенденция сменится на противоположную. Если на начальном этапе этой энной по счету «цветной революции» диверсанты, как и положено традицией, в унисон орали об украинстве, то теперь их премьер-министр – этнический еврей, уже за две недели успевший активно проявить себя на ниве уничтожения государства, даже дегенеративно-украинского. Речь идет об огласке судебных решений, провоцирующей ненависть народа к государственной организации. Все крупнейшие информационные ресурсы на территории нынешней «самостийной» прямо или косвенно находятся в сионистских руках, и чтобы убедиться в этом, достаточно поинтересоваться, кто является хозяином соответствующего русофобского информационного ресурса, штаб-квартира которого находится на территории Украины. Да и Президент Украины Петр Порошенко послушно и открыто исполняет наставления американского сиониста Джорджа Сороса, который является одним из тех, кто определяет нынешнюю украинскую экономическую политику, если, конечно, этот бедлам можно назвать экономической политикой.

Нынешний украинский нацизм – это всецело сионистское течение, призванное, прежде всего, стравить русских с русскими. При всем этом закономерные барыши получают те, кто в результате нарастания и усиления украинского нацизма, что называется, убивают двух зайцев. Во-первых, эти дельцы обогащаются в ресурсном плане, через колено насаждая русофобию в экономически выгодных районах Украины; во-вторых, создают плацдарм для наступления на еще более выгодные в экономическом отношении южные регионы России, преимущественно на Северный Кавказ.

Кстати о взаимосвязи украинского нацизма, северокавказского сепаратизма и сионизма… Огромное количество так называемых украинских нацистов воевали на стороне чеченских боевиков-сепаратистов, которые, в свою очередь, финансировались Борисом Абрамовичем Березовским. Сегодня все это уже общеизвестные факты. И в них не стесняются громко сознаваться, в том числе, и сами укро-нацисты. Евреев, в особенности сионистски настроенных, новейшие украинские нацисты никоим образом не трогали и не трогают. Об антисемитизме укро-нацистам запрещено даже упоминать. Исключение составляет разве что Сашко Музычко, который иногда по пьяни мямлил что-то бессвязное о своей ненависти к евреям – кстати, не из-за того ли его так оперативно устранили? Вот Ярош – он значительно умнее, он заявляет о самоотверженной борьбе евреев за украинскую «самостийность» в составе ОУН и УПА - и как итог: Ярош - успешный украинский политик, и его успех стремительно растет год от года. И его, что самое интересное, никто и не думает устранять, хотя вреда от него в десятки раз больше, чем от банального отморозка Музычко.

Об украинстве как об идеологии можно сказать следующее: оружие существует для того, чтобы рубить им врага, но никак не для того, чтобы это оружие зарубило самого хозяина. А если оружие поймет, зачем оно на самом деле нужно, и оттого перестанет быть послушным и станет опасным для хозяина, то от него необходимо моментально избавиться. Но пока украинские нацисты – ребята, идеально (даже лучше сказать – инструментально) вписывающиеся в парадигму кровавой глобализации под эгидой транснационального финансового капитала, а потому сейчас они, безусловно, нужны. Перестанут быть нужными, осознают сами себя манипулируемыми кретинами – их точно так же с помпой снесут в ходе какой-нибудь «цветной революции». И заменят их какими-нибудь другими либералами-дегенератами, как-нибудь по-другому одетыми и причесанными, но по сути своей такими же русофобами и холуями транснационального финансово-биржевого олигархата.

Украинский нацизм – это тот лютый маразм, в который правдами и неправдами (значительно чаще, конечно, неправдами) заставляют поверить русских - с тем, чтобы они воевали против своих братьев. В безусловном выигрыше всегда оказываются выгодоприобретатели, то есть те богатые, влиятельные и нечистые на руку люди, которые, что называется, заказывают музыку. Ну, а в безусловном проигрыше оказываются, в первую очередь, сами украинские нацисты, эти несчастные идиоты, не знающие собственную историю и технологии оболванивания самих себя.

Почему Россия заинтересована в Трампе, и кто, если не Трамп?

На ноябрь 2016 года в США запланированы президентские выборы. Наиболее вероятными кандидатами на пост Президента США являются республиканец Дональд Трамп и демократ Хиллари Клинтон. Несмотря на то, что до выборов еще более полугода, информационная кампания развернулась уже нешуточная, и она уже вышла далеко за пределы не только США, но и всего Американского континента. Свое отношение к кандидатам на пост Президента США обозначили руководства ряда стран, и в том числе, даже в особенности, России, активно заявившей о предпочтительности Трампа. С чем связан этот выбор? Обратимся теперь к предыстории…

Первоначально в США были две сильнейших партии – Демократическо-республиканская, тяготеющая преимущественно к децентрализации, и Федералистская, тяготеющая к централизму и распространению влияния за пределы континента. В ходе пертурбаций в первой половине позапрошлого столетия Федералистская партия была распущена, а Демократическо-республиканская разделилась, соответственно, на Демократическую и Республиканскую партии. Различия между демократами и республиканцами в США с каждым десятилетием стали усиливаться, и на сегодняшний день эти различия поистине диаметральны.

Демократическая партия обслуживает интересы финансовой олигархии, то есть биржевиков, банкиров и тех, кто наживается с чужого углеводородного сырья, а также драгметаллов. Республиканская партия обслуживает интересы, в первую очередь, промышленно-производственной олигархии. Из этого естественным образом вытекает коренное отличие политики республиканцев от политики демократов. Республиканцы ориентированы, в первую очередь, на внутреннюю политику, демократы – на внешнюю политику. Говоря еще проще, при республиканцах гораздо меньше войн и «цветных революций», нежели при демократах. Да, они при американской геополитике есть практически всегда, и они неизбежны. Но все же этих войн и «цветных революций» при республиканцах значительно меньше, потому что власть при них – у тех, кто хоть и заинтересован в новых энергоресурсных рынках и в новой рабской силе, но все же в значительно меньшем объеме. Бизнес республиканских хозяев связан по преимуществу все же с созидательной, а не с разрушительной, активностью (хотя, конечно, ничего против новых территорий, богатых сырьем, не имеют и республиканцы).

История доказывает нам, что политика республиканцев по сравнению с политикой демократов является намного более мирной. Это действительно так. Хотя эксцессы, конечно, тоже встречались, но это именно эксцессы. Например, Новый курс Рузвельта и политика Кеннеди, отличные от курса американских демократов; например, Война Судного дня при республиканце Никсоне; например, явно демократическая политика при республиканце Рейгане. Но это именно эксцессы, обусловленные, в первую очередь, сочетанием массы непредвиденных факторов – главным образом, субъективно-человеческой природы. Фактор Трампа, который в открытую заявлял и заявляет о своей тотальной беспринципности в вопросах достижения целей, тоже нельзя сбрасывать со счетов. Считать этого политика однозначно и всецело нашим было бы как минимум опрометчиво. Но все же очевидно, что лучше он, чем неприкрытая русофобка Клинтон. Из двух зол, как говорится…

Трамп не делает деньги из воздуха, как, например, активизировавшийся на Украине финансовый демократ Сорос. Трамп занимается строительством и продажей недвижимости, то есть чем-то осязаемым и практически полезным. Из этого следует, что ему как человеку, занимающемуся реальным делом, необходимо, в первую очередь, конструктивно общаться с контрагентами. Контрагентам нельзя угрожать, и уж тем более нельзя их бомбить, в таком случае попросту придется сменить строительный бизнес на бизнес финансовый и сырьевой, то есть демократический. Еще раз: это не значит, что Трамп – ангел во плоти, и это не значит, что он априори не будет воевать. Нет. Но это значит, что риск агрессивной американской геополитики при нем снижается в разы – по сравнению с наиболее вероятной геополитикой жены Билла Клинтона.

Так что при сложившейся ситуации – Трамп и только Трамп! Но это именно сейчас и в сложившихся к настоящему времени условиях. Возможны ведь и другие варианты…

Мы все напрочь забыли об изначальной природе США, об обращении первого Президента Джорджа Вашингтона к Конгрессу США в лохматом 1796 году. США – это изначально по природе своей конфедеративное образование (хотя сам Вашингтон называл его государством, по всей видимости, вкладывая в термин «государство» свое экономическое понимание). Первоначально США не планировали вмешиваться в дела других государств, они планировали с ними торговать – и не более того. США даже не планировали образовывать государство как таковое - в его классическом понимании (штаты, по Вашингтону, объединялись исключительно «священным огнем свободы» и «вечными законами порядка и правды, установленными на небесах»). И даже не планировали поддерживать широкомасштабных политических контактов с другими странами и континентами, не говоря уже о насильственной военно-экономической экспансии в таковые. Более поздние и намного более агрессивные доктрины Монро и Мэхэна, не говоря уже про многочисленные американские доктрины 20 и 21 веков, есть вульгарное искажение изначально благой конфедеративной американской идеи, о которой мы должны просто напомнить Америке.

И что это за «коллегии выборщиков» такие? Какие-то непонятные люди, назначаемые какими-то непонятными теневыми путями на каких-то съездах, о которых граждане ничего толком не знают. И при этом эти самые «выборщики» своим решением определяющие будущее США на несколько лет вперед. И эта страна, где гражданам категорически запрещено проявлять свою волю, учит нас демократии! Напротив, я уверен (и говорю об этом абсолютно серьезно), что Россия должна поучить Соединенные Штаты демократии! Именно в России принцип управления является подлинно демократическим (и формально, и фактически), а не рабски подчиненным диктату финансово-олигархического капитала и теневой иллюминато-масонской пирамиды с ее Всевидящим оком!

Нам необходимо обратить внимание на ту часть американского общества, которая пока еще не обкурена олигархическим фимиамом, и которая пока еще помнит собственную историю, собственные истоки, собственные корни. Таких, конечно, очень мало, но именно эти люди являются подлинной интеллектуально и духовной элитой США, способной воплотить в жизнь первоначально высокие идеалы свободы и конфедерализма. Просто эти люди сейчас загнаны в угол и скручены по рукам и ногам либерально-масонской системой, а потому они просто опасаются высказывать очевидные вещи. Нам необходимо пробудить в этих людях насильно усыпленное чувство справедливости! Почему, в конце концов, республиканцы могут позволить себе многотысячные митинги в Нью-Йорке, а конфедераты не смеют даже пикнуть?

США, коль скоро они считают себя ярыми приверженцами законности и гражданами, свято почитающими историю своей страны (а они, как известно, позиционируют себя именно так), должны вернуться к первоначальному конфедеративному варианту США, то есть к взаимовыгодному сотрудничеству равноправных штатов, при тотальном невмешательстве в дела других стран и регионов. И если США считают себя демократической страной, то они должны перво-наперво предоставить возможность выбора всем психически здоровым гражданам своей страны – при достижении таковыми соответствующего возраста. Ну, пускай не с 18 лет (это действительно слегка рановато), пускай 21-23 лет. Но предоставить. Или, если США не готовы предоставить такие жертвы, то тогда пусть в открытую и на весь мир заявят, что все их граждане, за исключением выборщиков, являются ничего не соображающими дегенератами, а потому от принятия политических решений устранены.

На президентских выборах в США необходимо широкое представительство от новых конфедератов, причем конфедератов демократически настроенных, которые понимают, в чем отличие подлинной демократии от финансово-масонской диктатуры. И совершенно очевидно, что конфедеративные идеи сразу же найдут отклик в сердцах миллионов американцев. Наша задача состоит в том, чтобы конфедератов услышали, чтобы для начала им дали бы просто публично высказаться, а не посадили бы в Гуантанамо.

Итак, если говорить о минимизации рисков в отношениях с США-врагом, то нам нужен Трамп. Если говорить о США-союзнике, то нам нужны новые конфедераты. Понятное дело, что второе недостижимо в течение полугода, недостижимо и в течение нескольких лет, но нашей внешней политике и дипломатии определенно следует ориентироваться именно на этот вариант как на стратегически наиболее приемлемый. И как на наиболее социально справедливый, как на предоставляющий американскому народу возможность наконец-то расправить плечи и самому начать избирать своих лидеров, в ходе равных и прямых выборов, при тайном голосовании. Америке необходимо вернуть подлинную демократию, которая и есть на сегодняшний день у нас, и которую США утратили в ходе двухсотлетней кровавой борьбы за «либеральные ценности» во всем мире. И вернуть Штатам утерянную демократию, научить их подлинной демократии должны будем мы, больше некому!

Новейший российский феномен, или можно ли проводить независимую внешнюю политику при колониально-сырьевой экономике?

Российская политика последних двух лет представляет собой причудливый оксюморон: независимая, самостоятельная и активная геополитическая линия при колониально-сырьевой экономике. Мы защищаем униженных и оскорбленных по всему миру, решительно противимся западной, в первую очередь американской, экспансии – и при этом мы сами всецело зависимы от мировых цен на нефть и даже закупаем продукты питания по всему миру. И этот оксюморон месяц от месяца только усиливается. Что это? Принципиально новая модель государственно-экономического функционирования? Или это временное явление, которое является промежуточным этапом на пути либо к дальнейшей сырьевизации (при соответствующей политической зависимости), либо к самостоятельной и независимой экономике (при соответствующей политической независимости)? Возможно ли продолжительное существование такой двойственности и противоречивости, или же данная система просто обречена быть временной?

Всех нас еще со школы учили, что обретение политической и даже культурной независимости невозможно без первоначального обретения независимости хозяйственной. Экономика первична, в том числе и в вопросах независимости. Это марксистско-ленинский тезис, который внушался и нашему поколению, поколению 90х, и нашим родителям, и уж тем более нашим бабушкам и дедушкам. События последних двух лет показали, что этот тезис отнюдь не всеобъемлющ и срабатывает далеко не всегда. В частности, российский реальный сектор крайне слаб и зависим, что и поняли наши западные «коллеги», вводя санкции – правда, в итоге практически безрезультатно. И при этом мы открыто заявляем миру (в первую очередь, западному, но и не только ему) свою внешнеполитическую волю, направленную на защиту режимов, не способных самостоятельно отстоять свои интересы, от колониальной западной экспансии. Зачастую мы конфликтуем с теми, кто до сих пор активно поставляет нам всевозможные товары – от потребительских до информационно-развлекательных (последние, кстати говоря, формируют ментальность строго по тому типу, который заложила в соответствующий продукт страна-производитель). Получается, что иждивенец диктует свою волю тем, кто его кормит, и от кого он зависим? Или все же не так получается?

Очевидно, что все же не так, хотя у людей поверхностных, и особенно злобно-русофобски настроенных (а такие люди всегда поверхностны и примитивны, с этим ничего не поделаешь), может сложиться именно такое впечатление. Внешняя политика – это неизбежный симбиоз. Никакой искренней «дружбы между народами» нет и никогда не было, в основе пресловутой «дружбы» всегда лежат конкретные интересы: как правило, либо экономические, либо идеологические. Если кому-то выгодно быть нашим экономическим и стратегическим партнером, он им становится – разумеется, при наличии нашего на то ответного согласия.

Если Израиль поставляет нам картофель, морковь и беспилотники, то это потому, что мы сегодня являемся каким-никаким, но гарантом и символом патриархальности и мировой стабильности, в том числе стабильности на Ближнем Востоке, активно препятствуем расползанию как западно-гомосексуально-андрогинно-трансгуманистических ценностей, так и воинствующего исламизма. Если Бразилия поставляет нам буйволятину под видом говядины, то это оттого, что она заинтересована в сильном противовесе Соединенным Штатам Америки, геополитическая доктрина которых подразумевает перманентное запускание щупальцев в Центральную и Южную Америку. Если Китай поставляет нам все, что только можно поставить, то причина этого кроется в необходимости усиления собственной позиции в формате блока АТР, в том числе с целью противовеса опять же тем же США. Кстати, активно торгуя с США, Китай, в первую очередь, скупает американские активы, тем самым становясь главным держателем американского госдолга и тем самым ставя экономическую систему США в зависимость от себя. И так далее, и тому подобное – примеров море.

Конечно, огромную роль играют рынки сбыта и прочее подобное, но это, как показывает историческая практика, является первичным лишь у западной цивилизации, у всех остальных этот фактор вторичен. Традиционные общества категорически не приемлют поползновений на консервативную систему ценностей и отношений, даже если эти поползновения осуществляются заведомо выгодным экономическим партнером. Наиболее наглядной иллюстрацией этого утверждения является сегодняшний Израиль, который, при всей прагматичности его руководства, да и большей части населения, не разделяет бурной активности вроде бы выгодного партнера США и тяготеет к взаимодействию с менее выгодной Россией.

В общем, никакого иждивенчества во внешней политике и экономике нет и быть не может. Симбиоз – и ничего личного. Другой вопрос: долго ли протянешь на симбиозе в нашем формате – с учетом того, что политические и экономические парадигмы стран-партнеров так же склонны меняться, и это отчетливо проявляется как раз в первую очередь на примерах российских партнеров, в особенности Китая, Израиля и Бразилии?

В перспективе, причем ближайшей, возможно, судя по всему, только два варианта нашего дальнейшего функционирования: либо все же обретение полноценной экономической и политической независимости (предпочтительный вариант), либо сырьевая политика, при необходимости перманентно подстраиваться под чужие интересы, но и при активной внешней политике (нежелательный вариант). Наверное, можно функционировать и в парадигме второго варианта, и функционировать достаточно долго – может быть, даже довольно-таки успешно. Но для этого требуется поистине гениальный (ну, как минимум незаурядный – так это точно) глава государства, который будет с раннего утра до глубокой ночи мониторить все до единого колебания экономического и политического курса стран-партнеров, а также сам будет неукоснительно колебаться в соответствии этими самыми колебаниями наших партнеров. Если допустить, что Путин именно таков, если даже он на все это способен, то все равно даже его в таком режиме надолго не хватит. Да и вряд ли кого-либо хватит.

Так что можно, конечно, снова изобретать какой-то свой принципиально иной формат отношений и конструктивно новый путь развития – нам и нашей стране, в конце концов, не привыкать к разного рода экспериментам и новшествам. Но в данном конкретном случае, при наличии конкретных проблем и вызовов, с которыми мы столкнулись, лучше всего было бы все же сработать по классике: сперва экономическая независимость, затем полнокровная свобода политических действий – в рамках законного и морально допустимого, естественно. Так и спокойнее, и надежнее.

Где следует искать «миллиарды Путина»?

Недавно появилась информация о том, что годовой доход Путина увеличился с 7,6 до 8,9 миллионов рублей. Либеральное мировосприятие не может вместить в себя эту, казалось бы, банальную и даже комплиментарную для нашего Президента информацию. Вот даже Обама, находящийся на должности, по сути дела, высшего клерка США, получает почти в 40 раз больше. Вроде как очевидно завышенный показатель для «говорящей головы». И ничего, ни один либерал почему-то ни разу по этому поводу не возмутился. Ведь, по мнению либерала, особенно постсоветского, миллиарды, даже рублей, должны иметь исключительно такие же либералы, как и он сам, а если это не так, то надо срочно заняться «разоблачениями». Вот и занялись. Причем задолго до того, как состояние Путина дотянуло до нынешнего уровня.

«Копать» начали в оффшорах. И правильно сделали: где же еще у «негодяев» могут быть деньги, как не в «тихом омуте»? Люди западного склада вообще до экстаза обожают всяких там Лох-Несских чудовищ с йетями и чупакабрами, которые очень страшны и таятся непонятно где, а значит и выскочить могут непонятно откуда. Вот сейчас ищут «несметные путинские богатства» в оффшорах, то есть также, по сути, непонятно где и непонятно у кого. Поискали в Европе – не нашли, поискали на Кипре – не нашли, поискали в Панаме – опять осечка (нашли в итоге схемы Порошенко – ну, это нестрашно, он ведь свой). В Америке «путинских миллиардов» точно нет и быть не может, иначе ФРС их бы непременно «откопала», и очень быстро. Что делать? Убежден, что «западные партнеры» недостаточно «копают» в Азии, а именно в Монголии. Поясню, почему именно Монголия является наиболее благоприятной страной для «путинских миллиардов».

Монголия опоясана Россией и Китаем, то есть подлинно «недемократичными» странами, а значит не может не испытывать на себе их разлагающего «недемократичного» воздействия. Что там происходит – непонятно никому, а западным людям, не интересующимся никем и ничем, кроме себя, любимых, - и подавно. Непонятность эта проистекает как из того, что Монголия, как уже отмечено, опоясана Россией и Китаем, причем опоясана наглухо, так и из того, что на территории Монголии уже давным-давно ничего бурного, шумного или эпатажного не зафиксировано, а это значит, что для западного восприятия эта территория де-факто мертва. А коль скоро она мертва, то на ее территории точно так же могут быть до поры до времени похоронены «миллиарды Путина», которые потом втихаря и в любое удобное время можно будет перевести на российские счета. Да и к тому же Запад уже не одно столетие интересуется мертвецами, особенно ожившими, и не меньше, чем Лох-Несским чудовищем, йетями и чупакабрами. Так что информация о том, что где-то в степях Монголии залегали «богатства Путина», которые потом были найдены, неизбежно встретит живейший отклик у жующей западной аудитории. Особенно учитывая то обстоятельство, что где находится эта самая Монголия – западные люди, особенно американские, в своем подавляющем большинстве понятия не имеют, то есть это некая такая мистическая страна, которую очень легко подать в мистическом же антураже. И тем более, если выдумать под поиски «путинских миллиардов» качественную детективную историю с захватывающим сюжетом. Ну, скажем, Путин оказался долларовым мультитриллионером, рептилоидом и аватарой зла, и вычислить его и его «монгольские богатства» удалось посредством неимоверных совместных усилий деятелей, скажем, ЛГБТ-движения и «Гринписа». А поймать его не удалось потому, что он прячется. Западная публика будет просто визжать от восторга.

Кроме того, Россия и Китай исторически заинтересованы в безопасности и стабильности на территории монгольского региона, поскольку таковой непосредственно примыкает к обеим этим странам. Так что тут уж сам Бог велел поискать какой-либо потаенный российский интерес, который, как известно любому либералу, может быть выражен только и исключительно в утаивании денег – главным образом, конечно, Путина, но и его государственного аппарата тоже. Прибавим к этому еще и то, что Россия сотрудничает с Монголией в вопросах купли-продажи энергоносителей. А раз сотрудничает – значит, прячет деньги. А раз прячет деньги – значит, это деньги, наворованные Путиным. Все логично, железобетонно и неоспоримо.

В общем, это очень странно, но о монгольских степных оффшорах, утаивающих «миллиарды Путина», наши либеральные «друзья» почему-то не задумались. Хотя надо бы. Убежден, что «монгольско-путинский оффшор» полностью бы отвечал современной западной ментальности и направленности западной антироссийской пропаганды. И надо, в конце концов, уже как-то разбавлять изрядно набившую оскомину серость и бульварщину чем-то новым и искрометным.

Производство и воспроизводство элит в России и в Америке

Всем читавшим Вильфредо Парето и Питирима Сорокина, ну и всем, кто следит за общественными процессами и задумывается о таковых, очевидно, что первостепенной целью любого общества является поддержание его эффективной структуры. В свою очередь, структура любого общества поддерживается, главным образом, посредством продуцирования элит. А элиты – это те, кто занимает высокие и (или) «престижные» посты в обществе и государстве. Эти правила едины для всех обществ, ну а дальше начинаются различия, причем в случае с элитами нашей и американской – различия коренные.

Американцы всегда, начиная с самого создания грандиозной исторической фикции под названием «США», уделяли и уделяют самое пристальное внимание формированию и переформатированию элит, упрочению существующих аристократических кланов и выдвижению новых. Система наследственно-аристократического управления в США тотальна, во всех сферах есть свои кланы, формировавшиеся еще с конца 18 века – 20х годов 20 века. И эти-то кланы образовали мощнейший социальный монолит, делающий практически невозможным попадание на руководящие и «престижные» (или даже просто комфортные) посты чужаков, не прошедших многоуровневое сито инициации либо не родившихся в «нужной» семье.

Америка – это сугубо наследственно-клановая страна, а «американская мечта» существует только для единиц пробивных везунчиков и десятков миллионов идиотов, которые готовы воспринимать пропаганду в таком вот примитивном формате. Если человек в Америке рождается в бедной семье, для него уже сразу обрубается важнейший для американцев социальный лифт – образовательный, за простое попадание в который этот человек и его родители попросту не смогут заплатить. А как-то пробиться в современной Америке без формального образования практически невозможно – исключения, наверное, бывают, но они в буквальном смысле слова единичны. А вот если человек родился в семье Рокфеллеров (Бушей, Тафтов – не суть важно), то ему не только гарантированы «престижное» образование и «престижная» работа, но и унаследованное дело. С другой стороны, клан нипочем не даст своему члену сменить направление деятельности, как бы сильно ни хотел этого член соответствующего сообщества. Это полноценная сословная система, не имеющая ровным счетом ничего общего с декларируемым американцами «либерализмом»!

На самом деле все это легко объяснимо. Американцы, выходцы из Старого Света, в свое время вынуждены были цепляться за жизнь и продуктивно адаптироваться в новых условиях, а это всегда эффективнее делать сообща, рука об руку, кооперируясь, а кооперироваться, знамо дело, всегда лучше с родственниками, чем непонятно с кем. На этапе становления США и на этапе набирания ими геополитической мощи клановая система была необходима, авантюристы пробивались совместно, поодиночке их бы передавили еще на взлете.

Это сегодня мы видим побочные эффекты американской клановости, когда трогательные идиоты на топовых государственных позициях с улыбкой в 32 зуба публично, при скоплении журналистов и телекамер, демонстрируют свою непроходимую тупость и необразованность. Такое проявление деградации и инфантилизма есть неизбежное следствие практически любой клановой системы, кроме разве что индийской. На этапе формирования атлантистского могущества клановая система отношений оказалась строго необходимой, сейчас же она, как видно, все активнее вырождается.

Социальная система в России является значительно более гибкой, чем в Америке, но в этом и слабость российской социальной системы по сравнению с системой американской. Как таковых кланов, даже десятилетиями передающих блага и должности из поколения в поколение, в России нет и в помине – соответственно, и возможностей для самореализации «с улицы» в нашей стране намного больше. Это, казалось бы, хорошо. Но это и плохо. В условиях избыточной социальной мобильности становится невозможным формирование единого и непротиворечивого элитарного класса, который осуществлял бы управление в интересах подчиненного ему народа. Постоянно сменяющиеся властные группировки, постоянная ротация кадров (и, соответственно, стоящих за ними сил) на стратегически важных позициях делают нас уязвимыми, и этой уязвимостью с большим своим удовольствием пользуются западные элиты, которых хлебом не корми – дай сформировать систему элит у нас по своей кальке.

Вот и получается, что на высших государственных должностях в России частенько оказываются люди, для которых государственный интерес не то что не приоритетен, а даже органически враждебен. Соответственно, вокруг себя они формируют команду, исповедующую те же управленческие «принципы». И этим командам противостоят команды государственнические, категорически не приемлющие компрадорство. О каком эффективном управлении может идти речь, если даже взаимопонимание при такой системе отношений категорически невозможно?

А все начинается с вузов. В Америке вузы выполняют функции элитаризации и социального лифта, а у нас – и близко нет. В Америке есть вузы, полноценно элитные в социальном смысле этого слова, а у нас есть только вузы более «престижные» и менее «престижные».

Йельский университет, Колумбийский университет, Гарвардский университет, Массачусетский технологический институт, а также многие другие учебные заведения США старательно и кропотливо вываривают и отфильтровывают в своих стенах будущую элиту. Во многих американских университетах существуют даже внутриэлитарные, практически сектантские, иерархии, а также собственные системы инициации. Элиты готовятся не только для внутреннего потребления, но и на экспорт. Во втором случае речь идет о Саакашвили, Навальном, Монти, Мутарике и десятках других.

У нас же вузы – просто вузы и ничего более. Без каких-либо «обязательств». Министр или олигарх может устроить чадо в престижный отечественный вуз, чадо может очень весело и беззаботно проводить там свое время, но кланы таким образом не формируются, поскольку чадо просто веселится и «отрывается», не приобщаясь к соответствующей системе клановых отношений и не понимая своей аристократической роли. И у нас так везде, практически без исключений. Ну, только разве что Высшая Школа Экономики претендует на роль инкубатора либеральных элит, но и то как-то пока слабо она их формирует, хотя отдельные успехи на этом поприще у нее все же наметились. Но в целом в вопросе формирования собственных элит (какой бы то ни было направленности), особенно взращиваемых со студенческой скамьи, мы пока явно проигрываем Америке, и это, надо сказать, очень и очень плохо.

Необходимо подчеркнуть, что качество образования – вопрос вторичный, если не десятеричный. Главное – формирование «нужных» и полезных системе кадров, а также «эффективный менеджмент». При условии, конечно, что во внешнем мире наличествуют квалифицированные и не прибитые американской системой образования кадры. Это цинично и, может быть, неприятно, но мировая практика порой не стесняется тыкать в это носом. В частности, второстепенность качества образования и профессиональной подготовки перманентно доказывалась американской системой периода ее пика, то есть с середины 40х годов до примерно начала 2000х годов, когда, по сути дела, профнепригодные в своих сферах люди нанимали самых квалифицированных специалистов по всему миру, диктуя им свои условия.

Вообще говоря, полноценная образовательная система, ориентированная на формирование элит (причем, в отличие от Америки, социально конструктивных элит) вполне могла сформироваться и у нас. И она активно формировалась, пока не начала целенаправленно и прицельно разрушаться с конца 80х годов прошлого века. Ни для кого не секрет, что подавляющее большинство академиков АН СССР окончили МГУ и Физтех, а большая часть крупнейших советских чиновников окончили МГИМО, Дипломатическую академию, Академию внешней торговли и тот же МГУ. Это и были советские элиты, формируемые с младых ногтей. Но начиная с Горбачева и на протяжении «лихих 90х», элиты, которые еще только начали оформляться, были форсированно уничтожены или как минимум значительно размыты. Теперь их де-факто нет.

И вот сейчас нам необходимо по новой начать формирование элит, только на этот раз уже не сворачивая с полпути. России для ее выживания в пучине перманентной экономической тряски и идущих в режиме «нон-стоп» геополитических конфликтов нужны устойчивые, понимающие свою миссию и преданные народу элиты. Это вопрос нашего национального выживания. Формирование конструктивных элит - это не только нормальный, но и жизненно необходимый процесс, который у нас совершенно преступным образом пущен на самотек.

Кто и почему заинтересован в нобелевском отказе Обамы?

Предложения о том, что надо бы как-то отнять у Обамы его законный Нобель, звучат, по меньшей мере, лет пять. Был период относительного информационного затишья по этому вопросу, теперь вот началось по новой. И не просто по новой, а даже с утроенной силой. В качестве декларируемого аргумента приводятся сотни тысяч жертв и десятки конфликтов, так или иначе связанных с риторикой Обамы на президентском посту. Но это смешно: на самом деле едва ли не половина лауреатов Нобелевской премии Мира громогласно призывали к сепаратизму, анархизму, экстремизму, конфликтам и жертвам – и ничего: никто не кричал про необходимость отнять у этих деятелей их награду. Так в чем же может состоять подлинная причина кампании против обамовского Нобеля? Попробуем порассуждать…

Не секрет, что Нобелевская премия – это одна из самых пристрастных, конъюнктурных и несправедливых наград. Любому интересующемуся историей этой премии, а также списками награжденных и номинированных, факт ангажированности Нобелевской премии очевиден. Завещание дедушки Альфреда Нобеля нарушалось и нарушается напропалую, причем с первых же лет существования этой якобы сверхпремии. Нобелевскому комитету категорически плевать на реальные достижения лауреатов и номинантов: ему нужны знаковые или скандальные фигуры, которых можно грамотно и выгодно «раскрутить» - именно в связи с номинацией и уж тем более в связи с непосредственным награждением. Это касается даже естественнонаучных наград, а уж про направления гуманитарного цикла и говорить не приходится: в этой сфере какую-либо справедливость и качественную обоснованность выискивать в принципе бессмысленно и бесполезно. Причины вручения того или иного гуманитарного Нобеля всегда необходимо искать в идейно-политической плоскости, и только в ней.

Гуманитарные Нобелевские премии с 1901 года и где-то примерно до окончания Второй мировой войны были строго прозападноевропейскими. То есть получали их в подавляющем большинстве случаев гуманитарные деятели Западной Европы – и исключительно те, которые действовали в формате западноевропейской идейно-политической парадигмы. После Второй мировой войны, то есть с окончательным формированием и цементированием проамериканской Бреттон-Вудской системы, монополию на вручение Нобелевских премий гуманитарного цикла решительно отвоевали адепты американизма в его воинствующе глобалистском формате. В отношении же политических, экономических и литературных акторов, не вписывающихся в глобалистскую парадигму, была выстроена сплошная и непробиваемая железобетонная стена, преодолеть которую категорически невозможно, вне зависимости от международной значимости как самого актора, так и его деятельности. Были, правда, буквально единичные исключения в литературной среде, но и в этих редких случаях премирование всегда осуществлялось не в связи с конкретными общепризнанными достижениями авторов, а строго в момент квази-примирительных действий между США и их геополитическими противниками в разных регионах - и строго в связи с этими действиями.

Нобелевская премия по литературе – это громкая и «правильная» трансляция в наглядно-образном виде выгодных моральных идеологем. Нобелевская премия по экономике – это громкая и «правильная» трансляция выгодных крупному финансовому капиталу в данный конкретный период экономических идеологем. Нобелевская премия Мира – это до исступления бурная активность, направленная на поддержание выгодного глобалистам мирового политического порядка. Ни о каком качестве в деятельности каждого конкретного лауреата речи не идет даже близко, ибо важен антураж, а не качество. Положительно оцениваются только те персонажи, которые оказались на соответствующем гуманитарном поприще и в глобалистском формате отношений - самыми шумными, самыми шустрыми, самыми фанатичными (или, напротив, самыми беспринципными), самыми «пробивными», самыми везучими… В общем, речь идет о тех, кого вынесло на, так сказать, гребне волны, и вынесло отнюдь не по качественному критерию. Вот даже на примере того же Обамы…

Кем он был до получения им Нобелевской премии Мира? Вся биография Обамы выдает в нем посредственность во всех смыслах этого слова, но посредственность исключительно коммуникабельную, улыбчивую и адаптивную. В школьные и студенческие годы Обама старательно и успешно вливался во все молодежные тусовки развлекательно-кокаиновой направленности. Потом ему удалось сделать весьма неплохую карьеру офисного клерка. С 1996 по 2008 годы Обама был сенатором, а в январе 2009 года стал Президентом. На протяжении долгих лет своей офисной и политической карьеры Обама, надо полагать, совершенствовал свои коммуникативные и адаптивные навыки, и в итоге его президентская речь оказалась настолько искренней, впечатляющей и проникновенной, что была отмечена ни много ни мало Нобелевской премией – «за экстраординарные усилия в укреплении международной дипломатии и сотрудничества между людьми». Какие там «экстраординарные усилия», когда это он успел, будучи сенатором, то есть только одним из 535 депутатов Конгресса США? Ну да ладно, не суть важно. Предположим, что именно Обама стал уникальным сенатором, который в единственном числе долгие годы занимался вопросами «международной дипломатии и сотрудничества между людьми», причем, по всей видимости, тайно, по причине природной скромности не афишируя эту сторону своей деятельности.

Но в любом случае, скорее всего, премия была выдана Обаме все же в значительной мере авансом – с тем, чтобы Обама старательно отработал программные положения, сформулированные в его президентской речи. А что в итоге Обаме удалось сделать? Полноценно – только добиться повсеместной легализации гей-браков в США, ну еще активной пропаганды таковых по всему миру. Конечно, почти что весь мир упирается всеми конечностями, не желая погружаться с головой в пучину либерально-гомосексуальных ценностей, но это, в конце концов, и не суть важно: самое главное, что Обама и его аппарат стараются, причем стараются совершенно искренне, и это, конечно, похвально. Ну, а во всем остальном – полный провал.

Навязывание американо-глобалистской воли очевидным образом буксует, а то и просто с треском проваливается, причем де-факто почти что во всех регионах, где осуществляется это навязывание. Недовольство деятельностью Обамы недвусмысленно демонстрирует Джордж Сорос, публично контактирующий с украинским истеблишментом, давая тем самым понять, что бедные-несчастные империалисты уже вынуждены продвигать свои интересы непосредственно, без участия официальных должностных лиц. Для чего тогда, собственно, Президент и его команда?

Не срабатывает и доктрина «кровавых и коррупционных режимов», которую не раз публично оглашал сам Обама, и в которую планировалось вписать и нашу страну. Проводники этой доктрины на местах по самым разным причинам оказываются трогательными вырожденцами, не только не способными взять власть в свои руки, пусть и номинально, но и не способными даже минимально самоорганизоваться и произнести хоть что-то внятное. Вообще говоря, доктрина «кровавых и коррупционных режимов» подразумевает в общем и целом непыльную процедуру установления контроля над лакомой территорией. А потому неудачи в осуществлении означенной доктрины неизбежно ставят жирный крест на политике, который с энтузиазмом взялся за осуществление таковой – и в итоге безуспешно.

Наконец, всецело провальной оказывается экономическая политика Обамы. И речь даже не только об астрономической сумме госдолга США – в конце концов, США привыкли очень неплохо и органично себя чувствовать в роли мировых должников, и у них это неплохо получается. Но именно при Обаме, на протяжении всего его президентства, неукоснительно сокращается объем производства материальных ресурсов в США и столь же неукоснительно растет безработица и падает уровень жизни. А это уже никоим образом не может быть прощено, особенно в американском постмодернистском обществе потребления.

Очевидно, что Обама не оправдывает оказанного ему высокого доверия. Американский олигархат, начиная с периода Рейгана (точнее, с доктрины его финансово-экономического консультанта Уильяма Нисканена), не строит иллюзий относительно самостоятельности и состоятельности американского чиновничества, о чем этот самый американский олигархат и заявляет практически в открытую, нимало не стесняясь. Но все-таки выполнять предписанные директивы американскому чиновничеству необходимо, и оно должно это делать как следует, а вот Нобелевский лауреат Обама оказывается неспособным даже на это. И, разумеется, такая неспособность не может не раздражать. Нельзя таким людям столь опрометчиво оказывать явно избыточную преждевременную финансовую и информационную поддержку, и в этом состоял вызывающий просчет американского олигархата. Погорячились, бывает. А отдуваться придется, скорее всего, Обаме и его клеркам. Поэтому и предлагают для начала отказаться самому – дескать, «пиши по собственному»…

Усиливающееся информационное давление позволяет сделать вывод о том, что наклевывается новый прецедент – прецедент лишения Нобелевской премии. Разумеется, показательная порка может и не состояться, особенно с учетом адаптивности и галантерейности Обамы. Но, вообще-то говоря, информационный прессинг по вопросу лишения Обамы Нобеля как-то уж слишком плотен и навязчив для того, чтобы в итоге вылиться в пшик. Да и с хозяином, который подбрасывает сладенькие косточки, шутки плохи. Примеров тому масса. Технологии «слива» любого публичного персонажа отлажены и срабатывают неукоснительно и оперативно, с разной степенью и интенсивностью неблагоприятных последствий по отношению к тому персонажу, к которому они применяются. По этим технологиям «слили» некоторых, кстати говоря, и Нобелевских лауреатов, по разным причинам ставших «неудобными»: это и Ясир Арафат, и Лех Валенса, и некоторые другие. Не исключено, и даже весьма вероятно, что Обама - на очереди. Хозяин добр и щедр только до поры до времени, а в гневе он страшен.

Русский нацизм: что это такое, и кому он выгоден?

Что такое нацизм вообще, как таковой? В чем его отличие от национализма, и есть ли оно, это отличие? В чем специфика русского нацизма и русского национализма? В чем конструктив или деструктив первого и второго? По порядку…

Нацизм – это идеология шовинистического противопоставления одной нации другой, а чаще – одной нации всем остальным. Причем такое противопоставление всегда выражается в нарочито и напоказ избыточном количестве возможностей у одной нации и явном (и опять-таки нарочитом и показном) недостатке возможностей у другой (других). Часто такое неравенство подкрепляется дискриминацией, репрессиями и подогнанной под все это информационной обработкой. Понятное дело, что социальный организм от всего этого, мягко говоря, не укрепляется. Конфликты, в конечном счете, бьют по самой «избранной» нации, дискредитируя таковую и приводя, в конечном счете, к изоляции таковой.

Национализм же – это идеология любви к собственной нации, при отсутствии ненависти к другим нациям. Это понимание той очевидной истины, что любая агрессия неизбежно порождает ответную агрессию, а в масштабе страны неизбежно перетекает в гражданскую войну. Национализм - это желание сосуществовать и взаимодействовать по многовековым нормам человеческого общежития. Но, вместе с тем, это и готовность дать отпор как внутреннему, так и внешнему врагу, посягающему на наше национальное и многонациональное единство. И вне зависимости от того, в каком облике предстанет этот враг: в облике внешнего агрессора, в облике сепаратиста, в облике террориста, в облике агрессивного «белоленточника», кидающегося на ОМОН, или в облике кого-либо еще. Национализм – это, если хотите, национально-защитная и национально-цементирующая идеология.

Русский национализм – это «Черная Сотня», выступавшая за вертикаль власти, за консервативный морально-этический фундамент, за общественную устойчивость и стабильность - и категорически против вредительских поползновений на перечисленные фундаментальные основы. Русский нацизм же – это та уйма ублюдочных организаций и движений, которые, как грибы после дождя, возникали, начиная с 90х, и которые не отстаивали и не отстаивают по большому счету ничего, а только призывали и призывают граждан России активно ненавидеть друг друга по национальному признаку.

Вообще русский нацизм – это явление, абсолютно нам чуждое. Вместе с тем, на какой-то период это явление может показаться привлекательным, и именно эта-то иллюзия может быть выгодно использована против нас, а потому эта иллюзия навязывается столь активно и массированно. В частности, нацистские настроения активно продвигались Александром Исаевичем Солженицыным, который предлагал их в неразрывной связи с уничтожением системы госбезопасности, с отделением от нас всех «нерусских» регионов (то есть наиболее выгодных для наших врагов) и с установлением марионеточной, слабой и вечно сменяемой властью. Сейчас идеи русского нацизма сквозят в работах и выступлениях Владимира Вольфовича Жириновского и Андрея Вячеславовича Кураева, хотя последний призывает к русской автаркии и к установлению нацистской идеологии довольно-таки осторожно, сдержанно и уклончиво. Ну, и, разумеется, уйма нацистских публицистов и крикунов, о которых известно значительно меньше. И, конечно, передачи Владимира Рудольфовича Соловьева, где нацистские высказывания и призывы к межнациональной розни не то что не вуалируются, а льются потоками и под могучим напором. Правда, надо отдать должное профессионализму Владимира Рудольфовича: любой нацистский выкрик подается как «одна из» точек зрения в потоке «свободы слова».

Но это все интеллектуальный уровень нацизма, выраженный в попытках как-то концептуализировать и популяризовать эту идеологию. Основная же масса нацистов – это молодые и ничего не понимающие дегенераты, злобные и завистливые, не желающие работать и не приспособленные к работе в принципе, но считающие себя «исключительными» и «избранными» только лишь по критерию национальной принадлежности. Своими скотскими выходками они оказываются крайне выгодными и полезными для наших врагов, причем сразу в двух аспектах: во-первых, они позорят нашу великую страну на весь мир; во-вторых, они обостряют и без того напряженные межнациональные отношения, создавая угрозу социального «взрыва». Вот для чего, собственно, и нужен практически применимый русский нацизм.

Автаркия (тем более, агрессивная) – это ложный для нас путь, хотя многим фанатичным и эмоционально неустойчивым русским патриотам он может показаться истинным. Это способ нас на первом этапе расколоть, причем, обратите внимание, расколоть целенаправленно и, в первую очередь, по ресурсным и геополитически значимым регионам, а затем – уничтожить и растоптать получившееся «русское» образование, оказавшееся в итоге в загоне и в состоянии полнейшей изоляции и беспомощности. Так уж сложилось, что никакой конструктивной альтернативы уваровской триаде, пусть и в современном преломлении, не существует. Все остальное – не более чем вредительские поползновения на нашу государственность и национальную политику.

Русский нацизм – это не идеология русского национального единства, это не идеология единого и могучего государства, это не сценарий русского национального самоосмысления. Отнюдь и напротив. Это инструмент расщепления, дебилизации, дегенератизации и выхолащивания русского народа. Это выгодный нашим идейным врагам гнилой противовес органически русским идеям соборности и всеединства. Русский нацизм - это вариант русской энтропии и оставления Россией не только мировой, но и в ближайшей перспективе региональной арены. И по вышеуказанным причинам русский нацизм как сценарий осуществляется неукоснительно, по четко продуманному алгоритму и с вполне конкретными алчными и циничными целями.

Национализм нам необходим, нацизм для нас смерти подобен!

Что значит «быть русским»?

Вопрос может показаться искреннему патриоту странным (ввиду кажущейся очевидности ответа на таковой), космополит же гадко похихикает над этим вопросом (дескать, «ватники» опять что-то выдумывают). Хотя вопрос отнюдь не праздный. Национальная самоидентификация необходима для интеллектуального и духовного развития социума, для наличия интеллектуального и духовного облика этого социума, а при отсутствии такой самоидентификации социальная общность вынуждена приобщаться к культурным и техническим достижениям другой нации. Но национальная самоидентификация, при ее насущной необходимости, крайне неоднозначна и сложна. Любая, а русская – тем более.

Большая часть крупнейших отечественных социально-политических исследователей и публицистов (Н.Я. Данилевский, Г.В. Вернадский, П.Н. Савицкий, А.Г. Дугин, Л.Г. Ивашов, А.И. Фурсов и многие другие) сходятся во мнении, что в планетарном масштабе существует два крупнейших цивилизационных блока: условно говоря, это европейский блок и азиатский блок. Для европейской цивилизационной модели характерны воинствующий индивидуализм, переходящий в плоскость самоценности атомизированной личности, а также рационализм, прагматизм и скептицизм. Для азиатской цивилизационной модели, напротив, характерны стремление к властной и семейно-клановой иерархии, а также образность мышления и ориентированность человеческого бытия на морально-нравственную составляющую. Казалось бы, по всем пунктам - взаимоисключающие парадигмы. Но специфика русской цивилизационной модели состоит в том, что она органично синтезирует в себе западный и азиатский цивилизационный компоненты.

Русскому человеку, с одной стороны, необходима пресловутая вертикаль власти (любопытно, что словосочетание «без царя в голове» в русском языке имеет категорически негативный оттенок), а с другой – наличие личного пространства и возможность для самореализации. Русский человек, с одной стороны, в значительной степени прозападен в культурном плане (все же мы смотрим и читаем в основном продукты искусства, созданные в духе западной ментальной парадигмы), а с другой – для русского человека святы ценности семьи, братства и дружбы.

Возможно, такой вот специфический набор разнородных идеологических компонентов и пробуждает к жизни непрекращающийся спор между западниками и славянофилами. Но ответ на их спор все же посередине: у нас своя (возможно даже, наиболее жизнеспособная) культурно-нравственная и цивилизационная модель, мы вполне комфортно способны существовать на стыке культур, впитывая в себя все самое лучшее и практически применимое из двух вышеуказанных цивилизационных моделей. Мы не Европа и не Азия, мы Евразия. И русский человек – это тот, кто телом, душой и сознанием в Евразии.

Кроме того, вряд ли можно считать русским человека, который ничего не слышал о монголо-татарском иге, об Отечественной войне 1812 года, о Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Совсем необязательно быть историком, не нужно запоминать хронологию и фактологию в деталях, но знать о наличии событий и явлений, определивших наш путь и предопределивших нашу ментальность, все же необходимо. Так же очень желательно знать отличие Пушкина от Горького, а высший пилотаж – Чернышевского от Аксакова. В противном случае вряд ли можно говорить об осознанной причастности к соответствующей культурной и цивилизационной системе. Человек, не знающий своего языка, своей истории и своей культуры, не может быть отнесен ни к какому цивилизационному типу. Он маргинал-космополит. В нем нет стержня, он тот материал, из которого можно лепить все, что угодно, причем к деструктивно-увеселительному («европейскому») он всегда будет более восприимчив, чем к подлинно русскому.

Для того чтобы быть русским, недостаточно на каждом углу орать о своей «русскости». И уж тем более не следует бить кому-то морду и поносить кого-то там, кто отличается по цвету кожи, волос или глаз либо по вероисповеданию! Быть русским – это значит думать как русский, воспринимать мир как русский, знать русскую историю и культуру, а также грамотно говорить и писать по-русски!

Почему Европе нужны мигранты?

За 2016 год, то есть пока что всего лишь за три месяца текущего года, в Европу прибыло порядка 165 тысяч мигрантов. Из Сербии, Сирии, Афганистана, Эритреи, Нигерии, Пакистана, Ирака и еще Бог знает откуда. По морю, по суше, через границу, над границей, под границей. Только Ангела Меркель готова принять и разместить у себя всю эту ораву. Вся остальная Европа чопорно воротит свой гордый профиль от чумазых и неотесанных орд, хотя все равно привечает таковые.

По форме Европа не может не выражать недовольства. Не исключено, что европейцы подлинно негодуют. Все же убежденным пан-европейцам (тем более, хорошо знающим историю) памятен тот еще совсем недавний исторический период, когда именно Европе, по преимуществу Западной, принадлежало безоговорочное планетарное лидерство в культурном и экономическом планах. А тут понаехали да понаплыли какие-то непонятные люди из разных уголков Земного шара – и еще на что-то претендуют, считайся еще тут с ними! Более того, они ж когда-то европейскими рабами были! Это все так, это все бесит. И тем не менее, мигранты жизненно необходимы Европе, и именно по преимуществу Западной. Необходимы как минимум по трем причинам.

Первая причина заключается собственно в человеческом ресурсе. Работать европейцы уже давно не способны. 28% европейцев в возрастной группе «25-29 лет» ни дня нигде не трудились. Им это попросту не нужно: у них учеба, развлечения, путешествия, потом всевозможные льготы и пособия. Задумываться о работе им нужно годам к 40, а то и вообще не нужно: пенсии в Европе довольно-таки приличные, поприличнее многих зарплат. Мигрантам же необходимо банально выживать, а потому они готовы подчас браться за самые трудные, грязные и низкооплачиваемые работы. Власть имущие в Европе прекрасно понимают, что хоть как-то поддерживать на плаву реальный европейский сектор смогут в скором времени уже исключительно мигранты.

Вторая причина состоит в маниакальном стремлении Европы к «мультикультурной» интеграции. С 20х-30х годов прошлого века некоторые европейские мега-интеллектуалы начали скромно заявлять о явлении, которое сейчас именуется мультикультурализмом (у нас в эти годы оно называлось космополитизмом). А уже с 90х доктрина мультикультурализма в странах Европы, особенно Западной, стала не просто господствующей, но и единственно допустимой, даже фатально-исторически неизбежной. Так что Европа просто обязана размещать у себя мигрантов, желательно максимально маргинальных, со всех концов света, ибо только так можно окончательно добить какую бы то ни было культурную и социальную идентичность. В этом смысле деваться европейцам некуда: сами ратовали за мультикультурализм – сами теперь и отрабатывают таковой.

Наконец, третья причина состоит в «гуманистических» европейских идеалах, которые на уровне деклараций выступают эдаким флагманом борьбы против терроризма, экстремизма и шовинизма. Если Европа не будет аккумулировать и ассимилировать разнородных маргиналов со всего света, то она попросту лишится того субстрата, посредством которого она заявляет о приверженности собственным «гуманистическим» идеалам. Чтобы журить террористов, говорить им «ай-ай-ай», нужны сами террористы; чтобы трудоустраивать безработных иностранцев, нужны сами безработные иностранцы.

Так что Европа еще долго и демонстративно будет лить крокодиловы слезы по поводу мигрантов, тем не менее, заботливо размещая таковых у себя.

Преступная ненависть к власти

Человеку, имеющему здоровый мозг, здоровые глаза и уши, трудно не заметить, что наша горячо любимая гуманитарная интеллигенция настроена в целом антивластно и антигосударственно. Данная идейная направленность нашей горячо любимой гуманитарной интеллигенции сформировалась не сегодня и даже не вчера – ей, этой направленности, лет 300 как минимум. Все это время мировоззрение русской гуманитарной интеллигенции систематически и неукоснительно калькировалось и стандартизировалось под «гуманизм» и всевозможные «свободы» - разумеется, строго по западному образцу. На деле под всем этим понимается: с одной стороны, выпячивание себя, любимых, прекрасных, высокодуховных и премного интеллектуальных, а с другой – подогревание лютой ненависти к сильной русской государственной власти, а также разжигание конфликтов по самым разным критериям внутри нашего общества.

Основным критерием разжигания внутрисоциального конфликта было противопоставление аристократии основной массе людей, которых эта самая аристократия пренебрежительно-снисходительно называла, да и до сих пор любит называть не иначе как «простой народ» (очевидно, с намеком на то, что сами аристократы – народ «сложный»). На протяжении примерно двух сотен веков отстаивалась идея аристократической исключительности в противовес этому самому «простому народу», этому «неотесанному быдлу». Потом вектор резко сменился – и уже народ стал «угнетаемым» и «притесняемым», а аристократия превратилось в «классовых врагов», подлежащих немедленному уничтожению. Второй вектор, безусловно, представлял собой ответ на первый, своего рода самозащиту. Но, как бы то ни было, и в первом, и во втором случае внутрисоциальное противостояние оказывалось органически деструктивным и бессмысленным. Со всей очевидностью явствует раскол нашего общества на две в кровь грызущиеся и физически друг друга не воспринимающие силы. И в этом смысле, конечно, Гражданская война у нас не исчерпывается 1917-1922 годами: она в разных своих обликах и стадиях обострения протекает примерно с конца 17 века – ну, может быть, с самого начала 18 века.

Вторым по значимости критерием разжигания внутрисоциального конфликта можно считать противопоставление двух типов властной организации: сильной и самоценной централизованной власти, с одной стороны, и нестабильной, вечно переизбираемой и рабски зависимой от сторонних сил так называемой «республиканской» власти (то есть, по большому счету, и не власти в строгом смысле этого слова). Причем крайне умильно и забавно наблюдать, как сторонники республиканской квази-власти стремятся выставить себя существами неимоверно интеллектуальными, в противовес «серым и дремучим» консерваторам-централистам.

С конца 80х годов прошлого столетия пробуют пустить в ход нацистский критерий, но что-то как-то не получается. Вот «прогрессивная» Европа заглатывает и пережевывает нацистские мульки с преогромным своим удовольствием, а мы что-то никак. Это доказывает, что наша идеология и наша культура выстроена совершенно по другим принципам и представлена в совершенно иной системе координат. Она чужда нацизму и прочим формам национально-этнической фанаберии.

Наша ментальность не вписывается в узкие и косные западнические рамки. Нас можно расколоть только и исключительно по критериям «аристократ/простолюдин” и «самодержец/республиканец». Власть в России, если она подлинно суверенна и подлинно конструктивна, всегда поддерживает народное единство, а также грамотно и слаженно выстроенную общественную иерархию. Такую «нехорошую» власть либералу непременно нужно оболгать, оклеветать и как-то особенно мерзопакостно обозвать и вымазать. Все мы с вами знаем, что у Путина где-то там какие-то там немыслимые миллиарды, что он «тиран» почти что как Сталин и Гитлер, которые, как известно любому либералу, ели младенцев. Все мы с вами знаем еще море либеральной ахинеи, функционально ориентированной на то, чтобы через клише, сюжеты и символы, в конечном счете, уничтожить русскую государственность.

Можно сказать, что миссия творческой гуманитарной интеллигенции в России сугубо антинародна. На всякий случай подчеркну: не всей, и далеко не всей, но заметно большей ее части. Были и есть деятели искусства и культуры, а также интеллектуалы из других сфер деятельности – фанатичные подвижники, которые смыслом своего творческого бытия видели сближение народа с аристократией, примирение, казалось бы, непримиримого. Некоторые из них пытались и пытаются до сих пор сформулировать и выразить Русскую Идею, то есть те постулаты, на основе которых стало бы возможным бесконфликтное существование, казалось бы, совершенно разных народов, совершенно разных конфессиональных и социальных групп на едином русском пространстве.

Естественно, такие подвижники от интеллигенции всячески подвергались и подвергаются гонениям и насмешкам со стороны подавляющего большинства нашей гуманитарной интеллигенции, веками обкуриваемой фимиамом западнического диссидентства. Но нельзя не отметить при этом, что сегодня, вот именно в настоящее время, идет явное вырождение западнического течения в России, а также намечается явный интеллектуальный упадок в российском западническом лагере. Если патриотический блок русской интеллигенции все больше консолидируется и оказывается представленным на сегодняшний день серьезнейшими интеллектуалами, то либерально-западнический блок смотрится все более дегенеративно и убого. О чем говорить, если даже нынешний либеральный сленг сугубо примитивен и ублюдочен: «Рашка», «Раисся», «ватник», «ПГМ» и прочее подобное. Детские дразнилки или словарный запас Эллочки-людоедки. Впрочем, чего нам о либералах беспокоиться, пусть они сами о себе побеспокоятся…

Как бы то ни было, нам всем необходимо понять, что любой негатив, выплескиваемый на конструктивную и легитимную власть, не только глуп, но и преступен, ибо содействует продвижению интересов тех, кто настроен по отношению к нам отнюдь и категорически недружественно. Одно дело – негатив, скажем, по отношению к оккупационной польско-католической власти 1605-1613 годов, на тот момент обескровившей страну и чуть было не лишившей ее суверенитета. И совсем другое дело – негатив по отношению к власти, обеспечившей достойный, по мировым меркам, уровень жизни населения, достойный, по мировым меркам, уровень занятости такового, достойный, по любым меркам, уровень общественной безопасности и суверенные геополитические интересы. Ненавидящий первый вариант власти – друг, а ненавидящий второй вариант власти – враг. Это вроде как совершенно очевидно.

И необходимо, наконец, чтобы русская творческая интеллигенция была представлена не теми, кто поливает грязью нашу историю, нашу культуру и наши свершения, агрессивно и назойливо возводя при этом на пьедестал свой вечно любимый и вечно непогрешимый Запад, а теми, кто душой и сердцем болеет за Россию. Собственно говоря, ждать этой переполюсовки, судя по всему, осталось не так уж и долго.

Можно ни секунды не сомневаться, что либерально настроенный читатель представит возражения относительно коррупции, нищеты, полицейского государства, «оборотней в погонах», «миллиардов Путина», «оккупационного путинского режима» и прочего подобного. Это до тошноты заезженная болотно-либеральная пластинка. Не хочу утомлять читателей цифрами, фактами и выкладками, которые доказывают очевидную идиотичность всех этих либеральных сентенций – тем более, что ранее я их уже многократно приводил, применительно к разным темам. Утверждаю лишь, что практически на 100% все эти либеральные сентенции вызывающе лживы – от и до. А тех, кто данные сентенции поглощает, могу «поздравить»: Вы потенциальный или реальный антигосударственный подрывной материал – активный или пассивный.

Русофобия и отчизноненавистничество со школьной скамьи: старания российской образовательной системы

Недавно вычитал на сайте газеты «Аргументы и факты» рейтинг признанности отечественных писателей. С огромным, если не сказать разгромным, отрывом лидирует Лев Николаевич Толстой (за него отдали голоса 45% респондентов), на втором месте – Федор Михайлович Достоевский (23%). За ними с приличным отрывом следуют: Антон Павлович Чехов (18%), Александр Сергеевич Пушкин (15%), Николай Васильевич Гоголь и Михаил Александрович Шолохов (по 13%), Михаил Афанасьевич Булгаков (11%), Иван Сергеевич Тургенев (9%), Максим Горький (7%), Михаил Юрьевич Лермонтов (6%). Мне сразу бросилось в глаза, что из представленного списка только три автора представляют вполне определенную патриотическую позицию, остальные семь – либо аполитичны, либо категорически антипатриотичны. Причем рейтинг возглавляет как раз один из гениальнейших идеологов антипатриотизма.

Известно, что Толстой и Достоевский, лидеры представленного газетой «Аргументы и факты» рейтинга, знали друг о друге, относились друг к другу уважительно, но предпочитали сохранять своего рода «вооруженный нейтралитет» друг по отношению к другу – настолько они были разные. Достоевский был убежденным православным патриотом, сторонником патриархальных ценностей и сильного централизованного Русского государства. Он был решительным противником либеральных, анархистских и революционных идей. Толстой же, напротив, был категорическим противником любой властной организации. В дальнейшем это его убеждение вылилось в воинствующий анархизм, пренебрежительное отношение к православной вере и в отстаивание социально-властного мазохизма, когда Лев Николаевич в открытую призвал власти не сопротивляться бунтарям и тем самым отказаться от обеспечения общественной безопасности. Сойтись эти взаимоисключающие парадигмы не могли и не могут в принципе. И вот в этом-то и состоит фундаментальный идейный раскол в рядах русской интеллигенции, и этот раскол грамотно уловили и подали «Аргументы и факты».

Толстой, при всей его гениальности и при всем его показном патриотизме, с идеологической точки зрения является, пожалуй, наиболее вредным отечественным автором. Ну, или, по крайней мере, одним из наиболее вредных. И вредность его обусловлена, как ни странно, именно его гениальностью. Если подрывная идеология проводится бездарем, которого, при любой его «раскрутке», забудут максимум через поколение, - в этом нет ровным счетом ничего страшного: проводимая им идеология отомрет, скорее всего, вместе с ним самим, да еще и будет всецело дискредитирована творчеством данного бездаря. А вот если проводником идеологии выступает гений уровня Толстого – вот тогда она становится поистине всесильной. Тем более, если ко всему этому добавится еще и могучая информационная поддержка. Роль личности в истории еще никто не отменял, как бы этот очевидный факт ни отрицало толстовство. В свою очередь, фигура Достоевского исключительно важна православно-патриотической идеологии – опять-таки по причине роли личности в истории.

Не знаю, как во всех школах России (не считаю свой опыт всеобъемлющим и единственно верным), но, по крайней мере, в тех ситуациях, которые знакомы лично мне, творчество Толстого изучалось и изучается очень въедливо и кропотливо, в то время как творчество Достоевского исчерпывалось и исчерпывается исключительно «Преступлением и наказанием». Толстой подается как философ и историк в одном флаконе, а Достоевский – как бытописатель, тяготеющий к детективному жанру и бульварщине. Так в подсознании учеников, как губка впитывающих поступающую в них информацию, формируется соответствующие отношение к авторам. А коль скоро в мозг школьника принудительно закачивается определенное отношение к автору, то автоматически формируется и отношение к отстаиваемой этим автором идеологии. Не знаю, делается ли это целенаправленно или это результат массового предпочтения педагогов, но факт, тем не менее, остается фактом. Стоит ли удивляться после этого рейтингам?

Мне все-таки кажется, что это целенаправленная политика. Ведь недаром же фактически запрещают гениальные православно-патриотические произведения Владимира Ивановича Даля. Редко кто вообще знает, что он был писателем – для всех он автор словаря, и не более. А Даль был не просто писателем – он был гением рассказа и повести. Крайне поверхностно упоминают о Василии Андреевиче Жуковском, Леониде Максимовиче Леонове и ряде других авторов, пусть и принадлежащих к разным эпохам, жанрам и стилям, но исповедующим идеи консерватизма и патриотизма. И уж конечно царит гробовое молчание относительно общественно-политической публицистики Федора Ивановича Тютчева: о нем просто нельзя думать иначе как о поэте. Зато творчество либерала Николая Алексеевича Некрасова, переоцененное, с моей (да и не только с моей) точки зрения, в разы, - изучается во всех школах усиленно и принудительно.

Возможно, конечно, это навязчивая идея, но я все же осмелюсь предположить, что «подозрительных совпадений» более чем достаточно для того, чтобы предположить наличие «заговора», выражаясь языком конспирологов.

Можно было бы постараться отследить и рассмотреть все идейно-диверсионные проявления в российской образовательной матрице – главным образом, гуманитарного толка, - но я решил сконцентрироваться именно на литературе. Во-первых, тема идейной направленности российского образования настолько объемна, что ей можно посвящать многотомники, да и их окажется мало. А во-вторых, история, обществознание и прочие схожие дисциплины гуманитарного цикла оперируют все же, по большей части, циферно-фактической информацией, которая школьнику часто кажется бессвязной и скучной, и ее надо попросту зазубрить. Об адекватном понимании общественно-политических процессов в 12-16 лет речи по понятным причинам не идет и не может идти. А вот литература в силу своей специфики воздействует на подсознание читателя, и детская психика наиболее восприимчива к такого рода воздействию, поэтому литература из всего массива предметов гуманитарного цикла (по крайней мере, на мой взгляд) формирует личность в наибольшей степени.

Я вовсе не хочу сказать, что идеологически вредные, но при этом гениальные, труды нужно игнорировать или как-то затаптывать. Узконаправленная и узкозаточенная система интеллектуальной подготовки в скорейшем времени превратится в штамповочно-дебилизирующий конвейер – только с другой идейной направленностью. Такую штамповочную систему легко переделать на ту же самую, но с диаметрально противоположным знаком, - просто потому, что учащиеся будут заточены под кондовую зубрежку – по сути дела, безотносительно к содержательной части зазубриваемого.

Но необходимо выстраивать систему образования, в особенности гуманитарного, таким образом, чтобы учащиеся (или хотя бы наиболее сознательная их часть), при наличии хорошего вкуса, при наличии способности признать высококачественным даже сугубо вредное творение, понимали бы принципиальную идейно-нравственную направленность того или иного произведения.

Противостояние Толстого и Достоевского отнюдь не надумано, и все эти рейтинги составляются аналитиками и журналистами отнюдь не от нечего делать. И это противоборство совсем не двух равновеликих гениев по качеству их произведений – просто хотя бы потому, что паритет этих столпов мировой литературы уже давным-давно общепризнан и непререкаем, и вряд ли какой-либо адекватный и неангажированный человек станет оспаривать величие кого-либо из них. На самом деле все тоньше и одновременно опаснее. Это на самом деле борьба двух тенденций, двух мощнейших и непримиримых друг по отношению к другу ментальных направлений: консервативного православного централизма, с одной стороны, и хаоса, энтропии, анархии и гибели, то есть пресловутого толстовства, - с другой. Пока побеждает толстовство, причем с очень значительным перевесом. Хочется верить, что только в рейтингах.

Но в любом случае есть над чем задуматься. Есть о чем попереживать. Есть что пересмотреть. И есть пища для размышлений о том, как этот пересмотр осуществить – и, главное, на каких идейно-нравственных началах. Во всяком случае, пускать процесс хаотизации национального самосознания (тем более, в нежном детском возрасте) на самотек, на мой субъективный взгляд, смерти подобно, особенно с учетом творящихся неподалеку от наших границ событий.

Пшик американской гегемонии

По недавно выяснившимся данным, в прошлом году было продано гособлигаций США на сумму 225 миллиардов долларов, причем основным приобретателем был и остается Китай, с небольшим отрывом от него идет Япония, следом за ней – страны Карибского бассейна, Россия сейчас на 15 месте, ранее была на 9. Словом, американский госдолг наиболее интенсивно скупают, как правило, все те страны, которые так или иначе, скрыто или явно точат зуб на Америку. При этом в самих США продолжается процесс сокращения числа рабочих мест в сфере промышленного производства, что естественным образом отражается и на результатах. Если в 1945 году 50% мирового промышленного производства было сосредоточено с США, то в 90е годы – уже 25%, а сейчас – уже менее 18%. Из этого явно следует, что США – потенциальный банкрот, причем при таких темпах стоит уже на грани банкротства.

Последние события не только наглядно демонстрируют шаткость и уязвимость нынешней долларовой управленческой системы, основанной на напечатании бумажек, не обеспеченных фактически ничем, но и доказывают возможность практически моментальной замены данной дегенеративной системы на систему созидательно-конструктивную. На данном этапе это пока что именно возможность, к реализации которой необходимо тщательно подготовиться - не только материально, но и (а возможно, даже в первую очередь) сознательно.

Необходимо, чтобы пагубность отстаиваемых Америкой и подконтрольным ей Западом принципов была осознана и воспринята. Конечно, намного привлекательнее американские (я бы даже сказал – американизированные) стереотипы: якобы свобода (на деле – поведенческая вседозволенность, при сохранении тотальной зависимости индивидуума от банковско-кредитной системы); якобы какое-то равенство, которого в американизированном мире нет и в помине, - просто в силу природы этого мира; всевозможные развлечения, упирающиеся, главным образом в физиологию; отрицание каких бы то ни было социальных обязательств, и так далее и тому подобное.

Формируемый образ необремененного интеллектом и жующего существа исключительно привлекателен именно в связи с тем, что смотрится физиологически комфортным. Но необходимо понимать, что этот комфорт или временен, или вовсе иллюзорен. Американизированная паразитическая социально-экономическая модель ведет в никуда, и последние события это наглядно демонстрируют.

К тому же население Земного шара уже в ближайшие десятилетия достигнет 13 миллиардов, в то время как объем ресурсов, и в первую очередь минеральных, рассчитан примерно на 40-50 лет, и это при нынешней численности населения. Совершенно очевидно, что роскошь при таких раскладах будет касаться в лучшем случае сотен тысяч людей на Земле, в то время как минимум 80% населения планеты будут нищими. И это при предлагаемой американистами модели и при сохраняемых паразитических темпах произойдет уже в ближайшие десятилетия. Но об этом-то ни один краснобай-американист, естественно, никогда не расскажет: пока паразит живет и сытно питается, продолжительность жизни источника этого питания самого паразита никоим образом не волнует.

Америка – это культ штампуемых зеленых бумажек и оргических увеселений, доводящих человека до стадии исступленного оскотинивания. Это псевдогосударственная фикция, находящаяся на службе у криминального ростовщического капитала. Это грандиозный 250-летний пшик, достигший своего апогея годам к 80м-90м и сейчас выгорающий прямо на глазах. Сейчас приходит понимание, что все эти американистские ценности абсолютно идиотичны и чужды здоровой социальной самоорганизации. Сила их – в слабостях маргинальных масс, коих, к большому сожалению, очень много, и кои интенсивнейшим образом воспроизводятся самой американистской системой (через разного рода тупые мультики, через рекламу, через развешиваемые баннеры и так далее и тому подобное).

Но сегодня конструктивно организованная сила на голову превосходит деструктивно дезорганизованную слабость. Еще десять лет назад культ скотской индивидуалистической слабости господствовал всецело и безраздельно, теперь же, хоть он и по-прежнему исключительно привлекателен и лаком, - становится все яснее, что побеждает в конечном итоге именно созидательная организация, выстроенная на патриархально-консервативных началах.

Пока пальму первенства в развитии безоговорочно отвоевали китайцы (с большим отрывом от них идут индусы и японцы). Китайская рабочая сила производит ориентировочно более 70% всех материальных благ на планете, а весь «цивилизованный» мир, занимающийся «торговлей воздухом», в буквальном смысле слова физически зависим от китайской рабочей силы, да и китайский банковский сектор обнимает собой уже четверть мирового, и то ли еще будет. Пока Китай отвоевал возможность сделать юань резервной валютой, но в очень скором времени он сможет практически односторонне-ультимативно диктовать свои решения любым контрагентам. Обанкротить Америку для Китая не составит труда, и китайцы это даже сделают с огромным своим удовольствием, ибо англосаксонский мир они ненавидят лютой ненавистью. Не исключено, что брыкнет и Япония: все же исторической обиды на атомную бомбардировку с последующей оккупацией у японцев не может не быть.

В обвале американизированного мира нет, собственно говоря, ничего плохого. Плохим для нас будет то, что при осуществлении этого грандиозного проекта придется подчиниться и китайским морально-нравственным ценностям, которые нам если не так уж прямо чужды, то уж точно исторически не органичны.

На данном этапе в экономическом смысле нам нужно учиться у азиатов, но в идеале – самим возглавить патриархально-консервативное направление, на выстроенных нами самим началах, потому как, вообще говоря, подстроиться под патриархальные азиатские ценности у нас вряд ли получится, да и не нужно. Насколько реально выстроить собственную доминирующую морально-мировоззренческую систему в нынешних условиях – может показать только практика, но нам критически необходимо стать лидерами в современном патриархально-консервативном измерении. Это принципиальный вопрос нашего существования (физического и ментального), с одной стороны, и существования мировой панамериканской гегемонии – с другой.

>

Новости
16.01.2017

«Война и мир» во дворце Бранкаччо

Русский бал в Риме ещё раз убедил, что выбор Льва Толстого был точен
09.01.2017

Романсиада в Кремле

28-го января концерт "Международный день русского романса. 30 лучших голосов мира"
26.12.2016

В единстве с мировой душой

в гостиной ЦДЛ «На перекрестках миров» состоялся музыкально-литературный вечер, посвященный итогам Первого международного фестиваля искусств «Генуэзский маяк»
21.12.2016

Мнения совпали

Состоялось итоговое заседание жюри ежегодной литературной премии СР

Все новости

Книга недели
Все ипостаси

Все ипостаси

Юрий Поляков. Перелётная элита. - М.: Книжный мир, 2017. - 384 с. - 2000 экз.
Фильм снят в рамках проекта "Муза Тавриды"
В следующих номерах

Большой балаган в Большом драматическом

В следующем номере «ЛГ» будет опубликован специальный выпуск нашей традиционной рубрики «Театральная площадь». Впечатлениями о спектаклях художественного руководителя Большого драматического театра им. Товстоногова Андрея Могучего поделится наш автор Марк Любомудров.

Спасём наш Союз

Дискуссию о настоящем и будущем Союза писателей России в следующем номере продолжит статья Светланы Замлеловой

Ты один поддержка и опора

Открываем в редакции «ЛГ», как и обещали («Иностранный как русский», «ЛГ», № 39), Опорный пункт охра­ны русского языка (ОПОРЯ).
Колумнисты ЛГ
Болдырев Юрий

Именем Революции

Без проливов, зато с компрадорами

Кузьмина Вера

Из кого выбирать?

Как спецназ хипстеров рвался к вершинам власти