24 апреля Понедельник

335 лет назад в Пустозерске был сожжен протопоп Аввакум, глава старообрядчества

25 апреля Вторник

110 лет назад родился Василий Соловьев-Седой, советский композитор-песенник, Народный артист СССР

26 апреля Среда

75 лет назад родился Святослав Бэлза (ум. 2014), российский музыковед и литературовед, публицист, телеведущий, народный артист России, многолетний сотрудник "ЛГ"

27 апреля Четверг

День российского парламентаризма

28 апреля Пятница

85 лет назад родился Юрий Волынцев (ум. 1999), советский актер театра и кино, Народный артист РСФСР

29 апреля Суббота

Международный (Всемирный) день танца

30 апреля Воскресенье

70-летие отмечает Юрий Кублановский, поэт и критик, искусствовед. Поздравляем!

Сегодня 27 апреля 2017 года: День российского парламентаризма

Сатира и юмор...

Список Пересыпкина

Олег Пересыпкин спокойно лежал на диване и под бурчание телевизора читал Достоевского, когда тот – телевизор, а не Достоевский - сказал ему страшную вещь. «Двадцать первого декабря 2012 года, согласно календарю майя, наступит Конец Света. Человечество должно быть готово к этому…» - так сказал телевизор. Пересыпкин отложил книгу и сел. Потом снова лёг и позвал любимую жену Иру. Любимая жена на зов откликнулась и повернулась к Пересыпкину. Оказывается, она лежала рядом и тоже всё слышала.
- Сегодня какой день? – спросил Пересыпкин.
- Четверг, ты же Достоевского по четвергам читаешь. А год 2011. Интересно, квартплата из-за этих май не увеличится?
- Какая квартплата?! Жить год остался! – вскипел Пересыпкин: - Число какое сегодня?
Он всегда вскипал, когда разговаривал с любимой женой, так как считал её женщиной недалёкой. Можно сказать, даже близкой.
- Пятнадцатое декабря. Больше года ещё жить, за электричество только заплатить надо до четырнадцатого, а то придут эти ацтеки с майями из «Мосэнерго», конец света и наступит. Будешь телевизор в темноте смотреть… - и жена снова отвернулась.
Пересыпкин встал и заходил по квартире. Год плюс несколько дней! Всего год и несколько дней до Апокалипсиса, до крушения всего, до мировой катастрофы, до гибели всех живущих на планете Земля существ, включая и его, Пересыпкина, существо вместе с женой. Тут Пересыпкин остановился и взглянул на безмятежную Иру. Был бы он индейцем майя, конечно, он бы тоже устроил Конец Света, но выборочно. Зачем же всех уничтожать, есть же милые люди, а есть отвратительные. Пересыпкин снова посмотрел на жену и вдруг понял, как он должен прожить этот год, завершающий великую историю человечества. Во-первых, он его должен прожить отдельно от любимой жены Иры, а во-вторых… Что во-вторых, Олег Пересыпкин ещё не знал, но смутные и, несмотря на смутность, очень смелые мысли уже заползали в его мозг, где превращались в откровенные картинки. На первой из них обнажённая юная дева наливала Пересыпкину холодную водку, а на второй – подавала малосольный огурчик. Остальные мысли в картинки ещё не оформились, но Пересыпкину хватило и двух первых. Загвоздка была только в одном – в отсутствии этих дурацких бумажек, на которых помешены все люди и которые двадцать первого декабря 2012 года вместе со всеми белковыми телами превратятся в космическую труху…
Гениальный план созрел у Пересыпкина через полчаса и на его претворение в жизнь оставалась ещё целая неделя. Составив небольшой список, Пересыпкин отправил жену в магазин и взялся за телефон. Под первым номером в списке значился бывший однокурсник по институту Боря Куперман, ныне преуспевающий бизнесмен и владелец заводов-пароходов.
- Здравствуй, Боря! – издалека начал разговор Пересыпкин: - Как здоровье, как дети? Налоговая не беспокоит? А печень?
Убедившись, что Купермана ничего, кроме его звонка, не беспокоит, Пересыпкин перешёл к делу.
- Я, Боря, бизнес начинаю. У меня есть земля, буду на ней строить гусиную ферму. Производство безотходное, помёт – удобрение, пух – пуховики, печень – деликатес, мясо – еда. Перья пойдут на сувенирные ручки и вееры, клювы на эксклюзивные бельевые прищепки, зубы на ожерелья, гусиные лапки на конфеты, а больше с гусей и взять нечего. – Пересыпкин говорил деловито и с внутренней верой в успех: - Контракты я уже подписал – с помётной фабрикой, с деликатесной, с ожерельевой… Очень прошу у тебя ссуду. Деньги нужны двадцать второго декабря и на год под любые проценты. Двадцать второго декабря 2012 года ты озолотишься…
То ли Куперман был благодушно настроен, то ли сыграло свою роль студенческое братство, но, не обратив внимания на гусиные зубы и конфеты из лапок, он согласился ссудить Пересыпкину денег и велел подъехать за ними двадцать второго декабря с утра. Куперманы тоже не ангелы и иногда ошибаются, что бы там про них не болтали злые языки, а окрылённый удачей Пересыпкин сразу набрал телефон второго номера из своего списка, тоже однокурсника Димы Лубчева. С ним разговор пошёл как по маслу. Пересыпкин рассказал про гусиную ферму, которую они открывают вместе с Куперманом, рассказал про гусиные лапки, про контракт с ожерельевой фабрикой и спросил, не хочет ли Лубчев поучаствовать деньгами. Лубчев, услышав фамилию Куперман, согласился и двадцать второго декабря тоже обещал выделить необходимую сумму, на год и под сто процентов годовых. Дальше в списке Пересыпкина был банк БТВ, который под залог Пересыпинской квартиры был готов дать денег даже на ферму по выращиванию ослов из индюков, ещё несколько однокурсников, одноклассников и просто знакомых. Всё прошло гладко, осечка случилась лишь со старой подругой по фамилии Бунеева, которая сказала, что с удовольствием даст Пересыпкину сто тысяч евро взаймы, если он вернёт триста рублей, взятые на один день в 1998 году.
Двадцать второго декабря, объехав всех своих кредиторов, Олег Пересыпкин вернулся домой и заперся в ванной комнате. Он долго сидел, глядя на вываленные прямо в ванну деньги, потом три раза пересчитал их, потом ещё три раза и ещё. Сумма не уменьшалась, евротуман перед глазами Пересыпкина не рассеивался, а в его душе… Что происходило в его душе знает, наверное, только простой сомалийский пират Абдурахман, как-то притащивший к своей хижине танкер с нефтью. Он тоже долго сидел на пеньке перед танкером, а потом зашёл в хижину и повесился. Пересыпкин судьбу пирата повторять не стал. Он поднялся, взял несколько купюр и вышел из ванной. Отдав деньги жене, он попросил её пойти заплатить за свет и навестить какую-нибудь подругу. Как только дверь за женой захлопнулась, Пересыпкин стал вести образ жизни, подобающий его новому статусу. Миллионер не может себе позволить грызть сухарики и запивать их дешёвым пивом, поэтому он заказал по телефону суши и водки, по интернету швейцарские часы за тысячу рублей и сел в кресло перед телевизором.
А потом была встреча Нового года. Были юные сорокалетние девы, наливающие холодную водку и засовывающие в рот Пересыпкину малосольные огурцы. Была драка между девами и женой Ирой, в которой победили девы. Была полиция, вызванная соседями. Была попытка улететь вместе с девами и полицией в Париж, закончившаяся в ресторане Ярославского вокзала. И, конечно, были караоке, танцы на столах, чаевые официантам, стрельба из шампанского и поездки куда-то на такси. А второго января деньги у Олега Пересыпкина кончились. Совсем. До Конца Света оставалось триста пятьдесят три дня…
И он наступил утром двадцать второго декабря 2012 года вместе со звонком в дверь. Индейцы майя ошиблись всего на несколько часов. Когда Олег Пересыпкин, всю ночь сидевший на кухне в ожидании Армагеддона, посмотрел в глазок, ему стало понятно, что Конец Света, как он и хотел, будет выборочным. Он наступит не для всех, а только для него, для Олега Пересыпкина и прямо сейчас. За дверью стоял мрачный Боря Куперман, за ним Дима Лубчев, по лестнице поднимались ребята из банка БТВ, а из лифта выходили остальные, упомянутые в списке Пересыпкина.
На вентиляторном заводе, принадлежащем Борису Куперману, работает странный человек по прозвищу «индеец майя». Должность его называется «круглосуточный дворник-посыльный-вахтёр-мойщик машин», он ни с кем не общается, никогда не улыбается и очень не любит, когда подвыпивший Боря ловит его и кормит паштетом из гусиной печени. Вырвавшись от Купермана, он убегает в свою каморку, запирается там, вытирает слёзы и вынимает исчёрканную карандашом книгу предсказаний Нострадамуса. «В августе 2013 года с неба упадёт Звезда и всё исчезнет. Потом всё появится и новым правителем Мира станет мужчина из северной страны, и звать его будут Олег Пересыпающий» - читает он вслух один из катренов Нострадамуса в своём переводе и подходит к настенному календарю.
Никто из живущих на планете людей не ждёт так наступления августа, как он, странный человек с вентиляторного завода по прозвищу «индеец майя». И никто из живущих на планете людей не будет так разочарован этим августом, как он, несчастный «индеец майя»… А Нострадамусу-то что, Нострадамус и предположить не мог, что его похмельные сны, которые он записывал по просьбе своего лечащего нарколога, будут через века переводить на русский язык, продавать отдельными книгами, чего-то там расшифровывать и на что-то надеяться, надеяться, надеяться…


Илья Криштул


Валерины думы

В десять часов утра, как обычно по будням, Валера начинал думать мысль. В этот раз она, эта мысль, была о травинке. «Вот травинка» - думал Валера: «Она ведь на вид такая тонкая, беззащитная, даже милая… Но асфальт пробивает! А я могу пробить асфальт? Нет. Но я могу сорвать травинку! Значит ли это, что я, Валера, сильней асфальта? Или я всего лишь сильней травинки? Или я просто человек, который может сорвать травинку, растущую сквозь асфальт? А если я не буду её рвать, значит ли это…» Мысль попалась сложная, постоянно растекалась во все стороны и Валера не успел додумать её до обеда, а после обеда забыл. Вернее, не забыл, а его сбили с этой мысли какие-то люди, обсуждавшие будущий полёт человека на Марс.
Отобедав, Валера удобно устроился в своём кресле и начал новые размышления. «На Марс лететь несколько лет, а обратно дольше, потому что против солнечного ветра. По-моему, есть такой. Еда, вода, нет, воду они там как-то из мочи добывают, несколько людей плюс доктор…» Тут Валера остановился и прямо в середине мысли, как умел только он, задумался о другом. Решив через несколько минут, что доктора можно причислить к людям, Валера продолжил мысль о полёте. «Оборудование, топливо туда-обратно и ещё год надо там, на Марсе, провести, разведать всё, застолбить, флажков навтыкать, нефть и газ обнаружить, образцы погрузить… Денег огромное количество нужно, одна Россия такое не потянет, если только «Газпром» поможет… А надо, чтоб потянула, чтоб мы первые там оказались… А, может, для экономии, только туда?..» Мысль была хорошая и особенно Валере нравилось, что она государственная. Но и её до конца додумать Валере не дали. Наступило шесть часов вечера, рабочий день Валеры закончился и его отпустили домой.
А работает Валера депутатом в Государственной Думе. Он хороший депутат и большого вреда Родине, в отличии от других депутатов, не наносит – взяток и откатов не берёт (ему, правда, никто и не предлагает), своего бизнеса не имеет и, соответственно, ничего никуда не проталкивает, по регионам и заграницам за государственный счёт не летает, ему интересней на даче покопаться, а голосует он так, как старший товарищ по партии скажет. Его даже обещали и на следующий срок в депутаты взять, если он опаздывать на работу не будет. Иногда он, правда, кого-то с кем-то знакомит, просят же люди, и Валеру за это в ресторан или в сауну ведут. И конверт хороший суют, толстый. Жена, конечно, ругается, когда мужа пьяного домой приносят, но, увидев конверт, быстро оттаивает.
А обходится Валера народу России примерно в триста тысяч рублей в месяц плюс бесплатные мобильник, машина, лечение, отдых, да и пенсия хорошая будет. И по мелочи там ещё набегает, и конверты опять же… Жена Валеры очень всему этому радуется. Народ России, наверное, тоже. А остальные народы про российского Валеру, к счастью, не знают, у них свои валеры есть. Но они, остальные, с этими своими валерами потихоньку разбираться начинают. Может, и нам начать?..


Илья Криштул

Если хочешь быть счастливым...

Как известно, женщины и только женщины могут сделать мужчин счастливыми. И они же могут так разукрасить мужскую жизнь, что главным жизненным достижением мужчины станет падение на рельсы перед скорым поездом «Москва-Воронеж». Следовательно, что бы прожить долгую и счастливую жизнь, нужно одно – умение вести себя с женщинами. Если точнее – надо уметь их к себе расположить. Ещё точнее - надо каждый день заставлять себя их любить. Даже жену свою попробуйте полюбить, если она, конечно, женщина. Даже если вы живёте с ней как кошка с собакой. И даже если в вашей жизни время от времени другие кошки появляются, помоложе и посимпатичнее. И, наконец, даже если вы знаете, о чём жена думает, глядя на вас. Она задумалась, а вы ей так мягко: «Нет, Ирочка, нет. Только лет через пятьдесят и только после тебя, любимая». Она сразу об этом думать перестанет и уйдёт в другую комнату жаловаться кому-нибудь по телефону. Не на вас, она про вас уже забыла. На какую-то Лильку, стерву такую.
Аккуратнее надо с ними. При обучении главное – не обидеть. Теорию относительности вообще объяснять не надо, даже если они попросят. Тем более не надо объяснять своими словами. И уж совсем не следует словами из их лексикона. Фраза «…что бы типа связать не модное всё, всё кривое вообще такое, не гламурное, короче, некрасивое, как твоя Лилька, пространство-время с материей, которая там как бы тоже есть, но это не парео, поняла, дорогая?» может вызвать совершенно неадекватную реакцию. От слёз «ты что, думаешь, я дура, да?» до гневного «ты что, думаешь, я дура, да?!!». А до гнева их доводить нельзя, в гневе женщины страшны. Многие, кстати, страшны и без гнева, но это так, к слову. Просто запомните - их лучше не обучать. Если очень хочется кого-то учить, заведите себе черепаху. Или хомячка. Детей, в конце концов.
Сопереживать женщинам надо. Показывать, что вы понимаете, как сложна их жизнь. Что вы вникаете во все их проблемы и готовы вместе их решать. Например, вечером, когда жена смотрит священный и непереключаемый сериал, зайдите в комнату и тоже посмотрите. Недолго, секунды три. Потом скажите: «Вот сволочь. Она же знала, что эта беременна от Бориса и рассказала этому. А тот теперь её выгонит, а куда ей идти? Обратно, к этому?» Вас мягко поправят, что Настя беременна не от Бориса, а от Леонида и после сериала накормят вкусным, по её мнению, ужином.
Терпимее надо с ними. Знайте одно – ваша жена всегда права. Не прав гаишник, потому что «никакого знака вообще здесь никогда не висело». Не правы продавец, официант, Лилька, ваша мама, сериальный Леонид, Путин и «этот Обама Барак-Марак или как его там и, кстати, где он снимался, а то про него все говорят даже в парикмахерской, а я как идиотка». И не вздумайте даже улыбнуться, если она перепутает «Восемь с половиной» Феллини и «ноль семь» мартини. Просто купите ей пива и фильм «Любовь-морковь-2». Она не почувствует подвоха.
Ласковее надо с ними. Ну не читала ваша жена «Фауста». Можно подумать, вы его наизусть знаете. Не надо этим её попрекать постоянно. Почитайте вместе после обеда её любимых Донцову и Маринину, можно вслух и вперемешку. Ласково объясните смысл слова «писатель» и сразу, пока она не обиделась, восхититесь её плоским животом. После комплимента можно переходить на более серьёзное чтиво – на глянцевый журнал, например. От которого останется один шаг до «Незнайки на Луне», а это уже почти победа. И – театры, театры, театры… Театр зверей имени Дурова, Театр кукол имени Образцова, Театр кошек имени Куклачёва - выбор богатейший. Главное - дома, перед сном, обсуждайте увиденное, интересуйтесь мнением жены о пьесе, о режиссёрском решении, об игре актёров. Не надо говорить, что это были кошечки, собачки и куколки. Пусть она думает, что видела живого Хабенского.
И подарки. Если с деньгами не очень, дарите цветы. Если с деньгами всё хорошо, дарите деньги. Это каждый день, а изредка – машины, шубы и туры за границу. И ещё - доверие. Если у жены после отдыха в Турции появился телефонный брат с турецким акцентом, это действительно брат. А двоюродный брат вообще из Египта, это их семейная тайна. Жизнь и не такое выкидывает, посмотрите ещё раз её сериал. А одноклассницы… Ну, может, она в мужской школе училась.
И последнее – самопожертвование. Это смысл любви, основа вашего спокойствия и долголетия. «Милый, у тебя нет ни одного костюма, давай купим тебе вот этот? Всего 150 рублей, почти неношеный…». «Не надо, дорогая. На работу я всё равно хожу в своей армейской форме. Ей уже двадцать лет, а она как новая. И давай уйдём из этого «сэконд-хэнда». Пойдём по бутикам, может, найдём тебе сапоги к оранжевой сумочке». После благодарного взгляда, которым вас обязательно одарят, прибавьте к своей жизни ещё год. Ну или полгода. Женатые мужчины, кстати, вообще живут дольше, чем холостые. И хуже…
Видите, как мало требуется, что бы вам не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Хотя больно-то, конечно, будет всё равно, но не так мучительно. А когда станет мучительно, будет уже не больно. А если вы боитесь боли и хотите гарантированно прожить лёгкую и немучительную жизнь, то… Но это идёт вразрез с курсом правительства на улучшение демографической ситуации в стране. Так что жениться придётся. Причём официально – государство должно знать, что вы спите вместе. Главное – несите свой крест достойно. Это нам за грехи наши. Зато потом, в аду, вас уже ничего не удивит, если, конечно, там не появится ваша жена и не придумает что-нибудь новенькое. А пока просто будьте смиренны и терпеливы. Вы обязательно станете счастливым! Может, уже завтра удача улыбнётся вам и ваша жена уйдёт к другому! Такое редко, но случается. Правда, только в их дурацких сериалах…


Илья Криштул

Сила чтения

Сергей упустил момент, когда всё это началось. Он жил, работал, отдавал заработанное жене Лене и не обращал внимания на мелкие изменения в квартире. А они были, эти изменения. Сначала в семейной фильмотеке вместо милых его сердцу боевиков стали попадаться «Основные инстинкты» и «Дикие орхидеи», затем там появились «Три весёлых вдовы» и «Путешествие в страну удовольствий», а потом и вовсе фильмы тайваньского производства без названий и перевода, с первых кадров которых Сергей краснел, отворачивался или просто выходил из комнаты, укоризненно поглядывая на свою раньше такую милую Леночку. Фильмы со временем становились всё откровеннее, сюжеты постоянно усложнялись и в конце концов Сергей стал ночевать на кухне, где стоял диванчик, и в наушниках, лишь бы только не слышать страшные звуки, несущиеся из телевизора в комнате.
Конечно, ему приходилось иногда заходить к Лене, но то, что он видел на голубом экране, заставляло Сергея в ужасе прикрывать глаза и выбегать вон, забыв, зачем он зашёл. Там, в телевизоре, обнажённые люди стегали друг друга плётками и ремнями, привязывали кого-то к кровати, таскали за волосы и капали на тела горячим воском, причём народу в кадре становилось всё больше, а отличить мужчину от женщины всё сложнее. Однажды Сергей всё-таки не выдержал и накричал на Лену, обвинив её в различных отклонениях. «Что ты?» - искренне удивилась Лена: «Какие отклонения? Это философское кино, притча о неотвратимости наказания за любое, даже мелкое, прегрешение…» «И кто же наказывает?» - спросил Сергей. «В этой серии сантехник, но чаще всего мойщик бассейна с женой…» Сергей плюнул и решил не вмешиваться, решив, что время лечит и такое.
Но время не лечило. Сергей стал находить в квартире предметы, предназначение которых ему было непонятно. Они чем-то напоминали, конечно, некоторые фрагменты его тела, но намного превосходили их размерами. Эти таинственные штуки попадались Сергею всюду – на кухонном столе и в прихожей, в туалете и в холодильнике, в ванной и на кровати… Кровать, кстати, была уже новая, металлическая, с какими-то приспособлениями в виде наручников и больше напоминала стол для средневековых пыток, а не ложе для супружеских утех. Изменилась и сама Лена – она ходила по квартире в кожаном костюме с заклёпками, в высоких чёрных сапогах и с кнутом, которым постоянно постёгивала себя по голенищам, строго посматривая на мужа. Сергей стал пугаться её взглядов, врезал – так, на всякий случай – в кухонную дверь замок, запирался на ночь и выходил из своего убежища только по острой нужде. С работы он старался возвращаться попозже или, если была возможность, оставался ночевать прямо на рабочем месте.
А однажды получилось так, что Сергей освободился очень рано и деваться ему было некуда. Зайдя в квартиру, он хотел незаметно, как всегда в последнее время, прошмыгнуть на кухню и затаиться там, но, услышав доносящийся из комнаты голос, замер в изумлении. Лена, его Лена, которая владела, и то не в совершенстве, только русским языком, мило щебетала с кем-то по-французски! Любопытство пересилило страх и Сергей заглянул в комнату. Телевизор, к счастью, не работал, но в невесть откуда появившемся кресле, больше похожим на трон, вальяжно закинув ноги на подлокотники, развалился какой-то пожилой господин не очень русской наружности. «О, Сергей, познакомься, это маркиз де Сад.» - пропела Лена, и глаза её горели.
Пожилой нерусский господин резко встал и подошёл к Сергею, цепко его осматривая. Сергей даже почувствовал, как этот взгляд проник вглубь его тела и заскользил по кишечнику, задевая какие-то неведомые струны. Неожиданно глаза господина налились кровью, в его руках появился хлыст и он стал исступлённо стегать Сергея, что-то бормоча, совершая непонятные телодвижения и брызгая слюной. Последнее, что запомнил Сергей, был радостный визг Лены…
Очнулся Сергей утром, в комнате, в новой металлической кровати. Лена сладко спала рядом, приоткрыв рот и улыбаясь. Тело не болело, синяков, ссадин и других признаков появления в квартире легендарного маркиза не было. «Заработался,» - облегчённо подумал Сергей: «Вот и снятся кошмары…» Он повернулся на бок и вдруг заметил лежащую на полу книгу. Его жена читать не любила, да и не очень умела, поэтому Сергей заинтересовано поднял книгу с пола, прочитал название и побледнел. «Сочинения маркиза де Сада» - так называлась книга. «Ну и что?» - начал он успокаивать сам себя: «Мы близкие, любящие друг друга люди, она читает, мне передаются её потаённые мысли…». Сергей открыл книгу и побледнел ещё больше, а на лбу его выступил холодный пот. На первой странице, под названием, аккуратным почерком было выведено: «Милой Елене с любовью ко всем её желаниям. Маркиз де Сад.» «Сочинения» выпали из рук Сергея, но он уже знал, что нужно делать. Быстро одевшись, он схватил книгу и уже через минуту выбежал из квартиры. Путь его лежал в ближайший книжный магазин, а затем в переплётную мастерскую. В магазине Сергей купил первую попавшуюся книгу, размерами похожую на «Сочинения» маркиза – это оказался «Робинзон Крузо», а в мастерской попросил срочно вплести «Робинзона» в маркизовскую обложку. Примчавшись домой - Лена ещё спала – он положил подменённого маркиза на место, выпил кофе и с лёгким сердцем ушёл на работу.
За день Сергей несколько раз звонил Лене – она отвечала, что читает и он удовлетворённо улыбался. Вечером, купив цветы и шампанское, Сергей впервые за много дней летел домой на крыльях любви, но, открыв дверь, сначала подумал, что ошибся адресом. Квартира была пуста. Пуста от всего – от мебели и вещей, от холодильника и телевизора, от люстр и даже от кухонной раковины. И посередине этой пустоты сидела обнажённая Лена, учившая какого-то негра преклонных годов доить козу. Негр, которого Лена, видимо, что-то перепутав, называла «Четвергом», улыбался беззубым ртом, Сергей сбросил крылья любви на пол, положил рядом с ними цветы, поставил шампанское и вышел незамеченным.
Они давно уже не живут вместе. От общих знакомых Сергей узнаёт иногда новости о Лене. Говорят, что она раз в полгода заходит в книжный магазин и покупает какую-нибудь книгу. Негра она давно выгнала, а козу подарила соседям. Кто-то видел её на бульваре в платье старинного покроя, сидящую на лавочке и читающую «Мери Поппинс». Возле неё играли двое очаровательных детишек, к которым она обращалась исключительно на английском языке. Потом её видели в парке, и Лена была не одна – с ней рядом шли поросёнок и маленький смешной медведь. На вопрос о жизни она не ответила, только засмеялась, сказав, что приглашена на день рождения к ослику Иа-Иа и несёт ему в подарок пустой глиняный горшок и лопнувший воздушный шарик. А последняя книга, которую Лена купила в книжном, называлась «Незнайка на Луне» и больше её уже никто не видел…


Илья Криштул


Завоевание Елены

Впервые я увидел её на даче у своих друзей. Первое впечатление, как известно, самое верное, так вот – она была хороша. Потом я выпил ещё и она стала обворожительной, а после третьего коньяка - грациозной. Как я блистал для неё в тот вечер! Жениться я, конечно, не обещал, но намерения у меня были самые серьёзные. Я читал ей стихи позднего Танича и раннего Розенбаума, пел что-то из Лепса, сыпал цитатами из Донцовой и даже сыграл в лицах весь последний выпуск КВН, который она пропустила. Когда гостеприимные хозяева, устав от нас, ушли, наконец, спать, я предложил ей прогуляться к озеру. Ночь, звёзды, дорога петляла меж полей, вдалеке чернела загадочная гладь воды… Какая звенящая тишина стояла в ту ночь! Слышен был только её раскатистый голосок, когда она пела свою любимую «Таганку», да где-то в ближайшей деревне орали матерные частушки, казавшиеся нам осанной, которую для нас восклицает само небо… Потом мы плавали в тёплой чёрной воде и нам чудилось, будто мы купаемся в бесконечной ночи… А на берегу… Нет, на берегу нас грела не любовь. Любовь только зарождалась в наших сердцах, её серебряные нити только начали опутывать наши души… Нас грела бутылка виски, которую она спёрла у хозяев, и сосиски, которые взял я на закуску. И мы шли уже назад, отчего-то спотыкаясь и падая, и мелкие камушки больно впивались в босые ноги… Жаль, жаль было кроссовки за сто евро, утопленные по пьяни в озере, но ещё оставался вискарь, мы по очереди прикладывались к нему и печаль уходила. Да и кроссовки стоили не сто евро, как я сказал ей, а сто рублей. И мы уже не пели, мы боялись, что песня спугнёт что-то неуловимое, витающее в предрассветном воздухе. Только на следующий день, когда зачесались укусы, я понял, что неуловимое там витало с таким противным писком. Но пока мы шли, обнявшись, и я обещал бросить к её ногам весь мир, все звёзды и всю Вселенную… Я никогда не экономлю на обещаниях, так воспитан.
Вскоре мы дошли до дачи. Мы даже выпили по бокалу шампанского… Мы смотрели сквозь хрусталь на ещё робкое и нежаркое солнце… Она не знала, что шампанское на виски нельзя, это понижение градуса, это тазик с утра, это головная боль и невозможность подняться. А я знал, но почему-то промолчал… Она пошла спать на второй этаж, а я… Но пусть это останется между нами.
Я проснулся раньше её. Где-то совсем рядом пел свою любовную песню соловей, вызывая рвотный рефлекс. Хозяева уже встали и я пошёл к ним с надеждой, которая оправдалась - мне молча протянули бутылку холодного пива. Как по-другому зазвучала песня соловья! Как по-другому засветило солнце!
А часов через семь к нам вышла она. В её ресницах заблудились солнечные зайчики, в её глазах расцветали васильки, хотя вся в целом она выглядела помятой. Умывшись, она подошла ко мне и улыбнулась. Мой перегар был уже приятен, сам я был уже элегантен и с удовольствием расцеловал её свекольные щеки. Затем я обтёр губы и мы наконец познакомились. Её звали Еленой.
Вскоре она засобиралась домой. На станцию её повезла Света, жена моего друга, и я, разумеется, напросился с ними. На платформе, когда Света ушла смотреть расписание, я обнял её. А ты помнишь, вдруг спросила она, что ты обещал вчера? Конечно, помню, ответил я, ведь я обещал подарить тебе весь мир. И я подарил ей билет на электричку.
Потом у нас были ещё два свидания, на которых я бросал к её ногам все свои деньги. Триста рублей это тоже деньги, что бы там не говорили её подруги.
Уже три года мы живём вместе. Оказывается, она не знает, кто такой ранний Розенбаум, не любит Лепса, не читает Донцову, ни разу не слышала песню про Таганку и вообще не смотрит КВН. Плюс ко всему она ненавидит виски с шампанским и не любит купаться по ночам в озёрах. Чем же я завоевал её? Почему именно мне достался этот голубоглазый и сорокалетний кусок счастья?
Я часто думаю над этим, когда мою посуду или стираю, глажу бельё или бреду с сумками из магазина. Я думаю над этим, когда готовлю обед и мою полы, чищу её обувь и варю для неё утренний кофе, драю туалет и поливаю цветы. И иногда мне кажется, что это не я завоевал её, а немного наоборот. Чуть-чуть, но наоборот. Ведь недаром тётка в ЗАГСе, оглашавшая приговор, так мило улыбалась, показывая свой звериный оскал…


Илья Криштул


Вчера

Вечером пришлось спуститься в метро, так как машина в ремонте, а ехать надо было на «Тульскую», на клавесинный концерт знаменитого Гельдмана. Я хоть метро и не люблю, но «Яндекс» сказал, что так быстрее будет, чем в такси по пробкам. И дешевле, у меня ж удостоверение специальное. Зашёл в вагон, встал позади стайки гимназисток в белых полушубках и читать начал. «История керамики Древнего Рима», составитель Татаринов А. В., чтиво увлекательнейшее, от «Пушкинской» до «Серпуховской» за минуту доехал, так показалось. И уже мне выходить скоро, я книгу уже убираю, вдруг поезд замедлился, замедлился, прокатился по инерции и замер. И свет исчез, но не весь, дежурные лампочки остались, и тишина такая наступила – не звенящая, но тревожная. Гимназистки шушукаются между собой тихо, а женский голос в другом конце вагона громко-громко так: «Ну всё, Анзорик, мы в туннеле встали, не знаю, надолго, нет, без меня начинай или Виолетте позвони, она на машине, быстро приедет». И стоим в тишине, три минуты, пять… И никакого объявления по громкой связи, и я хотел уже кнопку «Вызов машиниста» нажимать, но вспомнил, что в первом вагоне еду. Обогнул гимназисток, к двери кабины подошёл, постучал… «Благородный мужчина!» - говорю: «Объясните нам произошедшее!» Дверь открылась, благородный мужчина вышел, весь в форме и с надкусанным яблоком. С настоящим, не от Стива Джобса. «Извините» - говорит: «Забыл совсем. Авария на подстанции, сейчас контактный рельс отключат и по шпалам на «Тульскую» пойдём. Ещё раз извините». И как-то спокойно стало, потому что машинист не будет яблоко есть, если что-то страшное случилось. Только мужик какой-то из сидячих возмущаться стал. Почему, говорит, я должен пешком до «Тульской» идти, если я тридцать два рубля заплатил, что б до «Нагатинской» срочно доехать? И что мне делать, спрашивает, если я опоздаю, а у меня бизнес и я деньги потеряю. Мы всем вагоном решили, что это курьер срочной доставки, а потом оказалось, что ничего срочного у него на «Нагатинской» нет, дом только с диваном и телевизором. А вскоре какие-то люди тоже в форме появились, в полумраке плохо видно, мужчины или женщины, и стали двери между вагонов открывать, не паниковать просили, и рация у кого-то из них верещала, что, мол, контактный рельс отключен, выводите пассажиров.
Через кабину спустились на рельсы, я первый оказался, за мной гимназистки, мужик этот с «Нагатинской»… Пошли потихоньку, впереди, как фея, или как Данко, или как светлячок, не знаю даже, девушка с фонариком, из метрополитеновских, потом мы, и тишина, только шагов шуршание и вздохи от стен. Даже ребятёнок какой-то, он с мамой был, не капризничал, не пищал, а серьёзно шёл, как взрослый и не моргал совсем. Гимназистки всё по сторонам смотрели, крыс, наверное, легендарных высматривали, а я в рельсы вглядывался. Интересно, думал, какой из них контактный, а какой простой, что б контактный не задеть ненароком. Отключить-то его отключили, но всё может быть, сейчас начальник метрополитена в рубильную ворвётся, заорёт на дежурного, что, мол, час пик, а вы электричество отключили, уволю всех, включить немедленно, и включат же от страха и только потом про нас расскажут. Знаю я, как это бывает. И аварию уже устранили, и побежит ток по проводам, и мало нам здесь не покажется. Хотя аварию только к утру устранят, я-то знаю, часто с этим сталкиваюсь. Но мало ли что, и на ребятёнка я постоянно оглядывался, что б он не трогал ничего. Нас-то шибанёт, не жалко, а ему страной рулить. Гимназистки-то тоже молодые, но дисциплинированные, прямо по моим шагам шли.
И вот мы идём-идём, стены давят, звуки какие-то странные, эхо, никто даже не фотографирует ничего, поникшие все, притихшие, а «Тульской» всё нет и нет, и даже света впереди нет. И сорок метров земли над нами, и кладбище старое, старообрядческое – тоже над нами. Нервирует, конечно, немного. Я гимназисткам историю весёлую про это кладбище рассказал, вычитал где-то. Развеселить хотел. Они, правда, даже не улыбнулись, гнетущее такое настроение, и ребятёночек сзади подвывать начал. И мамаша его шипела, то ли на него, то ли на меня за историю эту. Тут ещё мужик с «Нагатинской» ныть начал, что он домой хочет и пусть ему деньги за проезд вернут, что он не собирается головотяпство метровское оплачивать, что он проездной не для того покупал, что б под землёй да ещё под кладбищем полжизни провести, и даже чай горячий никто не предложит, а тут вдруг раз – «Тульская»! Она ж тоже неосвещена, тоже дежурные лампочки только, поэтому её и не видно было. По лесенке на платформу поднялись, там уже и полицейские, все вежливые, успокаивали нас, хотя никто особо уже не нервничал. Мрачные все были, это да, зря я им про кладбище рассказал, как гробы истлевшие на рельсы падают и покойники на шпалах валяются. Эскалатор не работал, но на «Тульской» он маленький, двадцать ступенек. Я перед ним хотел гимназисток вперёд пропустить, и маму с ребёнком, но полицейский мне сказал, что не надо давку создавать и подвиги имитировать. Наверх, говорит, там уже автобусы бесплатные, и вперёд, по своим делам. Я поднялся, в подземный переход вышел, а там… Свет мелькнул дневной, солнечный, я-то думал, вечер уже. Я к этому свету так рванулся, споткнулся на ступеньках даже, и на небо смотрю, там голуби, и небо голубое, и солнышко, и люди вокруг разговаривают, и воздух свежий-свежий, будто на море. И одна гимназистка меня догнала и обняла, я смотрю, а она плачет. Ты что, говорю, зачем ты это, посмотри вокруг, все весёлые, и воробушки чирикают, и тепло-то как, и ширь какая с далью, и жених у тебя принц будет. Она улыбнулась, меня в щёку чмокнула и они всей своей стайкой упорхнули куда-то, в «Шоколадницу», наверное. А я ещё постоял, подышал и пошёл потихоньку. Живой, здоровый, клавесин в душе играет, да и вообще настроение великолепное. Облегчение какое-то, как будто все грехи отпустили мне в том туннеле. На концерт не пошёл, зачем мне два клавесина, один в душе, а один на сцене. Такси поймал и домой поехал. Даже интервью никому давать не стал, хотя телефон разрывался. Я ж главный энергетик московского метрополитена… Но они моё мнение и так знают, в прошлый раз я им говорил. В подземелье, я считаю, света быть не должно, на то оно и подземелье. Уволюсь, наверное, завтра. Ну его, метро это. Зарплата хорошая, но эти глубины, мрак туннельный… Я б вообще б его засыпал.
Уволюсь и буду клавесины делать. И керамикой для души займусь.
Как-то так вот вечер прошёл. А про гробы я всё-таки зря, наверное…


Илья Криштул

Воронежская область и терроризм

Махмуд, главарь одной из террористических банд Ближнего Востока, тот самый Махмуд аль-Багдади, которого долго и безуспешно разыскивали по всему миру разведки всех стран, страдал от похмелья в коммунальной квартире на Первомайской улице в Москве, где жил последние пять лет. Братья-арабы, спрятавшие его там от ЦРУ и других подобных организаций, и подумать не могли, что интеллигентный учитель Миша, увидев своего нового соседа, уйдёт в тяжёлый и продолжительный запой, захватив с собой их непьющего раньше лидера. Каждое утро в течение этих пяти лет, не совершая даже утреннего омовения, они одевались, шли в местную скупку металлолома и сдавали туда двадцать гранат-лимонок с тремя противопехотными минами. В скупке их отлично знали как постоянных клиентов и давали большие деньги, только постоянно просили продать автомат Калашникова, который Махмуд всегда носил с собой. Махмуд улыбался, кивал, грозил местным бомжам пальцем, когда те пытались дёргать его за бороду, но автомат не продавал. Он делал вид, что не понимает по-русски, брал деньги, они с Мишей уходили и уже через три минуты останавливались перед местным участковым. Пять лет подряд каждое утро этот участковый встречал их на одном и том же месте возле продуктового магазина, где и отдавал молча свою полицейскую честь. Махмуд также молча протягивал российский паспорт, в котором арабской вязью над вклеенной фотографией было написано: «Иван Иванов, погонщик». И ещё там всегда лежала тысяча рублей, что, как объяснили Махмуду знающие люди, в Москве необходимо, если хочешь носить с собой автомат Калашникова. Участковый паспорт брал и почти сразу, не раскрывая, возвращал обратно. Как он при этом вынимал тысячу, Махмуд не понимал и каждый раз удивлялся, восхищённо цокая языком. Затем участковый растворялся в воздухе, Махмуд с Мишей заходили в магазин, покупали четыре бутылки водки с закуской и возвращались домой. Дома Миша начинал суетиться на кухне, Махмуд обновлял на завтра паспортную тысячу, закидывал оставшиеся купюры в ящик стола и шёл к Мише. А на следующее утро, как, например, сегодня, Махмуд страдал от похмелья и ждал спасительного стука в дверь.
Он вскоре и раздался. В дверь просунулась опухшая Мишина физиономия и многозначительно кивнула. Махмуд надел повязку на пустую глазницу – искусственный глаз неделю назад они подарили одной из продавщиц, но забыли, какой именно, - и кивнул в ответ. У него гудела голова, дёргались руки, щемило сердце и шалила печень. Миша, у которого, наоборот, шалила голова, щемили руки, гудело сердце и дёргалась печень, выдохнул перегаром и сказал:
- Пошли. У нас гость.
Махмуд встал, оделся и вышел на кухню. Там уже был накрыт стол, то есть стояла пепельница и возле неё лежали спички. За столом сидел сосед Боря, нежно прижимая к груди большую пластиковую бутыль пива. Миша подал стаканы, Боря налил в них напиток, они чокнулись и выпили.
- А жена чего не идёт? – вдруг спросил Миша и посмотрел на Махмуда.
Махмуд понял, что вопрос относится к нему, но на всякий случай решил уточнить.
- Чья жена?
- Чья… Твоя! Остальные-то здесь холостые – Миша показал свободные от обручальных колец пальцы, а Боря кивнул в знак согласия.
Махмуд сделал большой глоток и посмотрел на руку. На его безымянном пальце красовалось массивное золотое кольцо, которого вчера утром точно не было, а вечером… Вечер, как и все предыдущие вечера в России, был упоителен и стёрт из памяти навсегда. Махмуд задумался. Его жёны были далеко и оказаться вместе с ним в запое никак не могли. На всякий случай он решил сходить в свою комнату – во-первых, шутить такими вещами Миша не мог, во-вторых, Миша вообще шутить не мог, в-третьих – кольцо, а что в-четвёртых, было уже не важно, поскольку, открыв дверь, он увидел, что на его холостяцком ложе, сделанном из ящиков с гранатами и минами, храпит какое-то существо, незамеченное им с утра. Махмуд постоял, половил воспоминания, ничего не поймал и вернулся на кухню.
- Миша, кто это? – тревожно спросил он, наливая.
В его положении женщины были не нужны, это Махмуд знал давно. Под «положением» он имел в виду не своё нахождение в розыске какими-то там разведками, а нахождение в состоянии опохмеления.
- Я же говорю – жена твоя. Зовут Ира, продавщица, приехала из Воронежской области – хохотнул Миша: - Вы сегодня туда уезжаете в свадебное путешествие, с тёщей знакомиться. Ты, кстати, вчера на свадьбе «Калашников» свой подарил невесте, так что поосторожней с семейными разборками. Пристрелит. Она ведь уже не невеста, а жена. Вон по НТВ показывали…
- А БМП? – перебил Мишу Махмуд.
У него была ещё БМП, спрятанная в Измайловском парке, и он испугался остаться совсем одиноким в этой далёкой и непонятной стране.
- БМП у подъезда стоит, мы на ней вчера в ЗАГС ездили – сказал Миша.
Махмуд подбежал к окну. Внизу действительно стояла боевая машина пехоты, украшенная ленточками и шариками. Она была вся облеплена детьми, на стволе висела кукла в беленьком платьице, а рядом стоял участковый и что-то подсчитывал на калькуляторе. Видимо, свою будущую прибыль. Махмуд охнул и сел за стол.
- И что теперь делать? – спросил он.
- Как что? Жить! – Мише становилось всё лучше и лучше: - Ты паспорт свой посмотри, у тебя там и печать стоит. И фамилия у тебя Филоненко, ты вчера фамилию жены взял. Хохол ты, Махмуд. Зато у тебя теперь всегда будут стиранные носки и горячие пельмени, пока смерть не разлучит вас. Так в ЗАГСе сказали. Вас ведь сразу зарегистрировали, как только вы туда с «Калашом» вошли. Она вся в белом, ты весь пьяный… Красивые…
Раздались шаги и на кухне появилось заспанное существо, которое теперь являлось махмудовской женой. Обведя троицу неласковым взглядом, жена спросила:
- Ну?
Миша с Борей хотели было ответить в рифму, но благоразумно промолчали и посмотрели на Махмуда. На него же внимательно посмотрела жена и осталось недовольна.
- Переодевайся, Ваня. Мы кому костюм купили? Омару Хайяму? Вот его одевай, а эту лабуду – молодая жена кивнула на восточное одеяние Махмуда: - Сымай и выбрасывай. Или мне это самой сделать? И что это опять за повязка пиратская?
- Лицензионной не было… – решил пошутить Боря, что б разрядить обстановку, но под взглядом Иры осёкся и замолчал.
- Вчера кому было сказано, что б я этой повязки страшной больше не видела, а, Ваня, скотина? – продолжила Ира.
Миша, заметив, что Махмуд ничего не понял, решил ему помочь.
- Она тебя Ваней зовёт, по паспорту. Скотина это комплимент. Говорит, что бы ты переоделся и повязку переодел. И по случаю свадьбы… - Миша достал из-под стола бутылку водки, а Боря извлёк из холодильника шмат сала.
- Никакой водки. Или убирайте, или вылью. Он теперь женатый человек. И переводить ему ничего не надо, он сам всё понимает.
Сказано это было таким тоном, что опытный Боря сразу исчез вместе с водкой и салом, а Миша остался в одиночестве со своим желанием выпить и остатками пива. Махмуд был уже не в счёт.
- Ира… – ласково заговорил Миша, сразу вспомнив, кому они подарили искусственный глаз: - Помнишь, мы тебе камушек красивый презентовали? Так это его глаз был, поэтому он в повязке…
- Это я уже поняла. Вчерашняя где повязка, красивая? А из глаза я давно брелок сделала, так что ему новый нужен. И обои здесь новые нужны. И ламинат. И люстра. И входная дверь. И очки вместо повязки стильные, нам в деревню ехать. Вот дал Господь мужа одноглазого, как же я вчера внимания не обратила… Расслабилась, видать. А ты, Миша, не забудь, что с завтрашнего дня ты грузчик у меня в магазине. Хватит за его счёт водку жрать. Вернёмся, Ваня к тебе в сменщики пойдёт. Да, Ваня? Мусор вынеси, скотина.
Махмуд-Ваня сидел, обхватив голову руками. Он уже понял, какую ошибку совершил вчера по пьянке. В детстве отец рассказывал ему старинную восточную легенду про мужчину, которого била жена. Что бы скрыть синяки, этот мужчина стал носить паранджу, родственники прокляли его, друзья отвернулись, мальчишки при встрече бросали камни, он стал изгоем и его жена взяла себе сначала второго мужа, а потом третьего, четвёртого и пятого. Легенда гласила - родом жена этого несчастного была из загадочной Воронежской области, а там существует поверье, что один муж в семье вырастает эгоистом. Мужей должно быть много, что б один работал в дневную смену, другой в ночную, третий вообще вахтовым методом… «Мусульманин не должен брать жену из Воронежской области, если он не хочет прогневить Аллаха, делить свою жену с другими мужьями, жить под её пятой и работать, как ишак» - так заканчивалась эта легенда.
Махмуд встал, взял мусорное ведро и вышел из квартиры. Из подъезда он уже выбегал и, добежав до участкового, долго его о чём-то просил. Участковый отказывался. Отказывался до тех пор, пока из окна не раздался Ирин голос:
- Ваня! Домой, скотина!
Махмуд съёжился, участковый вздрогнул, побледнел и шепотом спросил:
- Она что, из Воронежской области?
Махмуд кивнул.
- Землячка моей жены… Поехали.
Через десять минут знаменитый, разыскиваемый всеми разведками мира террорист Махмуд аль-Багдади сдался российской ФСБ.
Премию за поимку особо опасного террориста разделили между собой дежурившие в тот день офицеры ФСБ, участкового повысили в звании и представили к награде, хотя в деньгах он, конечно, потерял в связи с потерей кормильца, а вот про Иру как-то забыли. Она пару раз приезжала к зданию ФСБ, требовала вернуть мужа и обещала разнести это здание по кирпичику, но работающие там офицеры закрывали все двери и тихо сидели в своих кабинетах. А через некоторое время, к их счастью, Ира переключилась на Мишу и про Махмуда на время забыла. Она уже свозила нового избранника к тёще в Воронежскую область, где он и остался. Его друзьям и родственникам Ира сказала, что Миша влюбился в неброскую красоту её родины, одел рубище, сморкается в бороду, поёт воронежские частушки и возвращаться в столицу пока не собирается, поскольку счастлив и помогает тёще. А она будет жить здесь, в его комнате с другим мужем, работать и ждать, когда он там досморкается, допоёт, выкопает картошку, забор сделает и вернётся. А про Махмуда она вспоминала, когда видела запертую дверь его жилплощади. Простаивает жилплощадь, а в неё можно какого-нибудь мужчину хорошего поселить, или за деньги, или… Мужей же должно быть много, иначе они вырастают эгоистами…
Сам Махмуд, кстати, под угрозой того, что его выпустят на свободу и сообщат об этом Ире, охотно давал правдивые показания и просил себе пожизненное заключение в любой самой суровой тюрьме, расположенной вдалеке от Воронежа.
А Воронежская область стала запретной для воинов Аллаха, особенно после того, как там бесследно исчезли двенадцать шахидов-смертников. Нашли их только через год, но это были уже совсем не шахиды и совершенно не смертники. Просто их взяли себе в мужья воронежские девушки и смерть теперь для них – несбыточная мечта…


Илья Криштул



Статья из бульварной прессы

Вчера нашу редакцию посетил Андрей Владимирович Батаринов, тот самый, который три года назад открыл вторую Луну – мы уже писали об этом. Он передал нам, как и обещал, снимки этой Луны, сделанные им самим из окна одного московского ресторанчика. На одном из снимков, кстати, отчётливо виден НЛО, стоящий у входа в продуктовый магазин. «Мы праздновали день рождения моего товарища» - рассказал нам Андрей Владимирович: «Он единственный человек в России, у которого есть хрустальный череп майя, из-за чего он испытывает определённые неудобства. Он вынужден постоянно ходить в мотоциклетном шлеме, ведь любое повреждение черепа чревато непредсказуемыми последствиями, вплоть до принудительного отключения электромагнитного поля Земли. Так вот – именинника поздравлял некто Масюкевич, потомок ольмеков, людей-ягуаров. Ольмеком является, кстати, и Владимир Владимирович Путин. Во время произношения тоста Масюкевич исчез, но голос его продолжал звучать. Этот трюк часто применяет и Владимир Владимирович, особенно когда выступает по радио, обратите на это внимание. Человека не видно, а голос его звучит! Когда Масюкевич исчез, я машинально посмотрел в окно и увидел две Луны, причём одна из них раскачивалась. Пока я выпивал за сказанное, закусывал, искал фотоаппарат, начала раскачиваться и вторая Луна, отчего снимки оказались слегка размыты. А Масюкевич потом нашёлся, он лежал под столом и что-то говорил. Я позднее перевёл его слова – это сенсация! Вот, послушайте» Андрей Владимирович достал диктофон и включил. «Лена, вытащи меня отсюда!» - услышали мы и посмотрели на Андрея Владимировича. «Я поменял в этой фразе буквы и у меня получилось «Они прилетят к нам с Марса!»» - торжествующе сказал он и мы поразились простоте открытия. Оправившись от шока, мы спросили, где пропадал Андрей Владимирович все эти три года, прошедшие после открытия второй Луны. «Томился в застенках по гнусному навету.» - честно ответил он и, судя по его глазам и одежде, это правда. Хотя, с другой стороны, ходить по Москве в двадцатиградусный мороз в больничной пижаме на голое тело может только человек, который обладает удивительным Знанием. Знанием, которое неподвластно нам, простым обитателям планеты Земля…
Но Великий Магистр недр Космоса V степени, профессор космической анатомии Пекинского института им. Ваенги, как указано на его визитке, пришёл к нам в редакцию по другому поводу. Оказывается, и это уже признано некоторыми видными учёными, на станции метро «Сходненская» можно за один день вылечить энурез! Андрей Владимирович уже проводил там сеансы исцеления со многими звёздами отечественного шоу-бизнеса и с именитыми зарубежными гостями. Все фамилии он, разумеется, не назвал, но намекнул, что на этой станции побывали и Фидель Кастро, и Уго Чавес, и Барак Обама, а в доме напротив купил квартиру один известный депутат. Мы немедленно сели в редакционную «Газель» и уже к вечеру были на месте. Спустившись в метро, мы увидели толпы измученных страдальцев, «энурезитян», как метко назвал их Андрей Владимирович. Они выходили из подошедшего поезда, шли, толкаясь, по платформе и исчезали в вестибюле, а следующие поезда привозили всё новых и новых больных. «Заметьте,» - сказал Андрей Владимирович: «Все эти люди сухие, они излечились. А что творится на других станциях! У каждого второго пассажира происходит непроизвольное мочеиспускание! Ну ладно, вернёмся сюда, когда схлынет людское море. А сейчас поехали, я покажу вам кое-что действительно потрясающее!» Сделав на прощание несколько снимков – кстати, позднее, в редакции, на одном из них мы обнаружили небольшой НЛО, зависший под потолком, - мы двинулись к машине. «На Даниловское кладбище!» - скомандовал Андрей Владимирович, и через час наша «Газель» затормозила у кладбищенских ворот. Выйдя из машины, Андрей Владимирович подошёл к какой-то бродячей собаке. «Где Джуга?» - спросил он. «У Меча» - ответила собака, и мы двинулись вглубь территории скорби. Пахло листьями и свежим энурезом. Джугой оказался молодой человек без зубов и с тремя руками. «А где Меч?» - спросил один из нас у него. Джуга махнул всем, чем можно, в сторону чернеющего невдалеке тополя. «Ровно в два часа ночи оттуда, из дупла, высовывается Меч Наказаний.» Мы присели и стали ждать. Неожиданно с резким грохотом в мёртвой, извините за каламбур, тишине, в конце аллеи, на которой мы расположились, показался огонёк. Когда он приблизился к нам, мы с ужасом обнаружили, что это… светящаяся женская нога! Возле неё кружились пять или шесть маленьких НЛО. Нога наступала на землю, отталкивалась, чуть-чуть пролетала по воздуху и вновь касалась земли. «Нога-мутант» - спокойно объяснил Джуга, открывая третью бутылку: « В склепе Шиллера она занимается любовью с вампирами. Сейчас вы увидите её мужа. Его съела девушка-муравей на берегу Десны» И правда, через несколько минут по той же аллее, так же отталкиваясь от земли и зависая в воздухе, пролетела мужская нога. Мы налили и выпили. Потом мы выпили ещё, потому что проснулся Андрей Владимирович и рассказал, как пришельцы однажды украли у него кошелёк с пенсией по инвалидности, а он пожаловался Космическому Разуму и кошелёк ему вернули, но чужой и без пенсии, а он за это перенёс по воздуху одну небольшую белорусскую деревушку в Колумбию, а саму Колумбию давно, ещё до войны, перенёс из Мелитополя в Южную Америку. Мы выпили за это и над нами бесшумно проплыл огромный трёхстворчатый НЛО.
Когда мы проснулись, вовсю светило солнце, играя на сапогах стоящего над нами полицейского. «А был Меч Наказаний?» - спросили мы у него. «Сейчас будет.» - ответил полицейский и посмотрел вдаль, где угадывалось здание больницы имени Кащенко (ныне – им. Алексеева).

Братья Шестипалатовы, отцы трёхголового телёнка.


Илья Криштул

Взбесившийся телефон,сломанная жизнь

(мини-пьеса)

Акт первый

На сцене – два стула, стол, на столе лежит телефон, стоит пиво и бокал. В углу телевизор. За столом сидит мужчина. Мужчина наливает себе бокал пива и включает телевизор, где начинается футбольная трансляция. Как только он подносит бокал ко рту, раздаётся звонок телефона. По ходу пьесы телефон звонит постоянно, мужчина отвечает на звонки, пиво остаётся нетронутым. С каждым звонком мужчина всё больше и больше разъяряется.

- Да, аллё. Нет, это не Оксана. И не Марья Павловна. Нет, никакая Таня не звонила. И не заходила. Я не муж Оксаны, потому что я не женат. Я же сказал, что ни Оксаны, ни Марьи Павловны нет. У меня их нет. И не было никогда. И, надеюсь, не будет. Да, это мой номер. Что странно, что это мой номер? Мне его выдали в офисе продаж, я не виноват. Да, до свидания.
- Да. Чего я утилизирую? Холодильники? Я как-то не думал даже… А зачем вам мой адрес? Холодильники привезёте? Записывайте… Постойте, зачем мне ваши холодильники? Нет, я работаю в совершенно другой области! Я не знаю, кто утилизирует в вашей области! Я даже не знаю, какая у вас область! До свидания!
- Да! Что я смотрю? Какой телевизор? Какой опрос, девушка? Я не смотрю телевизор! У меня нет на это времени! Из-за вас! Я сжёг телевизор! И я занят! Я пообедал и занят! И я не нервничаю!
- Аллё! Что послать? СМС на короткий номер? И что? Выиграю миллион рублей? Я сейчас вас пошлю! На короткое слово! И вы на него пойдёте! И выиграете миллион ушибов и переломов! Забудьте этот телефон!
- Да, аллё! Что мне нужно? Неактивированный уголь? Привезёте в течение дня? По цене производителя? Дайте мне свой адрес! Я вам в течение дня производителей этого угля привезу! Неактивированных! Злых! Из Донбасса!! И они активируются у тебя в…
- Да!!! Да, это точно мой номер! Я не знаю, почему! Эту комбинацию цифр не я придумал! А это кто? Муж Татьяны? А-а… Она в душе! Следить за женой надо, ходит немытая! Я Марья Павловна, что, по голосу непонятно? А Таня помоется и приедет. Убьёшь? И правильно сделаешь!!! И Оксану убей!!! И себя не забудь, идиот!!!
- Аллё!!! Таня не приеде… Кто? Стоматологическая клиника у моего дома? Откуда вы знаете, где мой дом? Откуда вы знаете мой телефон? Я зубы вам выбью там всем! Себе их будете со скидкой вставлять! И пародонтозом заражу всех, не знаю, что это такое!
- Слушаю!!! Что? Кто? Мой сын в ДТП? Где? У меня нет там сына! И в Измайлово тоже нет! Сшиб на машине? Нет у меня сына с машиной, к сожалению… За сколько отпустите? За сто тысяч? Так отпускайте! Так звоните его родителям! Да нет у меня сына, говорю! У меня вообще нет детей!!! Я их зарезал!! И съел!!!
- Слушаю, аллё!!! Из собеса? Здравствуйте… Скидка на биодобавки? Специально для меня? Ух ты… И на натяжные потолки? А вы точно из собеса? А вы знаете, куда я тебе натяну эти потолки? И куда засуну биодобавки? Вы дадите мне отдохнуть?!!!
- Аллё, кто? Какая Оксана? Таня оставила этот номер? Лучше бы она мозги тебе оставила, курица!! Я мужу её сказал – в душе она! И не выйдет оттуда никогда, что б вас не слышать никого!!! Поняла, овца неумная?!!
- Алё, что?!! Откуда? Мне кредит дать хотите? Вышлете кредитную карту? Давайте, высылайте!! И что б на ней был миллион евро! С курьером пришлёте? Всё, жду. Нет, паспорта нет. И квартиры нет. Не работаю. И не работал никогда. И не собираюсь. Да кто за меня поручится, я только из тюрьмы. Мой возраст? Сто три года. Я сдохнуть хочу миллионером! И проценты вам с того света перечислять!!! И во снах являться!!! И предлагать банковское обслуживание!!! В аду!!! Лично тебе, дура!!!
- Кто? Что? Что у меня заблокировано? Интернет? Код вышлете для разблокировки? За сколько? За тысячу рублей? Я за эти деньги сейчас гранатомёт разблокирую и к тебе подъеду... Дай мне свой адрес, подонок!!!
- Кто ещё? Какая Марья Павловна? Мама Оксаны? Таниной подруги? Танин муж на развод подаёт? Слушай, мама Оксаны… Я здесь холодильники утилизирую, и если я кого-нибудь из вас когда-нибудь встречу, я вас тоже утилизирую. Всех и насмерть! И никакой опрос не поможет! И зубы предварительно выбью! И машиной перееду! И замурую в натяжные потолки! Отниму паспорт и оформлю кредит! И засыплю неактивированным углём! И заблокирую на фиг! А Таниному мужу выколю СМС на его коротком номере! И там будет одно слово…
- Алё… Что я хочу? Узнать ещё больше об Иисусе? А что, о нём есть какие-то новости? Слушай, божий человек… Приходи ко мне, расскажешь всё об Иисусе, я на тебя квартиру перепишу, машину, деньги все отдам, только приходи, пожалуйста! Я взглянуть на тебя, урода, хочу! И на твой телефон! И на твои пальцы, которыми ты на кнопки тыкаешь! Я их тебе отрубить хочу!!! Я распять тебя хочу!! Я…
- Алё!!! Кто? Таня? Вам некуда идти? Из-за одной цифры жизнь сломалась? Так приходите ко мне! Конечно жду, записывайте адрес! Только не перепутайте ничего! Первомайская, дом тридцать семь. Не тридцать шесть и не тридцать восемь, а тридцать семь. Квартира один. Не два, не двенадцать, а один. Всё, жду вас, Таня…

Акт второй

На сцене тоже самое, но за столом уже двое - мужчина и женщина. Мужчина наливает себе бокал пива и включает телевизор, где начинается футбольная трансляция. Как только он подносит бокал ко рту, раздаётся звонок телефона. Мужчина с ненавистью смотрит на телефон, женщина берёт у мужчины бокал, выпивает до дна, переключает телевизор на концерт Стаса Михайлова и садится поудобнее. Мужчина хватает телефон, встаёт и уходит. За сценой раздаётся выстрел и звонок телефона.

Занавес


Илья Криштул

Собеседование

- Здравствуйте! Я - Ольга, я априори закоммитилась на интервью в реплай на джоб-оффер…
- Да, мне анонсировали с колл-центра ресепшена этот ивент… Я хендхантер Степан и фактически я, с вашего эгримента, буду фасилитатором нашего интерактивного чата или, скорее, онлайн превью-сессии. Я уже отпозиционировал репрезентативный e-government насчёт Вас и переформировал его с пруфридингом… Вы резидент России?
- Да.
- О’кей. Визуальный андеррайтинг маркируем плюсом, «лук» респектабельный, апгрейд гардероба, рестайлинг в тренде… Кто ваш трендсеттер?
- Шерил Люк.
- О, она аттрактивна и в ней есть коммитмент. Ну что ж, после бэкграунд-чека у нас сформируется инсайд, а сейчас шорт-брейнсторминг с сублимацией, аудит вашего коммюникейшн скиллз. Информирую - я мониторю и в дискурсе постинга жду от вас нарратив о себе.
- Ок. После дедлайна тренинга в педагогическом колледже базовым трендом моего мейнстрима был фандрайзинг финансовых ресурсов на креатирование стартапа по IT-анализу тенденций кросс-продаж застрахованных мини-рефрижераторов для пролонгированного сторинга маффинов, чизкейков и смусси. Мои ментальность, ассертивность и опыт форматирования бизнес-идей в качестве еvent-менеджера в школе джогинга, где я организовывала серию промо-акций и event-мероприятий, от разработки стратегии концепции до мониторинга комментариев в масс-медиа и на аутсорсинге оперировала визуальным скорингом, презентовали мне шанс на лидерство в этом бизнесе…
- Ольга, директивно реализуйте каминг-аут… Почему вам был инициирован импичмент в данной бизнес-модели?
- Я сама трансформировала step down. Дефицит тимбилдингов, коач-сейшн с троллингом, абортивный консалтинг проиллюстрировали мне тенденцию к стагнации данного паблика. Плюс аутстаффинг, буллинг, перманентный аут оф сток, дефицит рестайлинга клиентской базы… Абсолютно не мой лайфстайл.
- Ну что ж, отрицательная корреляция это тоже корреляция… А что вас мотивировало акцептироваться к нашему бренду?
- Инсайдер, который презентовал мне эксклюзивный контент, информировал меня, что, на его латентный скоринг, ваш бизнес монополизировал данный сегмент рынка в данном анклаве. После аутплейсмента я анализировала вариативность и функционирование у вас было приоритетным в моём шорт-листе. Комфортабельный и оптимальный трафик, валидный бенефит, инвестиционные бонусы, отсутствие дресс-кода на кэжуал… Аффирмационно резюмируя, я оптимистично планирую, что после моего перфоманс апаризала серч финиширует плейсментом.
- Респект, Ольга, ваш месседж логичен. Давайте консолидируемся и презентуем себе кофе-брейк с фахитасом и опционально с секвестрированным карпаччо…
И уже через полчаса, после опционального совершения кофе-брейка с фахитасом, Ольга была принята на работу в колледж № 2 учителем русского языка и литературы. В смысле, аккаунт-менеджером лингвистических тренингов. После, конечно, прохождения небольшого ти-энд-ди.
На родительском staff meeting Ольга очень всем понравилась. По представленному Ольгой форсайт-проекту, её клиенты, в смысле ученики, по окончании колледжа должны успешно реализовываться в кейтерингах в гостевые лаунжи и в семплингах. О чём, в принципе, и мечтали их родители. Наверное…
Хотя кто-то, конечно, конверсируется и в копирайтеры на фрилансе. Но это не вина Ольги будет. Просто полная аррогантность амбивалентности. Как у Лермонтова…
Правда, кто такой Лермонтов, Ольгины клиенты так и не узнали. Да она и сама не знала…


Илья Криштул








Найди меня

(телепередача)

Ведущий (плачет): - Добрый вечер… Наш телефон в Москве… Да его и так все знают. Звоните. Итак, мы начинаем…
Ведущая: - Добрый вечер… Адрес нашего сайта… Но у тех, кто нас смотрит, всё равно нет ни компьютера (рыдает), ни даже интернета…
Зрители плачут и аплодируют.
Ведущий (успокоившись): - Вы знаете, нас смотрят в Израиле, в Бурятии… И вот однажды… (вытирает слёзы) мы получили письмо из села Коленово, что в Воронежской области. Автор письма – Ирина Филоненко, а писала его… (смотрит на конверт) Нина Сергеевна. Это письмо так потрясло нас (успокаивает ведущую, у которой истерика), что мы пригласили автора сюда, к нам на передачу.
Среди зрителей плачет Ирина Филоненко. К ней подходит ведущий.
Ведущий: - Добрый вечер. Успокойтесь… Расскажите нам свою историю (сморкается)… Кого вы ищете?
Ирина: - Здравствуйте… Сейчас (вытирает слёзы)… Я ищу мужа… Он пропал четыре года назад, вечером… Я сидела в комнате, смотрела в телевизоре сериал про любовь…
Ведущая: - Какой это был сериал, это важно…
Ирина: - Там пели… А она убежала, но он нашёл её в доме у родителей, а её отец сказал (всхлипывает)… Не могу рассказывать, очень тяжело…
Ведущий: - Да… (закрывает глаза руками) Это, наверное, «Кармелита»…
Зрители плачут и аплодируют.
Ирина: - Рядом со мной сидел муж. Во время рекламы он встал и сказал, что пойдёт на кухню попить воды. И он ушёл. Реклама кончилась, но муж не вернулся. Потом кончился сериал, но мужа всё не было. Прошёл день, сериал начался снова, а муж… (плачет) И тогда я решила пойти его поискать, но его нигде не было, ни в кресле, ни на кровати… Я села обратно, стала ждать и смотреть сериал… А потом я написала вам в передачу… Может, вы поможете найти моего мужа…
Ведущая (сквозь рыдания): - Мы постарались…
Ведущий: - Как зовут вашего мужа?
Ирина: - Баро… Ой, нет, это из сериала… Дима… Я звала его «зая», он откликался… А фамилию я не знаю… Может, такая же, как у меня…
Ведущий: - А у вас есть фотография Димы?
Ирина: - Нет… У меня есть фотография одного артиста из сериала, он очень похож…
Ведущий: - Покажите сюда, на камеру… Да, похож… Нас смотрят в Израиле, в Чувашии… Встречайте – Дима, ваш муж.
Зрители плачут и аплодируют. Входит Дима. Он плачет. Ирина обнимает Диму. Плачут все.
Ведущий: - Дима, расскажите нам свою историю. Где вы были все эти годы?
Дима (вытирает слёзы, сморкается): - Я жил в селе Коленово, в Воронежской области, в нашем с Ириной доме. Ходил на работу… Женился на хорошей женщине (плачет)… Ира, моя первая жена, смотрела «Кармелиту» и не замечала меня… А я забыл, что она сидит у телевизора (снова плачет)… Сначала я искал её, звал… Писал вам в передачу… А потом развёлся и женился заново… Мы с новой женой так привыкли, что какая-то женщина сидит у телевизора, что не обращали на неё внимания. Мы ведь тоже смотрели «Кармелиту». У нас, по-моему, даже родился какой-то ребёнок… В тот день, когда Кармелита поругалась с Миро…
Ирина: - А где твой шрам, Дима? У тебя же на лбу был шрам…
Ведущий: - Мы провели специальную генетическую экспертизу и выяснили, что шрам был у подлеца Лекса из «Кармелиты». Помните, Миро рассёк ему лоб кнутом? Как хорошо, что вы наконец нашли друг друга (плачет)… Мы так рады за вас… Нас смотрят в Израиле, в Туве…
Ведущая: - И, оказывается, в Воронежской области… А на ком вы женились, Дима?
Дима: - На Ленке Кругловой.
Ирина: - Я видела её как-то у телевизора, она тоже смотрела сериал… Там как раз у Кармелиты пропал муж, ушёл из табора… У меня тоже пропал, ушёл из комнаты…
Зрители плачут и аплодируют.
Ведущий: - Возвращайтесь домой, Дима. Женщина у телевизора и была вашей женой, которую вы потеряли. Постарайтесь больше никогда не расставаться с близкими людьми. Будьте рядом с любимым человеком даже во время рекламных пауз! Не ходите по одному пить воду, вы можете никогда больше не увидеть своих родных! А нас по-прежнему смотрят в Израиле, в Дагестане…
Ведущая (рыдает): - И в Воронежской области… Наш телефон… Четыреста девяносто девять… Какие-то ещё цифры… Не могу говорить… До свидания, пишите нам, звоните… (выбегает в слезах из студии)
Ведущий (вытирает глаза платком): - Спасибо большое всем… Всем, кто теряется и потом находится… Всем, кто смотрит сериалы и особенно тем, кто их снимает…
Зрители плачут, аплодируют и расходятся. В селе Коленово плачет Ленка Круглова. Она смотрит сериал и ждёт Диму. В поезде «Москва-Воронеж» плачет Дима. Он опять потерял Ирину, которая плачет в соседнем купе с проводником, потерявшим свой вагон. Заплакал машинист тепловоза и потерял свой тепловоз. Плачет Кармелита. Плачет страна…


Илья Криштул

Моя электронная почта

Интернет – великое изобретение человечества. Как колесо или одноразовая зажигалка. Книги, газеты, фильмы, музыка, телетрансляции, даже эротика – найти в нём можно всё! А ещё по Интернету пишут письма. И, соответственно, получают. К сожалению, не только деловые или личные. Вот, например, только небольшая часть писем, которые пришли на мой электронный адрес в прошлую среду:

«Брус. Недорого.».
«Безболезненное увеличение или уменьшение пениса по израильской методике. Надёжно. Быстро. Красиво!».
«Американский английский и русский украинский за один день! Знающим английский и украинский – скидки! Качественно. Возможна ускоренная программа за 1 час».
«Брус недорого продам.».
«Горящие туры в Израиль! Желающим - безболезненное увеличение или уменьшение пениса по израильской методике. Отличный отдых! Недорого. Надёжно. Также обучаем американскому английскому и русскому украинскому на иврите. Качественно! Знающим иврит – скидки!».
«Ритуальная фирма «Акрополь». Мы хороним – вы наслаждаетесь! Также в нашем морге возможно безболезненное увеличение или уменьшение пениса по израильской методике. Санитары говорят только на американском английском и русском украинском. Вы хотите понять, что они говорят? Обучение во время операции. Вы останетесь довольны! Надёжно!».
«Недорого продам брус!».
«Вниманию страховщиков! Конференция по страхованию в Израиле! Номера люкс в пятизвёздочной гостинице на побережье! В гостинице – безболезненное увеличение или уменьшение пениса по израильской методике, обучение американскому английскому и русскому украинскому. Делегатам конференции – скидки! В случае Вашей смерти во время конференции ритуальная фирма «Акрополь» отправит Вас на родину бизнес-классом! Качественно!».
«Брус недорого продаю!!!».
«Гороскопы. На секунду, минуту, час, день, неделю, месяц, год, пятилетку, век, тысячелетие. Мы знаем всё! Вы хотите безболезненно увеличить или уменьшить пенис по израильской методике? Рыбам это лучше делать во вторник. В среду Тельцов ждут на курсах по обучению американскому английскому и русскому украинскому со скидкой 8 процентов. Овнам в пятницу следует позвонить в ритуальную фирму «Акрополь». Избавьте своих родственников от проблем! Каждому позвонившему Овну - личный гороскоп на 9 и 40 дней в подарок! Качественно. Недорого. Надёжно.».
«Дёшево!!! Брус!!! Продам!!!».
«Лучшие рассылки Сети! Вы мечтаете безболезненно увеличить или уменьшить пенис по израильской методике? Выучить американский английский и русский украинский? Достойно похоронить родственника? Ежедневно получать личные гороскопы? Всё это есть в наших рассылках! Качественно! Недорого! Скидки!».
«Бесплатно увеличу пенис тому, кто бесплатно заберёт у меня брус!!!».
«Привет! Меня зовут Лана. Посмотри горячее видео со мной и с моими подружками. Такого ты ещё не видел! Также наши девушки помогут тебе составить гороскоп и похоронить родственника, безболезненно увеличат или уменьшат пенис по израильской методике, обучат американскому английскому и русскому украинскому… Позвони! Недорого! Качественно! Надёжно! ».
«Мужчина, который забрал у меня брус и которому я увеличил пенис! Позвони! Тебе ведь было хорошо со мной?».
«Вы устали от СПАМа? Ритуальная фирма «Акрополь» избавит Вас от него! Наши недорогие гробы из дорогого бруса это лучший антиСПАМ! Дёшево! Радикально! Надёжно! Также Вы можете посмотреть горячее видео с участием наших ритуальных агентов Ирины и Валерия. Специально для этих съёмок агент Валерий безболезненно увеличил пенис по израильской методике!».

Я посмотрел. Ритуальный агент Ирина хороша! Агент Валерий тоже ничего. Я позвонил. СПАМ меня больше не беспокоит. Меня вообще больше ничего не беспокоит. Только ритуальный агент Ирина иногда приносит пластмассовые цветочки…


Илья Криштул

Объяснительная записка

охранника ЧОП «Виртуальность» Чернышова М. В.


Я, Чернышов М. В. по паспорту и по жизни, третьего декабря в четверг или субботу должен был заступать на охрану объекта «Библиотека истории трамвайного дела» в 9 часов утра. На охрану я заступил, но не третьего декабря, а четвёртого и не декабря, а в тот месяц, который после Нового года, зато ровно в 9 утра, потому что метро уже ходило. Своё опоздание я признаю и каюсь в нём, но сразу хочу отметить, что никто бы ничего и не заметил, так как в эту библиотеку люди не ходят, только я, сменщик и библиотекарша эта дурацкая, а про проверяющих предупреждать надо, всегда ж предупреждали. И опоздал я по уважительной причине, так как ко мне второго декабря, в среду или пятницу, пришёл друг по имени, по-моему, Серёга, получивший зарплату и на этом основании бросивший жену с двумя детьми. Я его сначала отругал за такой поступок, а потом мы сели выпивать водку в количестве (сначала) 10 (десяти) бутылок. Время от времени к нам заходила помочь моя соседка по имени Лена, но потом она так надоела своим мельканием, что мы заперли её в одной из моих многочисленных двух комнат. Когда мы допили, наконец, всю водку, я прямо сказал, что мне завтра охранять культурные ценности мирового значения, за что надо выпить. Серёга сказал, что у него есть деньги, отложенные на игрушки детям, но дети же водку не пьют, а в магазине внизу кроме водки всё равно из игрушек ничего нет. После этого он ушёл и вернулся с 10 (десятью) бутылками водки (сначала). Мы снова сели выпивать и даже выпустили запертую соседку, потому что захотелось женского общества и внимания. Соседка оказалась уже Мариной и внимания нам уделила мало, меньше, чем водке, на что мой друг, который был уже Русланом, хотел обидеться, но сил хватило только обматерить правительство, но, разумеется, без мата, я следил. Я не люблю мат в отношении правительства, да и само правительство тоже не очень люблю. Руслан тем временем повёл Марину учиться играть на пианино, а я на двоих допил оставшиеся две бутылки, но пил один. Затем я заснул под звуки музыки, хотя пианино у меня нет даже в мыслях, но Шопена люблю с детства, особенно группу «Лесоповал». Проснувшись утром в 7 часов вечера, я почувствовал лёгкое недомогание во всём теле и начал одеваться, что бы как штык пойти на работу. Первым делом я надел носок на правую ногу и стал искать второй похожий для другой ноги, но нашёл, как это всегда бывает, совсем не то, что нужно. Выпив найдённое, я разбудил двух незнакомых мне людей разного пола, дремавших в соседней комнате, где, кстати, нашёлся и второй мой носок. Разбуженные мною люди оказались очень порядочными, представились Алексеями и предложили похмелиться. Я похмелился, но в меру, надел второй носок и пошёл искать ванную комнату с целью почистить зубы. Поиски ванной комнаты успехом не увенчались и мне пришлось вернуться в комнату к Алексеям, которые, не узнав меня, вновь предложили похмелиться. Я снова в меру похмелился и обнаружил, что на моей второй ноге опять отсутствует носок, хотя я его точно надевал. Таинственное исчезновение носка так потрясло нас с Алексеями, что мы, позвонив в передачу «Битва экстрасенсов» и рассказав эту историю, сели изгонять злых духов и ждать съёмочную группу. Несмотря на то, что мы практиковали хоровое исполнение шотландских баллад ХVI века, злые духи не изгонялись. Напротив, их становилось всё больше и больше, они сидели на шкафах и внимательно нас рассматривали.
Когда наконец приехала съёмочная группа, одетая почему-то в форму российской полиции, Алексеев уже не было, а мы со злыми духами пели песни из репертуара хора Турецкого. Особенно нам удавался «Варяг», так что жалобы соседей, о которых мне рассказали, на бесконечную песню под названием «Стюардесса по имени Николай» считаю необоснованными. Я всё-таки имею классическое музыкальное образование по классу трубы и петь в течении двух недель про какую-то стюардессу с мужским именем позволить себе не мог. Обо всём этом мы говорили с продюсером съёмочной группы в звании капитана по дороге в больницу имени Алексеева, где проходят съёмки передачи «Битва экстрасенсов». Там, в больнице, нас встретил телеоператор в белом халате, который спросил, почему я в одном носке. Я рассказал ему свою историю, он ответил, что судьбы всех героев его передачи схожи и попросил меня раздеться. Раздеваясь, я снял носок с правой ноги и, к своему удивлению, обнаружил под ним второй точно такой же. Эта находка настолько поразила меня, что я лёг в заботливо поставленную прямо на съёмочной площадке кровать и забылся тревожным сном.
Из забытья я вышел только три дня назад и сразу стал проситься на службу, так как ясно понимал свою ответственность перед потомками и начальством за сохранность для них же истории трамвайного дела. Телевизионщики, совершив какие-то необходимые процедуры и взяв у меня на память немного крови, кала и мочи, отпустили меня и я сразу приехал на охраняемый мною объект, где и пишу эту объяснительную записку по просьбе чем-то испуганной библиотекарши. Впредь обязуюсь сообщать о своих съёмках в различных телепередачах, но прошу учесть, что дни съёмок обычно начинаются после выдачи зарплаты и длятся от пяти дней до двух недель. Также прошу выдать мне именной боевой пистолет для полного изгнания из своей квартиры злых духов, которые наверняка ещё там и все шкафы мои загадили. С уважением, благоговением и пиететом, охранник ЧОП «Виртуальность» Чернышов М. В., звезда телепроекта «Битва экстрасенсов» и многих других телепроектов, связанных с непознанным.


Илья Криштул







Великие женщины знаменитых мужчин

Великие эпохи измеряются масштабом деяний их главных героев. А кем были герои всех великих эпох? Кто эти люди, честно прошедшие семь морей и двадцать семь царств, гении, переломившие ход истории, мечтатели, воплотившие в жизнь свои грандиозные замыслы? Кем были мореходы, с помощью одной только астролябии совершавшие поразительные географические открытия? Ответ известен – все они были мужчинами. Именно мужчины с гордостью помещали свои имена на глобус, даря миру новые земли, моря и океаны. Знаменитые путешественники, бесстрашные покорители Северного и Южного полюсов, великие альпинисты и спелеологи, мореплаватели и завоеватели, учёные и картографы – все они представляли мужскую половину населения планеты и именно перед их усталыми глазами впервые предстали вершина Эвереста и Бискайский залив, кратеры Луны и мрак Марианской впадины, стаи прыгающих кенгуру и табуны бегающих утконосов. Но…

«Историю творят женщины» - написал кто-то умный, может быть, даже я. «Ну написал и написал, красивая фраза и ничего более» - подумал кто-то неумный, может быть, снова я. Как женщины могут творить историю? Они рожают, воспитывают, стирают, часами что-то ищут в своих сумочках и шкафчиках… У них нет времени не то что творить историю, просто что-нибудь натворить у них получается редко! Правда, метко, но сейчас не об этом. Фраза про женщин, творящих историю, засела в голове, и я решил найти хоть какие-то свидетельства о жизни этих героических дам, узнать, как сложились их судьбы и открыть, наконец, их имена человечеству. Ведь если такие женщины действительно существовали, мы просто обязаны вознести их на алтарь вечной славы! Я не знал, не догадывался, что ждёт меня каторжный труд в архивах разных стран мира, что женщин этих многие и многие тысячи… За каждым путешествием, за каждым великим открытием, за каждым военным походом стоит женский силуэт, из-за плеча каждого первопроходца, исследователя и философа выглядывает очаровательное женское личико. Светлые образы этих бесстрашных женщин, как и архивная пыль, уже навеки останутся в моих лёгких, в моём сердце и в моей памяти… Перед вами три короткие истории. Три судьбы, три великих миссии…

Донья Фелипа Монис де Палестрелло, дочь мореплавателя времён принца Энрике, жена Христофора Колумба. Они поженились в тысяча четыреста семидесятом году и именно тогда у Колумба проснулась тяга к дальним и, главное, долгим плаваниям. Он участвует во многих морских торговых экспедициях, дома бывает редко, а через шесть лет после свадьбы, оставив жену в Генуе, вообще уезжает сначала в Португалию, а потом в Испанию. Там жизнь его налаживается, он находит работу в монастыре, не связанную с путешествиями, знакомится с милой и тихой женщиной, которая рожает ему сына, как вдруг… Двадцать пятого июля тысяча четыреста девяносто второго года Христофор Колумб получает письмо. «Господин мой! - пишет уже забытая им донья Фелипа: - С трудом нашла твоё нынешнее пристанище. Я соскучилось по тебе, милый друг, и через месяц приеду со всеми домочадцами, чтобы скрасить твоё одиночество и разделить твои беды». Тут надо отметить, что особых бед до этого письма у Колумба не было, но он всё понял и ровно через месяц, за час до прибытия экипажа с доньей Фелипой, вывел три своих корабля из гавани города Палос-де-ла-Фронтера, что бы отправиться на поиски неведомой и, естественно, далёкой Индии. Кстати, по некоторым признакам можно сделать вывод, что Индию Колумб всё-таки открыл именно во время этого своего плавания. Вот что, например, он пишет своему покровителю королю Фердинанду: « …умоляю Вас не говорить жене моей Фелипе про открытую мною некую страну, где обитает множество слонов и растёт множество пряностей», а чуть ниже объясняет, почему: « … так как тогда я буду вынужден, завершив свои путешествия, провести остаток дней своих в одном доме с нею, ни будучи никуда более отпущенным, ведь нрав её суровый вам уже хорошо известен…» Видимо, королю Фердинанду действительно был уже известен суровый нрав Фелипы и он внял мольбам великого мореплавателя, ничего ей не рассказав. Вот так, благодаря непростому характеру простой женщины Фелипы Монис де Палестрелло, Христофор Колумб продолжил свои плавания и европейцы получили множество открытых им прекрасных островов, на которых так любят в наши дни отдыхать потомки Фелипы и Христофора…

Опустимся сквозь толщу веков в ещё более стародавние времена. Сепфора, дочь священника Иофора, не имела отношения к географическим открытиям. Но она сделала больше, ведь с её помощью целый народ обрёл страну и свободу…

Мужчина по имени Моисей, сбежавший из Египта, где он совершил страшное преступление, нашёл приют в доме Иофора, который слыл человеком добрым и мягким. Он не только дал беглецу кров и работу, но и отдал замуж за него свою единственную дочь, красавицу Сепфору. Брак был неравным, так как Иофор был богат, а Моисей нищ и острая на язык Сепфора часто попрекала этим своего мужа. Со временем упрёки становились всё острее, всё больше становились похожи на оскорбления, а однажды утром Сепфора сказала отцу, указывая на Моисея: «Зачем он ест хлеб наш? Зачем он спит с дочерью твоей? Я не единоверна ему, пусть возвратит он меня или придётся мне умертвить его!» Моисей услышал эти речи и под покровом темноты ушёл из дома. Он вернулся в Египет, собрал друзей-единоверцев и вместе с ними отправился в долгое сорокалетнее скитание по пустыне. О чём думал Моисей? Куда вёл он народ свой? Только на тридцать девятый год скитаний, когда обессиленные люди начали роптать и малодушествовать, Моисей обратил свой взор на них и сказал устами брата Аарона: «Скоро, очень скоро откроются пред вами врата Земли Обетованной и за трудности великие станете вы народом Избранным…». В то же время есть свидетельства близких друзей Моисея, что они часто слышали от него загадочную фразу о « …Земле Израилевой, которая там будет, куда никогда не долетят сварливые речи жены моей Сепфоры и куда сама она явиться не сможет из-за пути великого и непроходимого». Так что, израильтяне, помните и не забывайте женщину по имени Сепфора, благодаря которой у вас появилась «земля, подобная сосцам, сочащимся молоком и мёдом»… Хотя, конечно, лучше бы эти сосцы сочились нефтью…

Теперь заглянем во времена не столь далёкие. Девятнадцатый век, Россия, грязный городишко Боровск, где двадцатого августа тысяча восемьсот восьмидесятого года в церкви Рождества Богородицы венчались раб божий Константин и раба божья Варвара…

Раб божий Константин носил польскую фамилию Циолковский. Никакого приданого за невестой он не взял, свадьбы не было и сразу после венчания молодые приехали к отцу невесты, где и собирались жить. Наутро после первой брачной ночи Константин Циолковский впервые задумался о создании «дирижабля, на котором можно устремиться далеко вдаль и отрешиться от всего земного…». Вторая брачная ночь только укрепила его в этих помыслах, а после третьей ночи Циолковский понял, что строить надо не дирижабль, а ракету. Вот что сам он писал в своих дневниках: «В страданиях от неудачной женитьбы и в попытках хоть изредка не видеть нелюбимую мной Варвару с её постоянным желанием плотских утех я построил мансарду, в которой запираюсь и пытаюсь работать. А надо бы строить реактивный звездолёт, чтоб уж наверняка. Чертежи звездолёта уже готовы, ведь мансарда моя не спасает от нашествий этой психопатки, она взламывает замки любых хитроумных конструкций и требует от меня бесстыдств, к коим я не предрасположен по здоровью своему. Только находясь в межгалактическом пространстве, я смог бы посвятить себя высшим целям…».

Именно благодаря «этой психопатке» человечество успешно осваивает космическое пространство. Из-за неё придуманы ракетное топливо и шасси, аэродинамическая труба и суда на воздушной подушке, ведь её постоянное присутствие в доме заставляло учёного работать в мансарде сутками напролёт, спускаясь вниз только для приёма пищи. Конечно, многие чисто по-человечески жалели Константина Циолковского из-за его нескладной семейной жизни и небогатырского мужского здоровья, но почему никто не пожалел Варвару, положившую своё женское счастье и свою судьбу в основу космонавтики? Ведь если б не её неуёмная и, кстати, так и не удовлетворённая сексуальность, не её постоянное желание близости с мужем, Россия получила бы ещё одного хорошего школьного учителя и многодетного отца, а мир не получил бы основоположника ракетостроения, писателя, философа и изобретателя, решавшего небывалые по сложности задачи…

Три короткие истории, три судьбы, три великих миссии… А сколько таких судеб осталось за строками этого рассказа и обречены вечно оставаться в безвестности! Мир желает знать только героев-мужчин и даже слышать не хочет о своих дочерях, сделавших для него несоизмеримо больше! Мы ничего не хотим знать о Еве Браун, а ведь именно после женитьбы на ней Адольф Гитлер впал в депрессию и совершил самоубийство! Двадцать четыре часа понадобилось Еве, чтобы избавить человечество от одного из самых кровавых преступников в истории! За двадцать четыре часа замужества она совершила то, что за много лет не смогли сделать разведки СССР, США и Великобритании! А Элизабет Баттс, жена Джеймса Кука, которая буквально заставила мужа взять ссуду на строительство просторного дома в лондонском Ист-Энде и уйти в далёкое плавание, во время которого он и был сожран дикарями. Ссуду отдало Британское Адмиралтейство, а выгоду из смерти бесстрашного капитана получили все – Адмиралтейство получило почёт, людоеды – сытный ужин, сам капитан – великую посмертную славу… Все, кроме несчастной Элизабет Баттс, которая осталась жить с детьми и любовником в огромном доме… Человечество очень быстро забыло, что это благодаря ей оно узнало о существовании Новой Зеландии и Австралии, Гавайских островов и Большого Барьерного рифа… А жена Фёдора Конюхова, пригласившая погостить в их семейное гнёздышко свою маму и этим вынудившая мужа впервые в истории переплыть Индийский океан на двух верблюдах! И таких историй множество! Безымянные жёны полярников, которые сделали всё для того, что б их мужья не мешались под ногами, а сидели на далёкой льдине в компании белых медведей и научных приборов, оставив дома зарплатные карточки. Незаметные жёны космонавтов, с гордостью смотрящие на звёздное небо - ведь где-то там пронзают пространство их мужья, побившие уже все рекорды по продолжительности нахождения на орбите… «Возвращение домой, на Землю, в семью это стресс, по сравнению с которым перегрузки кажутся детскими забавами…» - сказал в интервью один из таких космических рекордсменов, которого только силой и в наручниках удалось засунуть в спускаемый аппарат… А героические жёны тех мужчин, которые с удовольствием готовятся к полёту на Марс, зная, что домой они уже никогда не вернуться…

Но я верю в справедливость, я верю в разум, я верю в то, что истина восторжествует, что имена этих героических женщин выйдут из мрака нашего беспамятства и золотом засияют на обловлённых картах мира! И Америка справедливо будет зваться Хуанитией, в честь мудрейшей Хуаниты, первой гражданской жены Америго Веспуччи. А река Гудзон, которую открыл и исследовал Генри Гудзон, будет переименована в Яузу, в память о величайшей женщине Яузе Гудзон, от выплаты алиментов которой и пытался спрятаться Генри в основанном им городе Новый Амстердам (будущий Нью-Йорк-на-Яузе)…

Только жаль, что не вернуть сгоревшего на костре инквизиции Джордано Бруно… Ведь гореть на том костре должна была Мария, его скаредная любовница! Джордано никогда не хотел писать свои еретические книги, он хотел сочинять милые и безобидные детские сказки, но Мария требовала и требовала денег на новые наряды. «За сказки так мало платят, любимый» - говорила она Джордано: «Сочини-ка что-нибудь о бесконечности вселенной и о естественном происхождении всех организмов, ведь я так хочу новые туфельки…». И Джордано сочинял, и Мария, как хищница, налетала на обувные лавки…



Илья Криштул, при помощи великой Елены Кругловой с её желанием купить новое пальто

С наступающим!

Вот и приближается самый долгожданный праздник года! Уже наряжены ёлки и закуплены продукты, спрятаны в укромных уголках подарки родным и пиво на утро, витает в квартирах мандариновый аромат и охлаждается в холодильниках шампанское с водкой. По стране идут, несмотря на кризис, корпоративы, на дверях ресторанов и клубов висят таблички «Закрыто на спецобслуживание», а изнутри доносится нетрезвое караоке-пение и звон рюмок. Каждый телеканал зазывает провести новогоднюю ночь именно с ним, обещая что-то невероятное и неожиданное. А что может быть невероятней да неожиданней Галкина, Баскова, Киркорова и остального «голубого огонька»? Правильно – невероятнее, к счастью или к сожалению, ничего быть не может. А с другой стороны, хоть они и надоели, других-то нет. Ну не будет же русский человек, даже с тремя высшими образованиями, в новогоднюю ночь «Щелкунчика» по «Культуре» смотреть, это ж никакого алкоголя не хватит. Так что – «Ирония судьбы…» и по накатанной…
В эти предпраздничные дни принято подводить итоги прошедшего года. Ну что ж – год, как и любой другой, прожитый в России, был тяжёлым. Тяжёлым для всех – для курьеров и губернаторов, для охранников и генералов, для поваров и министров… Но если курьеры и повара ничего другого от уходящего года и не ожидали, то некоторые генералы и губернаторы, конечно, разочарованы. Трудно в солидном уже возрасте переезжать из благоустроенных хором в казённый дом без особых удобств. Или жить с постоянным ожиданием этого переезда. А кровожадный президент, несмотря на праздничное настроение страны, всё требует и требует посадок, и список посаженных обновляется уже чуть ли не ежедневно. Да что говорить – возьмите фамилии постояльцев отеля «Негреско» города Ниццы трёхлетней давности и сравните их с фамилиями нынешних постояльцев тюрем «Лефортово» и «Матросская тишина». Вы будете удивлены количеством совпадений…
Да, ещё три года назад мэр Владивостока встречался с губернатором Сахалина утром на Английской набережной Ниццы, они здоровались, выпивали в баре отеля по чашечке кофе и шли на виллу к губернатору Кировской области пить шампанское. Теперь, случайно столкнувшись в тюремном коридоре, они не здороваются. Один становится лицом к стене, а второй проходит мимо, стараясь не смотреть на бывшего товарища. И им обоим совершенно не до кофе с шампанским. А мелкая шушера, типа вице-мэров и региональных министров, в это время «хату» моет. Туда ж скоро должен настоящий министр заселиться, федеральный. Тот самый, который так экономически успешно развивал свою семью вместо России, что самолично по ночам ездил собирать взятки и вместе с последним долларовым «дипломатом» получил элегантный браслет на ногу.
И сидят все эти бывшие мэры с губернаторами после допросов на своих «шконках», и пересказывают друг другу красивую легенду о челябинском метеорите, который, хоть и упал в озеро, но успел по бумагам уничтожить пять школ-новостроек, три стадиона и тысячу двести пятьдесят километров прекрасных шоссейных дорог. «И никого ведь не посадили, ни единого человека…» - вздыхает какой-нибудь бывший губернатор. Ну уважаемый экс-чиновник, ну не может же метеорит раз в году на каждую область падать! Не напасёшься метеоритов! Так что за свои ошибки приходится самому отвечать, без помощи из космоса. Хотя, конечно, трудно назвать ошибкой покупку личного самолёта вместо строительства детского садика…
А по тюремному коридору ведут на допрос простого полковника, который не знал, что у него в квартире лежит восемь миллиардов рублей. Он и про квартиру-то эту не знал. Человек сутками боролся с коррупцией, дома бывал редко, может, и запамятовал, где какая у него недвижимость. И интересуется у него улыбчивый надзиратель, не забыл ли уважаемый полковник ещё про какую-нибудь «однушку» в Медведково, может, там под плинтусами ещё миллиона два лежат… Спрятанные от коррупции. «Я бы сгонял туда-сюда» – говорит надзиратель и добавляет добродушно: «Вам-то деньги не скоро понадобятся, а я б вам по утрам свежих круассанов в камеру приносил…» Но молчит полковник, потому что верит в дружбу между людьми. А если эта дружба ещё скреплёна деньгами… Вот его друзья попросили молчать, он молчит и надеется. Но разве может человек, пусть он и полковник, знать своё будущее?..
Хотя некоторые знают, поэтому всё чаще и чаще задержания проходят прямо в аэропортах. В аэропорту Пулково, например, после первых уголовных дел по знаменитому стадиону на Крестовском острове, полицейские уже просто живут. Пока в их сети попадает только мелочёвка – облицовщик-плиточник, улетающий на свой остров в Тихом океане, установщик пластиковых сидений, пытающийся скрыться на собственном самолёте в Англию… Но полицейские упорно ждут крупную рыбу и надеются, что уже скоро в гостеприимно распахнутые двери «Крестов» зайдут прорабы, бригадиры и, если повезёт, несколько узбеков без разрешений на работу. А, может, если будет команда, то и… Но это вряд ли.
Странно, что арестовывают чиновников у нас не за совершённые уголовные преступления, а по команде. «За что я задержан?» - спрашивал министр Улюкаев у арестовавших его силовиков. «Была команда сверху» - отвечали силовики. А то, что у него в руках портфель со взяткой, это дело обыденное и не уголовное. И вообще, «взятка в два миллиона долларов это уровень сельской администрации, а не министра», как сказал один чиновник. Я боюсь даже представить тогда уровень министра. А премьер-министра… А… Извините, не туда занесло.
И хватит о плохом, пора о чём-нибудь другом.
Правительство устами то премьера, то президента, то мужа фигуристки Навки весь год успокаивало население. Всё, мол, идёт хорошо, планомерно и контролируемо, новая экономическая модель, которая предлагается, это амнистия оффшорных капиталов, происходит интеграционный процесс с постепенным наложением оттока капитала на падение компенсировавшего отток притока и взгляд на события даёт понимание движущих сил с той точностью, которая необходима для действий конкурентной степени эффективности, но необходимо в целях усиления действенности процентной политики существенно ограничить возросшие девальвационные и инфляционные риски… У цыган есть закон – они говорят правду только на цыганском языке, что б никто из чужаков этой правды не знал. Поздравляю вас, сограждане – нами правят цыгане!
Заработала обновлённая Государственная Дума. Слова «заработала» и «обновлённая», наверное, слишком громкие, но какие-то новые лица там появились, а слово «заработала» вообще относится к деньгам. Ведь первое, что сделали новоизбранные слуги народа, это попросили платить им за каждого избирателя по сто пятьдесят рублей. Пришёл, проголосовал – сто пятьдесят из бюджета им. За то, что ты пришёл на участок!! И проголосовал!!! Они, оказывается, и за это получают деньги!!!! А ты взамен получаешь повышение тарифов на жизнь в квартире, на сигареты, на проезд, парковку и так далее. Больше бесплатно голосовать я не пойду. Не хочу оплачивать здоровый сон депутатов на рабочем месте за хорошую зарплату.
А в целом год был пусть и тяжёлым, но хорошим. Да, воровали, но, значит, ещё есть что воровать. Да, ругали правительство – значит, в стране есть правительство. Были межнациональные конфликты – значит, наша страна ещё многонациональна. Мир нам постоянно что-то выговаривает – значит, мы ещё сильны и нас уважают. Или боятся.
Да, мы сильны – только сильные люди могут жить в тридцатиградусный мороз в неотапливаемых домах без света. Только сильные люди могут лечиться у наших неулыбчивых докторов. Только сильные люди могут простоять несколько часов в очереди, что бы увидеть картины Айвазовского. И только сильные люди могут молча смотреть, как рядом с их хибарой растёт трёхэтажный коттедж простого сержанта ГИБДД. Или пятиэтажный, но генерала из МЧС. Ведь для сильного человека главное не то, что рядом с ним живёт вор – главное, что б в сердце жило счастье…
А я вчера видел человека с абсолютным счастьем в сердце. Жизнь этого человека явно не зависела ни от цен на баррель, ни от курса доллара. Он был без одежды, он был сделан только вчера из звёздной пыли, он был непричёсан и небрит, у него были глаза-щёлочки над мешками, но он улыбался, пел какую-то добрую песню без слов и предлагал выпить. Потом, правда, пришла какая-то злая женщина и забрала этого счастливого человека, что-то ему выговаривая. Я видел это в ванной комнате, в зеркале и поэтому, наверное, эта заметка получилась не очень доброй и не очень праздничной. Надо сходить за шампанским в холодильник. Или найти спрятанное пиво. И никогда не начинать праздновать заранее…
Но главное, что у этого человека, то есть у меня, есть уверенность в завтрашнем дне! И дно это мною уже нащупано. Значит, есть от чего оттолкнуться. Так что выдюжим, и не такое переживали! Сто лет назад шестнадцатый год тоже не очень удачным был, все на семнадцатый надеялись. И семнадцатый порадовал…
А тут ещё крейсер «Аврора» вернулся после ремонта на своё историческое место. То ли к столетию того нашумевшего выстрела, то ли… Но будем надеться, что в год красного огненного петуха у нас ничего не полыхнёт.
Так что - с Новым годом вас, россияне! Давайте встретим его так, что бы первого января не пришлось начинать новую жизнь в другом городе и под другой фамилией! Меньше алкоголя, больше улыбок! И желаю вам в следующем году не изучать, бледнея и потея, котировки валют, нефти и золота. Здоровье дороже любой нефти. Смотрите лучше почаще на лица своих спящих детей. На лес за окном… На любимого человека рядом…
Ведь это и есть ваше золото.


Илья Криштул








Царица Эвелина и другие люди

«Какое прекрасное лицо! Такие женские лица я видел только на старинных гравюрах и вдруг здесь…» - подумал Головкин. Лицо действительно было прекрасно – высокий чистый лоб, на который якобы случайно спала белокурая прядка, яркие синие глаза, румянец, и не нарисованный, а природный, это Головкин определять умел. Восхитила его белая, как будто никогда не видевшая солнечного света кожа, очаровательная шляпка с небольшой вуалью, шея, прикрытая якобы небрежно повязанным шарфиком… Он успел рассмотреть даже пальцы, украшенные дорогими перстнями… Женщина улыбалась каким-то своим мыслям, взгляд её, не задерживаясь, пробежал по Головкину и устремился вверх, строго очерченный профиль проплыл мимо и Головкин с трудом подавил в себе желание обернуться. «Явно не простолюдинка… Вот из-за таких женщин и происходит всё на этой планете – страшные войны и великие открытия, гнусные предательства и безумные подвиги, трагедии неразделённой любви и комедии разделённой…» - Головкин всё же не удержался и обернулся: «Завоюй целый мир, кинь к её ногам, она всё равно останется надменной и недоступной, как царица… Царица Эвелина…» Женщина, которую Головкин нарёк Эвелиной, уже таяла вдалеке, где-то её ждал самый счастливый мужчина в мире, пажи готовили благоуханную ванну, а повара – изысканный ужин… Головкин прикрыл глаза. «За одну ночь с такой женщиной можно отдать все богатства всех восточных королей…» - и в голове Головкина зазвучала небесная музыка, которая неожиданно закончилась заливистым детским смехом.
«Папа, посмотри – дядя стоя спит, как лошадка!» - Головкин открыл глаза и увидел смеющуюся рыжую девчушку, теребящую за рукав своего сонного папу. Папа равнодушно посмотрел на Головкина, наклонился к дочке и стал что-то ей втолковывать, видимо, правила поведения в свете. «А у моей царицы, интересно, есть дети? Если б я был её героем, она родила б мне пять таких вот рыжих девчушек…» - на этот раз Головкин глаза не закрывал и музыка в его голове не звучала. Да и если б звучала, её спугнули бы три горца, громко обсуждавшие что-то на своём языке. Со стороны казалось, что они ругаются и сейчас перережут друг друга, но Головкин знал – они просто разговаривают. Они друзья. Им тяжело здесь, их здесь не любят, их семьи остались на далёкой родине, там, где ветра поют свои нескончаемые песни в горных ущельях… Головкин улыбнулся горцам, но они в ответ метнули в него три таких злых взгляда, что он вздрогнул. «Наверное, в их загадочной стране не принято улыбаться незнакомцам… Может, они подумали, что я смеюсь над ними или над их речью…» - горцы были ещё недалеко и Головкин хотел вновь обернуться, что бы извиниться, но раздумал. К тому же ему навстречу приближалась парочка, на которую хотелось смотреть с восторгом и умилением. Он и она, оба в годах, седина уже прокралась в её причёску и давно поселилась в его, но как нежно она обнимала его! Как он смотрела на неё! Зачем она что-то шептала ему, ведь никакими словами не выразить ту любовь, которая сквозила в каждом её движении?.. «Достойный закат достойной жизни» - подумал Головкин и снова вспомнил свою царицу Эвелину. Ах, если б они могли быть вместе! Если бы они только могли… Они бы тоже встретили свою старость с благодарностью, в окружении любящих детей, внуков и правнуков, только не здесь, а в небольшом шале в предгорье Альп… Головкин опять прикрыл глаза и очутился возле своего шале… Двухэтажная хижина пастуха с красной черепичной крышей… Зелёный склон, на котором пасутся белые барашки, внизу прозрачный ручей с небольшой мельницей… Постаревшая, но по прежнему величественная Эвелина в кресле-качалке вяжет чепчик для очередного внука, он поливает благоухающие цветы, отгоняя ласковых ручных коз… Вершины Альп вдалеке… Облака, с неохотой плывущие куда-то в Австрию и цепляющиеся за склоны… Сейчас, сейчас уже запахнет свежим хлебом, который печётся в старинной дровяной печке на заднем дворе… Но пахнуло неожиданно чем-то другим, неведомым и невкусным, и запах этот мгновенно вернул Головкина в реальность, в которой всё было отнюдь не так благостно. Пожилая парочка приблизилась уже на расстояние вытянутой руки и оказалась совсем не пожилой, а тот, кого так нежно обнимали, был просто пьян. Пьян мертвецки и с утра, и именно его ужасный перегар не дал Головкину насладиться ароматом свежевыпеченного хлеба. Рано постаревшая боевая подруга из последних сил удерживала своего рыцаря от позорного прилюдного падения, а слова, которые она ему говорила… Это были слова не любви, это были жестокие упрёки и суровые обвинения, обрамлённые площадной руганью. Наверное, рыцарь совершил вчера отнюдь не рыцарский поступок… И не только вчера… Да и не был он никогда её рыцарем, как, впрочем, и она никогда не была его Дамой. Не бывает Дам с такими лицами…
В то утро у Головкина случилось ещё много занимательных встреч, которые принесли массу впечатлений, позволивших ему забыть нехорошую парочку. Он видел старушку, на руках которой дремала собачка, один в один похожая на хозяйку. Видел девушку с голубыми волосами, чем-то напоминающую Мальвину из старого детского фильма, если б не кольца в носу и в губах, татуировка на предплечье в виде дракона и очень странное одеяние. Видел непонятного юношу с накрашенными глазами, который мило улыбнулся Головкину и наманикюринным пальчиком нарисовал в воздухе сердечко. Видел ярко одетого мавра, на которого с изумлением и в упор взирало многочисленное семейство из провинции… Видел даже свою одноклассницу, в которую был безнадёжно влюблён лет сто тому назад… Он еле успел отвести взгляд, застыдившись своей неказистой одежды, но она уже заметила его, заулыбалась и подняла руку, что бы поприветствовать и наверняка напроситься на свидание… Она же не знала, что у Головкина есть царица, есть его Эвелина… Но тут, к счастью, эскалатор, на котором ехал Головкин, закончился, одноклассница с поднятой рукой и улыбкой уехала наверх, к выходу в город, а ноги Головкина ступили на грязную платформу станции метро «Киевская» радиальной линии.
Каждое утро, спускаясь на эскалаторе в метро, Головкин проживал целую жизнь, полную любовных драм и забавных приключений. Жизнь, похожую на бесконечный увлекательный фильм, от которого невозможно оторваться…
Ведь там, наверху, у него вообще никакой жизни не было.


Илья Криштул

Жалоба

Хозяину магазина у меня во дворе
Гургену Григорьевичу.


Уважаемый Гурген Григорьевич!

Вчера я купил в Вашем магазине 3 кг свежих и румяных плодов яблони из Египта. Продавщица Филоненко И., как было указано на месте её – извините – груди, сказала, что они очень вкусные, сочные и дешёвые, что для меня, неработающего инвалида всех групп по душевному здоровью, немаловажно.
Придя домой, я сел обедать этими плодами и смотреть по телевизору интересную передачу про то, как артисты катаются на коньках. Примерно на середине передачи я обнаружил, что внутри каждого вкусного и сочного плода яблони находится так называемый «огрызок» (далее – О.), который я не ем, но деньги за него мною тем не менее заплачены. Я решил досмотреть передачу, а заодно проверить оставшиеся фрукты на наличие в них оплаченных из моего кармана огрызков. Результаты проверки меня потрясли. В каждый плод, уважаемый Гурген Григорьевич, египетские товарищи засунули по одному несъедобному огрызку! Моё возмущение было так велико, что я, впервые в жизни не посмотрев заключительный блок рекламы, собрал все обнаруженные мной огрызки в количестве 16 шт., положил их в пакет с логотипом «Единой России» и вернулся в Ваш магазин.
Подойдя к продавщице Филоненко И., которая, как ни в чём не бывало, так и стояла за прилавком, я предъявил ей чудом сохранившийся чек на плоды яблони, то, что нашёл внутри них и объяснил, что не имею претензий ни к египтянам, ни к ней, ни тем более к Вам, а просто прошу отдать мне деньги, так как жизнь и так не удалась, а тут ещё эти дурацкие несъедобные огрызки. Гр. Филоненко И., даже не покраснев, заявила, что она не покупает огрызки у населения и посоветовала мне обратиться вместе с ними в «Скорую психиатрическую», куда я и так обращаюсь довольно часто без её глупых советов. При этом она смотрела на меня таким взглядом, будто я не гражданин РФ, а какая-то дохлая мышка или импотент. Это, кстати, ложь – на мышку, даже дохлую, я не похож, а насчёт потенции можно спросить у моей соседки Ани, скончавшейся в 1978 году и похороненной на Домодедовском кладбище. Да там у любой можно спросить, что я и объяснил продавщице Филоненко И., но она демонстративно отвернулась и начала обслуживать мужчину, отдалённо напоминающего врага народа Березовского. Я слегка повысил голос и попросил гр. и продавщицу Филоненко И. всё же взвесить обнаруженные мной огрызки и вернуть мне их стоимость, вычтя её из стоимости самих плодов. Я так же рассказал ей, что как-то вечером купил шоколадное яйцо и продавец честно предупредил меня о наличии внутри яйца пластмассового огрызка, из которого можно собрать дракончика, чем я и занимаюсь последние 3 года, но получается паровозик, а получится ли паровозик из огрызков, купленных у неё, это ещё вопрос. Мужчина, похожий на Березовского, спросил, почему я не в школе для дебилов, а гр. Филоненко И., пока я объяснял, что в 54 года в школу не ходят даже дебилы, оскалилась, взяла один из моих огрызков и бросила его в район моего лица русской национальности, при этом громко призывая на помощь охрану. Вышедшему охраннику продавщица Филоненко И. и мужчина вылитый Березовский указали на мои умственные и физические недостатки, не совпадающие, кстати, с моей историей болезни. Охранник отвёл меня в сторону, назвался Витьком и предложил выпить. Я гневно отказался и с удовольствием выпил. В процессе выпивания я изложил охраннику Витьку свои претензии и он успокоил меня, сказав, что действия гр. Филоненко И. это произвол и возврат к сталинским методам торговли, так как она грубо нарушила мои права потребителя, а именно статью № 1 «О возврате огрызков» (со слов Витька, но он знает). Поддерживаемый им, я вновь подошёл к прилавку и очень вежливо попросил всё же отдать мне деньги, можно даже каким-либо спиртосодержащим товаром типа портвейна. Пакет с логотипом и огрызками, кстати, был уже в руках у мужчины-Березовского, который попытался надеть его мне на голову, но я ловко увернулся, а продавщица – гражданкой я её назвать не могу – Филоненко И. сказала, что таких покупателей, как я, она своими руками, то есть лично, вешала бы вверх ногами прямо в торговом зале. При этом она применила ненормативную лексику, тюремный жаргон и неверно процитировала известную песню, пожелав мне или мгновенной смерти, или огромной раны в области паха. Затем она вырвала пакет с моими огрызками из рук Березовского и причинила мне им невыносимую боль в районе копчика. Во время причинения боли охранник Витёк неожиданно перестал меня поддерживать и я упал, ударившись всем телом о витрину с мясной продукцией.
Жить в стране, в которой граждан бьют по копчику пакетами с логотипом правящей партии, не имеет смысла и я решил уехать навсегда к египетским яблоководам, но на подъезде к городу Кинешма был остановлен милицейским патрулём, который и вытащил меня из-под прилавка, где я ехал в купе повышенной комфортности. Этот патруль впоследствии оказался бандой оборотней, так как, не вняв моим просьбам о поимке Березовского, привёз меня в какое-то спецучреждение без туалета, где я и проснулся утром с плохим самочувствием из-за отсутствия денег. В этом учреждении я, кстати, был унижен раздеванием донага, то есть совсем, перед молодым врачом, пол не помню, и подвёргся пытке жаждой. Поэтому, уважаемый Гурген Григорьевич, и в связи со всем вышеизложенным я прошу Вас о нижеследующем:
1) Возместить мне моральный и физический ущерб, нанесённый пытками и унижением в спецучреждении, в размере 100 рублей и пачки «Явы».
2) Запретить гр. – продавщицей я её назвать не могу – Филоненко И. при моём появлении в магазине интересоваться, чем кормят в больнице им. Кащенко и сколько в год моего рождения стоил аборт, что моя мама пожалела таких денег. Также прошу оштрафовать её в мою пользу на 100 рублей и что-нибудь запить.
3) Принять все меры к поимке Березовского, опознать которого можно по моим огрызкам (далее О.) и логотипу «Единой России» на пакете. Скорее всего, в данный момент он сожительствует с гр. и продавщицей Филоненко И. по адресу г. Лондон, ул. Первомайская, д. 37, где я пару раз их видел. Премию за поимку в размере 100 рублей и килограмма пельменей отдать мне.

С уважением к Вам и к Вашему малому бизнесу постоянный покупатель Ваня Лепёшкин, ну в такой шапке ещё смешной хожу, Вы вчера видели.


Илья Криштул

Культурный обмен

Руслан был коренным москвичом и очень этим гордился. Фразу «Понаехали тут!» первым сказал его далёкий предок самому Юрию Долгорукому – так гласило семейное предание. Москву он знал, как свои пять пальцев, особенно Митино, где работал, и Бутово, где жил. А раз в год он, как интеллигентный человек, совершал вылазки в центр и Большой театр от Малого отличить мог. Летом, конечно, зимой-то под снегом всё одинаковое. Поэтому, получив телеграмму от родственницы из далёкого сибирского города, мол, приезжаю такого-то, Руслан обрадовался, взял недельный отпуск, обложился путеводителями и встретил её на вокзале во всеоружии. Приехав домой и получив обязательные грибы, ягоды и варенье, он поблагодарил и снисходительно спросил:
- Ну что? Кремль, Красная площадь, Пушкинский музей, Храм Христа Спасителя…
- «Снежная королева», «Икеа», «Ашан» и торговый центр на Семёновской, очень мне его в поезде хвалили. – ответила родственница: - Всё остальное я видела, телевизор, слава Богу, есть.
«Провинция, что с них взять…» - грустно подумал Руслан: «Никакой тяги к истинным ценностям, одни магазины на уме…», а вслух сказал:
- Отлично, мне тоже кое-что купить надо, один бы не выбрался. А Москву из машины посмотрим, всё равно в пробках стоять.
Через час они уже тащились по центру столицы.
- В этом доме жил Булгаков. – начал экскурсию Руслан: - Он переживал тогда нелёгкие времена, его не печатали, не было денег…
- Себе стринги в «Дикой орхидее» возьму, а Светке на рынке. У неё тоже денег нет, как у Булгакова, а позакажет… - ответила родственница.
- В этой церкви венчался со своей Натали Пушкин. – продолжил через некоторое время Руслан.
- У меня Наташка с работы замуж выходит, а на «Пушкинской» в переходе, говорят, дешёвые свадебные платья продаются, китайские. Рублей бы за пятьсот купить, она бы потом продала подороже… - оживилась родственница.
- Это – гостиница «Космос». – гнул своё Руслан: - Её построили французы к Московской Олимпиаде. Напротив – ВДНХ, ныне ВВЦ.
- Какие французские духи Машка там прошлый год купила! В розлив, сто рублей за литр, но настоящая «Шанель»! У нас всё ими провоняло, весь город! – оживилась родственница: - Давай зайдём.
ВВЦ родственницу разочаровал, потому что духов там не было. Зато обувной центр, расположенный напротив, потряс настолько, что она провела там семь часов. Руслан пытался вытащить её оттуда, заманивая дельфинарием, но потом плюнул и сел в кафе неподалёку ковырять шаурму.
За время, которое родственница провела в Москве, Руслан многому научился. Он мог теперь с закрытыми глазами проехать в сэконд-хэнд на 3-й Парковой, где по понедельникам до 10 утра огромные скидки. Мог за час перемерить все джинсы на оптовом складе. Мог купить костюм в Чертаново, а туфли к нему – в Медведково. Знал, что самый дешёвый трикотаж продаётся на Петровско-Разумовской. Он не вспоминал больше про Москву Есенина и Гиляровского, по вечерам перекладывал покупки из пакетов в смешные клетчатые сумки и навсегда запомнил размер груди Вальки из какого-то Елань-Колено. До этого Руслан не знал, что такие размеры существуют и на них даже что-то надевают. Не всё, конечно, проходило гладко – как-то он отстал от родственницы и заблудился на меховой ярмарке, два раза терялся в «Ашане», трижды ночевал в «Меге» и однажды так напился виски на дегустации в «Метро», что пытался угнать оттуда тележку с продуктами и угодил в милицию. Но родственница его находила-выручала, кормила горячим «Дошираком» и через магазины распродаж везла домой. А через неделю, уезжая, родственница взяла с Руслана честное слово – через год к ним, на весь отпуск.
И через год Руслан поехал в далёкий сибирский город с ответным визитом. Родственница с мужем встретили его на вокзале, привезли домой, получили обязательные московские конфеты, водку и колбасу, поблагодарили и снисходительно спросили:
- Ну что? Драмтеатр, театр оперы и балета, музей Мамина-Сибиряка, зоопарк…
- Настоящая сибирская банька, водка на кедровых орешках и ваши ночные клубы, очень мне их в поезде хвалили. – ответил Руслан: - Всё остальное я видел, интернет, слава Богу, есть.
«Москва, что с них взять…» - грустно подумала родственница: «Никакой тяги к истинным ценностям, одни развлечения на уме…». Что подумал муж родственницы, неизвестно, но вслух он очень радостно сказал:
- Отлично, мне тоже помыться надо, один бы не выбрался. После баньки и клубы лучше пойдут. А Мамина-Сибиряка из машины посмотрим, это рядом и пробок у нас нет.
И, обращаясь к жене, добавил исконно сибирскую фразу:
- Собери нас.
В стародавние времена так говорили жёнам сибирские мужики перед уходом в тайгу, на промысел. Со временем значение фразы изменилось. Неделю родственница собирала своего мужа и Руслана по клубам и когда, наконец, собрала, уже женатый на сибирячке Руслан взял с неё честное слово – через год к ним, в Москву, на весь отпуск. Молодая жена, правда, очень неодобрительно на Руслана посмотрела. А на вокзале, дождавшись, пока по-сибирски крепко скроенная супруга занесёт в вагон три ящика водки на кедровых орешках, он обречённо-похмельно прошептал:
- Лучше б мы на Мамина-Сибиряка смотрели…
- Я тоже всю жизнь хотела на Кремль посмотреть… - в ответ ехидно прошептала родственница.
И они, как и положено культурным людям, поцеловались взасос.


Илья Криштул

Кони и избы

Алёша сидел в туалете и размышлял. «Кто я?» - думал Алёша: «Какова моя миссия в этом мире? Почему надо мной потолок туалета, а не небо Аустерлица? И знает ли про моё существование великий отшельник Рамана Махарши?».
Эти мысли заняли у него минут десять, а потом он протянул руку и взял с полочки сборник эссе Имре Кертеса. В текстах этого автора, которого Алёша считал гением наряду с собой и с Махарши, есть ответы на все вопросы бытия и Алёша часто прибегал к его помощи, находясь в туалете. Он открыл книгу наугад и уже почти погрузился в увлекательнейшее чтиво, как в туалете погас свет.
- Ты чего там затих? – раздался голос жены: - Вылазь давай, я сейчас описаюсь!
«Я вечный странник, я чужой в любом обществе…» - вздохнул Алёша: «Странно, что границы пролегают не только между этносами, но и между самыми близкими людьми…»
- Ну свет-то хоть зажги! – ответил он жене.
- А чего ты там в темноте потерять боишься? – хохотнула жена: - У тебя и при свете ничего не найдёшь.
Но свет включила. Алёша аккуратно поставил любимого Кертеса обратно на полочку, между Бродским и рулоном туалетной бумаги, вышел из туалета и грустно посмотрел на холодильник.
- У нас кураги нет? В это время суток я люблю есть курагу… - спросил он у туалетной двери, и та приглушённым голосом жены ответила:
- Иди и купи. А если ты нищий, жри что дают.
Что дают жрать нищим в этом доме, Алёша знал и без заглядывания в холодильник, но вчерашних постных щей ему не хотелось. Ему хотелось размышлять под курагу, а не под щи, ведь под курагу в голову Алёши обычно и приходили самые смелые, самые острые, а порой и самые парадоксальные мысли, которыми он гордился. А какие мысли могут прийти после вчерашних, да ещё постных, щей? Только вчерашние постные мысли... Алёша вздохнул, прошёл на балкон, сел в любимое старое кресло, посмотрел на облака и страшным усилием воли заставил себя забыть о кураге. Это ему удалось и он начал свои размышления. «Как странно… Вот это облако похоже на плывущего кенгуру, а это – на птицу, поющую на оливах Древней Греции… Почему так? Почему облака не одинаковые? Только сама природа знает ответ…» Тут Алёша отвлёкся на жену, которая прошла на кухню, открыла холодильник и достала что-то наверняка вкусное. Проглотив слюну, Алёша совершил ещё одно усилие над собой и никуда не пошёл, а продолжил размышлять. «Ведь как в природе всё мудро устроено! Вот, например, дырочки на коже зайчика расположены там, где у зайчика ротик, глазки и попка. А ведь ошибись природа даже на сантиметр и зайчик бы умер или от голода, или от слепоты, или от…» Тут на балкон вышла жена и протянула Алёше какую-то бумажку.
- Завтра понедельник. Вот телефон, звонишь и идёшь устраиваться. Будешь торговать инструментом. Дрели, молотки, отвёртки, ты же якобы мужчина. Понял?
Алёша, сбитый с интересной мысли о дырочках на зайчиках, молчал.
- Так понял или не понял? Семь лет альфонсом живёшь, всё, надоело. Завтра звонишь, при мне. Курагу с зарплаты себе купишь, в кафе меня отведёшь…
Алёша встал.
- Я? Я буду торговать отвёртками? Я, в чьих деяниях – Достоевский, а в помыслах – Куприн? И торговать молотками?
- В твоих помыслах – пожрать на халяву, а деяний и нет никаких. Лень – твоё главное деяние. Не позвонишь – собирай манатки и выкатывайся к маме, пусть она тебя кормит. Я устала двух сыновей кормить, её и своего. В сорок лет мужик ничего не может…
- Причём тут воспитание? – Алёша был на грани истерики: - Да, я увлёкся расшифровкой эпитафий на древних надгробиях… Но как ты не понимаешь – древние эпитафии помогают людям познать величие прошлого! Пусть это пока не приносит больших денег, но торговать молотками на рынке… Ведь я принадлежу истории! Если бы жена Моцарта сказала ему идти работать, он бы не написал свои…
- Во-первых, эти твои эпитафии не больших, а никаких денег не приносят. Во-вторых, не молотками на рынке, а инструментами в магазине у моей знакомой. И, в-третьих, ты не Моцарт, а Алёша Сыпкин. То есть никто и не принадлежишь ты никому, потому что никому на хрен не нужен.
- А где же милость к павшим? Где эта величайшая благодетель? Все, все великие писатели призывали к милосердию… - тихо, со слезой сказал Алёша: - Ты как особь с гуманитарным образованием должна это знать… Ведь смысл жизни в служении людям, а не в торговле инструментами… Мне грустно оттого, что я тебя любил и люблю… И буду любить всегда…
И он медленно и печально ушёл с балкона.
«Она разбила мне сердце» - думал Алёша, лёжа на диване и почёсывая разбитое сердце: «Плюс ко всему она расширяется, расширяется как Вселенная… А что есть Вселенная? Вселенная это непознанная бесконечность… Значит, моя жена это непознанная расширяющаяся бесконечность… Как, как познать её?» Не найдя ответа на этот сложный вопрос, Алёша повернулся к стене, отгородившись от всего мира и даже от телевизора. «А что есть наша жизнь? Наша жизнь есть череда бессмысленных усилий, приводящих лишь к новым страданиям и новым мукам…» - слёзы уже были готовы сорваться с Алёшиных ресниц и капнуть на плед, но голос жены заставил их высохнуть.
- Ужинать иди, Сыпкин! – и сердце Алёши перестало чесаться, печаль ушла, а глаза заблестели в предвкушении еды.
За ужином Алёша рассказывал жене о том, насколько он продвинулся в расшифровке одной древнегреческой эпитафии, потом сходил в туалет за Бродским и читал стихи, потом просил добавки и объяснял величие природы на примере зайчика и его дырочек. Жена Алёши, несмотря на суровую внешность, была женщиной впечатлительной, она представила бедного зайчика со смещёнными дырочками и глаза её повлажнели.
- А ведь действительно страшно… Ошибка на один сантиметр и… Бедный, бедный зайчик… Ну ладно, даю тебе месяц на твои надгробия. Но ровно через тридцать дней – на работу! Я не могу больше одна всё тянуть, только на еду тысяч двадцать уходит, а ещё ипотека, сын, между прочим, растёт, ему тоже деньги нужны… А цены? Знаешь, сколько сейчас стоит картошка? А джинсы с кроссовками?
Но Алёша не стал отвечать и побежал на диван, к тому же он действительно не знал, сколько стоит картошка. Имре Кертес про это не писал…
А через месяц Алёша Сыпкин вместе с вещами, книгами и фотографиями древних надгробий переехал к маме.
- Понимаешь, мам, - говорил Алёша, доедая борщ: - Я-то не изменился, а вот у неё куда-то пропала эта мягкость, эта способность понять и простить близкого человека. Эта уже совершенно не та милая и наивная барышня, на которой я женился, в которую был влюблён, как мальчишка… Где её доброта, где её готовность пожертвовать собой ради любимого человека? Где, где это чудное некрасовское «Коня на скаку остановит, в горящую избу зайдёт…»? Куда всё это подевалось? Как она может спокойно жить, есть, спать, зная, что её мужчина плачет?
И в пустую тарелку из-под борща упала одинокая слезинка.
- Не плачь, сынок, - ласково отвечала мама: - Не надо… Может, за двадцать-то лет кони ускакали, а избы сгорели наконец? Может, устала она, а, сынок? Но ты не расстраивайся, иди, подреми. Пенсия у меня хорошая, нам хватит…
Но Алёша уже не слышал. Он уже дремал, подложив под голову томик Имре Кертеса и там, в этой дремоте, никто не требовал от него работать и зарабатывать. В этой дремоте Алёша ходил меж рядов великолепных древних надгробий, спрятанных в прекрасных розовых кустах под оливами и расшифровывал, расшифровывал эпитафии, пока не засыпал окончательно…


Илья Криштул



Борьба с мировой закулисой

С утра проснулся – настроение обалденное! Несмотря на вчерашнее. Думаю – к чему бы это? Осмотрелся, рукой по кровати провёл, точно - нету! У неё ж выходной сегодня, значит - ушла! Бросила! Она ж давно грозилась и наконец сделала. Не зря, значит, я вчера водку пил за гаражами. Теперь-то – всё! Никаких гаражей! Никаких скамеечек в парке! Никаких детских площадок и случайных знакомых! Новая жизнь! Пить только дома! Только с друзьями! Хотя пить с друзьями – деньги на ветер. Пить только дома и только одному! Можно позвать Маринку там, или Руслана… Лучше Маринку, она и посуду помоет, и мусор выбросит, и постирать может, если что испачкается. Руслан-то наоборот – всё испачкает и мусора набросает. А Маринка даже «Доширак» готовить умеет! Жена-то меня «Дошираком» не баловала, всё борщи какие-то, котлетки паровые... Ну, значит, встал я, радостный такой, и сразу за телефон. Сначала Маринке набрал. Она ещё «аллё» сказать не успела, а я уже её в гости постирать пригласил с «Дошираком». Потом, правда, оказалось, что трубку муж её взял, Болдин. Это мне Маринка сама рассказала, когда ко мне пришла, с приданым и синяком. Причём приданое маленькое, а синяк большой. У неё это называется «болдинская осень», когда синяки появляются. Даже не знаю, откуда такое название пошло и почему «осень». У них эта «осень» может и зимой произойти, и весной, и даже в субботу. Всегда меня их семья удивляла… Что, жена не может пойти к своему товарищу выпить-переночевать? Ну ладно, это уже позже было, а пока… Один! Делай, что хочешь, даже курить в комнате можно, если б было, что курить. Эта-то, бывшая, с сигаретами ушла, а купить не на что. Мы вчера за гаражами как раз отсутствие денег на сигареты обсуждали. Мировая закулиса виновата, кто ж ещё, всё себе гребёт, что страна зарабатывает. Но ничего, я мужчина молодой, работящий, справлюсь. Стрельну покурить у кого-нибудь, такому красавцу кто откажет. Правда, в зеркале почему-то не отражаюсь. Какой-то мужик пожилой отражается, но не я. Тот, в зеркале, опухший весь какой-то, небритый, помятый, а я-то… Зеркало, наверное, сломалось. Зато жизнь наладилась. Только вот сигареты никак не появятся. И как я в ванную заглянуть не догадался…
На балкон вышел, постоял. Руслану позвонил. Телевизор включил, потом выключил. О судьбе России подумал. Всё равно сигареты не появляются. Раньше-то, при жене, сразу появлялись, даже о России думать не надо было… Тут как раз и Маринка пришла, со своим синяком и с сигаретами. А за ней и Болдин, тоже с сигаретами и с дракой. Еле уговорили его драку на потом отложить, на после водки. Он согласился и даже сам в магазин пошёл. Жаль, обратно не пришёл. Но ничего, сигареты есть, бутылку Маринка нашла в своём приданом, так что стол мы накрыли. Сели, как взрослые, чокнулись, я тост сказал, за скорую кончину мировой закулисы, и поехали. Потом и Болдин появился, с Русланом и с двумя. Пришлось стол заново накрывать, эти две привередливые оказались, вилки для шпрот потребовали, мол, руками не умеют. Плохо, что Маринка отдохнуть пошла, она б их этикету научила, она в этом плане строгая, Смольный не заканчивала. Она в Таджикистане работала, а там не то что вилок, там и с ложками-то не очень... А когда она проснулась, мы уже перепутались все. Я Руслана от Болдина с трудом отличал, а про этих двух и забыл совсем, хоть они песни народные пели. Помню, я хотел потише сделать, думал, они в телевизоре поют. Даже батарейки в пульте поменял. Меня потом этим пультом… Чего я в ванную сразу не заглянул…
Проснулась, короче, Маринка, порядок навела, этих двух выгнала, посуды побила об Болдина и спать его домой увела. Мы с Русланом вдвоём остались, без посуды, но с водкой. Пить из горла пришлось, но мы ж ребята интеллигентные – из горла, но с тостами. Помню, тост за Михаила Лермонтова Руслан говорил – за всё остальное мы уже пили. Хороший тост – мол, давай за Михаила Лермонтова выпьем. Выпили. О России поговорили, как ей управлять надо. Опять же о мировой закулисе вспомнили, что б она загнулась уже вконец, всю жизнь нам портит. Только задумались, за что б ещё махнуть – тут-то из ванной жена и вышла. Она там с утра какие-то процедуры свои делала, а потом, когда Маринка пришла, решила в засаде остаться. Что удивительно – я там два раза руки мыл, никого не заметил. Обычно, когда жена где-то рядом, у меня сердечко ёкает, а тут ничего не ёкнуло, только Руслан. Ну когда кастрюлей по морде, волей-неволей ёкнешь. Меня-то она пока не трогала, и так понятно, что я смертник. Я, конечно, с целью продолжения своей жизни всё самое хорошее, что меня с женой связывает, вспомнил. И как я её до свадьбы «птичкой» называл ласково. И «рыбкой» ведь называл, и «мышкой», и «киской»… Потом-то, с годами, животные крупнее становились, «птички» с «рыбками» исчезли, одни млекопитающие остались. Но не помогли мне ни «мышки», ни «киски», ни «динозаврики»… Сначала пульт в меня полетел, а потом не знаю что, я не видел, но по звуку – боевая граната. Хорошо, что я мужик опытный, сразу после пульта в туалет шмыгнул и заперся там. В туалете и ночевал.
С утра проснулся, настроение паршивое… Даже думать не стал, к чему бы это, и так понятно, к чему… Прислушался – на кухне что-то громыхает. Точнее, кто-то. Ну, пора выходить из туалетной закулисы, хоть и страшновато. Сил набрался, вышел и такие оскорбления в свой адрес услышал! И не работаю я, и деньги у неё клянчу, и импотент я нищий, и алкоголик, и… Ну много там всего разного и, главное, безосновательного она наговорила, но я всё с достоинством парировал. Короля, говорю, делает свита. Я всегда эту фразу говорю, уж больно она мне нравится, даже когда не к месту. А насчёт работы, говорю, так у нас целые страны не работают, Греция там, Сомали опять же, и ничего, живут. И только я хотел про потенцию сказать и денег попросить, как она меня за дверь и выкинула. Сильная, зараза, не «киска» с «мышкой», а бегемот какой-то, к тому же лающий.
Сижу на лавочке, во дворе. Где-то я читал, что русские женщины жалостливы и отходчивы. Моя, видно, не русская и не женщина, потому что не жалеет меня и не отходит. А уже темнеет, холодает, пятки мёрзнуть стали, это верный признак простуды. И такое ощущение вдруг возникло, что жизнь как-то не так сложилась… Да пойду я завтра и устроюсь на работу! Хоть узбеком – двор подметать! Или таджиком туда же! А ведь при моих способностях мог бы стать президентом страны, но… Короля делает свита, как я уже говорил, а у меня какая свита? Руслан да Маринка со своим Болдиным, а они из меня такого короля, в смысле президента, сделают на радость мировой закулисе, что от страны вообще ничего не останется. Так что окружение менять надо, если я в президенты пойду. И что это за страна, президент которой во дворе сидит, без сигарет, без пива и без денег? И борща уже хочется, и котлеток паровых…
Простила! Позвала! Из окна так рукой поманила и даже крикнула что-то, я уже не слышал, я уже в дверь подъездную бился, как муха об стекло. То есть, конечно, не как муха, как орёл бился, зайти-то не могу, код подъездный не помню. Мировая закулиса и до подъездов уже добралась. Но спустилась жёнушка моя, аки ангел на лифте, дверь открыла, меня за шиворот взяла ласково и домой повела. Борща налила, сигаретой угостила, и я пообещал, что всё – с завтрашнего дня никаких гаражей! Никаких скамеечек в парке! Никаких детских площадок и случайных знакомых! Никакого пьянства! Новая жизнь! Работа на благо, дом, семья! Руслана забыть! В безденежье своём только я виноват, а не масоны из закулисы! И по выходным пылесосить, а потом – в кино! А после кино – в кафе! После кафе – театр! И бассейн! И Третьяковская галерея, и музей Пушкина, и туристическая поездка на теплоходе в Нижний Новгород… Вот какие мысли хорошие после борща были…
С утра проснулся - настроение нормальное. Осмотрелся, рукой по кровати провёл – нет, убежала уже на работу, труженица моя. И сигареты оставила. Умница, а не жена. Закурил, на балкон вышел, стою, жду, когда из Кремля позвонят, пригласят на работу идти устраиваться. Не пойду же я, в самом деле, двор подметать. Да он и чистый вроде, мне сверху видно. Тут звонок и раздался. Я прокашлялся, голос поставил – не каждый же день мне из Кремля с предложениями звонят, и трубку снял. Там Руслан, правда, оказался, но тоже с предложением, причём очень заманчивым. У нас в стране от таких предложений не принято отказываться, сразу рейтинг упадёт. И началось – гаражи, скамеечка в парке, детская площадка со случайными знакомыми, Маринка с Болдиным, спор о судьбе России, драка с мировой закулисой, полиция, штраф, жена, утром просыпаюсь… Ну, дальше всё по накатанной. И никуда, никуда мне не деться от этого, не разорвать эту цепь, не вырваться из этого круговорота…
Да не очень-то и хочется…
К тому же я знаю, кто во всём этом виноват. Обложила нас, русских, мировая закулиса. Но если знаешь врага в лицо, значит, он почти побеждён, а я лицо этой закулисы хорошо знаю, каждый день по телевизору их вижу. Так что меня им не поработить, я сырьевым придатком не буду. Да и недолго закулисе этой осталось, месяц от силы, пока я на работу в Кремль не вышел.
Только бы жена, кормилица-поилица, меня не бросила. Этот месяц что-то есть и курить надо, потом-то мне зарплату хорошую положат, у нас президенты нормально получают. А Кремль месяц подождёт, он триста лет без меня стоял и ещё постоит, ничего с ним не случится. А вот Руслан, когда позвонит, стоять и ждать не будет, без меня к гаражам уйдёт.
Так что решено. Месяц и на работу. Хватит болтать, пора дело делать.
А сейчас главное – до гаражей дойти. И упасть там, среди своих, от палёной водки… Без сигарет и без денег, назло всей мировой закулисе…


Илья Криштул



Разговор за ужином

Они жили в мире и согласии десять лет. Каждый вечер, в 19.00, они ужинали и общались. По именам друг друга они давно не называли. Перед вами запись их последнего разговора.
Она: - Слушай, была сегодня в обувном. Какие там сапоги за три тысячи – просто супер! Красные, кожаные, каблук, мыс – всё из последнего каталога… Три тысячи! Может, взять на весну?
Он: - Аршавин весной всегда плохой, Кержакова не поставили, Павлюченко вообще не взяли… Кто играть будет, не представляю…
Она: - Не представляю, как их Машка увидит… У неё такие же, только чёрные… Она их в Италии купила, за триста евро! Дура, да? А тут – три тысячи…
Он: - Тысячи… Он два миллиона получает, а игры нет. На «мира» не попали, теперь хоть на «Европу» бы… Позор один…
Она: - Позор, конечно, в чём хожу… Если даже ты говоришь… Слушай, у меня и на осень ничего нет, только зонтик, ты подарил, помнишь?
Он: - Помню, Ярцева поставили и вышли, в Португалию поехали… И что в итоге? Три игры и обратно…
Она: - Машка обратно в Италию собирается, хоть и дура. Представляешь – за дублёнкой! Я прям расстроилась…
Он: - А чего расстраиваться, кисуль? Мы Катар таким составом сделать не можем, а там – Франция, Испания…
Она: - Какая Испания, говорю тебе – в Италию! Может, чёрт с ними, с деньгами? Жизнь один раз даётся и прожить её надо в красных сапогах! Пойду да куплю завтра!
Он: - Завтра «молодёжка» играет, надо посмотреть, может, оттуда кого взять…
Она: - Взять ещё к ним сумочку, я видела потрясающую, супер просто, здесь вставка такая красная под сапоги, а здесь камушки, ни у кого такой нет…
Он: - Ни у кого таких проблем, кисуль, нет. Все играют нормально, даже бедные… Грузины вон… А мы ничего не можем, с такими деньгами…
Она: - Не в деньгах дело… И у Машки не грузин, а армянин. Просто представляешь – я свои надену, Машка свои… И сумочка не поможет, будем, как две коровы…
Он: - Точно, коровы. Зажрались, не бегают… Нам бы кого-нибудь что б грыз, типа Рибери из Франции…
Она: - Что значит – «не бери Францию»? Там написано – Италия, значит – Китай.
Он: - Да им кидай, не кидай, бесполезно, им и мяч-то не нужен… Романцева надо уговаривать, пусть возвращается.
Она: - И не уговаривай. Сейчас, побегу я возвращаться, на ночь глядя. Скидок подожду и возьму. Может, процентов тридцать скинут, если не больше…
Он: - А больше некого, кисуль. Всех пробовали…
Она: - Пробовала, конечно. Походила… Смотрятся обалденно! Завтра пойду ещё померяю…
Он: - Точно, их аршином общим не померять… В какой-то свой футбол играют, отдельный… Чёрт, я тут с тобой болтаю, а уже обзор тура идёт…
Она: - Конечно, дура! Если идёт, надо брать! Помнишь, как с плащом было? Думала - подожду, скидки начнутся… Скидки начались, а плащ кончился!!! Машка, сволочь, купила! Я неделю рыдала! Я месяц не ела, места себе не находила! А тебе что, тебе наплевать было! Мне все, все говорили, что я идиотка, замуж за тебя пошла… Всё, покупаю сапоги и разводимся!
На разводе она мерила сапоги, а он читал «Спорт-экспресс». Они так и не вспомнили, как зовут друг друга…


Илья Криштул

Я и Хемингуэй

Хемингуэю повезло, он жил в молодости в Париже. Дружил с писателями и художниками, работал в газете, пил бурбон, гулял, любил свою молодую жену… Потом написал, что «Париж это праздник, который всегда с тобой…»
Мне повезло больше. Я жил в молодости в Мытищах. Дружил с Гундосым и с Кротом, пил пиво, чем-то торговал, любил Верку… Я ради Верки даже как-то витрину разбил, любовь свою показывал… А они потом написали, что «…находясь в состоянии алкогольного опьянения, разбил витрину продуктового магазина и похитил муляж колбасы «Краковской»…»
Хемингуэй в тюрьме не сидел. А мне дали пятнадцать суток и я две недели красил забор вокруг отделения. Дышал краской, от этого много думал. Верка ко мне не приходила, она, оказывается, уже с Гундосым жила, так что мне опять повезло. Это я потом понял, когда пиво пил на лавочке и Гундосого увидел с коляской, а рядом Верка с животом. И тоже с пивом.
Хемингуэя всегда любили красивые женщины. Меня любили пьяные, а красивых я не видел. Нет у нас в Мытищах красивых женщин, не рождаются. Не от кого.
Хемингуэй работал журналистом и мотался по всей Европе. Я тоже из Мытищ мотался в Москву, где работал охранником. В Швейцарии, в горах, Хемингуэй влюбился в подругу своей жены и ушёл из семьи. В Люберцах, на равнине, я встретил Людку, пожилую повариху местной шашлычной, тоже влюбился и переехал к ней. Мы с ней пиво каждый день пили, ну и водку иногда.
Хемингуэю повезло, у него было трое сыновей от разных жён. Мне опять повезло больше, у моей Людки было четверо и от разных мужей. Может, один был и от Хемингуэя, я не спрашивал.
Хемингуэй очень переживал, что оставил первую жену с ребёнком и до конца жизни помогал им. Бывшие мужья Людки нам не помогали, а только мешались, так как половина из них жила вместе с нами. Потом, когда сыновья Людкины подросли, они маминых мужей, меня в том числе, с лестницы спустили. Пока было тепло, я ещё в Люберцах пожил, пиво попил, а вечером уехал.
Хемингуэй всегда возвращался на родину, в США, где его ждала семья, ждали друзья и поклонники. Я тоже решил вернуться в Мытищи, где меня всегда ждут Гундосый и Крот. Оказалось, правда, что Гундосый умер, Крот пропал, а Верке пятьдесят три года. Вот так время пролетело, под пиво.
Хемингуэю повезло, он выжил в страшной автокатастрофе. Долго лечился, но врачи поставили его на ноги и он снова вернулся домой. Мне тоже повезло, меня машина сшибла, но не насмерть. «Скорая», правда, без денег в больницу не везла. А откуда деньги, я Верке последнее на пиво отдал. Сам дошёл, ногами… Вот только возвращаться не к кому и некуда.
Хемингуэй застрелился из охотничьего ружья. Он сходил с ума и не хотел, чтобы сыновья и бывшие жёны видели его безумным и немощным. А мне не повезло – с ума я сошёл, но у меня нет ни ружья, ни бывших жён, никого. Так что немощным меня только санитарки видят, но они особенно не присматриваются. Живой и ладно.
И пиво уже не помогает. Да и не дают его здесь. А когда просветление наступает, я думаю, что вообще зря свою жизнь пиву посвятил. Как-то по-другому надо было, но как? И спросить не у кого – Крота нет, Гундосого нет, санитарки внимания не обращают, Верка не приходит, как и тогда, в молодости. Пиво пьёт, наверное. Интересно, что Хемингуэй про это писал, надо обязательно прочитать, но… Теперь только в следующей жизни прочитаю, если она будет. Эта-то пролетела, как бутылка пива в электричке – только открыл, она уже закончилась, а от Мытищ ещё не отъехали. Не повезло мне, наверное. Надо было…
…надо было сразу две брать. Не бутылки - жизни…


Илья Криштул

Правильный человек

Алексей Чижов был очень правильным мужчиной. Уходя, он гасил везде свет, никогда и нигде не сорил, мусор всегда сортировал, а отработанные энергосберегающие лампы сдавал в специализированные организации для переработки и обезвреживания. Он, кстати, является единственным россиянином, который знает адреса этих специализированных организаций. Алексей не купался в водоёмах, в которых купание запрещено и не ходил по газонам, никогда не заезжал в магазины на роликовых коньках и уж тем более не выходил в двери, на которых написано «Выхода нет». В страшном сне он не мог себе представить, что поставит сумку на витрину или перейдёт дорогу в неположенном месте, попросит справку там, где справок не дают, а размена там, где размена нет. Однажды Алексей увидел человека, заходящего в зал после третьего звонка и ему стало так нехорошо, что ни в какие залы он больше не ходил. И, разумеется, он не трогал руками экспонаты, не заходил ни за какие ограждения, ежемесячно оплачивал по ЕПД сумму платежа, указанную в графе «Итого с учётом страхования» и хранил все квитанции в течение трёх лет с момента оплаты, для чего даже выделил отдельную комнату в своей двухкомнатной квартире.
И в это утро всё было так, как всегда. Алексей собрался на работу, проверил, не оставил ли он включёнными электро и нагревательные приборы, вытащил все шнуры из всех розеток, перекрыл газ с водопроводом и только после этого покинул своё жилое помещение. Подойдя к лифту, он нажал кнопку вызывного аппарата и посмотрел, загорелся ли индикатор. После автоматического открывания дверей, убедившись, что кабина находится перед ним и что это действительно кабина, а не её имитация, Алексей зашёл внутрь и нажал кнопку нужного ему этажа.
На улице, в ожидании подвижного состава трамвайного парка и имея при себе предмет со световозвращающим элементом, Алексей минут двадцать обеспечивал видимость этого предмета водителями транспортных средств, за что много раз был этими водителями матерно обруган. К ругани в свой адрес Алексей давно привык и не обращал внимания, к тому же ему было не до ругани - невдалеке он заметил агрессивно настроенную группу граждан и стал искать сотрудника полиции, что бы немедленно сообщить ему об этом. Сотрудника полиции поблизости не оказалось, но, к счастью, члены агрессивно настроенной группы граждан оказались пешеходами, которые хотели стать пассажирами какого-либо маршрутного транспортного средства и выражали своё негодование по поводу невозможности этого сделать.
Вскоре долгожданное средство городского наземного транспорта, оборудованное системой АСКП, подошло, наконец, к посадочной площадке и Алексей, дождавшись полной остановки средства, вышел на проезжую часть с целью посадки. После валидации проездного билета Алексей не стал задерживаться возле турникета, а прошёл в середину салона, где начал заблаговременно готовиться к выходу, искать оставленные другими пассажирами вещи и во избежание травм держаться за поручни, одновременно проверяя, не загрязняет ли его одежда одежду других пассажиров. За этими делами время пролетело незаметно и транспортное средство общего пользования, двигаясь по специально проложенному маршруту, прибыло на конечную станцию. Заранее подав сигнал водителю нажатием кнопки звонка и услышав в ответ опять что-то нелицеприятное, Алексей покинул подвижной состав и направился к наземному вестибюлю станции метрополитена.
Люда сидела на газоне напротив входа в метро и пила пиво. Глаза, распахнутые серые глаза насмешливо взирали на торопливых суетящихся людей, но людям, опаздывающим на службу, было не до чужих глаз. Насмешливый этот взгляд заметил только Алексей и у него вдруг так заныла душа, так застучало сердце, что он забыл и правила пользования метрополитеном и даже с какой целью он хотел им воспользоваться. Никогда, никогда раньше Алексей не видел таких глаз. Он не мог больше находится в условиях увеличенных пассажиропотоков и, впервые в жизни пройдя по газону, он подошёл к Люде и молча присел рядом. «Хочешь пива» – то ли спросила, то ли приказала она. «Пива хочу» - то ли согласился, то ли попросил Алексей. Потом они курили, потом, нарушая все правила дорожного движения, перебегали улицу и покупали ещё пива, потом он рассказывал ей свою жизнь, а она хохотала. А потом пошёл дождь, и солнце играло на каплях, и были мокрые волосы, и через весь город перекинулась радуга…
На окраине Москвы, под мостом через реку, живут два счастливых человека. Им никогда и никуда не нужно являться в течение трёх рабочих дней. За их вещи, не сданные в гардероб, не несёт ответственности никакая администрация. Они никого и ни о чём не обязаны в десятидневный срок письменно уведомлять. Их исключили из списков для голосования, к ним не приходят агитаторы, а полицейские не требуют показать паспорта. Они не знают, кто мэр их города и даже путаются в президентах страны. Им не нужно в течение недели оплачивать всякие задолженности. По утрам они смеются, а по вечерам смотрят на воду и лес напротив. Лишь иногда, в полнолуние, один из этих счастливых людей просыпается от собственного крика. Он смотрит в испуганные серые глаза и виновато шепчет: «Опять этот кошмар…» Уже давно, в каждое полнолуние ему снится один и тот же сон, жуткий сон про размагничивание проездного билета от того, что он хранился рядом с ключами и другими металлическими предметами. Он долго сидит и курит, отгоняя страшные мысли о последствиях размагничивания, а потом вновь засыпает, запутавшись в волосах своей любимой. До следующего полнолуния ему ничего не будет напоминать о прошлой жизни…
«Может быть, жить нужно именно так, по своим правилам?» - подумал я и, ощущая себя бунтовщиком, не поднял полы длинной одежды при входе на эскалатор. Мой бунт, бессмысленный и беспощадный, был задушен в зародыше. У меня больше нет длинной одежды с полами, а эскалатор, даже не заметив этого, всё также бежит вниз, увозя куда-то людей, стоящих справа, лицом по направлению его движения… И никогда никто из них не бросит на лестничное полотно и балюстраду никакого постороннего предмета…
Интересно, а брошенная жизнь это посторонний предмет?..


Илья Криштул




Зеленоградская дождевая вода

(не в качестве рекламы)

Недавно в почтовом ящике, среди всяческих ремонтов ванных комнат и меховых распродаж, доставок пицц и компьютерных лекарей, я обнаружил действительно нужное письмо. Зацепил меня красивый конверт с яркой надписью «Таинственная сила зеленоградских дождей», с фотографией известного голливудского актёра и с его же, наверное, словами под фотографией: «С помощью зеленоградской дождевой воды я забыл про выпадение волос, про неудачи в личной жизни и натоптыши на стопах…». Так как волосы у меня выпадают очень активно уже лет десять, последняя удача в личной жизни была в прошлом веке, а к натоптышам на стопах генетическая предрасположенность, конверт я вскрыл. Письмо гласило: «Компания Zelenograd Bing Dojdi International имеет честь пригласить Вас на первый «Зеленоградский бал», посвящённый выходу на мировой рынок крупнейшего производителя зеленоградской дождевой воды Zelenograd Bing Dojdi. Бал состоится 27 ноября в 15.00 в помещении сауны «У Лёни» по адресу…» Адрес я уже не читал, я уже одевался. Сегодня двадцать седьмое ноября! Час дня, я ещё успеваю! «Наконец-то!» - думал я, натягивая носки на натоптыши: «Наконец-то наши учёные создали действительно что-то нужное людям! Ведь Зеленоград изначально был задуман как наукоград! Это же наш советский ответ их Силиконовой долине! Или Силиконовая долина их ответ Кремниевой, Кремниева ответ Алазанской, а уже «Алазанская долина», по два семьдесят за бутылку… Неважно! Сколько прошло – лет шестьдесят? И вот он – прорыв! А то занимались всякой ерундой, микроэлектроникой какой-то, телевизоры делали, вентиляторы… Литров десять этой воды куплю, она ж недорогая, наверное, волосы отращу, женюсь, от натоптышей избавлюсь… А если опоздаю, на «Почту России» в суд подам. Это ж надо – приносить приглашение в день бала! Я им что, Золушка, на тыкве мчаться?» С этими мыслями я доехал до вокзала, сел в электричку в сторону Зеленограда и продолжил чтение письма.
Я привык верить печатному слову и то, что я читал, было одновременно и чудом, и научным открытием в медицине мирового значения. Да и не только в медицине! Почему заслуженный доктор России, Израиля и США С. Шубович, чьим именем было подписано это письмо-приглашение, до сих пор не академик и даже не профессор, а всего лишь простой, пусть и «заслуженный», доктор, мне было совершенно непонятно. В этом письме он приводил такие факты, так научно обосновывал некоторые совершенно необъяснимые вещи, что мне стало ясно одно – автор текста гений, по которому плачет Нобелевская премия. Гений не только в медицине, но и в биологии, в истории, в физике, гений, сравнимый по своей мощи с Леонардо, с Эйнштейном, с Перельманом и даже, может быть, с человеком, который придумал железную дорогу Москва-Зеленоград. Вот только некоторые фрагменты его письма ко мне:
«… Лечение зеленоградской дождевой водой давно признано на государственном уровне, но имеет много противников среди практикующих хирургов. Почему, спросите вы. Отвечаю – лечение нашей водой делает операции ненужными, а это не выгодно врачебной мафии! Почему нашу воду не признают крупные фармацевтические компании? Отвечаю – при лечении болезней зеленоградской дождевой водой не требуются лекарства! Наша вода лечит не болезни, а их причины! Пример: больной Дмитрий Л., диагноз – ишиас пяточных шпор, одышка и, как следствие, алкоголизм. Лечение – стакан зеленоградской дождевой воды натощак в течение месяца, компрессы, обливания. Результат – ишиас шпор исчез, одышка не беспокоит, остался только алкоголизм на бытовом уровне. Причиной болезней был недостаток энергии «зе», которая попадает в организм человека через ротовую полость вместе с зеленоградской дождевой водой…»
«… Наши исследования доказали, что в состав зеленоградской дождевой воды входят уникальные лекарственные вещества крайне малых форм (т. н. наночастицы), которые благодаря своим размерам проникают в любые слои кожи человека. Именно поэтому наша вода помогает от всех болезней, начиная с аллергического бронхита и аномалии положения и заканчивая ячменём и ящуром. Пример: больной Дмитрий Л., диагноз – аномалия положения, ящур, хроническая гонорея головного мозга. Лечение – обливания зеленоградской дождевой водой два раза в день в течение трёх месяцев, компрессы, полоскания. Результат – аномалия положения больше не беспокоит, ящур исчез, гонорея головного мозга перешла в вялотекущую фазу бытового алкоголизма. Причиной болезней был недостаток внешнего энергетического потока «зи», который проникает в организм человека через поры вместе с зеленоградской дождевой водой…»
«… Употребление зеленоградской дождевой воды это целая философия здоровья. Нерушимое единство двух начал Зе-Зи рассматривается нами как энергетическое выражение закона диалектики – единства противоположностей. Первым этот закон вывел в VI веке старец Сергий Рыжов, живший в ските на месте нынешнего Зеленограда. Он, кстати, прожил 147 лет, выпивая в день 5 чаш зеленоградской дождевой воды. Историк и археолог Дмитрий Л., который первым обнаружил скит старца, подарил нам берестяные грамоты, принадлежащие Сергию Рыжову, где подробно описаны волшебные свойства зеленоградской дождевой воды…»
Тем временем электричка уже подъезжала к Зеленограду. «Заводская, дом шестнадцать» - повторил я адрес сауны, вышел на перрон и пристроился за двумя милыми спешащими дамами. Предчувствие меня не обмануло. «Никаких лишних вопросов, ничего» - щебетала одна из них: «Я зашла, он на меня посмотрел, вам, говорит, надо литр в день, семь литров в неделю. У них скидки сейчас, пятьдесят процентов, представляешь!» «А колени-то прошли?» - спросила вторая дама. Ответа я не слышал, но он мне был и не нужен. Я давно уже всё понял и через несколько минут вслед за дамами уверенно входил в неприметную дверь под вывеской «Сауна «У Лёни»».
Меня встретила симпатичная девушка, представившаяся «доктором Юлей». «Вы на бал?» - спросила она и, не дожидаясь ответа, продолжила: «Мы ждали вас. Пойдёмте». Она взяла меня за руку, мы прошли каким-то коридором и оказались в большой комнате, где, видимо, и проходил бал. Первый бал в моей жизни! Я уже представил себя кучерявым усатым гусаром, галантно целующим руку девице Наташе Ростовой, но голос доктора Юли оборвал мои мечтания. «У вас прогрессирующий пароксизм запястья, вы знаете?» - Юля по-прежнему держала мою руку и внимательно на неё смотрела: «Но это не приговор! Две ванночки в день из нашей подогретой воды плюс клизмы и всё пройдёт. Наша дождевая вода это чудо, но чудо, научно обоснованное доктором Шубовичем. Я подойду к вам через пять минут, а вы идите к столу, там всё бесплатно, и наша вода тоже».
В глубине комнаты стоял большой стол, богато заставленный бутылками с водой и тарелками с сушками. Играла тихая музыка, несколько человек пили воду из пластиковых стаканчиков и внимательно слушали какого-то восточного мужчину в спортивном костюме. Я подошёл, тихо поздоровался, налил себе воды из бутылки с надписью «Первая Зеленоградская Первая Дождевая», залпом выпил и тоже стал слушать. «…Именно на этой шапке, принадлежащей князю Александру Невскому, и была обнаружена загадочная надпись вязью» - рассказывал мужчина: «Её не могли расшифровать сотни лет! Над этим бились наши учёные, китайские, японские, даже израильские… И лишь доктору Шубовичу, с помощью изобретённого им инновационного механизма воздействия, это удалось!» «И что там было написано?» - спросил кто-то нетерпеливый. Мужчина улыбнулся: «Пейте, пейте воду. А на шапке…» - мужчина сделал театральную паузу: «А на шапке было написано «Аз, бога вода, глаголю, дождевая есть жизнь зеленоградская»! То есть вы понимаете, что о чудо-воде знали и во времена князя Невского, через шесть веков после старца Сергия Рыжова! И это доказано доктором Шубовичем! В «Слове о полку Игоревом», оригинал которого обнаружил и перевёл доктор Шубович, очень много упоминаний о животворящей силе дождевой зеленоградской воды! И все эти великие открытия замалчиваются нашими так называемыми официальными учёными!» Пока мужчина наслаждался произведённым впечатлением, я выпил ещё стаканов восемь и почувствовал, как в меня проникает энергия «зе», вытесняя другую, наверняка нехорошую энергию, привезённую мною электричкой из Москвы вместе с натоптышами и пароксизмом запястья...
На выходе из туалета меня встречала симпатичная доктор Юля. «Вы почувствовали облегчение после мочеиспускания?» - спросила она: «Сколько стаканов вы выпили?» Я ответил, что стаканов десять. «Облегчение после мочеиспускания наступает обычно уже после трёх стаканов» - сказала доктор: «Но десять это тоже хорошо. А вы слышали, что рассказывал тибетский монах Родион? Он, кстати, из Казахстана, а здесь, у нас, открывает филиал своего монастыря. Заболевшие тибетские монахи будут лечиться в нём нашей дождевой водой. Давайте, кстати, посчитаем, сколько воды надо вам, чтобы избавиться от пароксизма… К тому же у вас, судя по всему, ещё протрузия радикулита и избыток жара в организме. Может не хватить, монах Родион забирает у нас почти всю осеннюю партию…» Доктор Юля опечалилась, на её глаза навернулись слёзы и я поспешил её успокоить, сказав, что приеду ещё не раз. «Это правильно…» - улыбнулась Юля и стряхнула слезинки: «К нашей воде сейчас такой повышенный интерес! Я объясняю это потрясающим лечебным эффектом в сочетании с простотой и экологичностью методов лечения…»
Я не стал говорить милому доктору про свои натоптыши и выпадение волос, чтоб не расстраивать её ещё больше и купил пятьсот литров воды. Её погрузили в личную, как мне сказали, машину доктора Шубовича, пообещали, что меня довезут прямо до дома, дали мне в помощники тибетского монаха из Казахстана Родиона, и мы поехали в сбербанк, где я снял деньги на оплату покупки. «Вы покупаете не воду, вы покупаете новую философию здоровья…» - сказал мне тибетский монах, пряча деньги. И добавил фразу, которая потрясла меня своей мудростью и глубиной: «Это долгий путь, но любая дорога в десять тысяч ли начинается с первого шага. Я это знаю, раньше я работал разносчиком пиццы». И, потрясённый, я отдал монаху последние сто рублей…
Я избавился от всех своих болезней. Заодно я избавился от друзей, которым я пытался продать излишки воды для излечения их миом, кист и полипов. И пусть удача так и не посетила мою личную жизнь, волосы выпали окончательно, а натоптыши пошли уже по всему телу. Зато доктор Юля, которая сейчас живёт в моей квартире вместе с монахом Родионом, говорит, что у меня прекрасный цвет лица, очень хороший налёт на языке, а излишнее потоотделение говорит об интенсивности кровотока. Она делает мне иногда пальпацию пульса и даёт столовую ложку толчёного стекла, которое разгоняет энергию Зе по сосудам. Просто надо потерпеть ещё чуть-чуть, говорит доктор Юля, и я терплю. Холодно, конечно, жить в подвале заброшенного дома и питаться только зеленоградской дождевой водой, настоянной на кожуре зрелых бананов, но монах Родион сказал, что это единственный путь к Знанию, Излечению и Избавлению. Да, это долгий путь, но любая дорога, как я теперь знаю, начинается с первого шага. А мне осталось сделать уже последний…
Мне осталось переписать свою квартиру на доктора Шубовича. И он откроет в ней музей старца Сергия Рыжова, ведь этот великий человек достоин своего музея. Так говорит доктор Юля, а ей об этом сказал доктор Шубович. А доктору Шубовичу – Заратустра, а Заратустре это нашептали капли зеленоградской дождевой воды, ведь он хорошо знал язык капель и даже писал на нём стихи. А уж кому-кому, а каплям я верю. Последнее, что я хочу ощутить на губах в свой смертный час, это они, эти капли. Монах Родион обещал, что с радостью поднесёт мне перед смертью стакан зеленоградской дождевой воды. Которая так похожа на водопроводную и так волшебно от неё отличается…

Илья Криштул


"Одноклассники.ру" и Лепёшкин

Вся страна сидит в «Одноклассниках». И вся эмиграция тоже. Пожарные сидят между пожарами, а иногда вместо, полицейские зависают, врачи, банкиры с охранниками, домохозяйки и, разумеется, менеджеры среднего звена. Им-то сам Бог велел - компьютер на столе, начальник на деловой встрече, зам. начальника на работе, но тоже в «Одноклассниках», школьную любовь ищет… Все на сайте, все поголовно, и не только люди – депутаты попадаются! - один Ваня Лепёшкин там не сидит. Он то в тюрьме сидит, то дома на диване и без всякого компьютера. Но однажды – он как раз дома сидел, не в тюрьме - подарили ему компьютер. Ну как подарили – отдали. Ну, даже не отдали, а он сам попросил. Ну как попросил – взял и всё. Двери запирать надо, не в деревне живёте. Так вот – появился у него компьютер и Ваня сразу в эти «Одноклассники» зашёл, на друзей-подруг школьных посмотрел. Долго смотрел, очень долго. Он столько в тюрьме не сидел, сколько в этих «Одноклассниках». И расстроился, конечно, сильно. Какие там фотографии! Правда, у всех почему-то одинаковые. Бабы сначала на фото с ребёнком, потом в купальнике на море, если фигура позволяет. Если фигура уже не очень, тогда на фоне какого-то особняка и по пояс, но особняк целиком, все шесть этажей. Потом фото за компьютером – это она на работе, фото с шампанским – на корпоративной вечеринке и последнее – «Это я в Испании в прошлом году». Они в прошлом году все в Испании были. А на заднем плане какой-то мачо маячит – намёк на курортный роман. Хотя у нас таких мачо на любом рынке больше, чем во всей Испании. У мужиков фотографии почти такие же, только антураж пивной. Зонтик, под зонтиком столик, весь уставленный пивом – «Я во Франции». Другой зонтик, другой столик и пиво другое – «Я в Италии». Третий зонтик, третий столик с пивом – «Это я в Амстердаме» и так по всей географии. Плюс – обязательно! – фото за рулём дорогой машины и охота-рыбалка на фоне джипа. Лепёшкин же во франциях-италиях, разумеется, не был, про Амстердам не слышал даже, рыбалкой не увлекался, а охотился только по ночам и только с целью наживы денег на выпить-закусить. Да и фотоаппарата у него никогда не было, его обычно полицейские фотографировали. Машина, правда, была, но недорогая и не его. А пиво Лепёшкин не пил, он больше по водочке ударял и по коньячку. Но настроение как-то поднимать надо и Ваня вспомнил про своего дружка, они сидели вместе. Тот на компьютере и доллары делал, и свидетельства всякие, и акции «Норильского никеля», а один раз деньги какого-то банка на себя перевёл и поехал в Кемерово отдыхать, думал, это далеко и там не найдут. Его в Кемерово и не искали, его прямо в вагоне-ресторане взяли, в километре от Москвы. Вот этому дружку Лепёшкин и позвонил. Дружок выслушал проблему, сказал, что это дело двух минут, но нужны всякие напитки. Лепёшкин всякие напитки взял и выехал.
На следующий день, приехав домой и поборов похмелье, Лепёшкин гордо открыл свою страничку в «Одноклассниках». Он не помнил, что за фотографии они вчера сделали, поэтому уже первая повергла его в шок. На ней он стоял между Путиным и Медведевым, а подпись гласила: «Я знакомлю Владимира Владимировича с Дмитрием Анатольевичем». Подписи под остальными фотографиями, как и сами фотографии, были под стать первой: «Я даю взаймы Абрамовичу», «Я учу петь Аллу Борисовну», «Я показываю Биллу Гейтсу, как работать на компьютере», «Я объясняю Месси футбольные правила», «Я выгоняю из своей постели Наоми Кэмбелл», «Я покупаю десяток яиц Фаберже», «Элтон Джон и Борис Моисеев поют мне колыбельную»… Эту фотографию Лепёшкин решил на всякий случай удалить, слышал он что-то нехорошее про этих Джонов-Борисов. Зато следующее фото ему очень понравилось. На нём он гордо скакал на белом коне по степи, в папахе и бурке, с нагайкой в руке, а от него трусливо убегала украинская армия, уплывал украинский флот и улетала украинская же авиация. Подписано фото было просто: «Я возвращаю Крым России». Оставшиеся фотографии Лепёшкин уже не просматривал, а быстро пролистал. На них он кормил с рук Валуева, запускал в космос Гагарина, отгонял Сальери от Моцарта и тушил Жанну д’Арк. А последняя фотография была сделана, наверное, когда всякие напитки уже кончились. На ней счастливый Лепёшкин выходил из роддома под руку с Девой Марией. У дверей роддома их ждал белый лимузин. В руках у Лепёшкина был свёрток с ребёнком. Встречающие стояли на коленях, не смея поднять глаз. От Лепёшкина исходило какое-то неземное сияние. Невдалеке братья Кличко заранее били Иуду. Водитель лимузина каялся. Короче, Ваня Лепёшкин остался доволен.
Письма Ване начали приходить сразу и в огромных количествах. Отличница, когда-то отторгшая Ваню на школьном выпускном, предлагала срочно встретиться и исправить эту ошибку, другие девушки просто присылали свои фотографии и номера не только телефонов, при этом каждая третья хотела родить от него ребёнка, а у каждой второй он уже был и, разумеется, от Вани. Мужики просили взаймы, звали в баню и на рыбалку, власти города Сыктывкара назвали новую улицу его, Вани Лепёшкина, именем и просили помочь там вырубить лес, положить асфальт и построить дома, в какой-то деревне открывали Ванин бюст и намекали насчёт денег на торжества, женская волейбольная команда из Томилина умоляла купить её всю целиком вместе с сеткой и мячиками… Много было писем, очень много, даже от одноклассника по имени «Лучшие натяжные потолки Липецка» весточка пришла, но Ваня такого не вспомнил. А последним пришло послание от Абрамовича. Он интересовался, где-когда-сколько он взял взаймы у господина Лепёшкина и как ему вернуть долг. Господин Лепёшкин вспотел и, не мешкая, стал писать ответ. Сначала он написал, что Абрамович взял у него взаймы в марте, у входа в универсам на 3-й Парковой улице. Перечитав, Ваня решил, что это несолидно и переделал универсам в сберкассу, а март в сентябрь. Получилось лучше. Насчёт суммы Ваня решил сразу – 100 долларов. Но руки предательски дрожали после вчерашнего и в итоге нулей получилось чуть больше…
Через час люди Абрамовича привезли Ване дипломат с деньгами. Солнце на землю, конечно, при этом не упало и мир не перевернулся. Упал и перевернулся Ваня Лепёшкин, когда, проводив гостей, открыл дипломат. Денег было так много, что Ванины математические способности не позволяли их сосчитать.
Большие суммы учат и дисциплинируют. Ваня Лепёшкин со временем стал преуспевающим бизнесменом, женился на отличнице, некогда его отторгшей, купил шестиэтажный особняк, возле которого с утра до вечера играет в волейбол женская команда из Томилина и послал приглашение Наоми Кэмбелл. Он вообще старался строить свою жизнь по фотографиям из «Одноклассников», хотя не всё, конечно, проходило гладко. Приехавшая Наоми, например, оказалась пожилой пьющей негритянкой и чуть не разрушила Ванину семью, Билл Гейтс на письма, даже со смайликами, не отвечал, Алла Борисовна отвечала, но исключительно матом, Путин с Медведевым познакомились давно и без Вани, Жанны д’Арк с Моцартом и Сальери вообще в живых уже не было, что Ваню очень удивило, а «Лучшие натяжные потолки Липецка» оказались не одноклассником, а спамом. Вскоре Ваня в «Одноклассниках» полностью разочаровался и заходить туда перестал. Чего там делать-то, на рожи эти противные смотреть? Ваня свой сайт создал – «Однокамерники.ру». Сайт сразу стал очень популярным, жизнь на нём закипела, особенно в группах «Лефортово» и «Бутырка». Одних Ходорковских зарегистрировалось четыреста пятьдесят пять штук, и это только с одной зоны! Навальных – семьсот, все пока с воли, правда. Так что всё правильно рассчитал бизнесмен Ваня Лепёшкин. Ведь в какой стране живём? Сегодня ты в своём офисе в «Одноклассниках» сидишь-общаешься, а завтра налоговая случайно зашла, обиделась на что-то и… «Владимирский Централ, ветер северный…».


Илья Криштул

Один день со звездой

Редактор газеты дал задание – провести целый день со звездой. Наш выбор пал на молодого, но уже суперпопулярного актёра, сыгравшего яркие роли в трёхстах сериалах и в одном художественном фильме, телеведущего, прекрасного театрального артиста, певца, режиссёра, композитора, сценариста и светского льва Петра Иванова. Уже на следующее утро, в два часа дня, мы звонили в его загородный домик, расположенный на заброшенной окраине подмосковной деревушки Барвиха. К нашему удивлению, Пётр уже не спал и сам открыл нам калитку.
- Только вчера уволил прислугу – воровали. – объяснил хозяин: - Кроссовки вот пропали, майка, а это как бы реальные деньги…
- То есть чай мы не попьём?
- Нет, попьём в одном хорошем заведении для своих, там с меня реально не возьмут денег…
И мы продолжили разговор в его скромном «Ягуаре». Начал, посмотрев на часы, сам Пётр.
- Уже реально опаздываем, так что давайте без чая. У меня сегодня типа очень сложный день, много важных встреч по поводу денег…
- Скажи, Пётр, а не сложно жить в таком напряжённом графике?
- Нет, я уже привык. Сегодня, к примеру, у меня съёмки в десяти сериалах, антрепризный спектакль в Реутово – тридцатиминутная музыкально-эротическая версия «Войны и мира», автор, как мне сказали, умер, затем запись в семи телевизионных шоу для кабельного телевидения Балашихи, концерт на презентации новой сауны в Домодедово, ещё много чего… Это пафосно, да и деньги реальные.
- А какие роли ты сейчас играешь в сериалах?
- Как всегда, главные роли со словами – полицейских, спецназовцев, крутых бизнесменов, они как бы есть в любом сериале. Я реально не опускаюсь ниже определённого уровня и отказываюсь играть официантов, охранников, манекенщиц. Мне это уже неинтересно, да и деньги смешные…
- Пётр, а нет мечты сыграть, к примеру, Гамлета?
- А я играл Гамлета. В прошлом месяце, в сериале… забыл название. Гамлет Мхитарян, иностранец, вор в законе. Меня там просили слова с акцентом говорить, денег за это реально добавили…
- Мы имеем в виду «Гамлета» Шекспира…
- Нет, Гамлета Шекспира я ещё не играл. Хотя можно спросить у моего директора, он реально типа должен знать – такие деньги у меня получает…
- А что ты сейчас, кроме Толстого, играешь на театральных подмостках?
- Чего?
- Что ты сейчас играешь в театре?
- Много всего. У меня хорошая фигура, я реально не стесняюсь раздеваться на сцене, знаю жаргон. Я как бы востребован театром, да и деньги хорошие платят.
- И какая твоя последняя театральная роль?
- У нас не говорят последняя, говорят – крайняя, а то денег реально не будет.
- И какая твоя крайняя роль?
- Играю в спектакле по Чехову, по-моему. Или по Гоголю, я их путаю. Были такие советские писатели. Наш режиссёр, короче, заново их переосмыслил. Нас на сцене трое, я и две мои партнёрши, бывшие знаменитые спортсменки. Они типа играют трёх сестёр, но без слов и голыми. У меня роль с одеждой и словами, я реально хожу по пьесе в сюртуке, это такой пафосный пиджак. Режиссёр даже разрешил материться. Я, правда, не знаю, как матерились Чехов с Гоголем, пьесу я не читал, нет времени, поэтому импровизирую. У меня же хорошая актёрская школа, я играл в КВН, а нас там учили актёрскому мастерству. Что говорить – голос мне ставил человек, который сделал певцом Укупника! Наш спектакль сегодня самый модный в Москве, мы собираем аншлаги, приходят мои друзья, друзья моих партнёрш, родственники, вся «тусовка»… Да и люди иногда заходят. Денег рубим немеренно…
Мы уже подъехали к съёмочной площадке первого сериала. К Петру сразу подбежали гримёр, костюмер и помощник режиссёра со сценарием.
- У меня на всё реально час. – сказал Пётр: - Кого я играю? Слов много? А деньги когда?
Пока Пётр переодевался-гримировался, учил слова и получал гонорар, мы подошли к режиссёру сериала.
- Кого у вас играет Пётр?
- У него, как всегда, главная роль. Пётр великий актёр, самородок, он может всё. Сегодня его герой, майор полиции, должен подойти к двери квартиры, постучать, крикнуть «Открывайте, твари!» и зайти внутрь. Кадр важен драматургически и несёт в себе сверхзадачу…
На десятом дубле у Петра всё получилось. Предыдущие девять были испорчены, так как вместо нужной фразы он говорил рекламный лозунг какого-то магазина.
- Вчера там как бы снимался, реально трудно перестроиться. – оправдывался Пётр: - Такие деньги мне заплатили!
Мы уже мчались на съёмочную площадку следующего сериала, в котором Пётр играл невинно осуждённого бизнесмена. По сценарию он стучал в дверь камеры и кричал: «Открывайте, твари!».
- Где-то я это уже говорил… - сказал Пётр по дороге на третью съёмочную площадку: - Надо будет реально название узнать. Слов мало, а деньги хорошие.
После седьмой съёмочной площадки у нас всё перемешалось. Режиссёры, гримёры, костюмеры, двери, в которые Пётр стучал, твари, которые их открывали, слова, которые они все говорили… А ведь были ещё встречи по поводу денег, антрепризный спектакль, запись в телевизионных шоу, закрытая вечеринка на открытии радиостанции, праздник, посвящённый 300-летию изобретения булавки, концерт в честь годовщины газеты «Новости Конакова», затем Пётр вручал премию «Самой стильно одетой певице прошлой недели», получал премию «Гламурный герой четверга», участвовал в фотосессии для женского журнала, присутствовал на презентации книги модной писательницы и на корпоративном вечере в пафосном обувном магазине…
- Отказываться нельзя, иначе сразу вылетишь из обоймы, из списков на ужин и подарки, из последних светских новостей. Да и реально хочется оставить о себе какую-то память. Мы, актёры, так устроены – всегда смотрим в вечность. – говорил Пётр, осматривая подаренные ему пляжные тапочки: - Надо поднимать российскую культуру, хотя могли подарить и ботинки. А сейчас поедем в ночной клуб, я там типа презентую свой новый диск. Короче, я перепел песни Окуджавы – был такой певец, и у меня получилось лучше и громче. Под мои версии этих песен можно танцевать, они очень ритмичные. Потом я улетаю, пригласили провести день рождения какого-то города под Костромой. Со мной летят ещё несколько суперзвёзд моего уровня из «Дома-2». Такие деньги нам предложили!
В клубе было многолюдно. Здесь были режиссёры сериалов, в которых снимался Пётр, самая стильно одетая певица прошлой недели, модная писательница, суперзвёзды из «Дома-2», все те, кто праздновал 300-летие булавки, открывал радиостанцию и отмечал годовщину газеты, около пятидесяти продюсеров и один футболист. Когда закончилась текила и две светские львицы не поделили с модной писательницей одинокого футболиста, мы решили выйти на улицу. В свете фонарей, с постамента, на нас грустно смотрел Александр Сергеевич. Мы положили к подножию памятника книгу модной писательницы с автографом и нам показалось, что Пушкин в ужасе отшатнулся. Видимо, это начинала действовать текила…


Илья Криштул








>

Новости
25.04.2017

Большой творческий субботник «Весенний сад. Пушкину»

29 апреля в Усадебном саду музея А.С. Пушкина на Пречистенке появятся новые дизайнерские цветники.
25.04.2017

«Великолепная семерка» премии «Лицей»

выберет лучших молодых писателей
19.04.2017

Две тысячи молодых авторов претендуют на премию «Лицей»

Короткий список из 20 произведений будет объявлен 16 мая
15.04.2017

Бунинская премия 2017 года

Выдвижение работ осуществляется с 15 апреля по 15 июля 2017 г.

Все новости

Книга недели
Справедливости ради

Справедливости ради

Валерий Казаков. Чёрный кот. Минск: Харвест, 2016. 256 с., 2000 экз.

В следующих номерах

Ты один поддержка и опора

Открываем в редакции «ЛГ», как и обещали («Иностранный как русский», «ЛГ», № 39), Опорный пункт охра­ны русского языка (ОПОРЯ).
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Краски праздников

Всё ближе уже столетний юбилей революции.

Воеводина Татьяна

Человек с фонариком

Открыла учебник истории, что рекомендовали дочке для подготовки к ЕГЭ, и… погруз...