60 лет назад в Ленинграде на Площади искусств открыт памятник А.С. Пушкину

20 июня Вторник

85 лет назад родился Роберт Рождественский, поэт, переводчик

21 июня Среда

220 лет назад родился Вильгельм Кюхельбекер, русский поэт, декабрист, товарищ Пушкина по Царскосельскому лицею

22 июня Четверг

День памяти и скорби — день начала Великой Отечественной войны (1941 год). Мы скорбим по всем, кто погиб, защищая Отечество.

23 июня Пятница

55 лет назад родился Александр Любимов, российский тележурналист и телеведущий

24 июня Суббота

105 лет назад родился Сергей Филиппов, российский актер театра и кино, народный артист РСФСР

110 лет назад родился Арсений Тарковский, российский поэт, переводчик, прозаик

Сегодня 21 июня 2017 года: 220 лет назад родился Вильгельм Кюхельбекер, русский поэт, декабрист, товарищ Пушкина по Царскосельскому лицею

Коррупционная органика либерализма

Коррупционная органика либерализма

Общеизвестно, что с 2011 года борьбу с коррупцией в России взвалил на свои нежные женоподобные плечи наш либеральный блок. Чиновники по умолчанию объявляются этим блоком «жуликами и ворами», в то время как персонажи из либеральной тусовки (тоже, кстати говоря, некогда весьма и весьма крупные и успешные в коммерческом отношении чиновники) – просто по умолчанию честны и героичны - в неравной борьбе с ужасающей и всеобъемлющей гидрой российской коррупции. Именно такое лубочное представление навязывается массовому сознанию сегодняшними российскими либеральными деятелями.

В предлагаемой вашему вниманию статье вопрос относительно коррупции рассматривается не через лупу либеральной ахинеи, не имеющей ничего общего с историей и с действительностью, а через призму фактов и наиболее очевидно проявляющихся причинно-следственных связей.

Что такое вообще «либерализм»? Большинству вопрос покажется глупым – в силу якобы наличествующей очевидности ответа на него. Задайте это вопрос респондентам – и большинство из них, не раздумывая, ответит, что это «свобода личности» (свобода какой личности и от чего – эти вопросы неминуемо поставят в тупик, но ответ большинства все же будет именно таким). Немногие припомнят, что это свобода предпринимательства и вообще экономической деятельности. Но на самом деле и первое, и второе – чушь. Либерализм – это политическая власть денег и вообще материальных ресурсов – ни больше, ни меньше.

Доктрина либерализма разрабатывалась отнюдь не в парадигме отечественной демпропаганды 90х, когда сомнительные персонажи с экранов телевизоров несли проплаченную ахинею про «права и свободы» людей, годами не получавших заработные платы. Либерализм как идеология был разработан французскими социологами и экономистами - Жан-Жаком Руссо, Вольтером, позже – Алексисом де Токвилем - и некоторыми другими великими деятелями, к которым позже присоединились деятели североамериканские.

Созданный ими либерализм нивелировал ранее существовавшее патриархально-сословно-феодальное устройство. Если раньше имели первостепенное значение родовые сословные привилегии, то теперь первичными оказались деньги и прочие материальные ресурсы. Просто во времена «просветителей» были золотые и серебряные деньги, а сейчас – электронные и бумажные, да при «просветителях» первостепенное ресурсное значение имела земля, а теперь – по преимуществу углеводороды. Но конститутивный принцип не поменялся совершенно: главное – не сословное происхождение, а умение дорого и грамотно продаться.

А что такое «коррупция»? По сути, это покупка чиновника за деньги или иные блага (товары, услуги и так далее и тому подобное). Человеку предлагается определенный его стоимостной эквивалент, человек в ответ выдвигает свое видение собственной материальной стоимости – и в итоге приходят к некоему общему знаменателю. Так или иначе, человек оказывается выраженным в товарно-денежном эквиваленте, а это идеальная либеральная модель восприятия человека. Как же при таком раскладе либерализм может победить коррупцию?

Данная, казалось бы, абстрактно-теоретическая выкладка находила и находит свое широчайшее практическое применение в мировой либеральной практике.

Например, в Соединенных Штатах Америки коррупции, как провозглашается либералами, очень мало (официальные статистические выкладки говорят, разумеется, о прямо противоположном, но либеральная любовь к Америке неизбежно застит ясны очи). Оно и понятно, ведь американцы коррупцию назвали лоббированием, а еще представили ее в виде ряда витиеватых, но формально легальных, финансовых схем - в области науки, техники, образования, здравоохранения, строительства и многого другого. Открестились от термина – и вроде как более чем на половину «решили» проблему.

Трансграничное движение ссудного капитала – тоже более чем либерально, и тоже основано на товарно-денежной купле-продаже людей: человеку что-то нужно – и он реализует эту свою зачастую сиюминутную потребность посредством продажи себя, своего здоровья, своей нервной системы, своего времени – в долговую кабалу. Риторический вопрос: может ли коррупция мешать финансовой системе? И надо ли напоминать, что торжество широкомасштабного ссудного капитала началось во Франции, а пышным цветом расцвело в Великобритании и в США.

Закономерным образом и на международном уровне либерализм культивирует коррупцию, причем как раз-таки именно на международном уровне занимается этим наиболее цинично, недвусмысленно и неприкрыто. Всемирный Банк, как известно, занимается, в числе прочего, выдачей кредитов не под проценты, а под конкретные политические действия конкретных должностных лиц (если это не покупка политиков с потрохами, то что это в таком случае?). Да и МВФ занимается фактически тем же самым, иначе чем еще объяснить такие щедроты в адрес Украины, которая заведомо не принесет финансовой прибыли в виде возвращенных с процентами сумм?

Да и исторически либерализм основывался на купле-продаже людей. Первоначально это были негры, потом к ним добавились индейцы, параллельно со всем этим происходило закабаление собственных западных людей на мануфактурах, фабриках и заводах, впоследствии тот же самый либерализм принимал все более и более изощренные формы, в которых предстает перед нами и сегодня. Но в основе либеральной модели как таковой лежит товарно-денежная оценка человека. В каком-то смысле слове его продажность, некий проституционный компонент. Недаром же все наиболее вороватые чиновники рано или поздно становятся на либеральные мировоззренческие рельсы, а уж если ставится вопрос об их «посадке» в тюрьму, то либерализму этих чиновников и вовсе нет предела.

Существуют многочисленные рейтинги наиболее коррумпированных и наименее коррумпированных стран планеты. Понятное дело, что эти рейтинги часто меняются, что они весьма и весьма ангажированы, зачастую не вполне достоверны, и так далее и тому подобное. Но даже в этих рейтингах прослеживается определенная логически непротиворечивая линия.

Исключительно коррумпированными из года в год признаются африканские страны (где дербанят американские «гранты», якобы выделяемые на наведение порядка), некоторые ближневосточные страны (с шальными деньгами от туристического и углеводородного бизнеса), латиноамериканские кокаинизированные страны (с шальными деньгами от дорогостоящих наркотиков). Сейчас в «топы» стали попадать Украина и Узбекистан – тоже страны с проамериканскими режимами (а Украина – еще и официально на грантах МВФ). Принцип понятен: где есть много шальных деньги и ресурсов, над которыми требуется установить контроль со стороны крупнейших корпораций и финансовых структур, - там неизбежно в наличии и зашкаливающая коррупция.

Наименее же коррумпированными странами являются, как правило, Дания, Новая Зеландия, Финляндия и Сингапур. Первые три страны отличаются гуманным законодательством и социалистической «уравниловкой», но при этом, с точки зрения экономической экспансии, по понятным причинам весьма непривлекательны. Сингапур же практикует принципиально иную тактику: там установлены высокие оклады для чиновников, но за коррупционные проявления предусмотрены суровейшие наказания, вплоть до смертной казни на виселице. Интересно, что, с инвестиционной точки зрения, Сингапур значительно более привлекателен, нежели три первых страны в списке наименее коррумпированных.

В нашем же случае борьба с коррупцией неизбежно означает кровь, много крови. Что поделать: ушлые чиновники чаще всего не хотят расстаться с кровно наворованным по доброй воле. Не хотите крови, хотите жрать, гадить и пьянствовать в три горла – пожалуйста, вот вам либеральная коррупция. Одновременно либерализма, равенства, социального государства, гуманизма, инвестиционной привлекательности, богатства и отсутствия коррупции – нет и быть не может. За все всегда чем-то приходится расплачиваться. Нет желания расплачиваться человеческими жертвами – можно сделать страну экономически непривлекательной для разного рода финансово-сырьевых мошенников, но это явно не наш геополитический вариант: слишком уж мы богаты ресурсами. Придется все же выбрать жертвы.

Поэтому прежде чем бороться с коррупцией, нужно решить, а действительно ли нам это нужно? Готовы ли мы к столь решительному шагу на данном этапе? Кампания против коррупции со всей неизбежностью выльется в кампанию против либерализма – причем, скорее всего, в кратчайший срок. Существует вполне реальный риск внутрисоциального противостояния – куда похлеще и покровавее отечественных событий 1917-1922 годов. Но если волевое решение бороться с коррупцией все же будет принято, то придется перекроить весь государственный аппарат и революционно изменить фундаментальные принципы его формирования. Чиновники должны будут получать сносно, но при этом они и их домочадцы должны будут систематически отчитываться за каждую лишнюю копеечку, причем наказания за взятки и коррупционную связь с западным капиталом должно быть суровыми – вплоть до расстрела. Домочадцы, на которых записывается криминальное имущество, и, тем более, которые вывозят его на какие-нибудь Виргинские острова, - должны получать длительные тюремные сроки, причем в их отношении должна действовать презумпция виновности: не отчитался – сел.

Такая политика бодра и весела лишь на уровне слоганов. На деле же она неизбежно оборачивается сталинизмом, потому что коррупция (как органически либеральное проявление) лечится только и исключительно посредством сталинизма. Наше же общество по своей социально-экономической сущности в настоящее время либерально, а значит – борьба с коррупцией будет для него в буквальном смысле слова резьбой по живому. Когда-то резать действительно придется. Желательно – чтобы это произошло в скорейшем времени, потому что экономически страна со скоростью света приближается к точке невозврата. Но борьба с коррупцией – это не дебильные выходки какого-то проамериканского одноглазого персонажа, облитого зеленкой. Это не попсовая клоунада. Это жестокая, но необходимая костоломная машина, которая должна перемолоть, в первую очередь, одноглазо-зеленочного персонажа, но, разумеется, далеко не только его.

Людей нужно правильно воспитывать, готовить информационно, объяснять, что либералы – это и есть именно те, кто жаждет коррупции. Санация необходима и неизбежна. По крайней мере, если речь идет о выживании страны и народа.

Новости
21.06.2017

Путь продолжается

21 июня исполнилось 60 лет писателю Сергею Кредову
19.06.2017

Первый Фестиваль Турции в Москве

15.06.2017

Ушел артист-романтик

15 июня скончался Народный артист СССР Алексей Баталов

12.06.2017

Россия – Родина моя

Эмин Бабаев – вместе со своими слушателями в День России

Все новости

Книга недели
Знакомый незнакомец

Знакомый незнакомец

Алексей Баталов. Сундук артиста М. Кучково поле 2016 256 с. 2000 экз.
В следующих номерах

Ты один поддержка и опора

Открываем в редакции «ЛГ», как и обещали («Иностранный как русский», «ЛГ», № 39), Опорный пункт охра­ны русского языка (ОПОРЯ).
Колумнисты ЛГ
Данилин Юрий

Мержанов: возвращение

Музыкантам не изменяет память

Воеводина Татьяна

К станку, ребята!

Образование стало бизнесом. Частные институты – чуть ли не в любой подворотне.