Трудно пришлось бы сейчас Льву Толстому