Борец за самобытность
Он чувствовал «тяжёлую ответственность перед русской историей», и поэтому ему веришь