Фантастика как прием

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ – о книгах и жанрах, слете писателей-фантастов в Заполярье и «премиальной истории» в литературе.

 

«ЛГ»-досье

Андрей Щербак-Жуков, настоящее имя – Андрей Викторович Щербак. Родился 13 мая 1969 года в Москве. Член Российского ПЕН-центра, Союза Писателей России (Московская городская организация) и Союза журналистов России. Заместитель ответственного редактора отдела «Ex libris» «Независимой газеты», преподаватель Литературных курсов при Интернациональном Союзе Писателей. Автор книг: «Сказки о странной любви», «На экране – Чудо: Отечественная кинофантастика и киносказка (1909-2002): Материалы к популярной энциклопедии» (в соавторстве с Евгением Харитоновым), «Древний миф и современная фантастика, или Использование мифологических структур в драматургии фантастического кино», «Дневник наблюдений за природой: стихотворения», «Нью-Энд-Бестиарий. Стихотворения разных лет», «Виртуальный Пьеро. Рассказы разных лет и состояний», «Поэты должны путешествовать», «Еноты-бегемоты».

 

- Андрей, кто-то знает вас как поэта, для кого-то вы – прежде всего, писатель-фантаст. А еще – критик, сценарист, обозреватель. В каком жанре вы чувствуете себя наиболее органично?

- Приятнее всего писать стихи. Чувство, когда приходит рифма, ни с чем не сравнимо. А тем более – когда читаешь только что написанное стихотворение и понимаешь, что оно именно такое, каким ты его хотел видеть. Каждое слово на своем месте, ничего лишнего… По этой же причине люблю писать короткую прозу. Хочется поскорее и поточнее донести до читателя какую-то свою мысль, не растекаясь, как говорится… Причем, сейчас уже не важно – фантастика это или нет. В юности больше привлекали невероятные сюжеты. Но не фантастика в традиционном смысле слова, а скорее условная литература, если хотите, современная сказка. А сейчас предпочитаю, что называется, истории, основанные на реальных событиях. Интересно создавать «дополненную реальность», как в очках виртуального зрения... Традиционная фантастика любит романистов, а я романист плохой. Участвовал в написании произведения в этом жанре – «Мустанкеры» в соавторстве с Александром Гриценко и Николаем Калиниченко, но не доволен этим опытом. Зато очень доволен своей книгой  «Сказки для друзей, бывшие Сказки для идиотов», которую недавно в издательстве «Русский Гулливер» выпустил прекрасный поэт и прозаик Вадим Месяц. В новую книгу, оформленную моими же графическими иллюстрациями, вошли кроткие парадоксальные истории, а также стихи о животных. Самая старая сказка написана 30 лет назад, а самое новое стихотворение – в начале этого года. Когда-то, прочитав мои сказки, Роман Сенчин сказал: «Их этого может выйти книга – небольшая, но мускулистая». Так и получилось…

 

- Какого культурологического направления придерживается приложение «Независимой газеты» «НГ-Ex libris»?

- Об одном «культурологическом направлении» говорить трудно, нас здесь работает пятеро, и каждый – отдельная творческая личность. Ответственный редактор «НГ-EL» Евгений Лесин – один из самых моих любимых современных поэтов и большой профессионал в книжной журналистике. Алиса Ганиева – выдающийся прозаик, ее романы переведены, наверное, на все европейские языки и на половину азиатских. Елена Семенова и Ольга Рычкова – две поэтессы, очень разные по стилистике и темпераменту. Лена акционистка, провокаторша, Оля – классик… А главный редактор «Независимой газеты», Константин Вадимович Ремчуков нас всех ценит, уважает и позволяет каждому реализовываться… Конечно, в рамках закона о печати…

 

- Не так давно в «ЛГ» была опубликована подборка ваших стихотворений. Среди них – «Ащежуковки» и «Полуащежуковки». Как создавались эти поэтические циклы и почему вы решили придумать такие странные названия к ним?

- Ну, кажется, все просто и ясно. У многих поэтов есть циклы четверостиший или даже двустиший. У меня тоже. Щербаков много, Жуковых еще больше, а Андреев вообще не сосчитать… А Андрей Щербак-Жуков один. И сокращение А.Щ.-Ж. уникально. Так меня зовут часто друзья. АЩеЖуковки – четверостишья, ПолуАЩеЖуковки – двустишья. Все просто.

 

- В апреле в Мурманской области проходил слет писателей-фантастов. Какие у вас впечатления от встречи? Если говорить о жанре научной фантастики, насколько он сейчас востребован, актуален? Велика ли аудитория «серьезной» фантастики, если сравнивать ее, скажем, с аудиторией фэнтези?

- Впечатления о поездке в Ковдор самые прекрасные. Спасибо «ЛГ» за то, что организовала ее. И за то, что попросила меня помочь, пригласить писателей. В результате собралась отличная компания, все мои хорошие друзья. И Владимир Торин, с которым мы познакомились в поездке, тоже стал нашим другом. Фантастика сейчас переживает не лучшие времена. Она заметно потеряла популярность как средство развлечения, но как серьезная литература по-прежнему пользуется интересом. Как раз фэнтези теряет популярность… Из фантастики ушел средний класс: остались либо лучшие из лучших, либо графоманы, которые готовы писать, даже если им не будут платить гонорары… Лучшие из лучших – это те, кто ездил в Ковдор…

 

- Вы – лауреат многих литературных премий, а не раз оказывались и «по ту сторону баррикад»: работали в составе жюри. Сложно ли принимать судьбоносные для участников решения? Что можете сказать об объективности премиальной системы в литературе?

- Конечно же, любая премиальная история – это игра. Но и я, и все, с кем мне приходится сталкиваться во всевозможных жюри, стараемся быть объективными… И как же приятно бывает узнавать, что тот молодой поэт, что приглянулся мне год назад, написал целую серию новых прекрасных стихов… То есть я не ошибся… Похвастаюсь: я часто угадываю в людях таланты. Я первый написал в бумажной прессе про Арса Пегаса… Поверив мне на слово, Александр Чистяков пригласил в финал конкурса «Мцыри» Алину Стародубцеву, пишущую под псевдонимом Ли Гевара… Сейчас это настоящие звезды в молодежной поэтической среде. Мне приятно осознавать, что я хоть чуточку им помог стать теми, кем они стали. Ведь точно так же мои награды помогают мне писать снова и снова…

 

-  В чем отличие современной фантастики от фантастики советской эпохи?  Какие произведения современных авторов, работающих в этом жанре, стоит почитать?

- Ну, это тема для пространной статьи. И не одной. И эти статьи написаны, можно найти. Если коротко: есть фантастика как жанр и фантастика как художественный прием. Фантастики как жанра в советское время было меньше, чем, скажем, в 90-е и 00-е годы, а теперь ее становится снова меньше… Зато становится больше хорошей литературы, которая пользуется фантастикой как приемом… Я уже говорил, что те, кто ездил в Ковдор – лучшие из лучших. Это не для красного словца. В творчестве Сергея Лукьяненко и Вадима Панова увлекательность сочетается с глубокими философскими раздумьями. Сергей более романтичен, Вадим – более социален. Олег Дивов – по-настоящему культовый автор с ярким индивидуальным стилем. Антон Первушин знает историю космонавтики, как никто другой, он историк от фантастики. Один из моих любимейших авторов, которых принято считать фантастами, – Евгений Лукин. Это большой писатель, остроумный, парадоксальный. Не так давно ушел из жизни Михаил Успенский. Его считали мастером юмористической фэнтези, но для того, чтобы полностью понять его произведения нужно иметь диплом филолога или культуролога. Это большая литература. Отмечу также Павла Крусанова, мастера фантасмагории. Ну, а о зарубежных и разговор начинать не стоит, так их много. Мне больше всего нравится сказочник-постмодернист Нил Гейман и представитель киберпанка Уильям Гибсон…

  

Беседу вела Юлия СКРЫЛЕВА


«ЛГ» поздравляет Андрея Щербака-Жукова с 50-летием и желает ему фантастических успехов и интересных встреч!