В шкуре «петербургского текста»
Около «Мухи» всё дышит искусством